Судебная практика в овд

Обзор судебной практики: споры с участием сотрудников силовых структур

1. Дисциплинарное взыскание не влияет на размер доплаты за сложность, напряженность и высокие достижения в службе

Верховный суд РФ признал Положение о порядке установления и выплаты прокурорским работникам доплаты за особые условия службы и доплаты за сложность, напряженность и высокие достижения в службе, утвержденного приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 29 сентября 1999 г. N 771-к недействительным в части изменения размера такой доплаты, независимо от срока службы при изменении результатов служебной деятельности прокурорского работника, в том числе при наложении на него дисциплинарного взыскания за упущения по службе.

В порядке административного судопроизводства в Верховном суде РФ было рассмотрено заявление сотрудницы прокуратуры о признании частично недействующим абзаца четвертого пункта 9 Положения о порядке установления и выплаты прокурорским работникам доплаты за особые условия службы и доплаты за сложность, напряженность и высокие достижения в службе, утвержденного приказом Генерального прокурора Российской Федерации от 29 сентября 1999 г. N 771-к. Заявительница сочла несправедливым абзац 4 пункта 9 данного постановления, который устанавливает, что в соответствии с предложениями руководителей, указанных в пункте 8 Положения, в случаях изменения условий труда либо результатов служебной деятельности прокурорского работника, в том числе и при наложении на него дисциплинарного взыскания за упущения по службе, размер доплаты подлежит изменению независимо от срока, на который она была установлена.

Верховный суд РФ в апелляционном определении от 28 января 2016 г. N АПЛ15-599 установил нормы данного постановления незаконными в оспариваемой части. Судьи установили, что статья 41.7 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» не предусмотрено такого основания дисциплинарной ответственности, как «упущение по службе», а также назначения наказания в виде изменения доплаты, установленной пунктом 1 статьи 44 данного ФЗ. Тем более, что законом определены другие виды дисциплинарной ответственности, в частности особо оговаривает ситуации, при которых доплата работникам прокуратуры не выплачивается. В соответствии с пунктом 9 статьи 41.7 данного закона определено, работник, совершивший проступок, может быть временно (но не более чем на один месяц) до решения вопроса о наложении дисциплинарного взыскания отстранен от должности без выплаты ему за время такого отстранения доплаты.

2. За отдых за границей без разрешения начальства положено дисциплинарное взыскание

Сотрудники МВД и военнослужащие обязаны ставить начальство в известность о своем намерении выехать за границу во время отпуска. Если это не будет сделано, нарушитель может получить дисциплинарное взыскание. Так решил Санкт-Петербургский городской суд.

Сотрудница МВД была привлечена к дисциплинарной ответственности за нарушение пунктов 1 и 3 приказа ГУВД по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Ей был объявлен строгий выговор. Причиной для этого послужил тот факт, что она провела отпуск за пределами России, не известив об этом руководство. Служащая решила, что данное взыскание является незаконным, поскольку она исполнила требование приказа и поставила начальника в известность о намерении выехать в Данию, написав рапорт и оставив его на рабочем столе. Ей не было известно, что начальник не получил этого рапорта, поскольку необходимости непосредственного получения разрешения на выезд не требовалось. Так как сотрудница не имеет допуска к государственной тайне. Также при вынесении дисциплинарного взыскания, не было принято во внимание ее поведение до привлечения к дисциплинарной ответственности, в связи с чем, сотрудница МВД полагает, что наложенное взыскание не соответствует характеру проступка. В связи с этим она обратилась в суд с исковым заявлением.

Суд первой инстанции отказал истице в удовлетворении заявленных требований. А Санкт-Петербургский городской суд апелляционным определением от 02.06.2015 N 33-8474/2015 поддержал решение коллег. Судьи отметили, что в данном случае правоотношения между сторонами, возникшие в результате прохождения службы истицы, регулируются Федеральным законом от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и Федеральным законом от 07 февраля 2011 года N 3-ФЗ «О полиции». В той части, в какой они не урегулированы этими специальными нормативными актами применяются нормы Трудового кодекса РФ.

