Закон о защите прав кредиторов и заемщиков

Закон о защите прав кредиторов и заемщиков

21 декабря 2013 г. принят ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН N 353-ФЗ «О ПОТРЕБИТЕЛЬСКОМ КРЕДИТЕ (ЗАЙМЕ)»

Закон регулирует отношения по предоставлению физическим лицам потребительского кредита (не для предпринимательских целей) и касается всех финансовых организаций, которые занимаются потребительским кредитованием профессионально (т. е. выдают кредиты или займы хотя бы 4 раза в год). Из числа профессиональных кредиторов исключаются лишь работодатели, предоставляющие займы своим работникам.
Закрепляется право заемщика на получение подробной информации об условиях предоставления, использования и возврата кредита. В законе приведен достаточно обширный их перечень. Указанные сведения размещаются в местах приема заявлений о выдаче кредита. Согласно закону можно будет получить и копии документов с перечисленной информацией (бесплатно или заплатив за ксерокопирование).
Определены условия договора потребительского кредита, регламентирован порядок его заключения. Запрещено взимать с заемщиков платежи за исполнение обязанностей, возложенных на кредиторов нормативно-правовыми актами, а также за услуги, оказывая которые кредитор действует исключительно в собственных интересах и в результате их предоставления не создается отдельное имущественное благо для заемщика.
Прописан порядок расчета полной стоимости займа. Она не должна превышать исчисленное Банком России среднерыночное значение полной стоимости потребительского кредита соответствующей категории более чем на 1/3. Установлен перечень платежей, включаемых в расчет. Для наглядности закон требует размещать информацию о полной стоимости кредита на 1-ой странице договора четким, хорошо читаемым шрифтом в квадратной рамке.
При выдаче кредита на сумму 100 тыс. руб. и более заемщика должны предупредить о возможном риске неисполнения им обязательств по договору и взыскания с него штрафных санкций, если в течение года общий размер платежей по всем имеющимся у лица займам превысит 50% его годового дохода.
В договоре стороны могут определить суд, который будет рассматривать иск кредитора к заемщику (в пределах региона нахождения заемщика).
Закрепляется право гражданина на отказ от получения кредита и его досрочный возврат. Первое допускается до того момента, как кредит предоставлен. Достаточно лишь уведомить об этом кредитора. Кроме того, заемщик может в течение 14 календарных дней после получения денег (по целевым кредитам — 30 календарных дней) вернуть всю сумму, не уведомляя кредитора заранее и уплатив только проценты за время фактического пользования деньгами. В остальных случаях необходимо сообщить кредитору за 30 дней до возврата (в договоре можно прописать и меньший срок). Взыскание каких-либо штрафов за досрочный возврат не предусмотрено.
Закон ограничивает общий размер неустойки по договору. Кредитор может требовать досрочно вернуть кредит с набежавшими процентами лишь в случае просрочки платежей общей продолжительностью свыше 60 календарных дней в течение последних 180.
Закрепляется право кредитора передать долги коллекторам, если запрет на это не прописан в договоре. Определены допустимые способы взаимодействия коллекторов с должниками. В частности, запрещено посещать заемщика или звонить ему ночью.
Федеральный закон вступает в силу 1 июля 2014 г. и применяется к договорам потребительского кредита, заключенным после этой даты.

Профиль

Должника не беспокоить

Новые правила о защите прав заемщиков не напугали коллекторов и вряд ли помогут гражданам

С 1 января 2017 года вступил в силу новый федеральный закон, который должен защищать граждан от чересчур ретивых коллекторов. Через месяц после начала его действия эксперты рынка признают – почти ничего не изменилось. Несмотря на требования закона, большинство коллекторских агентств не спешат регистрироваться в официальном реесте, предпочитая оставаться «в тени». А выбивание долгов остается востребованным и прибыльным бизнесом.

Российским коллекторам – специалистам по возврату долгов – с 1 января положено жить по новым, вроде как «цивилизованным», правилам. Согласно вступившему в силу федеральному закону № 230 «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности», им теперь запрещено досаждать гражданам встречами, телефонными звонками и любым другим способом, а велено быть вежливыми и деликатными. А в случае, если кто-то из коллекторов все же допустит нарушение, как предполагается, жертва обязательно получит компенсацию из специального фонда, где сборщики долгов должны впредь страховать свою ответственность.

На деле все выглядит красиво. Но сами коллекторы и эксперты финансового рынка по прошествии первого месяца действия нового закона отнеслись к нему прохладно. Как и ожидалось, он ничего принципиально не изменил. Да, возможно, новые требования несколько осложнят жизнь коллекторам, но не более того. Возврат, или, по-простому, выбивание долгов остается востребованным и прибыльным бизнесом, и правила его, по большому счету, нисколько не меняются. Наглядным подтверждением тому стал Государственный реестр официальных коллекторских агентств. Ведет его Федеральная служба судебных приставов (ФССП), которая, согласно закону, должна впредь и надзирать за работой сборщиков долгов. Однако за первый месяц в нем зарегистрировалось чуть более 30 агентств, при том, что всего в России действует, по разным оценкам, до 1000 коллекторских структур. Остальные, по мнению экспертов, или не торопятся заявлять о себе ФССП, или вообще предпочитают и дальше работать в тени – учитывая тонкости коллекторского бизнеса, это представляется вполне возможным.

