Увольнение врачей из больниц москвы

Сергей Григоров

Историк, политик

Больницы распродать, врачей уволить

В Москве проходит реформа здравоохранения имени Собянина-Печатникова

На протяжении всего года в Москве тайно проходит реформа здравоохранения. В октябре план сокращения больниц и роддомов был украден из мэрии и стал достоянием широкой общественности. Это привело к самому крупному социальному выступлению за последние 9 лет – на Суворовскую площадь вышли почти 7000 врачей.

Жизнь за царя и ее страховка

В Москве около 60 больниц и медицинских учреждений, согласно плану, 28 их них будут закрыты, в том числе и 15 больниц. При этом данный предварительный план назван московскими властями еще «не самым жестким». В бурно растущем мегаполисе вице-мэр Печатников нашел «лишние койки», хотя число коек в России гораздо меньше, чем в Европе, если считать вместе с хосписами и домами презрения, которых в нашей стране почти нет. У нас принято умирать в муках, а стареть в нищете. Теперь и за медицинское обслуживание придется платить. Собянин и Печатников уже провозгласили почти полный переход московского здравоохранения на «платные рельсы». Теперь здравоохранение будет финансироваться не из бюджета, а из системы ОМС (обязательного медицинского страхования), больницы и клиники должны будут сами зарабатывать на свое существование, значит платить за все будут пациенты. При этом мы наблюдаем резкое падение расходов на ОМС, в 2014 году власти тратили на ОМС 7,5 миллиардов рублей, в 2015 году – только 1 миллиард. Это означает, что теперь граждане будут сами платить за свое лечение. То есть перед нами конец бесплатной и даже полубесплатной медицины. Только 17 из 83 региональных программ ОМС являются бездефицитными, у остальных региональных операторов денег нет. А нет денег – нет и услуг. Предварительный федеральный бюджет на 2016 год предусматривает сокращение расходов на здравоохранение на 34% и перекладывание недостачи на плечи региональных бюджетов. А значит опять – на плечи граждан.

Децимация врачей

В Древнем Риме и во время Гражданской войны в России в армии практиковалась децимация, то есть смертная казнь каждого десятого война по жребию в случае проигранного сражения. Что-то подобное хотят проделать с московской медициной Собянин и Печатников. В Москве на октябрь 2014 года насчитывалось 70400 врачей. Согласно реформе уже сокращены или уволены более 8000 человек, то есть каждый десятый медработник, еще более 10 000 предписаний об увольнении выдано на руки. За 15 лет количество больниц в России уменьшилось почти в два раза, и на сегодняшний момент только 4% населения довольны качеством медицинских услуг.

Согласно данным агентства «Bloomberg», Россия сегодня по степени эффективности системы здравоохранения занимает 51-е место в мировом рейтинге. Эффективность рассчитывалась на основе ряда факторов: средней продолжительности жизни в стране, процента ВВП, идущего на нужды здравоохранения, стоимости медицинских услуг и их доступности. Первое место в рейтинге занимает Сингапур, 49-е Азербайджан, 52-го места нет. Мы последние. Реформа Печатникова еще более усугубит положение. Сокращение больниц, согласно расчетам, увеличит коэффициент смертности с 13,1 до 13,9. А это дополнительные 526.000 смертей.

Реформа здравоохранения в Москве началась в 2011 году с негласного приказа для скорой помощи – не брать людей на борт, ни в коем случае не везти в больницу даже с самыми серьезными диагнозами. Иногда и сердечников оставляли дома. В случае ослушания – штраф всей бригаде «скорой». В итоге койки в больницах стали пустовать, после чего в медучреждения приезжала комиссия, указывала карандашом на пустые койки, обвиняла руководство в неэффективности и включала больницу в план сокращения. Все просто. Второй этап реформы – слияние больниц. «Пустующие» больницы присоединяли к крупным медицинским центрам, например 59-ю больницу к Боткинской, 61-ю к больнице имени Н.Н.Пирогова. Третий этап – ликвидация. Именно ее план и попал в СМИ. Большинство больниц предполагается ликвидировать в сжатые сроки – к 1 февраля или 1 июня 2015 года.