В соответствии со статьей 4 Положения о службе в органах внутренних дел РФ, сотрудники органов внутренних дел выполняют обязанности и пользуются правами в пределах своей компетенции по занимаемой должности в соответствии с действующим законодательством и присягой. По нормам статьи 21 Трудового кодекса РФ, заключая трудовой договор, работник обязуется добросовестно выполнять свои трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину и правила внутреннего трудового распорядка организации. Виновное неисполнение данных требований может повлечь привлечение работника к дисциплинарной ответственности, что является одним из способов защиты нарушенных прав работодателя. При этом, в соответствии с частью 1 статьи 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Основанием для привлечения истицы к дисциплинарной ответственности послужили результаты проведенной ответчиком служебной проверки, из заключения которой следует, что истица знала о правилах выезда за границу, осознавала необходимость соблюдена процедуры убытия из Российской Федерации, однако пренебрегла данным процессом. Поэтому действительно чем допустила нарушение требований приказа от 27.07.2009 года N 1229 «О порядке выезда сотрудников ГУВД за границу Российской Федерации и пределы гарнизона», выразившееся в том, что она не поставила в известность руководителя ОМВД России о предстоящем выезде и не доложила по окончании выезда рапортом непосредственному начальнику о целях, сроках выезда и стране пребывания. За что обоснованно получила дисциплинарное взыскание.

3. Военнослужащий и члены его семьи имеют права на социальное жилье, если будут признаны нуждающимися в улучшении жилищных условий

Военнослужащий во время прохождения военной службы должен был поставлен на учет нуждающихся в жилых помещениях, путем обращения его к командиру воинской части с соответствующим рапортом. Только в этом случае его вдова и семья может претендовать на предоставление жилого помещения по договору социального найма. Так решила Судебная коллегия по административным делам Новосибирского областного суда.

Вдова и члены семьи бывшего военнослужащего обратились в суд с исковым заявлением о признании неправомерным решения начальника ФГКУ Министерства обороны РФ об отказе в принятии их на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма. Заявители указали, что являются вдовой и детьми военнослужащего по контракту Минобороны РФ в звании майора, умершего в 2000 году. Отказ о принятии на учет нуждающихся в жилом помещении по договорам социального найма был мотивирован тем, что продолжительность службы военнослужащего не достигла 20 лет и более, при этом, несмотря на продолжительность военной службы, превысившей 10 лет, нет такого юридически значимого обстоятельства как увольнение военнослужащего с военной службы, Поэтому, в силу Федерального закона «О статусе военнослужащих» он не мог быть признан нуждающимся в получении жилых помещений по договору социального найма. У его вдовы нет оснований для постановки на учет и предоставлении жилой площади по договору социального найма. Однако, заявитель считает, что в силу статьи 51 Жилищного кодекса РФ, она и ее дети имеют право на получение жилого помещения по договору социального найма.

Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал. Судьи отметили, что не бывший военнослужащий не обращался в орган местного самоуправления с заявлением о принятии его на учет как нуждающегося в получении жилого помещения по договору социального найма, и это не относится к предмету спора по гражданскому делу, поскольку майор не планировал увольняться с военной службы и не достиг возраста 42 лет (3 лет до достижения предельного возраста пребывания на военной службе), указанные основания были предусмотрены приказом МО РФ N 80 от 15.02.200 г., который в настоящее время отменен. С такими выводами также согласилась Судебная коллегия по административным делам Новосибирского областного суда. Которая в апелляционном определении от 12 января 2016 г. по делу N 33а-11261-2015 указала, что в силу статьи 15 Федерального закона от 27.05.1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета.

Однако, военнослужащие-граждане признаются федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, нуждающимися в жилых помещениях по основаниям, предусмотренным статьей 51 Жилищного кодекса РФ, в порядке, утверждаемом Правительством РФ. Поэтому, на момент смерти военнослужащего) членам его семьи (за исключением военнослужащих, участвовавших в накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих), погибших (умерших) в период прохождения военной службы или после увольнения с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, а при общей продолжительности военной службы 20 лет и более вне зависимости от основания увольнения, признанным нуждающимися в жилых помещениях или имевшим основания быть признанными нуждающимися в жилых помещениях в соответствии с настоящим Федеральным законом до гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, уволенного с военной службы, денежные средства на приобретение или строительство жилых помещений либо жилые помещения предоставляются в порядке и на условиях, которые предусмотрены статьей 15 и статьей 15.1 Федерального закона.

В спорной ситуации майор умер от несчастного случая, а его выслуга лет в Вооруженных силах РФ на момент смерти составила 19 лет 03 месяца. Во время прохождения военной службы он не был поставлен на учет нуждающихся в жилых помещениях, а истцом были представлены документы, не подтверждающие право майора состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, поэтому суд пришел к выводу о законности оспариваемого решения, отсутствии правовых оснований для признания истцов нуждающимися в жилых помещениях по линии Министерства обороны и удовлетворения их требований.