Что касается криминала, то и здесь новый закон, уверены эксперты, ничего не изменит. Все прописанные в нем грозные запреты и ограничения повторяют требования Уголовного кодекса, который всегда запрещал прямые угрозы, порчу имущества и рукоприкладство, вне зависимости от того, кто это делает – хулиган, грабитель или коллектор. Если же кто-то из коллекторов в рабочем ажиотаже периодически нарушает закон и остается безнаказанным, это проблема уже исполнительности правоохранительных органов. А то, что подобные скандалы с участием именно коллекторов становились предметом горячего обсуждения в СМИ и Госдуме, многие эксперты списывают на пиар некоторых банкиров и сборщиков долгов, которые таким образом специально демонизируют эту профессию в глазах заемщиков и населения в целом. Просто чтобы облегчить себе работу.

Долги тяжкие – хлеб насущный

За кризисные годы долги россиян по кредитам выросли более чем в два раза, что сделало профессию коллектора весьма востребованной. По данным Центробанка, в начале 2013 года просрочка физических лиц сроком более трех месяцев (а именно такая просрочка считается проблемной) составляла 334 млрд рублей, к концу года она выросла до 540 млрд. Доля не выплаченных в срок кредитов в общем объеме ссуд за тот год увеличилась с 4,6% до 5,8%. В конце 2014 года просроченная задолженность возросла до 881 млрд рублей, а в 2015‑м вообще перевалила за 1 трлн. Максимального значения – 1,101 трлн рублей – этот показатель достиг в июне прошлого года, но потом граждане постепенно начали платить по долгам. К декабрю 2016 года просрочка по кредитам составляла 1,014 трлн рублей.

Все эти процессы сопровождались регулярными скандалами о зверствах коллекторов, которые то избивали должников, то поджигали двери их квартир или вывешивали в их подъездах порочащие объявления. Именно на этом фоне как само собой разумеющееся был внесен закон «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности», а некоторые политики заговорили о запрете коллекторского бизнеса. В пример обычно приводили Белоруссию, где в законе вообще нет соответствующего определения. Так, весной прошлого года запретить коллекторов пытался губернатор Кемеровской области Аман Тулеев. «Ни один коллектор не имеет права «вышибать» долги с кузбассовцев с 6 апреля 2016 года. Другого выхода нет. Мы не можем допустить, чтобы наших людей убивали», – заявил он после сообщения об очередной криминальной выходке коллекторов. Однако местная прокуратура признала инициативу губернатора не соответствующей федеральному законодательству.

Между тем почти все эксперты признают важную роль коллекторов в экономике. В первую очередь они обеспечивают устойчивость банков, помогая им вернуть собственные деньги в оборот, пусть и частично. Кроме того, коллекторы снижают риски невозврата кредитов, что делает их для граждан более дешевыми. Все это позволяет банкам не тратить время и деньги на выбивание долгов и судебные разбирательства, тогда как специализированные агентства имеют крупные колл-центры, специализированные технологии и постоянно проводят тренинги для своего персонала. Кроме того, коллекторские агентства помогают снизить нагрузку на суды и судебных приставов. Взыскать долги, не доводя дело до суда, выгодно абсолютно всем участникам процесса – и банкам, и государству, и иногда даже самим заемщикам. Это особенно важно, когда речь идет об относительно небольших долгах – издержки на работу судов, юридические услуги и судебных приставов для их возврата в итоге обычно многократно превышают сумму долга.

Для коллекторов же размер долга значения не имеет, обычно они соглашаются брать в работу долги и менее 1 тыс. рублей. Вопрос только в контактности должников и сроках просрочки. Если коллектор понимает, что взыскать долг реально, он его приобретает.

Во время кризиса, кстати, из-за роста числа просроченных кредитов и их сумм стали дешеветь и сами долги. Сейчас коллекторы либо заключают агентские договоры с банками и берут за свою работу процент от возвращенных сумм, либо заключают договоры цессии (уступки права требования) на долговые портфели. «Начиная с 2011 года рынок цессии в России рос достаточно интенсивно – с приростом 50% к году, – рассказал генеральный директор «Первого коллекторского бюро» Павел Михмель. – Банки осваивали новый для себя инструмент, позволяющий списывать «плохие долги» с баланса. Сначала это были частные банки, далее на рынок цессии вышли госбанки». Однако начиная с 2013 года цены на цессионные портфели стали падать – с 2,2% от общей суммы задолженности в 2013‑м до 1,5% в 2014 году. «Это связано с насыщением рынка, снижением качества портфелей и более взвешенной ценовой политикой покупателей портфелей», – пояснил Михмель.