Популизм и врачебное рабство

Власти хотят больше людей лечить в поликлиниках, и это не смотря на то, что поликлиники в Москве уже перегружены, один врач ведет по 2-3 участка, а в среднем на одного пациента, по графику, врач обязан уделять 8 минут времени, то есть за шестичасовую смену врач осматривает около 50 человек. И это один врач. Все это накладывается на массовое сокращение младшего медперсонала. Врач теперь должен учиться работать без медсестры, сам готовить пациента, сам вести всю документацию. И все это, повторим, за 8 минут. В результате это приведет к резкому падению качества обслуживания, а значит опять к повышению смертности. Население города растет, а одним росчерком пера в больницах сокращают 7000 коек, около 8,6 % всего «коечного фонда». При этом мэр Москвы Сергей Собянин называет принятый на 2015 год бюджет города Москвы «социально-ориентированным», хотя в нем заложено сокращение трансфертов городского бюджета в ФОМС с 22 миллиардов рублей до 18,4 миллиардов.

Еще одна причина массового сокращения врачей – популизм верховной власти. Согласно «майским указам» Владимира Путина зарплата врача должна была быть увеличена до 200% по региону. В Москве эта цифра составляет в среднем 61.000 рублей в месяц. Для того, чтобы хоть как-то осуществить эту меру пришлось складывать и «вешать» на одного врача по несколько ставок, увольнять младший медперсонал, выводить часть служащих за штат, ну и просто увольнять. Денег-то больше не стало. Уволенным врачам с многолетним стажем предлагают должности кухарок, уборщиков и санитаров.

Еще один аспект состоит в том, что после закрытия и выселения 28 медучреждений, после них останутся здания и земля. Они должны быть сданы в концессию. Пока в Москве был только один подобный случай – в 2012 году был объявлен конкурс на сдачу в концессию закрытой ранее 63-й городской больницы. Заявку на конкурс подала (и стала победителем) только одна компания – «Европейский медицинский центр», главным врачом в которой длительное время был нынешний вице-мэр и автор реформы здравоохранения Леонид Печатников. Is fecit, qui prodest – сделал тот, кому выгодно.

От редакции

Читайте также:
«Нас ждет полный развал системы здравоохранения» – интервью с Ольгой Ефимовной Григоровой, бывшим врачом-педиатром, неврологом детской городской поликлиники номер 87

Чем медицинская реформа обернулась для врачей и больных

Оптимизация российской медицины образца 2014 года обернулась масштабным закрытием больниц и увольнением врачей. Все менее доступными для граждан становятся бесплатные услуги, в том числе онкологическая и высокотехнологичная помощь, финансирование которой тоже перевели в систему ОМС с ее смехотворными тарифами.

Количество больничных коек в 2014 году планомерно уменьшалось. Всего, по данным Минздрава, в России за прошлый год сократили 50 тыс. коек (в 2013 году — 35 тыс.). В общероссийском масштабе (около 1,3 млн коек) это немного, но в масштабах Москвы сокращения более существенны: 20% общего коечного фонда, или 15 тыс. коек.

Столичные власти считают оптимизацию обоснованной — это все последствия перехода здравоохранения на страховую модель: с 2015 года медучреждения не смогут получать дотации из городского бюджета. Единственным источником финансирования должен стать территориальный фонд ОМС.

Президент Владимир Путин на пресс-конференции 18 декабря эти действия поддержал. «Московские власти считают, что коечный фонд в Москве на 30% больше необходимого,— заявил он.— Это неэффективные расходы».

Однако, по расчетам Гузель Улумбековой, председателя правления Ассоциации медицинских обществ по качеству, Москве даже сейчас не хватает около 20 тыс. коек (с учетом наличия федеральных и ведомственных коек в городе).

Уменьшением числа коек дело не ограничилось: в Москве прошли массовые сокращения медицинского персонала. В декабре глава департамента здравоохранения Алексей Хрипун заявил, что уволены должны быть 7,5 тыс. врачей пенсионного и предпенсионного возраста.

Хирурга Арсена Н., врача первой категории с девятилетним стажем, 31 декабря уволили по сокращению штатов из ГКБ N7.

Смотрите так же:  Пенсия при исполнении 80 лет

«Что буду делать? — переспрашивает он.— Не знаю, пока стою на бирже труда. По телевизору говорят, конечно, что можно переквалифицироваться в терапевтов или семейных врачей. Но мне таких предложений не поступало. Да и какой из меня семейный врач? Я хирург». В частные клиники врач идти не хочет — говорит, масштаб и количество операций не те.

