Удо голова

Зек Щипанцев, терроризировавший московское СИЗО, так и не добрался до свободы

Малыш в суде. Кадр Newstube

«Новая газета» неоднократно писала о московском СИЗО-4 «Медведь», где криминал тесно сросся с администрацией изолятора. Избиения, убийства, угрозы, суициды, вымогательства — все это СИЗО «Медведь».

В конце прошлого года членам ОНК Москвы стало известно, что за полтора месяца в изоляторе скончались пять арестантов. Двоих, пытавшихся покончить жизнь самоубийством, удалось спасти. Сокамерники умерших рассказывали членам ОНК один и тот же словно заученный текст: «Ночью во сне упал с верхней шконки, ударился головой о нижнюю шконку, потом тумбочку, пол… И все, помер. А мы все спали, ничего не видели». И так во всех камерах. Примерно то же самое говорили и сотрудники «Медведя». И они ничего не видели и не слышали. Вся эта информация вызвала недоверие у членов ОНК и заставила более пристально исследовать происходящее в изоляторе.

Например, один из заключенных (Петр) порезал себе горло в тот же день, как был переведен в камеру, в которой находился положенец изолятора Женя Рожок (Евгений Рожков). Рожок вымогал у Петра 500 тысяч рублей. В случае неуплаты грозился посадить его в «петушатник». Чтобы выбраться из изолятора, Петр и совершил суицид.

СИЗО-4. Фото: Владислав Докшин / «Новая газета»

Как выяснили члены ОНК, вымогательства в СИЗО-4 были поставлены на поток. Деньги прежде всего выбивались у заключенных, обвиняемых по ст. 228 (наркотики) и 159 (мошенничество). Суммы варьировались от 300 тысяч до 1,5 миллиона рублей. Рожок, Малыш (Сергей Щипанцев), Афоня (Александр Афанасьев), Паша Люберецкий (Павел Матвеев) и другие «элитные» арестанты могли свободно передвигаться по изолятору. Они заходили в любую камеру, избивали, угрожали, вымогали деньги. А началось это, по словам заключенных, еще со времен, когда положенцем в СИЗО-4 был «Не буди» (Михаил Михайлов, лидер Люберецкой ОПГ, в июне 2015 года приговорен к пожизненному заключению).

«В случае нашей смерти. » Письмо заключенных СИЗО-4 о «лучшем изоляторе России»

Полученная информация позволила членам ОНК прийти к мнению, что все эти преступления происходили в присутствии и при помощи сотрудников изолятора. Чаще всего в рассказах заключенных фигурировали оперативники: Григорий Сморкалов, Александр Ксенофонтов, Юрий Русаковский (все трое уволены по собственному желанию), Владимир Клименко (продолжает работать и даже пошел на повышение в УФСИН по Москве).

Кроме того, по желанию Рожка и его команды оперативники выводили нужных заключенных в сборное отделение, где Рожок, Афоня, Малыш, Паша Люберецкий и другие избивали заключенных, требуя у них деньги.

Телефоны, сим-карты, наркотики поставлялись в СИЗО-4 централизованно через Сашу-майора (предположительно, Александр Ступин, замначальника оперотдела, уволен по собственному желанию), который затем все это передавал Рожку для продажи заключенным.

Деньги для Рожка и его команды родственники заключенных переводили на Qiwi-кошельки, привязанные к определенным номерам телефонов, которые были закреплены за камерами. Затем полученные деньги уже переводились на счета жен Рожка и Афони.

После публикаций в «Новой газете» о происходящем в СИЗО-4, Рожок запретил заключенным изолятора пускать в камеры членов ОНК. Кроме того, в присутствии членов ОНК в камеры не могли зайти и сотрудники изолятора. Арестанты вставали плотной стеной у дверей камеры и никому не давали зайти внутрь нее.

В феврале по собственному желанию был уволен начальник СИЗО-4 Алексей Хорев. Рожок за бандитизм, разбой, убийство и хранение оружия в июне с.г. Московским областным судом приговорен к 26 годам лишения свободы. Он подал апелляцию в Верховный суд РФ и теперь дожидается решения суда в СИЗО-8 г. Сергиева Посада (Московская область).

Герой публикаций «Новой газеты» о беспределе в СИЗО-4 выслушал приговор лежа на матрасе

Малыш в составе Люберецкой ОПГ за разбой был приговорен Московским областным судом к восьми с половиной годам строго режима. Он обжаловал приговор в Верховном суде, но вердикт остался неизменным.

Летом Малыша этапировали в ИК-4 Владимирской области. Но всего спустя 3 месяца пребывания в колонии Щипанцев обратился в суд за УДО. В СИЗО-4 Малыш просидел шесть с половиной лет, то есть больше половины срока, а значит, по закону имел право претендовать на условно-досрочное освобождение.

3 октября Вязниковский городской суд принял решение освободить Сергея Щипанцева по УДО. И решение это принимал не рядовой судья, а председатель Вязниковского городского суда, председатель Совета судей Владимирской области, член президиума Совета судей Российской Федерации Ольга Черненко.

14 октября Щипанцев должен был выйти на свободу из ворот колонии строго режима в г. Вязники. Но 12 октября в ИК-4 приезжают сотрудники центрального аппарата ФСИН и сообщают ожидающему освобождения Щипанцеву, что в колонии его жизни угрожает опасность, поэтому принято решение срочно этапировать его в Москву, откуда он через два дня и выйдет на свободу.

Малыша спецэтапом привозят в столицу и помещают в СИЗО-99/1 (в так называемый «кремлевский централ»), где в свое время сидел Ходорковский, а сейчас находятся Полонский, Хорошавин, Барсуков (Кумарин) и многие другие известные арестанты.