Смотрите так же:  Ндфл с выходного пособия при увольнении в связи с призывом в армию

Кому закон не писан

«На коллекторском рынке никогда не было много крупных компаний. В России около 600–800 коллекторских агентств, из них только 40–50 можно назвать крупными и средними, – рассказал директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА) Борис Воронин. – Всем остальным уже трудно или невозможно выполнить новые требования, особенно в части страхования ответственности. Почти 30 компаний фактически уже получили свидетельства, еще несколько десятков получат в ближайшее время. По моим ощущениям, в этом реестре не может быть более 80 компаний. С другой стороны, примерно так же рынок и выглядел до принятия закона – на несколько десятков агентств приходилось более 90% объемов взыскания, и все эти участники рынка первыми вошли в реестр. Так что какого-то глобального передела рынка не предвидится, просто уйдут мелкие игроки».

С таким прогнозом согласна и президент коллекторского агентства «Секвойя кредит консолидейшн» Елена Докучаева: «На наш взгляд, это положительная тенденция. Мы надеемся, что закон очистит рынок от «серых» коллекторов. Как следствие, полностью исчезнут незаконные методы при взыскании задолженности с физических лиц». Докучаева отметила, что они одними из первых зарегистрировались в реестре ФССП, и это не вызвало каких-либо трудностей. «Большинство требований ранее и так соблюдались ведущими коллекторскими агентствами: например, страхование ответственности, лицензирование операционных систем и прочее», – отметила она.

В то же время юрист антиколлекторского агентства «Офир» Данила Михалищев оценивает ситуацию на рынке иначе. По его наблюдениям, в России сейчас работает до 5 тыс. коллекторских структур. «Коллектором себя может объявить любая организация, назваться «Ромашка и роза» и заниматься выбиванием долгов, – пояснил он. – Сейчас у многих появятся трудности. Они обязаны застраховать свою ответственность на 10 млн рублей, и, главное, уставный капитал должен составлять не менее 10 млн рублей».

«Уже сейчас некоторые перепродают свои долговые портфели тем, кто вошел в госреестр, и прекращают работу, – рассказал Воронин. – Конечно, останется часть рынка, которая будет работать нелегально. Это очевидно с учетом ситуации на рынке микрофинансовых организаций (МФО) – их регулируют уже не первый год, ведется их реестр и периодически проводятся зачистки, но нелегальных структур по-прежнему достаточно много. А если есть нелегальные кредиторы, значит, будут и нелегальные коллекторы». По его словам, большинство криминальных скандалов прошлого года на рынке взыскания так или иначе были связаны с клиентами МФО. Шантажировали таких клиентов либо сами МФО, либо небольшие, часто «дочерние», коллекторские агентства. «Если этим людям был не писан закон «О потребительском кредите (займе)», им точно так же не писан закон о защите прав должников», – заметил Воронин.

«В законе «О потребительском кредите», который вступил в силу в 2014 году, тоже строго прописано взаимодействие кредиторов с заемщиками, – напомнил Михалищев. – Когда он появился, коллекторы сначала приутихли, но потом постепенно начали его нарушать. Когда они поняли, что можно уйти от ответственности, вернулись к прежним методам. Я считаю, что и новый закон окажет только временный эффект».

Особенности личных встреч

Для ведущих коллекторских агентств, предпочитающих действовать легально и дорожащих репутацией, вступление в силу нового закона не стало ни неожиданностью, ни трагедией, хотя и создало некоторые проблемы. «Члены НАПКА соблюдают новые нормы, многие провели эксперименты по настройке своих колл-центров под новые требования закона еще осенью, – рассказал Воронин. – В целом у всех при этом снизилась эффективность взыскания и контактность должников, но на разном уровне – в зависимости от качества долговых портфелей».

«Уже сегодня понятно, что введение ограничений на количество контактов с должниками и возможности отказа со стороны должника от контакта с кредитором или коллектором приведет к замедлению процесса взыскания, переводу части взыскания в плоскость принудительного исполнения судебных решений, что создаст определенное давление на кредиторов в части формирования резервов и соблюдения нормативов ЦБ по достаточности капитала, – сказала Докучаева из «Секвойя кредит консолидейшн». – Однако надеюсь, что это все же не окончательный вариант, что работа над законопроектом продолжится путем принятия поправок, как это бывает с новыми нормами после определенного периода их применения».

Как отметил Воронин, НАПКА принимала участие в подготовке законопроекта, однако не все их предложения были учтены, документ был принят слишком быстро и получился очень популистским. Главное, как отметил эксперт, многие понятия так и не были уточнены и допускают очень широкое толкование, что позволяет фактически их не исполнять. «Например, не определено, что такое контакт и личная встреча, – говорит Воронин. – Пока и кредиторы, и должники трактуют нормы каждый в свою пользу. Должники считают, что достаточно самого факта лишнего звонка, чтобы это считалось нарушением. А кредиторы считают, что раз вы попросили перезвонить или бросили трубку, не было возможности провести полноценный диалог, то такой контакт не засчитывается. Или если вам позвонили не с целью взыскания, а напомнить о времени работы офиса или поздравить с праздником, это тоже не считается. Не очень понятно: если я пообщаюсь с должником через дверь, это личная встреча или нет? И какую позицию займет госрегулятор при разборе таких жалоб заемщиков, пока нет ответа».