ГКБ N7, расположенная на Каширском шоссе, одна из самых крупных многопрофильных больниц скорой помощи в Москве. До сокращений в ней было 26 отделений, в том числе 2 отделения общей хирургии, отделения нейрохирургии, кардиохирургии, роддом и травматология. 2,5 тыс. стационарных коек обслуживало более 1,5 тыс. человек медицинского персонала. В 2014 году в больнице, которая практически всегда была заполнена, закрыли 12 отделений, сократили количество коек в кардиохирургии, уволили около 600 врачей и операционных сестер, рассказывает бывший сотрудник больницы. Однако и это, возможно, еще не все.

В октябре прошлого года сайт rusmedserver.com опубликовал список из 28 медучреждений, подлежащих сокращению. Позднее на этом же сайте появился еще один список — перечень недвижимости, подлежащей «рассмотрению к передаче в имущественную казну», куда вошли 50 больниц, в том числе ГКБ N7.

«Передача в имущественную казну означает фактическое закрытие,— уверен врач ГКБ N24 Семен Гальперин.— То, что состоит на балансе департамента здравоохранения, сокращать нельзя: это объект социальной инфраструктуры. То, что на балансе департамента имущества,— пожалуйста». Та же участь ждала и ГКБ N11, в которой работал Гальперин. Ее объединили с ГКБ N24, а с 1 апреля 2015 года больница должна была перейти на баланс департамента имущества. Медперсонал получил уведомления о сокращении.

2 и 30 ноября на митинги против сокращения больниц и реформы здравоохранения выходили московские медики и пациенты — по разным оценкам, от 3 тыс. до 6 тыс. человек.

Результат увидели только в ГКБ N11. Всем сотрудникам, получившим уведомление о сокращении, пришел отзыв этого решения, говорит Гальперин. ГКБ N11, которую объединили с ГКБ N24, решили вывести из ее состава и преобразовать в клинику паллиативной медицины и реабилитации. «Мы сами давно просили о такой реорганизации»,— доволен Гальперин.

Остальным повезло меньше: уволенные в ходе оптимизации врачи, с которыми удалось поговорить «Деньгам», пока не понимают, как быть дальше. Несмотря на заявления Леонида Печатникова, вице-мэра Москвы по вопросам социального развития, что всем врачам будет предоставлена возможность переучиться за счет государства, никому из них предложения о работе или переобучении ни из департамента здравоохранения, ни из государственных медицинских структур пока не поступали.

Переизбыток врачей в больницах и стационарах, о котором неоднократно говорил Печатников, как и переизбыток коек, многим экспертам кажется вымышленным. С официальными оценками не согласен Эдуард Гаврилов, директор фонда «Здоровье»: «Минздрав говорит о том, что сейчас не хватает 40 тыс. врачей. Эти цифры вызывают сомнения, потому что в 2012 году бывший министр здравоохранения Татьяна Голикова говорила, что не хватает 150 тыс. врачей. При этом в 2013 году из системы здравоохранения ушло более 7 тыс. врачей. В 2014 году эти цифры, думаю, будут еще больше. По нашим данным, сейчас в медицинской отрасли есть 105 тыс. вакансий при высоком коэффициенте совместительства».

По данным Счетной палаты, за 2013 год в столице жалобы населения на работу медучреждений выросли на 61%, на отказ в бесплатной помощи — на 26%. Кроме того, аудиторы Счетной палаты не исключают, что тарифы на оказание медпомощи в Москве сформированы необъективно.

Плохо придется не только государственной медицине, но и частной: в кризис не получится повышать цены пропорционально росту затрат

Фото: Комсомольская правда / PhotoXPress

Тарифы не для онкологии

Главная интрига 2015 года и для государственных, и для частных больниц — будут ли повышены тарифы ОМС на оказание медпомощи. «Нищенские», «смехотворные» — такими эпитетами их чаще всего награждают эксперты в беседах. Флюорография по тарифу стоит 122 руб., ЭКГ — 92,6 руб., УЗИ матки в первом триместре беременности — 88,57 руб. В других городах эти цифры часто еще ниже (например, в Твери ЭКГ стоит 64 руб.), поскольку местные власти начинают подгонять их под имеющуюся материально-техническую базу, говорит Гаврилов. По его мнению, проблема была бы решена, если бы Минздрав наконец разработал общие стандарты медицинской помощи, на основании которых можно установить нормальные тарифы. По словам Гаврилова, стандарты должны были появиться еще в 2013 году.