Утром 14 октября Сергею Щипанцеву выдают справку об освобождении, и он вместе с вещами направляется на КПП. Благополучно его преодолевает, оказываясь уже фактически на свободе. Но вдруг там появляются сотрудники службы собственной безопасности УФСИН по Москве в сопровождении людей в масках. Щипанцеву сообщают, что он задержан в связи с совершением преступления по ч. 4 ст. 111 по факту смерти заключенного в СИЗО-4 в ноябре прошлого года. В тот же день Малыша доставляют в Пресненский суд, где его арестовывают на два месяца, а затем вновь возвращают в «кремлевский централ».

С моей коллегой по ОНК Лидией Дубиковой мы решили навестить Сергея Щипанцева.

Сергей Щипанцев, он же Малыш

Сказать, что он был нам рад… нет, конечно, но держался спокойно и уверенно. Говорит, что все, что я о нем писала, это неправда, а вот о Рожке и других — правда. Рассказывает, что никого не бил, но следил за порядком, чтобы зэки наркоту не потребляли и самогон не пили. Денег ни у кого не вымогал.

Спрашиваю Малыша, как ему удалось получить УДО, может, за хорошую работу?

— Я в колонии вообще не работал, ни дня. Я там участвовал в спортивных соревнованиях по жиму лежа. Три раза участвовал, три раза победил. Поэтому у меня была положительная характеристика, — отвечает Щипанцев.

— А разве у вас не было выговоров в СИЗО-4?

— Ну были. Десять выговоров за шесть с половиной лет. Я считаю, что это немного. Но их с меня сняли. Через полгода выговор гасится. А в колонии у меня не было выговоров, только благодарности.

Алексей Мишанов, начальник ИК-4

— Длительные свидания у вас были в колонии?

— Да, мне полагались три длительных свидания за полгода и еще два были поощрениями за победу в спортивных соревнованиях. Там знаете, какая колония? Там все по закону!

Читаю постановление суда по мере пресечения Щипанцеву. Весьма интересный документ. В нем говорится о возбуждении уголовного дела по ч. 3 ст. 286 (превышение служебных полномочий) УК РФ в отношении бывших сотрудников СИЗО-4 старшего оперуполномоченного Ксенофонтова и заместителя начальника оперотдела Ступина, по ч. 3 ст. 290 (получение взятки должностным лицом) УК РФ в отношении фельдшера изолятора Райской. И еще в решении суда говорится о фактически организованной преступной группе, состоящей из сотрудников изолятора и заключенных. Расследованием уголовных дел занимается 2-е управление по расследованию особо важных дел (преступления против государственной власти и в сфере экономики) ГСУ СК по Москве.

Щипанцев в СИЗО. Фото было выложено на странице Малыша в соцсети, то есть заключенный находил возможность пользоваться интернетом

Щипанцеву же вменяется в вину то, что он в сопровождении старшего опера Ксенофонтова пришел в локальное помещение изолятора, где избил находящегося в состоянии сильного наркотического опьянения заключенного Ширяева. Через пять дней (не приходя в сознание) Ширяев скончался в связи с имеющимися несовместимыми с жизнью травмами головы: левосторонняя субдуральная гематома, разлитые субарахноидальные кровоизлияния полушарий большого мозга и мозжечка, правосторонняя субдуральная гематома, правостороннее субдуральное кровоизлияние, кровоизлияние в мягких тканях теменной области справа и т.д.

Напомню, сначала в изоляторе членов ОНК уверяли, что Ширяев получил все эти травмы головы в результате падения с верхнего яруса кровати. Теперь же бывшие сотрудники и бывшие арестанты СИЗО-4 дают показания друг на друга. Вот такая организованная преступная группа!

«Ночью во сне упал с верхней шконки, ударился головой о нижнюю шконку, потом тумбочку, пол… И все, помер. А мы все спали, ничего не видели». И так во всех камерах

«Вы неправду про меня написали, — вновь повторяет Малыш. — Вы писали, что фельдшер Райская только с моего разрешения отправляла больных зэков в больницу в «Матросскую Тишину». А вот, смотрите, какие теперь показания она дает против меня! Говорит, что это я Ширяева избил. Да не бил я его. Это она его била по лицу, когда он от передоза был без сознания… Вот на зону ко мне заезжали ребята из четверки. Все они говорили, что после того, как меня оттуда забрали, там еще больше беспредела стало. Никакого порядка нет, без меня там стало только хуже. А все потому, что статьи эти ваши были…»

Удивительное в России правосудие. Например, Сергею Удальцову, Леониду Развозжаеву и Олегу Навальному суд в УДО отказал. Да и характеристики из колоний у них были отрицательные. А начальник Вязниковской ИК-4 Алексей Мишанов уже через три месяца пребывания Сергея Щипанцева в колонии выдал ему положительную характеристику. Да и председатель Вязниковского городского суда Ольга Черненко почему-то поверила, что Щипанцев встал на путь исправления, и отпустила его на свободу по УДО.

Однако спустя всего 10 дней судья Пресненского районного суда г. Москвы Евгений Найденов в постановлении об аресте напишет, что Щипанцев не встал на путь исправления. И Малыша вновь арестовывают…

В центре Киева неизвестный с большой собакой ударом в голову убил сотрудника УДО

Между мужчинами вспыхнул конфликт, который закончился убийством.

В центре Киева на улице Саперное Поле мужчина, который выгуливал собаку, одним ударом убил сотрудника Управления государственной охраны.

Об этом со ссылкой на собственные источники в правоохранительных органах пишет «Страна».

По данным издания, погибшего звали Василий Хмелюк, мужчине было всего 26 лет.

Как стало известно, трагедия произошла около полуночи 3 января. Один из мужчин подъехал машиной на парковку, где другой выгуливал собаку. Между мужчинами произошел конфликт, во время которого автомобилист вышел из машины и получил удар в голову.

После этого злоумышленник скрылся с места происшествия вместе с собакой. Прохожие вызвали скорую, однако врачам не удалось реанимировать пострадавшего.