За рубежом, по словам Воронина, такие вопросы прописываются подробнее. «Мы изучали опыт Венгрии, где есть ограничения по количеству контактов, похожие на российские, – рассказал директор НАПКА. – Там определено, что контакт состоит из трех фаз. Первая – кредитор должен иметь возможность представиться. Вторая – он должен рассказать, откуда взялся долг, как рассчитывался его размер, штрафы и пени. И третья фаза – должник должен дать обратную связь: планирует он платить или нет, отправлять ли дело в суд или же он может дать обещание о следующем платеже. Если какая-то из этих стадий отсутствует (а все разговоры должны записываться и сохраняться, так что их можно проанализировать), то контакт не засчитывается».

Куда пожаловаться

Эти разночтения автоматически запутывают и вопрос ответственности коллекторов за нарушения. Закон предусматривает для них различные санкции – штрафы, возмещение убытка и морального вреда, приостановку деятельности агентства. Самое болезненное, по словам коллекторов, – это исключение из реестра госрегулятора. «Если же коллекторское агентство будет вести свою деятельность без соблюдения правил, установленных законом, например, не будучи включенными в реестр, то за это предусмотрена административная и уголовная ответственность как за незаконную предпринимательскую деятельность», – рассказал партнер Westside Advisors Сергей Водолагин.

Россияне уже начали проверять новые нормы, хотя знают о них далеко не все. «За две недели нового года в НАПКА поступило около 120 обращений, из них только около 30 касаются несоблюдения нового закона, – рассказал Воронин. – Жалуются в основном на МФО, которые не соблюдают количество звонков, и на небольшие коллекторские агентства, которые звонят, но не вошли в реестр». Поэтому в НАПКА ожидают увеличения количества жалоб.

Докучаева же отметила, что поведение должников уже изменилось: «Так, например, прежде чем начать конструктивный диалог с коллектором, они просят подтверждение, что агентство состоит в реестре ФССП. Как правило, называется номер регистрационного свидетельства. Только после этой информации должник соглашается продолжить диалог. Одновременно с этим резко снизилась доля тех, кто отказывается общаться с коллекторами. Таким образом, теперь уже невозможно ставить под сомнение правовые действия по взысканию задолженности».

Заемщикам, которым чересчур докучают коллекторы, Михалищев советует прежде всего фиксировать звонки и записывать разговоры, а затем написать на адрес кредитора заявление об отказе от общения, образец которого есть у ФССП. «Стоит указать номер телефона, на который поступают звонки, указать номера телефонов третьих лиц, которым тоже поступают звонки, указать основания, по которым наступили кредитные отношения, – номер договора займа или кредитной карты – и обязательно отправить по почте с описью заказным письмом с уведомлением. Если будут и дальше нарушаться права, тогда жаловаться через интернет в ФССП».

Однако это ведомство, по словам Воронина, отвечает только за те агентства, которые вошли в госреестр. Если же нарушителей нет в списке, то, по всей видимости, разбираться с ними могут лишь силовые ведомства – полиция и прокуратура. Поэтому в НАПКА рекомендуют жаловаться на коллекторов и им. «Ассоциация – это профессиональный фильтр, который часто срабатывает гораздо быстрей, чем государственная система, и учитывает многие этические моменты, не прописанные в законе, – говорит эксперт. – Все жалобы, которые проходят через нас, сразу попадают в копию к руководству НАПКА и к руководству агентств. Проблема часто состоит в том, что должнику трудно пробиться к руководству через оператора колл-центра и добиться какого-то изменения ситуации или решения. А через НАПКА это сделать гораздо проще».

Что касается перспектив своей работы, то коллекторы связывают их в первую очередь вовсе не с новым законом, а с общей экономической ситуацией. «Есть миф о том, что в кризис коллекторам живется хорошо, так как много долгов, – говорит Воронин. – Долгов действительно много, и спрос на работу коллекторских агентств увеличивается. Но долги объективно взыскивать гораздо сложнее, потому что у людей реально нет денег – они теряют работу, у них снизились реальные доходы. Контактность должников резко упала в 2014 году, когда начались санкции и повысилась инфляция. Резко увеличилась себестоимость взыскания. Если раньше, для того чтобы получить обещание от должника, нужно было сделать, условно говоря, три звонка, то теперь – десять. Кроме того, на коллекторском рынке отражаются все тенденции банковского, но с опозданием в полгода-год, и, например, провал по объемам выдачи кредитов в 2015 году пришел на коллекторский рынок в 2016‑м».

