Судебная практика по ст. 226.1 ук рф

Оглавление:

Статья 226.1. Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения

СТ 226.1 УК РФ. Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых,
радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов,
огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов,
оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной
военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть
использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки,
иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и
ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных
биологических ресурсов

1. Незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках
ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами
Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых,
радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия,
его основных частей (ствола, затвора, барабана, рамки, ствольной коробки), взрывных устройств,
боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной
техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании
оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а
равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей в крупном размере
либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам,
занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными
договорами Российской Федерации, их частей и производных —
наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет со штрафом в размере до одного
миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти
лет или без такового и с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное:
а) должностным лицом с использованием своего служебного положения;
б) с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный или пограничный
контроль, —
наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до
одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период
до пяти лет или без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные
организованной группой, —
наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до
одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период
до пяти лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового.

Примечания.

1. Перечень стратегически важных товаров и ресурсов для целей настоящей
статьи утверждается Правительством Российской Федерации.

2. Крупным размером стратегически важных товаров и ресурсов в настоящей статье
признается их стоимость, превышающая один миллион рублей.

3. Перечень особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов,
принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым
международными договорами Российской Федерации, для целей настоящей статьи и статьи 258.1
настоящего Кодекса утверждается Правительством Российской Федерации.

4. Крупным размером культурных ценностей в настоящей статье признается их стоимость,
превышающая сто тысяч рублей.

Комментарий к Ст. 226.1 Уголовного кодекса

1. Предметом преступления выступают указанные в статье предметы, вещества, материалы и оборудование, особо ценные дикие животные и водные биологические ресурсы независимо от их стоимости (см. Постановление Правительства РФ от 31 октября 2013 г. N 978), а также стратегически важные товары и ресурсы или культурные ценности в крупном размере (примечание к статье и ст. 258.1 УК).

2. Объективная сторона представляет собой незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза либо Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза предмета преступления. Это означает совершение действий по ввозу или вывозу указанных предметов любым способом, определенным таможенным законодательством.

3. Местом совершения преступления выступает либо таможенная граница Таможенного союза, если эта граница контролируется компетентными органами Российской Федерации (т.е. фактически внешняя граница Таможенного союза с сопредельными государствами, не входящими в указанный союз, при условии, что она находится на территории Российской Федерации), либо Государственная граница Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза. В случае если предмет преступления перемещается через таможенную границу Таможенного союза, однако эта граница находится на территории государств — членов Таможенного союза, российский уголовный закон как общее правило не применяется к таким действиям (ст. 11 УК).

4. Способы совершения преступления в законе не названы; наиболее типичными считаются перемещение, помимо таможенного контроля, с сокрытием от таможенного контроля, с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации, недекларирование или недостоверное декларирование.

5. Преступление окончено с момента перемещения предмета преступления через соответствующую границу.

6. В квалифицированном составе преступления в п. «а» ч. 2 субъектом преступления выступают: а) работники таможенной службы, осуществляющие таможенный контроль, таможенное оформление и проводящие таможенную идентификацию товаров или транспортных средств, либо работники пограничной службы; б) должностные лица, освобожденные от некоторых форм таможенного контроля. Квалификацией по п. «б» ч. 2 охватывается нанесение лицу, осуществляющему таможенный или пограничный контроль, побоев, совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, умышленное причинение легкого, средней тяжести и тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК).

Статья 226.1 УК РФ. Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов (действующая редакция)

1. Незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия, его основных частей (ствола, затвора, барабана, рамки, ствольной коробки), взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей в крупном размере либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации, их частей и дериватов (производных) —

наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового и с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное:

а) должностным лицом с использованием своего служебного положения;

б) с применением насилия к лицу, осуществляющему таможенный или пограничный контроль, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой, —

наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового.

Примечания. 1. Перечень стратегически важных товаров и ресурсов для целей настоящей статьи утверждается Правительством Российской Федерации.

2. Крупным размером стратегически важных товаров и ресурсов в настоящей статье признается их стоимость, превышающая один миллион рублей. Для отдельных видов стратегически важных товаров и ресурсов, определяемых Правительством Российской Федерации, крупным размером признается их стоимость, превышающая сто тысяч рублей.

3. Перечень особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации, для целей настоящей статьи и статьи 258.1 настоящего Кодекса утверждается Правительством Российской Федерации.