В свою очередь «Киев Оперативный» обнародовал приметы злоумышленника, которые назвали очевидцы.

«Спортивное телосложение, 185 см роста, носит бороду, имеет неславянскую внешность. Был одет в темную спортивную куртку, черный капюшон, синие спортивные штаны», — говорится в сообщении.

Смотрите так же:  Транспортный налог 2019 новосибирск для пенсионеров

Внимание! #Розыск! Так выглядит убийца из «Французского Квартала». Если имеете любую полезную информацию, которая бы помогла.

Сейчас полиция возбудила уголовное производство по ч.1 ст.115 УК Украины («Умышленное убийство»). Правоохранители устанавливают местопребывание убийцы.

Напомним, ранее в Киеве на улице Воскресенской депутат Николай Пасальський выгуливал во дворе домов питбуля без поводка и намордника и получил замечание от местной жительницы. Мужчина отреагировал сперва бранью, а затем ударом в лицо. На момент инцидента он был членом партии «УКРОП», однако после происшествия его исключили, а полномочий председателя ячейки лишили.

20 октября 2007 года возле своего дома на улице архитектора Власова в Москве был зверски убит трехкратный чемпион Якутии по шахматам Сергей Николаев. 22 сентября 2008 года Мосгорсуд вынес приговор членам нацистской группировки, ответственной за это и другие преступления. Осужденный к четырем с половиной годам лишения свободы участник этой группировки Сергей П. получил условно-досрочное освобождение 10 декабря 2010 года.

Сергей П., 19 лет:

Я сел по громкому делу. Общественный резонанс. Меня на самом убийстве гроссмейстера международного класса не было. Там всего по делу идёт 16 эпизодов, я прохожу по двум. Шестнадцать эпизодов объединили, типа, мы — банда. А началось с того, что в моей школе училось много кавказцев. Они вели себя вызывающе. Ещё возраст у меня был такой, класс восьмой-девятый… И мы с другом начали их избивать и унижать. Был тогда ещё сайт NSWP, я стал на него залезать, познакомился с другими, пропитался идеологией. В ноябре 2007-го мы разными группами в течение семи-восьми месяцев совершали нападения на неславян, и закончилось всё это дело убийством шахматиста. На следствии поняли, что мы все — одна группа, только ходили по частям и разными путями. Как это получилось? Вот мы собирались группами от трёх до десяти человек, переписывались по интернету. Поехали? — Поехали, спасём Россию! Ходим, ищем объект нападения, так сказать. Мы избивали неславян, избивали, снимали на видео. Один ролик снимал я. Там было так: во дворе на лавочке сидел азербайджанец или что-то типа того, лет 35 ему было. Один из моих подельников побежал, и с разбегу нанёс ему удар ногой в голову. Ну, потом подбежали ещё трое-четверо, били. Без слов, без всего: просто сидит мужчина на лавочке, к нему подбегают, ногой в голову, и начинают избивать. Я снимал, да. Нападения совершались очень быстро — может, полминуты били. Как скапливалось несколько видео, я выкладывал их в интернет, подкладывал музыку националистическую: «Банды Москвы», «Коловрат». Мне тогда было пятнадцать лет. Избивали мы только мужчин. Женщин и детей не трогали. Вообще, изначально, обсуждался вопрос, что у врага нет ни пола, ни возраста, поскольку мы всех неславян рассматривали как врагов. Но решили женщин не бить. Искали везде: улицы, дворы, электрички. Мы, в основном, по серой ветке ездили — Серпуховско-Тимирязевское направление. Случай, который я запомнил: избивали тоже неславянина в электричке, а сидели на скамейке бабушка с дедушкой и кричали: «Молодцы!» А ещё было как-то: на железнодорожной станции избивали двух неславян, а два мужика говорили: «Молодцы ребята, чурок гоняют!» Вот так. Цель какая была: чтобы покидали Москву и все потерпевшие, кто жив, и родственники их — тоже. Ролик Николаева я уже не выкладывал, это было без меня, но я его видел. На самом деле, бесчеловечный поступок. Я хорошо помню тот день, 20-го октября. Я узнал, что убитый — якут по национальности. А его резал такой же, блядь, бурят —Илья Шутко! Это же исконно коренные северные народы! Я знал, кто его резал — это же подельники мои. А по видео ничего не понятно: там же зажгли фаер, было всё в дыму, и в дыму его избивали битами и ножами. Я ножей не применял — только ногами и руками. И всё делалось на трезвую: многие из нас спортом занимались. Я раньше в футбол играл, потом бросил, вот, повело в неправильную сторону… Ну, я рос в благополучной московской семье, отец мой работал в милиции, всю жизнь отдал органам МВД. Я тоже рос послушным мальчиком — до какого-то времени. Я посидел и в колонии для несовершеннолетних, и в колонии для взрослых. Когда я в СИЗО был, со мной сидело трое ребят из группировки «Белые волки»: Ваня Стрельников, Коля Панфилов и Лёша Джавахишвили, лидер их, собственно. Считал себя исконно русским, и похож на русского — фиг отличишь. А так — наполовину грузин. Так вот, из этой группировки троих человек на суде просто так отпустили, хотя они виновны были. В колонии администрация относились к нам, как к детям. Ну, совершили неосознанный поступок. А заключённые были с нами солидарны, их тоже волнует социальный вопрос.

Марина Корнеева, библиотекарь, заведующая клубом и руководитель театрального кружка в Можайской воспитательной колонии для мальчиков:

У нас отбывал наказание один мальчик, Серёжа. Изумительный мальчишка — в плане, как человек. И очень талантливый. Я взяла его на главную роль нашего произведения — мы ставили сказку братьев Стругацких «Повесть о дружбе и не дружбе». При просмотре приёмной комиссии на конкурсе «Амнистия души» (фестиваль театральной самодеятельности колоний ФСИН — Esquire.) несколько режиссёров совершенно из разных театров сделали вывод, что мальчик настолько талантлив, что поступило предложение взять его без экзаменов в театральный институт. И это случилось! В день, когда был спектакль, был суд по УДО во взрослой колонии, куда перевели Серёжу. И суд его освободил!