«В 2015 году в ОМС появятся дополнительные ресурсы для повышения,— обнадеживает Владимир Гришин, председатель совета директоров «МСМ-медимпекс», в прошлом первый исполнительный директор ФОМСа и один из создателей системы обязательного медицинского страхования в России.— Минфин наконец отменил регрессивную шкалу отчислений, при которой с зарплаты более 52 тыс. руб. в месяц в ФОМС взносы не делались, кроме того, появилось ДМС для мигрантов». По оценкам Минфина, это может дать дополнительные 200 млрд руб. По мнению Гузель Улумбековой, получить дополнительные деньги, например, можно, исключив лишние административные расходы: сейчас деньги до медорганизаций доводятся через частные страховые организации, которые оставляют себе 1,5-2% суммы.

Однако всю прибавку могут съесть дорогостоящая высокотехнологичная помощь и лечение онкологических заболеваний, которые с 2015 года частично тоже должны будут финансироваться из фондов ОМС (раньше финансирование на эти цели шло из федерального бюджета по квотам). «При онкологических заболеваниях лечение одного больного может обойтись в 1,5 млн руб.,— говорит Гришин.— ОМС изначально не рассчитано на такие расходы».

Кроме того, лечение по тарифам ОМС, а не по квотам будет означать, что повезет только тем, кто живет в богатых регионах. Например, эндопротезирование суставов оплачивалось в 2013 году федеральным учреждениям из расчета 120 тыс. руб. за операцию, а в 2014 году разброс тарифов в близлежащих регионах колебался от 30 тыс. (Липецкая область) до 107,5 тыс. руб. (Белгородская и Тамбовская области), говорится в результатах мониторинга фонда «Здоровье». В Красноярском крае стоимость химиотерапии составляет 83 тыс. руб., в Алтайском — почти вчетверо меньше, около 29 тыс. руб.

«Это означает, что, если пациент с онкологией захочет попасть в федеральный медицинский центр, скажем, в Москве или Санкт-Петербурге, фонд ОМС Алтайского края сможет заплатить только 30 тыс. руб. за его химиотерапию. Понятно, что федеральные медцентры в таком пациенте вряд ли будут заинтересованы»,— говорит Гаврилов.

Бесплатная медицина в Москве постепенно вытесняется платной — такой вывод сделали аудиторы Счетной палаты в своем отчете: в 2013 году в Москве объем платных медицинских услуг вырос вдвое, до 6,7 млрд руб.

Леонид Печатников в ответе Счетной палате утверждает, что рост объема платных услуг объясняется тем, что в столичные больницы обращаются за дополнительной помощью жители других регионов, а многие москвичи хотят пройти МРТ без показаний.

Однако если взять цифры в целом по России, то получится, что на платные медуслуги в 2014 году население потратило около 400 млрд руб., говорит Гришин. Если учесть, что объем трат ФОМСа — около 2 трлн руб., то как минимум пятую часть всех медицинских расходов сейчас оплачивает население.

Впрочем, несмотря на съеживание госмедицины, и для частных клиник 2015 год вряд ли будет удачным.

Цены на платные медуслуги повышаются не более чем на уровень инфляции, стоимость же западного оборудования и расходных материалов растет гораздо быстрее — вместе с ростом курса валюты, говорит Александр Локтаев, гендиректор страхового общества «Помощь». Частные клиники боятся растерять пациентов. Руководитель Сосудистой клиники на Патриарших Владимир Лелюк и вовсе ожидает снижения цен на ряд услуг. «В будущем году меньше людей будет пользоваться услугами ДМС. Уже сейчас очевидно уменьшение числа пациентов, оплачивающих услуги самостоятельно. Падение спроса может быть столь значимым, что в лучшем случае цены останутся прежними»,— говорит он.

Граждане будут стараться лечиться по ОМС, а частные медучреждения — так или иначе в этой системе участвовать, несмотря на низкие тарифы, добавляет Гришин. «Оказание высокотехнологичной медицинской помощи обеспечивает гарантированный поток пациентов, и в обозримой перспективе при снижении издержек нам было бы интересно работать даже по текущим тарифам»,— подтвердили в пресс-службе сети клиник «Медси».