4. Крупным размером культурных ценностей в настоящей статье признается их стоимость, превышающая сто тысяч рублей.

Приговоры судов по ст. 226.1 УК РФ Контрабанда сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения,

Вечкензин К.М. совершил контрабанду сильнодействующих веществ, то есть незаконное перемещение через государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих веществ, при следующих .

Прозоров И.Ю. совершил контрабанду, то есть незаконное перемещение через Государственную границу РФ с государствами-членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭс сильнодействующих веществ.Так, Прозоров И.Ю. в период времени до 20 часов 01 минут /____.

Бабкин Д.Н. незаконно переместил через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС стратегически важные ресурсы в крупном размере при следующих обстоятельствах.Бабкин Д.Н., являясь членом команды транспортного рефрижератора «Корона Рифер.

Торубара О.Г.незаконно переместил через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС стратегически важные ресурсы в крупном размере, при следующих обстоятельствах.Торубара О.Г., являясь членом команды транспортного рефрижератора «Бухта На.

Никифоров В.Н. в период времени с 07.02.2017 по 11.02.2017, точные дата и время в ходе следствия не установлены, имея умысел на приобретение сильнодействующих веществ и их последующее незаконное перемещение посредством почтового отправления из Рес.

Сюй Ч. совершил незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС культурных ценностей в крупном размере.Преступление совершено в Санкт-Петербурге при следующих обстоятельствах.Не позднее 15 марта 2017 года граждан.

Литвин А.С. совершил контрабанду сильнодействующих веществ, то есть незаконное перемещение через государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих веществ, при следующих обс.

ФИО1 совершил контрабанду сильнодействующих веществ, то есть незаконное перемещение через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих веществ, при следующих обстоятель.

Подсудимый Абумуслимов Ф.И. согласился с обвинением в том, что он, имея умысел на незаконное пере­мещение через Государственную границу Российской Федерации с государ­ствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействую­щих веществ, .

Кураев А.А. совершил контрабанду сильнодействующих веществ, то есть незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих веществ.Преступление совершено подсудимым в при следующих обстоятельствах:В со.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 16 ноября 2012 г. N 53-О12-60

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зыкина В.Я.,

судей Чакар Р.С. и Русакова В.В.

при секретаре Проценко Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Олейниковса С., а также адвокатов Будкевич В.С. и Карпович О.Т. на приговор Красноярского краевого суда от 3 июля 2012 г., которым

Дубанос Г.М. не судимая,

признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30 ; ч. ч. 4 , 5 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, по которой назначено наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет 6 месяцев в исправительной колонии общего режима, с ограничением свободы на 1 год, с установлением ограничений: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования, а также не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в который являться один раз в месяц для регистрации. Срока лишения свободы исчислен с 3 июля 2012 года;

Олейниковс С., не судимый,

признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 ; ч. 1 ст. 222 ; ч. 1 ст. 226.1 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы:

по ч. 1 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на срок 4 года 6 месяцев;

по ч. 1 ст. 222 УК РФ — на срок 2 года без штрафа;

Смотрите так же:  Штраф за отсутствие медосмотра у работника

по ч. 1 ст. 226.1 УК РФ — на срок 3 года без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно Олейниковсу С. Назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Олейниковсу С. исчислен с 3 июля 2012 года с зачетом в срок отбытия наказания времени содержания под стражей с 8 апреля 2011 года по 2 июля 2012 года.

Постановлено взыскать с Дубанос Г.М. компенсацию морального вреда в пользу Д. в сумме рублей.

В приговоре содержатся решения о вещественных доказательствах и о мере пресечения, избранной в отношении осужденных.

Этим же приговором осужден Вильчинский Ю.Л. кассационная жалоба в отношении которого в установленный законом срок не подана.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления осужденной Дубанос Г.М. и ее защитника адвоката Шевченко Е.М., осужденного Олейниковса С. и его защитника адвоката Кротовой С.В., просивших об удовлетворении поданных в их защиту кассационных жалоб, мнение осужденного Вильчинского Ю.Л. и его защитника адвоката Чегодайкина А.Н., не возражавших против удовлетворения поданных по делу кассационных жалоб, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова С.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

как установлено приговором, Дубанос Г.М. склонила Вильчинского Ю.Л. к убийству Д. по найму и содействовала ему в этом, а Олейниковс приготовился к убийству Д. по найму, которое не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам; кроме того, он незаконно приобрел, хранил, перевозил и носил пистолет с глушителем, являющийся огнестрельным оружием, 9 патронов к нему, являющихся боеприпасами, которые, незаконно переместил через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС.