Вообще, скинхеды — умные и грамотные. Помимо того, что они обучались в колледжах и институтах, они все занимаются своим самообразованием дома. Они в курсе абсолютно всех событий, что происходят в мире. Все проводят большое количество времени в интернете и знают абсолютно всё. Они с хорошей памятью, с хорошо поставленной речью, интеллект у них очень высокий, отношение к нам — очень уважительное. У них нет «понятий». Они здесь стараются держаться ближе друг к другу. У них общие интересы, развитие на одном уровне, в большинстве случаев — они знакомы с воли. Знать не будешь, что скинхед — ведь 111-я («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» — Esquire.) может быть не только у скинхедов — но их, ребят этих, сразу видишь: у них настолько умные глаза… Мои помощники они во всех мероприятиях, что бы я ни делала. Грамотные, умные, большое стремление уйти на волю. УДО — это их задача: чтобы уйти по УДО, они стараются помогать сотрудникам администрации. И семьи, как правило, у них очень замечательные: почти сто процентов скинхедов из хороших семей, где грамотные родители. Линар Косяк — замечательный мальчишка, председатель отряда, тоже находился у нас по делу якутского шахматиста — по УДО ушёл в 2009 году: у него было статья 105-я через 30-ю, то есть «покушение на убийство». Скинхеды Шишкин и Булыгин, тоже отбывавшие у нас срок и вышедшие по УДО — хорошие ребята. Булыгин вообще умница, один из участников «Амнистии души»: с великолепным голосом, читал текст от автора в нашей пьесе. Он сидел у нас по 111-й статье: было у него неприятие наркоманов и пьющих — не понимал, для чего они коптят землю. И ещё говорил, что у преступления есть национальность. Шишкин — очень умный мальчик, тоже ушёл по УДО этим летом. У него здесь развились мысли по переустройству России и политики, и мы так поняли, что он у нас метит в президенты. По УДО их отпускает выездной суд. За то, что они участвуют в культурно-массовых мероприятиях, У них есть, конечно, баллы — я же пишу им поощрение. И тот факт, что они помогали администрации, делали всё быстро, умно и грамотно, имеет своё значение.

Вера Панова, заместитель начальника по кадрам и воспитательной работе Можайской воспитательной колонии для мальчиков:

У нас сидела группа ребят-скинхедов, сейчас не осталось ни одного. Я слышала, то ультраправым дают самое большое число условных сроков, их легко отпускают по УДО. Мы сами возмущаемся, сами ведём эти разговоры

Но это — политика, и пока этот вопрос не будет решён и упорядочен на государственном уровне, это будет продолжаться. Мы подаём документы на УДО, когда подходит срок. Если ультраправый хорошо себя ведёт в колонии, но я подозреваю, что он не раскаялся, то я, конечно, все равно подам документы. Параметры УДО — чтобы наступил срок в зависимости от статьи, чтобы не было взысканий, и были поощрения. И всё. Я бы, конечно, хотела эти параметры изменить. Но тогда надо менять все уровни уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Мы забыли такой институт, как раскаяние: да, невозможно вернуть человека, но важно то, чтобы тот, кто совершил убийство, сам ощутил боль. Встретился с родственниками, или хотя бы написал им письмо. Так было бы — правильно. Сейчас говорят об увеличении количества психологов в колониях — возможно, когда на одного психолога будет приходиться 16 человек заключенных, можно будет работать более скрупулёзно. А так — мы обязаны отпускать по УДО. Последнее слово произносит суд, а нам говорят: «Вы даёте характеристику, в колонии у него всё хорошо, взысканий нет, а что будет дальше — это уже не ваше дело».

Галина Кожевникова, заместитель директора информационно-аналитического центра «Сова»:

Очень сложно отследить, какое количество скинхедов выходит по УДО: после того как людей осуждают, судьба их не известна даже и самим ультраправым. Мы даже не знаем их фамилий, потому что большинство из них несовершеннолетние.

Но мы знаем — да, эти случаи далеко не единичны. Мы не ведем подобную статистику — это фактически невозможно, а если ее и вести, то она будет нерепрезентативна. По нашим субъективным ощущениям, скинхедов, отпущенных по УДО, очень много. Средний срок, который группа неонацистов получает за насильственное преступление, — это пять с половиной, шесть лет. За менее тяжкие преступления им дают от двух до пяти лет. Соответственно, и по УДО все они выходят быстро. В том, что касается вынесения ультраправым условных сроков, динамика есть, и динамика очень тревожная: за 2010 год по приговорам за насильственные преступления было вынесено самое большое количество условных приговоров — свыше 30%. Это самый высокий процент за все годы наблюдения — если добавить к этому количество людей, которые избегают наказания по той причине, что следствие долго длится и истекает срок давности, он будет еще выше.

В 2010 году особенно отличились Санкт-Петербург и Нижний Новгород, где 60% ультраправых, осужденных за насильственное преступление, получили условные сроки. В Москве за насильственные преступления очень редко дают условные приговоры — только в случае легких статей, которые не предполагают строгого наказания, вроде 115-й и 116-й, то есть «причинение вреда здоровью» и «нанесение побоев». Такая практика тоже не очень правильна: условный срок для ультраправого человека — поощрение к дальнейшим действиям.