Впрочем, пока удачных примеров работы частных клиник по ОМС ничтожно мало. Первым должна была стать ГКБ N63, переданная в 2013 году Европейскому медицинскому центру (ЕМЦ) в концессию на 49 лет. Тогда правительство Москвы объявило открытый конкурс, и единственный его участник — ЕМЦ, в котором Леонид Печатников с 2004 по 2010 год проработал главным врачом,— этот конкурс выиграл. ЕМЦ должен был вложить 4,37 млрд руб. в реконструкцию и техническое оснащение больницы, создать на ее базе новый многопрофильный центр и 40% услуг в нем оказывать по системе ОМС. Однако в декабре 2014 года Счетная палата провела проверку и пришла к выводу, что департамент городского имущества Москвы незаконно изменил текст соглашения уже после конкурса и дал возможность ЕМЦ снести здания, входящие в состав больницы, и создать на их территории новые объекты недвижимости.

Смотрите так же:  Дидактическое пособие размер

Группа компаний «Медси» тоже планирует работать по системе ОМС. Однако в список больниц по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи, утвержденный Минздравом, «Медси» войти не удалось. Сейчас в рамках ОМС в сети клиник оказывают выборочные виды хирургической помощи. Зато в систему вошла клиника «Мать и дитя»: в ней по полису ОМС можно пройти процедуру ЭКО.

В отличие от цен на медицинские услуги лекарства в 2015 году подорожают почти гарантированно минимум на 70%, считает врач-гематолог профессор Павел Воробьев. Исполнительный директор «Аптечной гильдии» Елена Неволина утверждает, что пока резкого повышения цен на лекарства нет: многие аптеки распродают то, что закупили до повышения курса валют. К тому же почти 40% аптечного ассортимента — это жизненно необходимые и важнейшие лекарственные средства (ЖНВЛС), цены на импортные препараты из списка зафиксированы в рублях еще в 2010 году, а отечественные ЖНВЛС подорожают не больше чем на уровень инфляции, добавляет Неволина. В этом году список ЖНВЛС пополнился 50 позициями (всего их стало 608, больше половины изготовлено в России).

«Заложенных Минздравом средств на бесплатную медицинскую помощь в 2015 году не хватит как минимум на 30%, чтобы покрыть необходимые расходы»,— резюмирует Улумбекова. Это означает, что уже летом лечебные учреждения страны столкнутся с дефицитом средств и будут вынуждены сокращать расходы на бесплатную помощь.

Сотрудники клинической больницы в подмосковном Видном пожаловались на увольнения и нехватку лекарств

В медицинском профсоюзе «Альянс врачей» рассказали о давлении главврача на персонал.

За короткий срок в видновской районной больнице было уволено более ста человек, а корпус, где находилось детское инфекционное отделение, отдали чиновникам. Об этом рассказала заместитель главврача Лариса Волощук. Медицинский профсоюз «Альянс врачей» решил проинспектировать медучреждение. Видеосъемку организовал Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального. Информацию о бедственном положении председателю профсоюза подтвердили больные, которые, по их словам, вынуждены сами покупать необходимые лекарства. Главный врач Виктор Барсук появление проверяющих не одобрил. Он не только вызвал полицию, но и пригрозил обращением в Федеральную службу безопасности.

ФБК уточняет, что только за июнь в видновской больнице были сокращены 62 ставки. Несогласных с собой сотрудников Барсук якобы вынуждает увольняться с помощью угроз.

По словам губернатора Московской области Андрея Воробьева, в этом году бюджет регионального здравоохранения вырос до 176 миллиардов рублей.

Больницы закрыть, врачей уволить: скандальная реформа медицины в Москве

Реформа медицины в России идет не первый год, но только сейчас, добравшись до столицы, начинает привлекать к себе особое внимание. К весне 2015 года Москва может не досчитаться 28 медучреждений. По подсчетам специалистов, около 7 тысяч врачей могут лишиться работы. В начале ноября в российской столице состоялся шеститысячный митинг против вызвавших широкий резонанс планов преобразований в этой сфере.

А что думаете вы?

Ожидается, что 29-30 ноября акции протеста пройдут в 40 регионах страны. Чиновники объясняют необходимость реформ неэффективностью лечебных учреждений. Организаторы протестов утверждают, что реальная причина — стремление властей сэкономить бюджетные средства и изъять недвижимость.