Судом установлено, что преступления совершены в период с сентября 2010 г. по июнь 2011 г. при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Олейниковс С. высказывает несогласие с приговором, считая его незаконным и необоснованным, а также несогласие с юридической квалификацией его действий по ч. 1 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ. По мнению осужденного, выводы суда в этой части не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании, поскольку у него не было умысла и цели лишить жизни Д. Цитируя выдержки из приговора и протокола судебного заседания, осужденный Олейниковс С. в жалобе подробно аргументирует свое поведение, утверждая, что это были выдуманные им сценарий и «двойная игра», в основе которых не было реального намерения убить человека. Осужденный также в жалобе высказывает несогласие с протоколом судебного заседания, считая его неполным и искажающим судебное разбирательство в том виде, в котором оно происходило.

В кассационной жалобе адвоката Карпович О.Т., поданной в защиту Олейниковса С., содержится просьба об оправдании Олейниковса С. по ч. 1 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за недоказанностью его вины и о снижении наказания по ч. 1 ст. 222 и ч. 1 ст. 226.1 УК РФ. По мнению адвоката, судом не приняты во внимание показания Олейниковса С. о том, что он не намерен был лишать жизни Д. о чем свидетельствует как поведение самого Олейниковса С. так и обстановка, в условиях которой не было каких-либо объективных препятствий для совершения преступления. Как полагает защитник, Олейниковс, получив задание от другого лица на убийство Д. сделал все возможное, чтобы предотвратить это преступление.

В кассационной жалобе адвоката Будкевич В.С., поданной в защиту Дубанос Г.М., содержится просьба об изменении приговора, о смягчении назначенного осужденной наказания до условного осуждения, о снижении размера компенсации морального вреда до разумных пределов, об изменении в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ категории преступления на менее тяжкую. Не оспаривая виновности и юридической квалификации действий осужденной, защитник полагает, что назначенное Дубанос Г.М. наказание является несправедливым вследствие чрезмерной суровости. Как полагает адвокат, судом не учтены данные о личности осужденной, ее состояние здоровья (в том числе заболевание тяжелые семейные обстоятельства, явившиеся причиной совершения Дубанос Г.М. противоправных действий. Кроме того, как считает защитник, потерпевший Д. действуя в рамках оперативного эксперимента, своим заявлением о разделе принадлежавшей супруге фирмы, фактически «подтолкнул» осужденную на исполнение «заказа», то есть убийства. Анализируя доказательства, адвокат утверждает об ошибочности выводов суда, согласно которым отвергнуты доводы защиты о доведении Дубанос Г.М. до нервного, психического и физического истощения в результате супружеской измены мужа, распада семьи, а также унижений и оскорблений Дубанос Г.М., следствием чего явились ухудшение ее состояния здоровья; Дубанос Г.М. вынуждена была принимать сильнодействующие успокоительные препараты, которые, как утверждает защитник, не позволили ей в полной мере осознавать происходящее. По мнению адвоката, суд в нарушение требований ч. 4 ст. 271 УПК РФ отказал стороне защиты в допросе в качестве специалиста доцента кафедры нервных болезней, врача К. допросив данное лицо как свидетеля; в то же время суд не дал никакой оценки приобщенному к делу заключению данного специалиста, согласно которому следствием душевных переживаний Дубанос Г.М. явилось «развернутое невротическое расстройство, которое усугублялось имеющейся у больной хронической сосудистой мозговой недостаточностью. На этом фоне, очевидно, что у Дубанос Г.М. была существенно снижена возможность критического осмысления своих поступков, она не могла в полной мере оценить степень тяжести и прогноз деяния, которое запланировала. Будучи нездоровой, испытывая постоянные стрессы, и принимая седативные препараты, Дубанос Г.М. не осознавала, что выбранная ею линия поведения является аномальной и ведет к непоправимым последствиям». Кроме того, по мнению защитника, в суде был установлен факт отказа Дубанос Г.М. от совершения преступления в апреле 2011 г., однако данное обстоятельство не принято во внимание судом. Как считает адвокат, денежная компенсация морального вреда, взысканная с осужденной Дубанос Г.М. в пользу потерпевшего Д. является завышенной, и не соответствует требованиям разумности и справедливости.