Есть в Иркутске такой человек, Евгений Панов. Он проходил по делу о нападении на лагерь экологов в Ангарске, в результате которого убили человека, был одним из главных обвиняемых, 111-я статья, то есть «нанесение тяжких телесных повреждений, повлекшее смерть потерпевшего». Нападение на лагерь произошло в 2007 году. После задержания Панов вышел под подписку о невыезде и, пока длилось следствие, был на свободе. По сведениям местных антифашистов, за это время он успел порезать еще одного антифашиста, избил бурята и возглавил компанию ультраправых, избивших велосипедиста, которого они приняли за антифашиста. То есть обвиняемый в убийстве несколько лет ходит по городу, избивает людей до полусмерти направо и налево, и никто его не останавливает. В итоге его арестовали только в 2010 году, после того, как он избил азербайджанца, поскольку дальше тянуть было просто неприлично. Суд состоялся 8 августа, и он получил реальный срок.

Смотрите так же:  Авиабилеты можно ли вернуть

В Челябинске два года назад группа скинхедов убила китайца. Внешне это выглядело как бытовое убийство. Через полгода скинхеды решили похвастаться, выложили ролик с отснятым преступлением в интернет, немедленно были идентифицированы и арестованы — пятеро человек. На самом деле в убийстве участвовало семеро, но арестовали пятерых, которых впоследствии суд присяжных оправдал вчистую. По убийству. Очень быстро. Я не знаю, как работало следствие: при наличии ролика, который позволил арестовать всех подозреваемых, даже не скрывавших, что они неонацисты, прокурорам не удалось доказать, что нож принадлежит одному из фигурантов дела.

В Нижнем Новгороде — бешеное количество процессов, город лидирует в России по расистским нападениям. Но практически все суды заканчиваются условными сроками для фигурантов. Порядка десяти процессов прошло за прошлый год — из них три «тяжелых», с серийными убийствами. Все остальные эпизоды — нападения, с ножевыми ранениями, без, неважно — заканчиваются тем, что обвиняемых просто отпускают под условные сроки. Самый вопиющий случай таков: в мае 2010 года в Нижнем Новгороде скинхед совершил нападение на армянина. Получил условный срок. И, будучи под условным сроком, напал на группу антифашистов, за что получил реальный срок. Это чуть ли ни единственный в этом городе случай, когда скинхед получил реальный срок не за убийство. При этом, по отчетности, в Нижнем Новгороде кипит борьба с ультраправыми, десятки осужденных. Но уровень насилия не падает.

Недавнее убийство индуса в Санкт-Петербурге, в результате которого только двое из пяти нападавших получили реальные сроки, типичный пример сложившейся практики. Что с этим делать, я не знаю. Не думаю, что власти боятся скинхедов: в последнее время всем понятно, что чем сильнее их «закатаешь», тем спокойнее себя будешь чувствовать. Просто так сложилась практика: они же молодые, а у нас — общий гуманизм. Прокуратура может оспорить приговор в сторону ужесточения, но, как правило, это ни к чему не приводит. Обычно успешно оспаривают приговор осужденные — в порядке надзора или кассации. Могут скостить полгода. Прокуратуре обычно не удается добиться увеличения сроков. Я знаю только один подобный случай: в Санкт-Петербурге три года назад суд присяжных оправдал фигурантов, проходивших по делу об убийстве эфиопского гражданина, но прокуратуре удалось доказать, что присяжным угрожали.

Что сделать, чтобы скинхедов не отпускали по УДО, я тоже не знаю. Если бы были такие адвокаты, как Маркелов, который всеми силами противился УДО Буданова, если бы можно было бы доказывать, что скинхеды не раскаялись… Но у потерпевших по таким делам практически никогда нет адвокатов, некому представлять их интересы, в том числе и когда нападавшие на них начинают выходить по УДО.

Я не думаю, что скинхеды, вышедшие по УДО, раскаялись и больше не будут совершать преступлений. Особенно люди, которые совершают убийство. Да, они будут более аккуратны, может, они больше не будут резать по подворотням, но из движения не выйдут. Не поменяют своих взглядов и не перестанут быть националистами из-за того, что сидели в тюрьме.

Сложившаяся практика, я надеюсь, со временем исправится. Если нормально будут представляться интересы потерпевших в суде, возможно, сократятся и все эти выходы по УДО. И, например, погром на Манежной, как мне кажется, повлиять на эту общую практику не может. А вот то, что Путин съездил на могилку к Егору Свиридову — может, и далеко не в лучшую сторону. Потому что Путин, таким образом, солидаризировался с тем самым «народным гневом».

Вячеслав Спесивцев, художественный руководитель Московского молодежного театра, председатель оргкомитета всероссийского Фестиваля воспитательных колоний ФСИН «Амнистия души»:

Фестиваль «Амнистия души» существует уже четыре года. После последнего конкурса… Парень, он вышел из колонии, из Можайска… Они поставили пьесу Стругацких — не более, не менее. Играют все прекрасно, очень профессионально, не наигрывают. Как ни странно, герой играет по системе Станиславского, хотя нигде этому не учился. Так вот, я посмотрел на него и сразу сказал: «Беру его себе на курс». Как мальчик попал в колонию? Ну… там…за участие в таком групповом убийстве… Они, якобы, кого-то грабили и так далее, и так далее. Произошла драка, а за коллективное больше дают. Я знаю, что такое — коллективное. Знаете, могут просто сказать: «Постой-ка, посмотри, чтобы никто не шёл». И вот оно уже — участие. Скинхед? А почему бы нет? Да. Понимаете, они же ещё молодые.

В ближайших номерах журнала будет опубликован материал Светланы Рейтер о социальной реабилитации бывших заключенных, к которым российское правосудие оказалось менее благосклонно.

В центре Киева неизвестный с большой собакой ударом в голову убил сотрудника УДО

Между мужчинами вспыхнул конфликт, который закончился убийством.

В центре Киева на улице Саперное Поле мужчина, который выгуливал собаку, одним ударом убил сотрудника Управления государственной охраны.

Об этом со ссылкой на собственные источники в правоохранительных органах пишет «Страна».