Смотрите так же:  Сокращение штата приказ пример

Верховный суд разобрался с карьерным ростом полицейских

Обобщение подготовлено на основе изучения практики рассмотрения судами в 2014-2017 годы споров, связанных с прохождением службы сотрудниками органов внутренних дел, уголовно-исполнительной системы, федеральной противопожарной службы, сотрудниками Следственного комитета РФ, сотрудниками таможенных органов. Судами разрешались дела по искам к госорганам и их подразделениям о признании незаконным отказа в принятии на службу; о признании незаконным решения о прекращении допуска к сведениям, составляющим государственную тайну; об отмене приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности; о признании незаконными заключений служебных проверок; о предоставлении дополнительных дней отдыха; о признании незаконными приказов о зачислении в распоряжение; о признании незаконными прекращения контракта и увольнения со службы по различным основаниям; о восстановлении на службе; иные служебные споры. Кроме того, суды рассматривали дела по искам к сотрудникам о привлечении к материальной ответственности.

В обобщении изложено порядка 15 правовых позиций по тем категориям споров, при разрешении которых судами нередко допускаются ошибки.

В частности, ВС обращает внимание, что в случае сокращения должности, замещаемой сотрудником ОВД, ему должны предложить равноценную или нижестоящую должность. Перевод сотрудника ОВД на вышестоящую должность является правом, а не обязанностью органа внутренних дел.

Так, П. обратился в суд с иском к территориальному органу внутренних дел РФ о восстановлении на службе. Он указал, что проходил службу в органах внутренних дел в должности начальника отдела территориального ОВД РФ по субъекту Российской Федерации. Приказом ответчика П. был уволен со службы по п. 11 ч. 2 ст. 82 ФЗ №342 от 30 ноября 2011 года в связи с сокращением должности. По мнению П., это являлось незаконным ввиду нарушения процедуры увольнения, выразившегося в том, что ему ответчиком не были предложены имевшиеся на тот момент равнозначные занимаемой или вышестоящие должности. Решением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам областного суда, исковые требования П. удовлетворены, он восстановлен на службе в органах внутренних дел.

Судом установлено, что в результате проведения организационно-штатных мероприятий замещаемая истцом должность была сокращена. 20 октября 2014 года П. был предупрежден о предстоящем увольнении из органов внутренних дел по п. 11 ч. 2 ст. 82 ФЗ №342, и с 1 января 2015 года П. освобожден от замещаемой должности и зачислен в распоряжение органа внутренних дел. П. была предложена для замещения должность начальника реорганизованного отделения территориального органа внутренних дел РФ по субъекту РФ, однако от предложенной должности П. отказался. Также П. был ознакомлен со списками вакантных должностей руководителей территориальных органов и подразделений органа внутренних дел по субъекту Российской Федерации, согласия на замещение которых П. выражено не было.

Приказом ответчика от 29 июля 2015 года П. уволен со службы по п. 11 ч. 2 ст. 82 ФЗ № 342 в связи с сокращением должности, замещаемой сотрудником.

Удовлетворяя исковые требования П. о восстановлении его на службе в органах внутренних дел, суд первой инстанции исходил из того, что в период с 20 октября 2014 года по 29 июля 2015 года в территориальном органе внутренних дел по субъекту Российской Федерации имелись вакантные должности, равнозначные занимаемой истцом, и вышестоящие вакантные должности, которые не были предложены П., в связи с чем пришел к выводу о нарушении процедуры увольнения П. со службы в органах внутренних дел по п. 11 ч. 2 ст. 82 ФЗ № 342. При этом суд указал на то, что статьей 36 названного закона предусмотрена обязанность руководителя решить вопрос о переводе сотрудника на иную должность в органах внутренних дел, и того, что эта иная должность должна быть равнозначной или нижестоящей по отношению к ранее занимаемой, данная норма закона не содержит.

Суд апелляционной инстанции согласился с этими выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ нашла указанные выводы судов первой и апелляционной инстанций ошибочными, основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, указав следующее.

В соответствии с п. 11 ч. 2 ст. 82 ФЗ № 342 от 30 ноября 2011 года основанием для расторжения контракта и увольнения сотрудника со службы в органах внутренних дел является сокращение должности в ОВД, замещаемой сотрудником. Пунктом 1 ч. 1 и ч. 4 ст. 36 ФЗ № 342 установлено, что при сокращении должностей в органах внутренних дел правоотношения с сотрудником ОВД, замещающим сокращаемую должность, продолжаются в случае предоставления сотруднику – с учетом уровня его квалификации, образования и стажа службы в органах внутренних дел (выслуги лет) или стажа (опыта) работы по специальности – возможности замещения иной должности в органах внутренних дел. Сотрудник органов внутренних дел в случае отказа от предложенной ему для замещения иной должности в органах внутренних дел либо от направления на обучение по дополнительным профессиональным программам освобождается от замещаемой должности и увольняется со службы в органах внутренних дел. В этом случае контракт с сотрудником расторгается в соответствии с пунктом 11 части 2 статьи 82 данного федерального закона. Согласно части 1 статьи 30 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ перевод сотрудника органов внутренних дел в случаях, установленных федеральным законом, на вышестоящую, равнозначную или нижестоящую должность в органах внутренних дел, в другую местность либо в связи с его зачислением в образовательную организацию высшего образования федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел допускается с согласия сотрудника, выраженного в письменной форме, если иное не предусмотрено поименованным федеральным законом.