В письменном обращении, направленном Дубанос Г.М. в Верховный Суд Российской Федерации, до начала судебного разбирательства, осужденная подробно излагает мотивы, побудившие ее к совершению преступления, заявляя, что данное преступление было спровоцировано аморальным поведением ее мужа (Д.) и «любовницы», то есть женщины, с которой он состоял в интимных отношениях. Осужденная полагает, что своим провоцирующим поведением они хотели привести ее к смерти, преследуя при этом свои корыстные цели, связанные с ее жилищем, имуществом и «бизнесом». Осужденная Дубанос Г.М. просит учесть данные обстоятельства, ее состояние здоровья и смягчить наказание, применив к ней положения части 6 статьи 15 УК РФ, а также статей 64 и 73 УК РФ, или назначить наказание в виде ареста. Полагает, что суд мог бы применить и положения статьи 81 УК РФ, предусматривающей возможность освобождения от отбывания наказания в связи с болезнью. Взысканную с нее сумму денежной компенсации морального вреда осужденная считает завышенной и просит снизить до «разумных пределов».

Осужденная Дубанос Г.М. также высказывает несогласие с постановлением судьи от 5 сентября 2012 г. об отклонении замечаний на протокол судебного заседания. Осужденная полагает, что в протоколе искажены показания свидетеля С. обращавшейся к ней (Дубанос Г.М.) не на «Вы», как указано в протоколе, а на «ты». Кроме того, как утверждает осужденная, «очень важные вопросы и ответы» (какие именно — в жалобе не указано) не занесены в протокол судебного заседания; в протоколе неверно указаны «год событий» и «семейное событие», которые она (Дубанос Г.М.) указывала судье в своих замечаниях на протокол судебного заседания.

На кассационные жалобы адвокатов Будкевич В.С. и Карпович О.Т., а также осужденного Олейниковса С. государственным обвинителем Складаном В.Н. поданы возражения, в которых доводы жалоб он считает необоснованными.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационных жалоб.

Вывод суда о виновности Дубанос Г.М. в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 30 , частями 4 , 5 статьи 33 , пунктом «з» части 2 статьи 105 УК РФ, а также о виновности Олейниковса С. в совершении преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 30 и пунктом «з» части 2 статьи 105 УК РФ, части 1 статьи 222 и части 1 статьи 226.1 УК РФ, основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, содержание которых приведено в приговоре.

Доводы Олейниковса С. о том, что он не имел намерения убивать Д. аналогичные тем, которые приведены в его жалобе и в жалобе его защитника, судом первой инстанции были проверены и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Суд сделал правильный вывод об умысле Олейниковса С. на убийство Д., которое ему не удалось довести до конца на стадии подготовки к данному преступлению по не зависящим от него обстоятельствам, поскольку его преступная деятельность и деятельность соучастников преступления была пресечена сотрудниками УФСБ России по краю.

При этом суд, отвергая доводы стороны защиты, обоснованно указал, что о намерении совершить убийство Д. свидетельствуют действия Олейниковса С., которые носили четкий, спланированный характер.

Так, в октябре 2010 г., получив от другого лица деньги, необходимую информацию и оружие, Олейниковс, спрятав пистолет с глушителем и патроны в термос, через направился в город остановившись в гостинице в городе . В марте 2011 года, приехав в через также соблюдал конспирацию — неоднократно менял места проживания. Первая поездка была «пробной», поскольку он не менял гостиницы, не поддерживал связь с другим лицом на случай возникновения каких-либо проблем или вопросов, а ознакомился с городом, выяснил места возможного нахождения Д. и, не обнаружив его, также сложным маршрутом вернулся в , спрятав оружие и боеприпасы в на случай возвращения. Во вторую поездку Олейниковс также искал Д. но уже, поддерживая связь с другим лицом посредством полученного от последнего телефона с SIM-картой, зарегистрированной в .

Его доводы о том, что он мог в любой момент найти потерпевшего и убить, если бы преследовал такую цель, судом обоснованно признаны несостоятельны, поскольку, как установлено судом, получалось так, что на момент приездов Олейниковса в Д. менял места жительства и по известным Олейниковсу адресам не проживал.

Отрицая наличие умысла на убийство Д. Олейниковс не смог разумно объяснить, зачем он выстрелами проверял боеспособность пистолета, зачем одевал парик, почему так долго проживал в , как собирался выходить из ситуации, не выполнив задание другого лица, которого, как он утверждал, очень боялся.