По данным издания, погибшего звали Василий Хмелюк, мужчине было всего 26 лет.

Как стало известно, трагедия произошла около полуночи 3 января. Один из мужчин подъехал машиной на парковку, где другой выгуливал собаку. Между мужчинами произошел конфликт, во время которого автомобилист вышел из машины и получил удар в голову.

После этого злоумышленник скрылся с места происшествия вместе с собакой. Прохожие вызвали скорую, однако врачам не удалось реанимировать пострадавшего.

В свою очередь «Киев Оперативный» обнародовал приметы злоумышленника, которые назвали очевидцы.

«Спортивное телосложение, 185 см роста, носит бороду, имеет неславянскую внешность. Был одет в темную спортивную куртку, черный капюшон, синие спортивные штаны», — говорится в сообщении.

Внимание! #Розыск! Так выглядит убийца из «Французского Квартала». Если имеете любую полезную информацию, которая бы помогла.

Сейчас полиция возбудила уголовное производство по ч.1 ст.115 УК Украины («Умышленное убийство»). Правоохранители устанавливают местопребывание убийцы.

Напомним, ранее в Киеве на улице Воскресенской депутат Николай Пасальський выгуливал во дворе домов питбуля без поводка и намордника и получил замечание от местной жительницы. Мужчина отреагировал сперва бранью, а затем ударом в лицо. На момент инцидента он был членом партии «УКРОП», однако после происшествия его исключили, а полномочий председателя ячейки лишили.

Смертник среди нас: по Москве разгуливает убийца-расчленитель, выпущенный по УДО

Приговоренного к расстрелу выпустили из колонии «Полярная Сова» — впервые в истории

07.02.2018 в 13:09, просмотров: 1128682

Из самой страшной тюрьмы для пожизненно осужденных «Полярная сова» (расположена за Полярным кругом, в поселке Харп Ямало-Ненецкого автономного округа) впервые за всю ее историю освободился арестант.

Он вообще единственный из пожизненников, кто получил билет на волю. И сейчас приговоренный некогда к расстрелу за жесточайшее убийство Анвар Масалимов разгуливает среди нас — по последним данным, в Москве.

В Федеральной службе исполнения наказаний считают, что формально это не условно-досрочное освобождение, а результат переквалификации приговора (хотя в некоторых документах суда указано именно УДО).

Как бы то ни было, прецедент создан. Первая ласточка, если можно так выразиться. Человек, избежавший в свое время смертной казни, оказался на воле. А вообще за последнее время число осужденных к пожизненному сроку, которые могут претендовать на УДО, поскольку отсидели 25 лет, стремительно приближается уже даже не к сотне, а к полутысяче. Что будет, если суды начнут их массово освобождать? Адаптируются ли бывшие маньяки, педофилы и серийные убийцы к современной реальности? Не возьмутся ли они за старое?

Первый из обреченных

63-летний Анвар Масалимов вряд ли понимает, какой он счастливчик. Из колонии для ПЖ (осужденных к пожизненному сроку) еще никто никогда до него не освобождался. Хотелось бы рассказать трогательную историю о том, что сам Анвар изначально был ни в чем не виновен. Или что все произошло случайно, а наказание было чрезмерно жестоким. Но это совсем не так.

— 17 августа 1991 года он зверски убил человека, — рассказывает представитель Вологодского областного суда Лариса Новолодская. — Все произошло в частном доме поселка Комсомольск Томской области.

Одинокий и добросердечный пенсионер Гаврилов впустил не только в свой дом, а вообще в свою жизнь недавно освободившегося зэка Масалимова. Его не смутил тот факт, что Анвар отбыл срок не за мелкое преступление, а за убийство (первый раз он получил 15 лет).

На воле Масалимов устроился грузчиком. Судя по всему, он приучил к спиртному Гаврилова, они стали часто выпивать вдвоем. Но сколько волка ни корми… В один из вечеров Масалимов задушил Гаврилова.

— С помощью топора расчленил труп, голову сжег в печке, а части туловища выбросил в выгребную яму, — рассказывает Новолодская.

Если бы не соседка, которая нашла в туалете мясо, никто не узнал бы о гибели Гаврилова: Масалимов всем рассказывал, что тот «уехал калымить». Вина Анвара была полностью доказана.

Изучаю материалы уголовного дела 27-летней давности. Из документов видно, что Масалимов вину свою частично признал. Объяснял на суде: мол, Гаврилов спалил в печке его фотографии, чем сильно разозлил. «Я ударил его в лицо, он упал, разбив голову о косяк печки». Масалимов уверяет, что пытался помочь Гаврилову, но тот уже не дышал, и пульс не прощупывался. Ну а труп он расчленил, чтобы скрыть следы и снова не попасть в тюрьму, из которой он всего полгода назад вышел.

Судмедэксперты слова Масалимова опровергли — они обнаружили перелом подъязычной кости у жертвы, что свидетельствовало: смерть наступила от сжатия горла, а не от удара.

В общем, с учетом того, что убийство второе и совершено в состоянии алкогольного опьянения, суд пришел к выводу — цитирую: «Масалимова следует признать особо опасным рецидивистом и назначить смертную казнь». Он ждал расстрела несколько лет, и только в 1998 году президент Борис Ельцин своим указом заменил смертную казнь на пожизненный срок.

Сначала Масалимов сидел в колонии для пожизненно осужденных «Вологодский пятак», потом его перевели в «Полярную сову». Все это время он писал жалобы в суд. В итоге из его приговора исключили указания на признание осужденного особо опасным рецидивистом и на отягчающее ответственность обстоятельство — совершение преступления в нетрезвом виде. Статья была переквалифицирована со ст. 102 на ст. 103 УК РСФСР. Но само наказание от этого не изменилось — срок так и остался пожизненным.