Смотрите так же:  Федеральный закон 44 пункт 5

На этом фоне, естественно, у многих начинают сдавать нервы, растет число скандалов. Резонансным стал прошлогодний случай в Ульяновске, где коллектор бросил в дом должника бутылку с «коктейлем Молотова». В результате произошел пожар, и серьезные ожоги получил малолетний ребенок. «В моей практике был случай, когда из-за долга в тысячу рублей молодого парня лишили жизни, его жестоко избили, – рассказал Михалищев из антиколлекторского агентства «Офир». – Яркие примеры были и раньше, но они особо не освещались. Я считаю, что для коллекторов это скорее реклама. Они стали пугать заемщиков этими примерами, чтобы мотивировать их на оплату. Но так поступают только «черные коллекторы».

Эксперт уверен, что, несмотря на новый закон, будут нарушения и со стороны коллекторов, состоящих в реестре, но проблема в том, что их сложно доказать. «Многие коллекторские организации нанимают сотрудников на удаленную работу, которые могут и не появляться в офисе, и доказать, что они являются их сотрудниками, нереально, – говорит Михалищев. – У нас был яркий пример в Челябинске. Сотрудники одного известного банка пришли к маме заемщицы, взломали дверь, вошли и стали требовать деньги. Пожилая женщина стала кричать, выбежали соседи, и лишь тогда коллекторы ретировались. Мы через Следственный комитет и прокуратуру пытались привлечь к ответственности лиц, которые это сделали. Но в итоге представитель банка сказал, что у них такие не работают, и прокуратура просто отказала в возбуждении дела».

Ватерлоо для кредитора

Минуло 100 дней со дня вступления в силу закона о потребительском кредитовании. О том, насколько он нужен, говорит хотя бы тот факт, что более половины претензий российских граждан к банкам связаны с потребительскими кредитами. Но пока о нем мало кто знает, его легче нарушать.

Могила исправит

Из статистики Банка России следует, что средняя долговая нагрузка на человека в России (включая детей и стариков) составляет 73 тысячи рублей. Но набирали себе столько кредитов явно не младенцы и пенсионеры, а взрослые люди в здравом уме и твердой памяти. Зачастую бывает так, что граждане просто соглашаются на уговоры банков, благо те используют всевозможные техники продаж. Согласившись на кредит или кредитную карточку, люди задают недостаточно много вопросов, чтобы выяснить, на что соглашаются.

Опрос, проведенный Национальной ассоциацией финансовых исследований (НАФИ), выявил, что 85 процентов россиян вообще не знают, какие организации в России занимаются защитой прав потребителей на рынке финансовых услуг. Этот показатель несколько улучшился по сравнению с 2012 годом: тогда он составлял 91 процент. Людей, знающих, куда обращаться в случае нарушения своих прав, оказалось в 2014-м всего 15 процентов…

О том, что существует закон, который защищает права граждан, решившихся обратиться в банк за кредитом, знают лишь 8 процентов россиян. Примечательно, что хуже всех информированы о законе москвичи: из них осведомлены о законе 3 процента, а лучше всех — питерцы и сибиряки (13 и 12 процентов соответственно).

Впрочем, руководитель проекта «За права заемщиков», депутат Виктор Климов, считает, что даже такой результат по России является достижением. «Восемь процентов по России — это хорошо, притом что закон работает всего 100 дней. Я думал, что будет гораздо меньше», — заявил он, выступая на круглом столе в Госдуме. Депутат отметил, что в его практике правовой нигилизм должников — обычное дело. Несколько лет назад, по его словам, каждый третий заемщик вообще не читал договор, под которым подписывался. Теперь таких случаев меньше, и, тем не менее, катастрофическое незнание собственных прав остается основной проблемой российских граждан.

Материалы по теме

Что у нас болит

По данным исследования портала «Банки.ру», самыми распространенными жалобами клиентов на банки являются некачественное консультирование, ненадлежащее информирование о тарифах, процентных ставках и штрафах. Также довольно часто жалуются на изменение тарифов и других условий кредита без уведомления заемщика, долгое рассмотрение жалоб, недобросовестную рекламу, потерю документов и многое другое.

Причем из 100 предъявленных претензий решением проблемы заканчиваются лишь 10. Это говорит о том, что в 90 процентов случаев либо жалобы вздорные и необоснованные, либо банки при их рассмотрении ограничиваются формальными отписками. Как пояснила аналитик портала «Банки.ру» Елена Калинкина, проблема чисто формальной реакции банков на клиентские жалобы существует. «Зачастую банки отвечают на жалобы в духе «мы правы, вы не правы», а иногда прибегают к такой сложной юридической терминологии, что клиент путается и теряется», — отметила она.

Из общего объема, по данным общественной организации Финпотребсоюз, на жалобы по выплатам потребкредитов приходится каждая вторая заявка (53 процента от всего объема). На втором месте — проблемы с банковскими картами (17 процентов). У каждого десятого обращавшегося в Финпотребсоюз были сложности с банковским вкладом (10 процентов). На другие темы приходилось менее 3 процентов обращений.