Высказанное в суде кассационной инстанции утверждение Олейниковса С. о фальсификации органами следствия уголовного дела является голословным и опровергается материалами уголовного дела, из которого следует, что все доказательства, положенные судом в основу приговора, были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Судом также тщательно были проверены и обоснованно признаны надуманными доводы защиты о том, что унижениями и оскорблениями со стороны Д. и С. Дубанос Г.М., якобы, была доведена до нервного, психического и физического истощения, в результате чего вынуждена была принимать сильнодействующие успокоительные препараты, которые (по версии защиты) не позволяли ей в полной мере осознавать происходящее.

При этом судом, наряду с другими доказательствами, были приняты во внимание телефонные переговоры и просмотренный в судебном заседании видеоматериал, из которых суд сделал правильный вывод о том, что Дубанос Г.М. спокойно, уверенно и со знанием дела, с соблюдением конспирации, хладнокровно предлагала К. (оперативному сотруднику УФСБ, действовавшему в рамках оперативно-розыскного мероприятия и выдававшего себя за Олейниковса) различные варианты убийства мужа. Каких-либо отклонений в ее поведении не выявлено. Более того, в разговорах с Вильчинским и К. она вполне осознанно возмущалась тем, что убийство не совершено ранее, настойчиво требовала его исполнения. При этом она заботилась о собственной безопасности, напоминая К. о том, что ее следов в этом мероприятии не должно остаться. Вильчинскому она передавала подробные данные о Д. и деньги на оплату убийства. Об адекватности Дубанос Г.М. свидетельствует и тот факт, что дочь и зять никаких отклонений в ее поведении не замечали и в рассматриваемый период времени неоднократно надолго доверяли ей сына.

Утверждение стороны защиты о том, что Дубанос Г.М. не могла перенести измену мужа, и это обстоятельство, якобы, повлияло на ее психику при принятии решения об убийстве мужа, судом также проверено и обоснованно отвергнуто в приговоре (листы 30 — 31 приговора).

Указанные обстоятельства (супружеская измена и конфликты на почве возможного развода и раздела совместного имущества), как обоснованно признано судом, свидетельствуют лишь о неприязни Дубанос Г.М. к Д., послужившей мотивом к совершению преступления.

Доводы кассационной жалобы, касающиеся врача К., которую сторона защиты просила допросить в качестве специалиста и приобщить к делу заключение данного лица в отношении Дубанос Г.М., не свидетельствуют о нарушении судом уголовно-процессуального закона.

Согласно ст. 58 УПК РФ специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом , для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются статьями 168 и 270 УПК РФ.

Заключения и показания специалиста могут служить доказательствами по делу ( п. 3.1 ч. 2 ст. 74 УПК РФ).

Заключением специалиста — представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами ( ч. 3 ст. 80 УПК РФ).

Как следует из материалов дела, врач К. не участвовала в уголовном судопроизводстве в качестве специалиста в порядке, определенном статьей 168 УПК РФ и не давала заключения в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 80 УПК РФ, то есть по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.

Смотрите так же:  Пенсионер вики

Как видно из протокола судебного заседания, вопросы психического, физического (в том числе неврологического) состояния обвиняемой Дубанос Г.М., ответы на которые сторона защиты Дубанос Г.М. намерена была получить и довести до суда путем допроса врача-невролога К. в качестве специалиста, относятся к компетенции эксперта ( ст. 57 , ч. 1 ст. 80 , п. 3 ст. 196 , ст. 204 УПК РФ).

Поэтому у суда не было оснований для удовлетворения ходатайства стороны защиты Дубанос Г.М. о допросе врача К. в качестве специалиста.

Вместе с тем, поскольку К. как врач-невролог некоторое время наблюдала пациентку Дубанос Г.М. и ей могли быть известны сведения о личности подсудимой (в том числе о состоянии ее здоровья), то суд счел возможным удовлетворить ходатайство защитника о допросе данного врача как свидетеля по делу для выяснения вопросов, которые интересовали сторону защиты (т. 12 л.д. 141 — 148).

После допроса врача К. ходатайств о проведении экспертиз, касающихся здоровья подсудимой, сторонами в судебном заседании заявлено не было.

Таким образом, право на защиту Дубанос Г.М. нарушено не было.

Психическое состояние Дубонос Г.М., как видно из материалов дела, органами следствия и судом выяснялось.