— Переквалифицируя действия Масалимова без смягчения наказания, суд исходил из того, что пожизненное лишение свободы было назначено не приговором, а в порядке помилования указом президента, — говорит Новолодская. — То есть его пересмотр вроде как не относится к компетенции суда (это следовало из судебной практики, сформировавшейся на момент вынесения постановления в отношении Масалимова — 11 апреля 1998 года). Но все меняется. И вот президиум Вологодского областного суда признал: смягчить наказание можно. Он освободил Масалимова от дальнейшего отбывания наказания с формулировкой «в связи с принятием закона, улучшающего положение осужденного».

В справке, которая проходит по делу (копия у «МК») указано, что Масалимов освобожден по УДО. Отсюда и пошли разговоры: «Первый из обреченных прощен».

Как арестант в монахи подался

За последнее время в силовых ведомствах провели несколько совещаний, где обсуждали ситуацию с Масалимовым. Мы пообщались с участниками дискуссий.

Смотрите так же:  Остаётся ли судимость после условного срока

— А что, если за этой «первой ласточкой» последует целая «стая» арестантов? — рассуждает один из генералов центрального аппарата МВД (фамилию просил не указывать). — Маньяки и педофилы, так и не казненные в советское время, выйдут на волю сейчас? И чем они займутся? Они же потеряли за эти десятилетия чувство реальности!

При всем при том генерал так и не смог ответить мне на простой вопрос: а что с Масалимовым-то? Где он сейчас? Как живет-здравствует? Оказалось, никто не установил за ним административного надзора, его следы затерялись. В справке колонии есть только указание: «Выбыл по адресу: Москва, ул. Генерала Дорохова, 17».

— Он сам из Казани, — говорит бывший оперативный сотрудник «Полярной совы» Юрий Сандрыкин. — Там у него сестра осталась. Он отписал ей все имущество, отказался от наследства, ведь не думал, что когда-то увидит свободу. Вот все и полагали, что он вернется в Казань. А он в Москву подался! А вообще всем говорил, что если когда-то освободится, то станет монахом. Но вообще многие зэки в колонии так говорят. Мы им особо не верим. И вы не верьте.

Едем на улицу Дорохова. Как ни странно, «монашеская версия» косвенно подтверждается: по этому адресу располагается храм Святителя Дмитрия Ростовского.

— Помню-помню его, приходил, — говорит соцработник храма. — Нелюдимый, ни с кем общаться не хотел, кроме отца Андрея. А тот с ним переписывался, когда Анвар еще в колонии был. Нам много пишут из тюрьмы для пожизненно осужденных. Мы им помогаем, пересылаем им вещи, деньги…

— Я не ожидал увидеть в нашем храме Масалимова, — признается отец Андрей. — Вот ведь провидение Господне! Я предлагал ему стать послушником, а потом монахом. Ну куда ему еще идти? Немолодой он уже, здоровье плохое. А так поселился бы при монастыре, вел праведную жизнь и молился за души убиенных. Пища и кров всегда бы были. Но он неожиданно для меня отказался наотрез. Сказал, что хочет нанять адвокатов, чтобы те помогли добиваться от государства жилья и компенсации за то, что «пересидел».

Я был удивлен. Сказал: «Чего воевать, справедливости искать-то сейчас? Надо с Богом примириться и о душе подумать». Мы его не могли здесь оставить: у нас тут при храме дети, да и нет спальных мест. Так что мы дали ему немного денежек на первое время, адрес приюта для бездомных возле Николо-Перервенского монастыря, подвезли его на машине к Киевскому вокзалу, как он просил (он потом сам собирался оттуда в приют). Я ему дал телефон, чтобы звонил, если будут какие-то проблемы. Он ни разу так и не позвонил.

До приюта в Люблине (туда направлял его священник) Масалимов так и не добрался. Дежурная учреждения сказала, что человек с такими данными к ним не поступал. Официально он не числится ни в одном из подобных заведений Москвы. Но вообще в городе сотня частных приютов, где бездомные получают кров и пищу за то, что работают.

Где же Масалимов? Что с ним? И главное — опасен ли он?

Армия смертников

В России сегодня 1940 осужденных к пожизненному сроку. Примерно четверть из них отсидели за решеткой 25 лет, а значит, имеют по закону право на УДО. Первые арестанты, чей срок достиг четверти века, появились в 2016 году. Но всем, кто подал ходатайство об УДО, суд отказал, а повторное такое прошение они могут сделать только через три года. Но каждый год появляются все новые и новые арестанты, которым подошел тот самый 25-летний срок. Они забрасывают суды прошениями об УДО. Первое, что делают те, — запрашивают администрации колонии, где человек провел четверть жизни. Исправился? Опасен? Начальники всех ИК для пожизненно осужденных отвечают одинаково: не рекомендуется к УДО.

— Вы сами посудите! За это время, что он сидел, страна поменялась, мир поменялся, — говорит сотрудник «Полярной совы». — Появились мобильники, ноутбуки, Интернет, изменились законы, практически полностью переписан Уголовный кодекс. Стиль одежды, профессии, привычки людей — все стало другим! А наши ведь «заморожены» во времени. Они иногда смотрят телевизор, и им многое кажется фантастикой. Сюжеты из современных кинофильмов о реальной жизни они воспринимают, как будто это серия «Звездных войн».

— У меня и сотрудников есть твердое убеждение, что пока ничего для освобождения этих людей не готово, — говорит начальник «Вологодского пятака» Владимир Горелов. — Не прописано, при каких условиях можно освобождать осужденного, каким требованиям он должен соответствовать. Вообще должен быть выработан (вместе с общественностью) комплекс мероприятий подготовки к УДО за пять лет до наступления срока, когда можно просить о нем суд. Кандидата нужно перевести на облегченные условия содержания, чтобы он пожил несколько лет не в камере, а в общем отряде (как в обычных колониях), чтобы посмотреть — а как он способен контактировать с другими людьми?