Председатель правления ОООП «ФинПотребСоюз» Виктор Майданюк отметил в беседе с «Лентой.ру», что одной из болезненных проблем являются навязанные услуги по страхованию жизни. «Часто банки обусловливают выдачу кредита страхованием жизни и клиенты вынуждены на это идти. При этом законодательно очень трудно провести грань между навязыванием, уговором и рекламой», — подчеркнул он.

Перечисленные проблемы частично решаются благодаря вступившим в силу с 1 июля нормам закона. Но, чтобы требовать от банка его исполнения, нужно знать хотя бы основные его положения.

Любопытно сравнение жалоб на банки с претензиями к небанковским структурам, занимающимся сходной деятельностью. По данным Финпотребсоюза, несмотря на то, что россияне доверяют банкам среди всех финансовых институтов больше всего, в 90 процентов случаев претензии предъявляются именно им. На долю страховых компаний и микрофинансовых организаций (МФО) приходится по 2 процента жалоб соответственно. Трудно сказать, связано ли это с большей добросовестностью МФО или с тем, что граждане просто не привыкли на них жаловаться, так как те не подлежат банковскому регулированию. Следует помнить, что действие закона распространяется не только на банки, но и на микрофинансовые организации.

Основная его особенность — введение понятия полной стоимости кредита (ПСК). Она высчитывается на год по специальной формуле. Полная стоимость кредита не может более чем на треть превышать среднерыночное значение, которое рассчитывается Центральным банком ежеквартально на основании данных 100 крупнейших российских банков. Публиковать среднерыночные значения начнут не позднее 14 ноября текущего года.

Причем банки теперь обязаны указывать полную стоимость кредита в правом верхнем углу первой страницы договора. В законе даже оговорено, что площадь квадратной рамки, в которую вносится ПСК, должна составлять не менее 5 процентов площади первой страницы договора. Фактически в настоящее время информацию о ПСК опубликовали в том или ином виде 80 процентов российских банков.

Также закон исключает из договоров индивидуальные условия, напечатанные мелким шрифтом или вообще не прописанные в соглашении. Одновременно должны появиться стандартные формы договоров для всех банков, в которых одинаково будут прописаны все условия кредитования.

Заемщик сможет обдумывать предложение банка минимум пять дней. Это делается для того, чтобы защитить его от якобы «сверхвыгодных» предложений, требующих моментального принятия решения.

Закон также закрепляет право заемщика досрочно и без уведомления кредитора в течение двух недель после получения кредита вернуть деньги, выплатив только проценты за использование кредита. По целевым кредитам на возврат денег дается 30 дней. Банки больше не смогут навязывать свои страховые программы, следует из закона. Так, кредитор обязан предоставить заемщику потребительский кредит на тех же условиях, если заемщик самостоятельно застраховал свою жизнь, здоровье или потерю работы, а не у аккредитованного кредитором страховщика.

Документ запрещает кредиторам звонить, отправлять sms должнику с 22:00 до 8:00 утра в рабочие дни и с 20:00 до 9:00 утра в выходные. Коллекторы обязаны представляться и давать адреса для связи. За нарушение этих правил им грозит штраф от 5 тысяч до 10 тысяч рублей, говорится в законе. Правда, некоторые банки почему-то считают, что эта законодательная норма не распространяется на автоинформатор. Так вот, на самом деле ночные звонки запрещены как для людей, так и для роботов.

В конце концов, знания россиян о своих правах неизбежно расширятся. Вопрос, какой ценой. Известно, что лучший преподаватель финансовой грамотности — это коллектор.

Суда на них нет

Главная разница – в эффективности судебной системы. В России чрезвычайно растянута та часть взыскания, которая называется soft (телефонные переговоры) и hard (выездное взыскание, встречи), т. е. досудебное общение с должником. У европейских кредиторов она может занимать максимум 90 дней у банка и еще 90 дней у коллектора. Потом дело уходит в суд. В России она может длиться до 720 дней – всё говорим с должником, говорим.

В Европе электронное судопроизводство действует очень быстро, особенно по стандартным банковским долгам. Никакие документы не рассылаются почтой, судебное дело занимает в среднем 7-10 дней. В России даже упрощенное приказное производство, на которое приходится 30% дел по кредитным отношениям, занимает в лучшем случае 2-3 месяца, а исковой процесс может затянуться на год с лишним.

Кроме того, получение судебного решения в Европе на 90% гарантирует успешное взыскание. В большинстве стран есть действенные механизмы исполнения судебного решения – автоматический арест счетов, реестры собственности и банковских счетов. В России наоборот: кредитору легко выиграть дело и получить судебное решение или приказ, но очень сложно добиться его исполнения. Эффективность работы службы судебных приставов по долгам коммерческих кредиторов составила в 2016 г., по собственным данным ФССП, менее 5%.