Койко-КПД (Эффективность койки)

В прошлом месяце в Рунете взорвалась информационная бомба — на одном из медицинских сайтов был выложен план-график «реализации структурных преобразований сети медицинских организаций государственной системы здравоохранения Москвы в части высвобождения имущества». В плане досконально описывалось, как будут «высвобождаться» более двух десятков медучреждений столицы. Власти города не стали отрицать подлинности документа, после чего врачи и общественные деятели вышли на улицу — так 2 ноября в Москве состоялся митинг, собравший шесть тысяч человек.

В России могут запретить закупать импортное медицинское оборудование

Акция протеста столичных медиков

Не побоявшиеся высказываться медики объяснили, как происходят увольнения. По их словам, им вручают бумаги с предложением занять «альтернативные» должности — кардиохирурги и неврологи зачастую получают предложение перевестись на должность санитара. В случае отказа им предлагается освободить место. Минздрав дистанцируется от происходящего, предоставляя право комментировать проблему департаменту здравоохранения Москвы. В департаменте на запрос DW с просьбой объяснить происходящее ничего не ответили в течение недели.

Между тем на сайте департамента размещен документ «Госпрограмма Москвы «Развитие здравоохранения на 2012-2020 годы», в котором объясняется суть реформы. Как пишут его авторы, для реализации программы, в частности, необходима «оптимизация коечного фонда больниц с достижением показателя работы койки 340 дней в году». Сегодня среднегодовая занятость койки составляет, по данным департамента, 328 дней.

Чтобы добиться нужного показателя, необходимо «перераспределить коечный фонд». Также выясняется, что из 2727 зданий, занимаемых медучреждениями в Москве, 37 процентов — постройки до 1917 года с износом в 60 процентов. Более 50 зданий имеют историческую ценность. Их следует освободить. Да и среднего медперсонала не хватает — на одного врача в 2013 году приходилось 1,8 медработника, а план на 2020 год диктует показатель в 2,5.

Национальные особенности бюджета

Предлагаемые меры нацелены на модернизацию и улучшение условий для пациентов. Однако лишь при соблюдении одного «но»: объективности оценки имеющегося фонда и адекватности предлагаемых взамен условий. В действительности, как говорят эксперты, происходит манипуляция цифрами. Например, ведется речь о невостребованности коек, в то время как во многих больницах пациенты лежат в коридорах из-за отсутствия мест в палатах.

В одной из московских больниц

Как рассказал DW председатель Лиги защиты прав пациентов Александр Саверский, ему продолжают поступать жалобы на вымогательство за возможность лечь в больницу. Одновременно, как говорят в одной из ликвидируемых больниц, простой коек в последнее время стал создаваться искусственно: работникам «скорой» дано негласное распоряжение не возить пациентов в больницы, подлежащие «высвобождению».

Ветхие здания также есть, но выясняется, что переселять их некуда. «Сначала надо было сделать новые, но их нет. Это многослойное вранье», — заявил DW глава Общества специалистов доказательной медицины, профессор Василий Власов. По его словам, следует обратить внимание на то, какое словосочетание использовано в названии документ: «высвобождение собственности». Иными словами, продолжает Власов, задача — закрыть больницы, а здания и территории передать городу для использования в своих целях: там появятся торговые центры и гостиницы. Его мнение разделяет и Саверский. «Это рейдерство», — коротко объяснил он.

Координатор движения «Вместе за достойную медицину «Алла Фролова рассказала DW, что, по ее данным, некоторые площадки, уже освобожденные от зданий больниц, изначально предназначались для строительства гостиниц, офисов и жилых комплексов бизнес-класса: «Мое объяснение реформы очень простое — это живая коррупция. Они хотят получить землю. Взять, к примеру, хотя бы территорию бывшей детской инфекционной больницы номер 8 — это Хамовники, прямо напротив Новодевичьего монастыря». Там, по данным Фроловой, компания «Медстройинвест», с которой у московского правительства заключен контракт, планирует построить клубный дом.

Увольнение врачей из больниц москвы

Главврачи больниц уже неофициально объявляют персоналу о сокращении некоторых отделений. Речь идет, например, о терапии и неврологии, рассказывает сотрудник одной из крупнейших многопрофильных больниц Москвы. «Пульмонологию вообще убирают. Оставляют специальности, на которых можно заработать. Кардиологию, например, уже расширили, создали дополнительно сосудисто-хирургическое отделение, а остальное — старики, невыгодно», — объясняет он.