Должность в органах внутренних дел считается вышестоящей, если для нее предусмотрено более высокое специальное звание, чем специальное звание по прежней должности в органах внутренних дел, а при равенстве специальных званий – более высокий должностной оклад (часть 2 статьи 30 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ).

Должность в органах внутренних дел считается равнозначной, если для нее предусмотрены специальное звание и должностной оклад, равные специальному званию и должностному окладу по прежней должности в органах внутренних дел (часть 4 статьи 30 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ).

Должность в органах внутренних дел считается нижестоящей, если для нее предусмотрено более низкое специальное звание, чем специальное звание по прежней должности в органах внутренних дел, а при равенстве специальных званий – более низкий должностной оклад (часть 6 статьи 30 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ).

В соответствии с частью 3 статьи 30 указанного закона перевод сотрудника органов внутренних дел на вышестоящую должность рядового состава, младшего, среднего или старшего начальствующего состава осуществляется по результатам аттестации и (или) конкурса, за исключением случаев, если назначение сотрудника на вышестоящую должность в органах внутренних дел осуществляется из кадрового резерва, в котором он состоял в соответствии со статьей 78 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ.

Перевод сотрудника органов внутренних дел на равнозначную или нижестоящую должность в органах внутренних дел осуществляется в том числе в связи с сокращением замещаемой сотрудником должности (пункт 4 части 5, пункт 3 части 7 статьи 30 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ).

Для решения вопроса об условиях дальнейшего прохождения сотрудником органов внутренних дел службы в органах внутренних дел или о ее прекращении Президент Российской Федерации, руководитель федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченный руководитель может освободить сотрудника от замещаемой должности в органах внутренних дел. Сотрудник, освобожденный от замещаемой должности, может быть зачислен в распоряжение федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения. При этом сохраняются установленные данным федеральным законом правовое положение (статус), гарантии социальной защиты сотрудника и правоотношения, связанные с прохождением службы в органах внутренних дел, за исключением выполнения сотрудником обязанностей и наделения его правами, которые установлены должностным регламентом (должностной инструкцией) (часть 9 статьи 36 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ).

Руководитель федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или уполномоченный руководитель в срок, установленный для нахождения сотрудника органов внутренних дел в распоряжении федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориального органа или подразделения, после уведомления сотрудника о сокращении или о возможном расторжении контракта и увольнении со службы в органах внутренних дел решает вопрос о переводе сотрудника на иную должность в органах внутренних дел в соответствии со статьей 30 названного федерального закона либо о расторжении с ним контракта в соответствии со статьей 82 данного федерального закона (часть 18 статьи 36 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ). Из приведенных норм закона следует, что контракт с сотрудником органов внутренних дел подлежит расторжению по пункту 11 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ (в связи с сокращением должности в органах внутренних дел, замещаемой сотрудником), если сотрудник был уведомлен о расторжении контракта не позднее чем за два месяца до увольнения, отсутствует возможность перевода сотрудника органа внутренних дел с учетом уровня его квалификации, образования, стажа службы в органах внутренних дел (выслуги лет), стажа (опыта) работы по специальности на другую должность или сотрудник органа внутренних дел отказался от перевода на другую должность. При этом на федеральный орган исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориальный орган или подразделение законом возложена обязанность предложить сотруднику имеющиеся у него и отвечающие указанным выше требованиям вакантные равнозначные замещаемой сотрудником органов внутренних дел должности или нижестоящие должности.

Обязанности предлагать сотруднику органов внутренних дел в случае сокращения замещаемой им должности все имеющиеся в распоряжении органа внутренних дел вакантные должности, включая вышестоящие должности, законом на федеральный орган исполнительной власти в сфере внутренних дел, его территориальный орган или подразделение не возложено, что соответствует положениям статьи 75 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ, закрепляющей принципы и основные направления формирования кадрового состава органов внутренних дел. Перевод сотрудника органа внутренних дел на вышестоящую должность, в том числе в связи с сокращением замещаемой сотрудником должности, является правом, а не обязанностью федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел. При этом такой перевод осуществляется в порядке, предусмотренном частью 3 статьи 30 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ.