Квест по поиску должника

В Европе сейчас популярна тема защиты персональных данных. Есть общие директивы Евросоюза, стандарты Федерации европейских национальных коллекторских ассоциаций (FENCA), собственные нормы каждого государства.

Но копья ломаются в основном вокруг защиты личной информации – например, покупательских пристрастий или поведенческих характеристик. При этом у кредиторов и взыскателей есть широкий доступ к контактной и имущественной информации, которая позволяет быстро найти и идентифицировать должника, оценить его имущественный статус – действительно ли он не имеет источника доходов? У должника же практически нет возможности скрыться.

Смотрите так же:  Бланк заявление о выдаче разрешения на временное проживание 2019

В России все наоборот. Чиновники твердят о больших данных, без которых современный бизнес не может работать. При этом кредитор не может официально получить актуальный номер телефона должника, установить место его проживания или работы, если они отличаются от указанных в договоре.

80% российских должников не найти: они отсутствуют и по адресу регистрации, и по телефону, который указали в договоре. Человек может выбросить SIM-карту, и на этом его долговые проблемы во многом заканчиваются. Самые массовые жалобы на коллекторов связаны вовсе не с криминалом: более 40% из них – на звонки по ошибочным контактам, устаревшим или неверно указанным при получении кредита. На нелегальные методы взыскания жалуются лишь 10% заявителей.

Баланс есть, прав нет

Европейские заемщики и кредиторы понимают неотвратимость взыскания за счет работающей как часы судебной системы и легкого поиска должника. Поэтому заемщики общительнее с кредиторами, а тем нет нужды использовать незаконные методы взыскания.

В России не могут быть уверены в своих правах ни кредиторы, ни заемщики. Попытки законодателей защитить заемщиков от криминала в условиях неработающей судебной системы приводят к еще большей беспомощности легального взыскания.

Безобразным, но вполне логичным следствием попыток рынка выровнять баланс интересов, перекошенный в сторону должника, была все эти годы криминализация услуг взыскания. После вступления в силу закона «О защите прав физлиц при взыскании» серый сегмент рынка никуда не делся. Более 95% объемов долговых портфелей проходят через руки вполне цивилизованных коллекторских агентств, зарегулированных так, что им уже приходится стоять по стойке «смирно». Но остались и нелегальные взыскатели, не входящие в госреестр, – сотни маленьких муравьев, которых не переловишь. С ними сотрудничают даже крупнейшие банки и МФО, которые и сами по себе могут использовать непрофессиональные методы взыскания. Все медийные «коллекторские» скандалы последних двух лет были связаны не с коллекторскими агентствами, а с МФО.

Российская власть должна уже перестать смущаться того, что в экономике есть должники и коллекторы. Главный способ борьбы с криминалом на этом рынке – сделать выгодным легальное взыскание и эффективными – поиск должника и суд. Нельзя защищать заемщиков, кредиторов и взыскателей за счет друг друга. Их права можно защитить только вместе.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Перед вновь избранной Государственной Думой, как и прежде, стоит задача обеспечить условия для активного развития кредитного и инвестиционного рынков России. На фоне нестабильности на мировых рынках эта задача становится одной из приоритетных, так как связана с поддержанием на плаву российской экономики.

Российские банки, доказав свою прочность во время глобального кризиса, перестраивают модели развития бизнеса и готовятся к быстрому росту, который при реализации благоприятного сценария может начаться уже в 2012 году. Для активного фондирования и снижения рисков при кредитовании банкам необходима соответствующая законодательная база. Нужно ликвидировать пробелы в законодательстве, мешающие банкам работать эффективнее, выстроить ясные и понятные правила игры в тех сегментах финансового рынка, которые до сих пор были обойдены вниманием законодателей.

В первую очередь депутатам следует обратиться к пакету законов, регулирующих рынок потребительского кредитования, определяющих взаимоотношения кредиторов и заемщиков, а также коллекторских агентств. В действующем законодательстве отсутствуют специальные законодательные акты, регулирующие отношения в сфере потребительского кредитования, и применяются общие положения Гражданского кодекса РФ о займе, а также положения Закона РФ «О защите прав потребителей», которые не учитывают всей специфики данной сферы правового регулирования.

Отсутствие последовательного регулирования в этой области создает существенные правовые риски как для заемщиков, так и для кредиторов, поскольку широкое толкование общих положений законодательства о защите прав потребителей на практике приводит к неоправданному увеличению рисков, которым подвергаются кредитные организации. С другой стороны, отсутствие специальных положений приводит к снижению гарантий прав потребителей, ослаблению механизмов защиты указанных прав в случае их нарушения; ограничению прав потребителя на получение достоверной и полной информации об условиях предоставления, использования и возврата денежных средств, прежде всего о размере процентов по кредиту, порядке их начисления и изменения.