По словам доктора, сокращения идут в тех больницах, которые находятся в ведении московского департамента здравоохранения. «Невыгодным» пациентам теперь предлагается получать помощь в поликлиниках, говорит он. Оптимизация больниц действительно ведется, подтверждает заместитель главного врача по медицинской части ГКБ №71 Константин Зверев. Он объясняет это тем, что деньги на все расходы — на зарплаты, коммунальные услуги, закупку лекарств, расходных материалов, оборудования — больница получает по тарифам ОМС, а не по распределительному принципу, как раньше. Но он заверяет, что слияние отделений связано с потребностями больных.

Смотрите так же:  Налог на имущество авансовый платеж 2019

«В Москве избыток хирургических коек, их больше чуть ли не вполовину, чем это нужно. Скажем, у нас два хирургических отделения, а после оптимизации останется одно. А в оставшихся помещениях будут открываться другие отделения», — говорит он.

Например, отмечает Зверев, есть потребность в урологических и гинекологических койках. Такая переориентация клиники произойдет в течение двух-трех месяцев, знает он.

«Врачей не так много будет сокращено, будут перебрасываться в другие больницы», — говорит Зверев из 71-й. Другая причина сокращений — необходимость выполнить майские указы президента по повышению зарплат в сфере здравоохранения, говорит оргсекретарь Межрегионального профсоюза работников здравоохранения Андрей Коновалов. «Откуда взять средства? Говорят, что стационары у нас раздуты, не то что на Западе. За счет этого и пытаются сэкономить», — отмечает он.

Столичные власти озабочены выполнением 597-го указа, который предписывает повышение заплат врачей до двух средних зарплат по региону, подтверждает источник РБК, близкий к московскому правительству. «В Москве получается около 120 тыс. руб. Эксперты по заказу мэрии предлагали разные варианты, как это сделать при имеющемся бюджете», — рассказывает он.

Реформа по закону.

Чиновникам было предложено несколько вариантов: вывести часть персонала за штат, сложить несколько ставок вместе и не повышать зарплату, сделать упор на специализацию больниц: сердечников везти в одну, а неврологических пациентов — в другую и так далее. Другая идея — усилить поликлиники, которым сейчас, по его словам, выгоднее отправлять пациентов в больницы, чем лечить самим.

Разговоры об оптимизации пошли год назад, напомнил академик РАМН, пожелавший остаться неназванным, сейчас на руках у чиновников мэрии уже есть набор экспертных предложений. «Предполагается сокращение штата и платное лечение тяжелых больных с неизлечимыми диагнозами», — говорит он.

«Есть закон, который всю медицину, уже с 2015 года окончательно, переводит в систему ОМС», — пояснил РБК вице-мэр Москвы Леонид Печатников, отвечающий за сферу социального развития. Теперь больница будет жить только на то, что она заработала, говорит он. В ведении бюджета остаются только капремонты, строительство и закупки техники стоимостью свыше 100 тыс. руб.

По данным источника РБК в московском правительстве, на следующий год планируется сократить бюджетное финансирование здравоохранения до 155 млрд руб. со 169 млрд в 2014 году. Запланированное финансирование по системе ОМС составит 145 млрд руб. против 123 млрд в текущем году.

Сокращение бюджетных расходов на здравоохранение в 2013 и 2014 годах составило 10% в неизменных ценах, в Москве — 18%, подсчитали на этой неделе эксперты НИУ ВШЭ. «Москва так энергично сокращает расходы на здравоохранение, что в 2014 году в неизменных ценах они были ниже расходов 2011 года на 4%», — пишут они в обзоре. Это обусловлено переносом расходов на фонды ОМС.

«Мы стараемся по возможности в городе увеличивать тарифы ОМС, но дополнительно вливать деньги в больницы мы не имеем права, даже если захотим», — заверяет Печатников. Даже то, что город в связи с президентскими указами субсидирует зарплату, вызывает недовольство проверяющих органов, отмечает он, поскольку это тоже нарушение закона о так называемом одноканальном финансировании (через ФОМС).

Все это должно было бы начаться в 1992 году, когда вступил в силу закон об обязательном медицинском страховании, считает заместитель мэра, но Москва оказалась в хвосте реформы. «А во многих регионах больницы и поликлиники давно живут по этому закону, у них нет иных средств к существованию, кроме ОМС», — говорит он.

Переход, по его словам, начинался с финансирования трех-пяти статей. «С прошлого года в ОМС вошла скорая помощь, а с 2015 года — гемодиализ и онкология, то, что пока оставалось на бюджете. Таким образом, по закону на бюджете останутся только психиатрия, туберкулез и инфекционные болезни. Все остальное ложится на фонд ОМС», — объясняет он.