Смотрите так же:  Расписка о получении залога за щенка

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ указала, что для решения вопроса о законности увольнения П. со службы в органах внутренних дел по пункту 11 части 2 статьи 82 Федерального закона от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ юридически значимым, подлежащим выяснению и доказыванию с учетом содержания спорных правоотношений сторон и основания заявленного П. иска являлось установление обстоятельств соблюдения ответчиком процедуры увольнения П. со службы, в частности, исполнена ли должным образом обязанность по предложению П. имеющихся в распоряжении органа внутренних дел вакантных равнозначных или нижестоящих должностей, соответствующих уровню квалификации, образованию и стажу службы, опыту работы П. по специальности. Между тем суд первой инстанции, разрешая спор по требованиям П. о восстановлении его на службе в органах внутренних дел, неправильно применил и истолковал нормы материального права, регулирующие спорные отношения, вследствие чего пришел к ошибочному выводу о том, что при увольнении сотрудника органа внутренних дел по указанному основанию орган внутренних дел обязан предлагать сотруднику все имеющиеся вакантные должности, в том числе и вышестоящие по отношению к замещаемой сотрудником органов внутренних дел. Судом первой инстанции также не принято во внимание и не дана оценка тому обстоятельству, что П. неоднократно предлагались для замещения вакантные должности, на замещение которых он согласия не выразил со ссылкой на обязанность ответчика предлагать ему только равнозначные или вышестоящие должности. П. предлагалась вакантная должность начальника отдела территориального органа внутренних дел по субъекту Российской Федерации, которая является вышестоящей по отношению к ранее занимаемой П. должности, согласия на ее замещение П. также не дал.

Ввиду изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ признала незаконными состоявшиеся по делу судебные постановления, отменила их и направила дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации от 10 октября 2016 года № 14-КГ16-15).

Дело N33-543/2017. О возмещении затрат на обучение.

ВЕРХОВНЫЙ СУД КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЙ РЕСПУБЛИКИ

от 7 июля 2017 г. N 33-543/17

Судья Асланукова М.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики в составе:

председательствующего — Дзыба З.И.,

судей: Сыч О.А., Негрий Н.С.,

при секретаре судебного заседания С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе истца Федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего образования «Ростовский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации» на решение Черкесского городского суда КЧР от 23 января 2017 по иску Федерального государственного казенного образовательного учреждения высшего образования «Ростовский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации» к У. о возмещении затрат на обучение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики Дзыба З.И., судебная коллегия

Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего образования «Ростовский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее ФГКОУ ВО «РЮИ МВД России») обратилось в суд с иском к У. о возмещении затрат на обучение.

В обоснование заявленных требований указано, что в период с 01 сентября 2010 года по 26 июня 2015 года ответчик проходил обучение в ФГКОУ ВО «РЮИ Министерства внутренних дел Российской Федерации». Приказом ФГОУ ВПО «РЮИ МВД России» от 05.08.2010 г. N. л/с У. с 01.09.2010 года был зачислен в институт с присвоением специального звания и личного номера. С У. был заключен контракт о прохождении службы в органах внутренних дел России.

По условиям нового контракта о службе в органах внутренних дел, заключенного с ответчиком 21.05.2012 г. N. У. обязался после окончания учебного заведения прослужить в органах внутренних дел не менее пяти лет. Приказом ФГКОУ ВО «РЮИ МВД России» от 26.06.2015 г. N. л/с слушатель 5 курса факультета очного обучения младший лейтенант полиции У. был отчислен и уволен со службы в органах внутренних дел 26 июня 2015 года на основании его рапорта о расторжении контракта.

В последний день службы (26.06.2015 г.) У. вручено уведомление о возмещении затрат на обучение в институте, в котором предусмотрена обязанность в течение 30 рабочих дней возместить Министерству внутренних дел России затраты на обучение в размере рублей копейки. Обязанность по возмещению сотрудником затрат на обучение предусмотрена Федеральным законом о службе в органах дел, который вступил в силу 01.01.2012 года. Согласно произведенному расчету, исчисляемому с 01.01.2012 года, сумма возмещения затрат на обучение У. в Ростовском юридическом институте МВД России, составляет рублей копеек.

Истец просил взыскать с ответчика указанную сумму затрат, понесенных работодателем на обучение.

В судебное заседание представитель истца не явился, направил ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие, в котором поддержал заявленные требования по изложенным в исковом заявлении основаниям и просил их удовлетворить.

Ответчик У., содержащийся в ФКУ СИЗО-5 УФСИН России по Ростовской области, в соответствии с судебным поручением был опрошен по существу исковых требований. Согласно протоколу судебного заседания от 30.05.2016 года исковые требования не признал. Полагал, что оснований для удовлетворения иска не имеется. Письменным ходатайством от 20.12.2016 г. просил продлить разбирательство по данному делу до рассмотрения уголовного дела в отношении его.