Проблемы возникают на всех этапах работы с потребительскими кредитами, а в свете недавно принятых решений Высшего арбитражного суда и в течение нескольких лет после полного погашения кредита. Суды с трудом справляются со сложными спорными ситуациями, издержки банков растут, что приводит к ухудшению условий кредитования. Такая ситуация не выгодна ни одной из сторон.

Следует как можно скорее обеспечить регулирование всех основных аспектов работы банков и других организаций на рынке потребительского кредитования: принять закон «О потребительском кредитовании», ввести в практику паспорт кредита, а также принять закон, обеспечивающий защиту интересов заемщиков и регулирующий процесс взыскания задолженности по просроченным кредитам, в том числе с привлечением коллекторских агентств.

Законопроект «О потребительском кредитовании», который Госдума не может принять уже несколько лет, расширяет права заемщика на получение информации о стоимости кредитной услуги, а также определяет условия возможного отказа от кредита. В нем также содержатся положения, защищающие и гарантирующие права кредитора. Вопросы защиты прав заемщика увязаны в законопроекте с повышением защищенности кредитора, которую предполагается, в частности, достигнуть путем модернизации законодательства о залоге и обеспечении исполнения обязательств, уголовного и гражданско-процессуального законодательства.

Законопроект не просто наделяет потребителя (заемщика) новыми правами на получение полной информации о кредитном продукте, но и регулирует отношения между кредитором (коллекторским агентством) и заемщиком, возникающие после предоставления кредита, в частности, в случае неполного или несвоевременного исполнения заемщиком своих обязательств по кредитному договору.

Одна из задач законопроекта сводилась к тому, чтобы добиться полного, логического и системного соответствия между законодательными положениями, регулирующими все «периоды жизни» потребительского кредита, в том числе включенными в законы о потребительском кредите, о кредитных историях, о залоге, о банкротстве и об исполнительном производстве (в части обращения взыскания на имущество и банкротства физических лиц).

Закон содержит положения, касающиеся полной стоимости кредита, которые в целом дублируют нормы, помещенные в статью 30 Федерального закона «О банках и банковской деятельности». Это позволит потребителю получить полное представление о содержании данного понятия из одного закона. Закон содержит подробные положения о предоставлении потребителю информации рекламного характера, информации на этапе заключения договора, а также информации после заключения договора. Еще один внесенный мною в Госдуму проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» и статью 10 Закона РФ «О защите прав потребителей» направлен на согласование положений этих двух законов, которые регулируют определение стоимости кредита, предоставляемого кредитными организациями заемщикам — физическим лицам, а также порядок предоставления соответствующей информации заемщикам и ее отражения в кредитном договоре. Принятие закона положительно отразится на информированности заемщика об условиях кредитного договора, сопутствующих выплатах по кредиту, что позволит физическому лицу-заемщику оценить как необходимость получения кредита, так и возможность его дальнейшего погашения.

В законопроекте содержатся согласованные между собой определения полной суммы, выплачиваемой заемщиком, полной стоимости кредита, эффективной процентной ставки, которые полностью соответствуют международным подходам, изложенным, в частности, в Директиве ЕС 2008/48 о потребительском кредитовании.

Документ содержит примерный перечень платежей заемщика, которые включаются в расчет полной стоимости кредита, и перечень платежей, которые исключаются из такого расчета. Также он наделяет Банк России правом устанавливать единую форму раскрытия информации об основных условиях кредитного договора (паспорт кредита), заключаемого с заемщиком — физическим лицом. До заключения договора кредитные организации обязаны предоставлять информацию заемщику по единой форме в порядке, предусмотренном Банком России.

Проект федерального закона «О защите прав и законных интересов физических лиц при взыскании задолженности» определяет правовые основы регулирования и принципы осуществления деятельности по взысканию задолженности с физических лиц, требования к субъектам, а также порядок осуществления такой деятельности в Российской Федерации.

Законопроект направлен на обеспечение защиты прав и интересов должников при взыскании задолженности, в том числе защиты их прав на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны. Это позволит гарантировать права и интересы граждан, будет способствовать созданию условий для добровольного погашения частными заемщиками просроченной задолженности, а также формированию цивилизованного рынка коллекторских услуг.

Помимо принятия перечисленных законов для комплексного регулирования рынка потребительского кредитования целесообразно начать работу над законопроектом о банкротстве физических лиц, который, несмотря на свое пугающее название, направлен прежде всего на защиту частных банковских клиентов, попавших в тяжелую финансовую ситуацию.

В 2012 году необходимо ускорить прохождение законов, направленных на снижение рисков и уменьшение операционных издержек банков. В частности, ожидают своего принятия законы о секьюритизации и о проектном финансировании, о регистрации движимого имущества, об упрощении обращения взыскания на предмет залога, а также законы, освобождающие кредитные организации от контроля за кассовой дисциплиной клиентов и разрешающие им хранение документов в электронном виде. Принятие этих законов будет способствовать росту объемов кредитования, привлечению ресурсов в развитие экономики, улучшению инвестиционного климата в стране.