Второй момент: он должен владеть несколькими профессиями, чтобы, выйдя на свободу, был востребован как работник. В течение пяти лет (с 20 до 25 лет отсидки) он должен проходить что-то вроде аттестационной комиссии, в которую войдут правозащитники, медики, социологи, психологи и которая скажет, идет ли он правильной дорогой.

Третий этап — понимание, где он будет жить на воле и с кем. И уже после того, как он получит УДО, нужно несколько лет надзирать за ним. А сейчас всего этого нет. Сам осужденный не понимает, что он должен сделать, чтобы выйти по УДО. И мы, сотрудники, не понимаем. И потому на административной комиссии никто не голосует за рекомендацию суду об УДО конкретного заключенного. Потому что никто не готов нести ответственность — в первую очередь моральную. А что, если он выйдет и в первый же день начнет насиловать и убивать женщин и детей?!

Конечно, есть и такие, кто грабить и убивать не сможет в силу своего преклонного возраста. Самому старому «постояльцу» колонии «Вологодский пятак» Алексею Попкову 81 год. В 1990-м он был приговорен к смертной казни за убийство жены и сына в состоянии алкогольного опьянения (сначала во время ссоры зарезал супругу, а потом — ребенка, который выбежал на крики). За решеткой он 27 лет. Если рассуждать здраво — Попков раньше не был судим, преступление было на бытовой почве, так что к категории серийных убийц он не относится. Такого после столь долгой отсидки можно было бы отпустить. Но куда? Кому он нужен? Кто будет за ним ухаживать? Сейчас он больной старик, почти не встает с кровати.

— Лежит и лежит, иногда только я его поднимаю, чтобы вывести в туалет, — объясняет сокамерник. — Писал ли он на УДО? Вряд ли. Ему и идти-то некуда.

Самому пожилому арестанту никто не пишет. Впрочем, как и другим, кому от 70 и больше.

— А у меня есть дом, есть родные, которые ждут, — уверяет 78-летний Казбек Калоев. — Но проситься на УДО бесполезно — никому еще его не дали.

Калоев право на УДО получил еще в 2009 году. В отличие от Попкова у него до вынесения приговора была богатая криминальная история, четыре судимости. Говорят, он один из первых настоящих советских бандитов, которые грабили-убивали аж с 60-х годов. Последний срок Калоев получил за то, что в 1978 году его банда напала на отделение Госбанка СССР. В послужном криминальном списке — вооруженное нападение на дежурную часть РОВД в Ставропольском крае, во время которого были убиты двое милиционеров. Как сам выражается, четыре года ходил «под вышкой» (смертной казнью).

Казбек и на воле-то практически не был: все по зонам да лагерям, а в промежутках — грабежи да разбои. Как бы он адаптировался к свободной жизни сейчас? Ясно, что бандитствовать в силу возраста и физической немощи он бы уже не смог. Но что, если смог бы научить этому молодое поколение. В общем, много вопросов.

А вообще за проведенные в неволе годы люди действительно становятся не нужны близким, теряют с ними всякую связь. Доказательством тому служит тот факт, что, когда пожизненник умирает, его тело родные забирают в единичных случаях. И тот же Калоев признался, что сообщил домой: в случае смерти не приезжайте, труп не забирайте.

— Я не думал, что вообще доживу до таких лет, — говорит Казбек.

— Продолжительность жизни среди пожизненных очень велика, — говорит замдиректора ФСИН России Валерий Максименко. — В обычных колониях осужденные намного больше болеют и чаще умирают.

Мы долго пытались понять этот феномен. Есть несколько объяснений. Одно из них — в колониях для пожизненно осужденных предусмотрен жесткий график, вся жизнь идет строго по расписанию, а это, видимо, благотворнее влияет на организм. У пожизненников нет за решеткой стрессов, им не нужно думать о том, что будет после освобождения, как, где и с кем жить. За них все решено, причем до самого их конца.

Здесь надо вспомнить советских военных: зачастую, когда офицеры уходили на пенсию, почти сразу умирали, потому что менялся на всю жизнь заведенный режим, происходила разбалансировка организма. В том числе и поэтому многие военные стремились остаться на службе как можно дольше, потому что, бывало, даже боялись выходить на пенсию… А с пожизненно заключенными как раз наоборот: даже прилично изношенный разгульным образом бандитской жизни организм встает на прочные и стабильные рельсы, получает правильную диету и рацион питания — четко по часам, с годами притирается и адаптируется и дальше работает практически без сбоев на удивление всем.

За последние 10 лет в колониях для пожизненно осужденных умерли по болезни и старости 89 человек. Из самых известных арестантов, нашедших смерть за решеткой, — террорист Салман Радуев. Тюремные медики говорят, что по сути он умер от старых ранений, которые получил на воле.

Есть среди ПЖ-арестантов 76 инвалидов, в том числе четверо — с первой группой. Теоретически некоторые из них вполне могут попасть под постановление правительства №54, где приведен список болезней, препятствующих отбыванию наказания. Но вот, допустим, есть такой недуг у маньяка, который изнасиловал и убил больше десяти детей. Надо ли его отпускать с формулировкой «по болезни»?!

Поразительно, но число суицидов среди смертников во много раз меньше, чем среди обычных заключенных. За последние три года была всего одна удачная попытка — инцидент произошел в «Полярной сове». Все остальные пожизненники, выходит, боятся смерти. Это еще один феномен. Ведь что может быть страшнее пустой, не заполненной радостями, новыми впечатлениями, близкими людьми жизни? Многие мне возразят: жизнь может быть абсолютно серой и пустой и на воле. Так и есть. И, наверное, это еще печальнее.

Заголовок в газете: Смертник среди нас
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27611 от 8 февраля 2018 Тэги: Убийство, Смерть, Суд, Уголовное дело, Дети Организации: МВД Места: Москва, Россия, Казань, Ставрополь