Заочным решением Черкесского городского суда КЧР от 23 января 2017 года в удовлетворении исковых требований ФГКОУ ВО РЮИ Министерства внутренних дел РФ отказано в полном объеме.

С указанным решением истец не согласился, в апелляционной жалобе оспаривает законность и обоснованность судебного постановления, просит его отменить ввиду нарушения норм материального и процессуального права и принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме. Указывает, что судом неверно применены нормы, регулирующие вопросы возмещения сотрудниками милиции затрат на обучение, не учтены судом положения ТК РФ, Федерального закона «О полиции» N 3-ФЗ; необоснованы ссылки суда на методические рекомендации, разработанные Министерством внутренних дел, поскольку они носят организационный характер и не являются актом реализации прав и обязанностей сторон; сомнения суда в достоверности представленного истцом расчета ничем не обоснованы.

В суд апелляционной инстанции представитель истца — ФГКОУ ВО РЮИ Министерства внутренних дел РФ, извещенный надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, не явился, направил ходатайство о рассмотрении дела в отсутствие представителя истца.

Ответчик У., содержащийся в ФКУ СИЗО-5 ГУФСИН России по Ростовской области, надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дела, о чем в суд апелляционной инстанции предоставлена расписка от У.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения участвующих в деле лиц, судебная коллегия находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены решения суда первой инстанции.

Из материалов дела следует, что Приказом ФГОУ ВПО «РЮИ МВД России» от 05.08.2010 г. N. л/с У. с 01.09.2010 года был зачислен в институт с присвоением специального звания и личного номера (л.д. 6).

С У. в 2010 году был заключен контракт о прохождении службы в органах внутренних дел России, в соответствии с которым У. дал обязательство служить в органах внутренних дел по контракту не менее пяти лет после окончания учебного заведения МВД России (л.д. 21-22).

21.05.2012 г. между институтом МВД России и младшим сержантом полиции У. был заключен новый контракт N. о прохождении службы в органах внутренних дел России, по условиям которого У. обязался после окончания учебного заведения прослужить в органах внутренних дел не менее пяти лет (л.д. 24).

В соответствии с п. п. 4.14 п. 4 контракта от 21.05.2012 г., У. обязуется возместить МВД России в случаях, установленных Федеральным законом «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», затраты на его обучение (л.д. 24).

Приказом ФГКОУ ВО «РЮИ МВД России» от 26.06.2015 г. N. л/с слушатель 5 курса факультета очного обучения младший лейтенант полиции У. был отчислен и уволен со службы в органах внутренних дел с 26 июня 2015 года на основании его рапорта о расторжении контракта от 24.06.2015 г. по собственной инициативе (л.д. 14-15).

В последний день службы, 26.06.2015 г., У. вручено уведомление о возмещении затрат на обучение в образовательном учреждении, в котором предусмотрена обязанность в течение 30 рабочих дней возместить Министерству внутренних дел России затраты на обучение в размере рублей копейки. Обязанность по возмещению сотрудником затрат на обучение предусмотрена Федеральным законом о службе в органах внутренних дел, который вступил в силу 01.01.2012 года.

Приказом ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России» от 22.05.2013 года N. установлен размер затраченных средств на одного обучающегося по очной форме за один год обучения, составляющий рублей копейки (за 5 лет — рубля копеек) (л.д. 9-10).

При этом обязанность по возмещению сотрудником затрат на обучение предусмотрена Федеральным законом о службе в органах внутренних дел, который в соответствии с ч. 1 ст. 98 Закона вступил в силу с 01.01.2012 года.

Поскольку срок прохождения службы, установленный контрактом, не истек, истец просил взыскать с У. затраты на обучение в размере рублей копеек с учетом того, что период расчета средств по возмещению затрат на обучение у У. исчисляется с 01 января 2012 года (41 месяц). Расчет средств, затраченных на обучение У. в сумме рубля копейки, который был указан истцом в уведомлении от 26.06.2015 г. (л.д. 19) был произведен ошибочно (л.д. 85-86).

Отказывая в удовлетворении исковых требований ФГКОУ ВПО «РЮИ МВД России», суд первой инстанции исходил из того, что положения Федерального закона N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее Закон), Правил возмещения сотрудником органов внутренних дел Российской Федерации затрат на обучение в образовательном учреждении высшего профессионального образования или научно-исследовательском учреждении Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 28.12.2012 N. а также Методических рекомендаций, являющихся приложением к письму Министерства внутренних дел Российской Федерации от 03.04.2013 N. определяющие механизм возмещения сотрудником органов внутренних дел Российской Федерации, с которым расторгнут контракт о прохождении службы, затрат на обучение в образовательной организации высшего образования Министерства внутренних дел Российской Федерации и порядок исчисления их размера, распространяются лишь на сотрудников, поступивших на обучение, начиная с 01 января 2012 года. Ввиду этого, по мнению суда, положения нового федерального законодательства на ответчика У., заключившего контракт в 2010 году, не распространяются.