. но не по правилам

Но переход на финансирование по линии ФОМС может оказаться проблемным. В июле Счетная палата указывала, что Минздрав не утвердил стандарты медпомощи — ими оказалось покрыто только 17,2% заболеваний. Как следует из ответа Счетной палаты на запрос РБК, стандарты не утверждены до сих пор. Перечень утвержденных и требующих утверждения стандартов медицинской помощи Минздрав планирует подготовить до 30 сентября, сообщили в Счетной палате.

Пока этого перечня нет, в некоторых больницах до сих пор не знают, будут ли переведены в новую систему финансирования в следующем году. «Наша больница пока не входит в систему ОМС, поэтому я не могу говорить о путях оптимизации», — сказал РБК замглавврача по медчасти московской городской онкологической больницы №62 Андрей Соколов.

«Мы готовимся, конечно. Например, определяем реальную себестоимость наших услуг, — делится он. — Но переход в ФОМС по социально значимым проблемам — эндокринология, онкология и т.д. — может быть обсужден лишь тогда, когда фонды обязательного медстрахования «раскроют карты», покажут таблицы, по которым будет оцениваться оказание специализированной медицинской помощи, и те объемы, которые они будут предлагать нам», — заключает врач.

Елена Малышева, Юлия Забавина при участии Светланы Рейтер и Юлии Ярош

Массовые сокращения врачей в Москве

Оптимизация здравоохранения: начнем с увольнений

Начавшаяся реорганизация в системе столичного здравоохранения проявила себя стремительными, неожиданными и не совсем понятными событиями: в сеть просочилась информация о планах по значительному уменьшению числа московских медицинских учреждений и по массовому сокращению медиков.

По данным, которые имеются на сегодняшний день, в Москве планируется ликвидировать 28 медучреждений (из них 15 больниц) и сократить 7,5 тысяч работников. В столице останутся работать 35 больниц – современных и высокотехнологичных. Кроме того, не станут трогать социально значимые учреждения – психиатрического, инфекционного и туберкулезного направления, причем они, как и раньше, будут получать средства из бюджета. Всем остальным медицинским учреждениям придется практически полностью перейти на самоокупаемость: государство будет выделять деньги только на строительство, капремонты и приобретение дорогостоящей техники.

Вынужденное перепрофилирование

Чиновники комментируют ситуацию по-своему и называют грядущие изменения в системе здравоохранения оптимизацией, в ходе которой, массовые сокращения специалистов, действительно, будут неизбежны. Решать, кого уволить, а кого оставить, будут главные врачи медицинских учреждений. Однако обещают всех желающих работать в этой сфере переобучить, переквалифицировать и трудоустроить. Очень интересно, как будет проходить перепрофилирование. Если, например, место опытному, квалифицированному врачу-хирургу в больнице не найдется, он может устроиться в поликлинику участковым и выписывать рецепты. Для рядовых докторов тоже вакансий хоть отбавляй – уборщиц и санитаров не хватает всегда. Причем, такое трудоустройство вполне законно – по ТК в случае сокращения работника вакансии ему предлагаются именно в рамках имеющихся рабочих мест.

Проблемы с трудоустройством могут возникнуть и у не москвичей – медиков из других регионов и приезжающих в столицу на работу из области. При одинаковых условиях в больнице, скорее всего, останется столичный врач. А остальным, по мнению чиновников, разумнее восполнять недостаток в медицинских специалистах в их родных городах.

Пострадают также врачи пенсионного и предпенсионного возраста, если они попадут под сокращение: переквалификация их зачастую бессмысленна и вызывает большие затруднения.

Оптимизация или ликвидация?

Если чиновники рапортуют об улучшении показателей в результате реорганизации, то сами медики очень скептически относятся к этим высказываниям. Вызывает недоумение и то, что теперь эффективность работы больниц фактически будет оцениваться не количеством вылеченных людей, а суммой заработанных денег. Кроме того, разрушаются годами сложившиеся профессиональные коллективы, а в медицине, подчеркивают специалисты, именно командные действия очень важны – врач не лечит один, лечит группа специалистов.

Есть еще одно мнение – причиной ликвидации ряда больниц может быть освобождение дорогостоящей земли в центре столицы, правда эту версию чиновники официально опровергают.