Смотрите так же:  12.24 моральный ущерб

С данным выводом суда судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям.

Так, согласно ст. 249 ТК РФ (в ред. Федерального закона от 30 июня 2006 года N 90-ФЗ) в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически неотработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

Законом РФ от 18 апреля 1991 года N 1026-1 «О милиции» специальной нормы, регулирующей вопросы возмещения сотрудниками милиции затрат на обучение, предусмотрено не было. При этом согласно ст. 4 данного Закона милиция в своей деятельности руководствуется Конституцией Российской Федерации, настоящим Законом , федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, конституциями, уставами, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, изданными в пределах их полномочий.

В связи с принятием Федерального закона от 07 февраля 2011 года N 3- ФЗ «О полиции » с 01 марта 2011 года был признан утратившим силу Закон РФ от 18 апреля 1991 года N 1026-1 «О милиции».

Часть 6 статьи 38 Федерального закона от 07 февраля 2011 года N 3- ФЗ «О полиции «, вступившего в законную силу с 01 марта 2011 года, предусматривала необходимость возмещения средств федерального бюджета, затраченных на обучение в образовательном учреждении высшего профессионального образования федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, в том числе, для граждан РФ, окончивших такое образовательное учреждение и уволенных со службы в полиции до окончания срока службы, предусмотренного контрактом о прохождении службы в полиции , по основаниям, установленным пунктами 1 , 10 — 13 , 15 , 16 , 21 и 22 части 1 статьи 40 настоящего Федерального закона . Размер возмещаемых средств и порядок его исчисления устанавливались Правительством Российской Федерации.

Федеральный закон от 30 ноября 2011 года N 342- ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» на основании ст. 98 указанного Федерального закона вступил в силу с 01 января 2012 года, за исключением статей 94 и 95 Федерального закона .

В соответствии со ст. 93 указанного Закона ч. 6 ст . 38 Федерального закона от 07 февраля 2011 года N 3- ФЗ «О полиции «, регламентирующая профессиональную подготовку сотрудников полиции , была признана утратившей силу.

Вместе с тем частью 14 статьи 76 Закона , вступившей в силу с 01 января 2012 года, предусмотрено, что в случае расторжения контракта и увольнения сотрудника органов внутренних дел по основанию, предусмотренному пунктом 2 , 5 , 6 , 7 , 10 , 13 , 14 , 15 или 20 части 2 либо пунктом 4 , 5 , 7 , 9 или 13 части 3 статьи 82 настоящего Федерального закона, в период обучения в образовательной организации высшего образования федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел или в течение срока, предусмотренного пунктом 3 части 3 статьи 23 настоящего Федерального закона, указанный сотрудник возмещает федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел затраты на обучение в порядке и размерах, которые устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Пунктом 3 ч. 3 ст. 23 указанного Федерального закона определено содержание контракта, в частности прописана обязанность гражданина заключить контракт о последующей службе в органах внутренних дел или обязательство сотрудника проходить службу в органе внутренних дел, направившем его на обучение, на период не менее пяти лет — по окончании образовательной организации высшего образования или научной организации федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел.

Кроме того, п. 6 ч. 3 ст. 23 вышеназванного Закона предусмотрена обязанность сотрудника в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом ( ч. 14 ст. 76 закона), возместить федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел затраты на его обучение.

Из анализа вышеприведенных норм права следует, что в случае расторжения контракта и увольнения сотрудника из органов внутренних дел в течение 5-летнего срока после окончания образовательной организации высшего образования, обучение в которой осуществлялось за счет средств федерального бюджета, указанный сотрудник возмещает федеральному органу исполнительной власти в сфере внутренних дел затраты на обучение в порядке и размерах, установленных Правительством Российской Федерации.

Как указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 28.02.2017 N 250-О при заключении контракта граждане добровольно принимают на себя предусмотренные этим контрактом обязанности, обусловленные особым статусом сотрудника органов внутренних дел, а также спецификой обучения в такой образовательной организации, а государство обеспечивает им возможность проходить службу в органах внутренних дел на соответствующих должностях и предоставляет гарантии, установленные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. Часть 14 статьи 76 Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» имеет целью возмещение государству фактически понесенных расходов на подготовку кадров для органов внутренних дел лишь в тех случаях, когда сотрудник не выполнил добровольно принятых на себя обязательств, не нарушает баланс между правами и свободами сотрудников органов внутренних дел и правомерными публичными интересами общества и государства, а потому не может расцениваться как нарушающая права заявителя, который, заключив контракт после вступления в силу Федерального закона , добровольно принял на себя обязанность проходить службу в органах внутренних дел в течение определенного срока, а в случае увольнения по предусмотренным законом основаниям — возместить Министерству внутренних дел Российской Федерации затраты на его обучение.

Во исполнение ч. 14 ст. 76 Федерального закона Постановлением Правительства РФ от 28 декабря 2012 года N 1465 утверждены Правила возмещения сотрудником органов внутренних дел РФ затрат на обучение в образовательном учреждении высшего профессионального образования или научно-исследовательском учреждении Министерства внутренних дел РФ в случае расторжения с ним контракта о прохождении службы в органах внутренних дел РФ и увольнения со службы в органах внутренних дел РФ (далее — Правила), в которых определен механизм возмещения понесенных затрат на обучение.

Поскольку контракт между ФГКОУ ВО «РЮИ МВД России» и ответчиком У. о прохождении службы в органах внутренних дел РФ заключен 21 мая 2012 года, основан на положениях Федерального закона N 342-ФЗ от 30.11.2011 года, судебная коллегия приходит к выводу о том, что на отношения, возникающие из данного контракта, распространяется действие Федерального закона «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (вступившего в силу с 01 января 2012 года), в частности, положения ч. 14 ст. 76 указанного Закона.

Федеральный закон от 30 ноября 2011 года N 342-ФЗ вступил в силу с 01 января 2012 года и обратной силы не имеет, в связи с чем обязанность сотрудника по возмещению затрат на обучение, предусмотренная частью 14 статьи 76 указанного Федерального закона, возникла у ответчика с 01 января 2012 года.

У. было известно о наличии обязанности по выплате затрат на его обучение в случае увольнения со службы по основаниям, установленным Федеральным законом от 30.11.2011 г. N 342-ФЗ.

Данное обстоятельство подтверждается контрактом от 21 мая 2012 года о прохождении службы в органах внутренних дел Российской Федерации, заключенным между учебным заведением и У.

В соответствии с п. 2 Правил затраты на обучение определяются исходя из размера средств федерального бюджета, затраченных образовательным учреждением высшего профессионального образования, образовательным или научным учреждением на обучение сотрудника.

В соответствии с п. 3 Правил расчет размера средств федерального бюджета, затраченных на обучение сотрудника в образовательном учреждении высшего профессионального образования, образовательном или научном учреждении, подлежащих возмещению, осуществляется соответствующим подразделением, входящим в состав органов внутренних дел Российской Федерации (далее — орган внутренних дел), руководитель которого принимает решение о расторжении с сотрудником контракта и об увольнении сотрудника.

Поскольку до 01.01.2012 г. отсутствовал порядок расчета затрат на обучение, установленный Правительством РФ, коллегия считает, что с ответчика могут быть взысканы затраты на обучение начиная с 01.01.2012 г. — даты вступления в силу Федерального закона N 342-ФЗ.

Проверив расчет истца, судебная коллегия соглашается с ним, т.к. он составлен в соответствии с действующим законодательством. Ответчиком свой расчет в суд первой и апелляционной инстанции не представлялся.

Таким образом, размер средств, подлежащих взысканию с У., составляет рублей копеек.

При этом судебная коллегия полагает необходимым отметить, что применяемый для исчисления данных затрат такой постоянный показатель как размер средств федерального бюджета, затраченных на весь период обучения сотрудника в образовательном учреждении (РЗС), рассчитан истцом исходя из стоимости обучения ответчика начиная с 01 января 2012 года, а не из стоимости обучения ответчика за пятилетний период. Указанный расчет, произведенный истцом, не нарушает прав ответчика и не ухудшает его положение по сравнению с условиями контракта от 21.05.2012 года.

При изложенных обстоятельствах, решение суда первой инстанции нельзя признать законным, оно подлежит отмене с принятием нового решения об удовлетворении исковых требований истца.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 327 , 328 , 330 ГПК РФ, судебная коллегия

Заочное решение Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики от 23 января 2017 года — отменить, принять по делу новое решение.

Исковые требования ФГКОУ ВО «РЮИ МВД России» к У. о возмещении затрат на обучение удовлетворить.

Взыскать с У. в пользу ФГКОУ ВО «РЮИ МВД России» затраты на обучение в Федеральном государственном казенном образовательном учреждении высшего образования «Ростовский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации» в размере ( ) рублей ( ) копеек.