На предварительном следствии в отношении Дубанос Г.М. врачами-экспертами краевого психоневрологического диспансера была проведена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза, заключение которых исследовалось в судебном заседании и признано допустимым доказательством.

Согласно данному заключению Дубанос Г.М. хроническим психическим расстройством не страдала и не страдает, а обнаруживает признаки органического поражения головного мозга травматического генеза без психических расстройств. Во время совершения инкриминируемого ей деяния находилась вне какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности, ее действия носили последовательный, целенаправленный характер, отсутствовали психопатологические мотивы правонарушения, а потому она могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается. Она может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания, а также самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве, участвовать в следственных действиях.

Во время совершения инкриминируемых деяний Дубанос Г.М. не находилась в состоянии физиологического аффекта или ином эмоциональном состоянии, которое могло оказать существенное влияние на ее сознание и деятельность (т. 4 л.д. 143 — 146).

Поскольку указанное заключение экспертов получено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, дано компетентными экспертами, является обоснованным и не противоречит другим доказательствам по делу, то оно правильно принято во внимание судом при вынесении приговора.

Несостоятельными признаны судом доводы стороны защиты и о том, что в апреле 2011 года Дубанос Г.М. и Вильчинский Ю.Л. отказались от убийства Д., а последний, действуя в рамках оперативного эксперимента, якобы, своим заявлением о разделе всего имущества, спровоцировал продолжение исполнения «заказа», то есть убийства.

Данный факт не нашел своего подтверждения в ходе судебного разбирательства дела. Кроме того, потерпевший в судебном заседании пояснил, что сотрудниками УФСБ ему были даны четкие указания избегать провокаций, что он и делал. Также Д. и свидетели Ф. пояснили, что делить все имущество он не намеревался.

Из телефонных же переговоров и показаний свидетеля К. следует, что Дубанос Г.М. не только не отказалась от убийства Д. но и возмущалась бездействием исполнителя, требовала от Вильчинского Ю.Л. срочно связаться с лицами, выполнявшими ее «заказ», то есть убийство, и поторопить их.

Как правильно установлено судом, об умысле Дубанос Г.М. на убийство Д. свидетельствует и тот факт, что она без проблем выделила на это из своего бюджета евро, то есть более рублей и не захотела выделить рублей на приобретение квартиры для потерпевшего.

Действия осужденных Дубанос Г.М. и Олейниковса С., связанные с приготовлением к убийству Д. а также действия Олейниковса С., касающиеся незаконного приобретения, хранения, перевозки и ношения огнестрельного оружия и боеприпасов к нему, судом юридически квалифицированы правильно.

Назначенное Дубанос Г.М. и Олейниковсу С. наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, обстоятельствам их совершения и личностям осужденных.

Мотивы принятия судом решения, касающегося наказания осужденных, в приговоре приведены, и у судебной коллегии нет оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции; назначенное Дубанос Г.М. и Олейниковсу С. наказание является справедливым.

При назначении осужденным наказаний судом учтены все смягчающие наказание обстоятельства, на которые ссылается сторона защиты, в том числе активное способствование раскрытию преступлений и состояние здоровья осужденных.

Оснований для применения статей 64 и 73 УК РФ и назначения осужденным других видов наказания, не связанных с лишением свободы, в том числе и условного осуждения, а также об изменении в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ категории преступлений на менее тяжкие не имеется.

В деле также не содержится заключений экспертов о наличии у осужденных Дубанос Г.М. и Олейниковса С. заболеваний, препятствующих отбыванию назначенных каждому из них наказаний.

Поэтому доводы осужденной Дубанос Г.М. о том, что суд мог бы применить к ней положения статьи 81 УК РФ, предусматривающей возможность освобождения от отбывания наказания в связи с болезнью, не могут быть признаны обоснованными.

Вместе с тем, судебная коллегия отмечает, что вопросы, касающиеся возможности освобождения осужденных от наказания в связи с болезнью в соответствии со ст. 81 УК РФ (в случае выявления у кого-либо из них тяжелого заболевания, препятствующего отбыванию наказания), либо отсрочки исполнения приговора в связи с болезнью могут быть разрешены в стадии исполнения приговора в порядке, предусмотренном пунктом 6 статьи 397 УПК РФ и статьями 398 , 399 УПК РФ.

Гражданский иск потерпевшего Д. разрешен правильно, согласно положениям статей 151 , 1101 ГК РФ, а размер денежной компенсации морального вреда, взысканного с осужденной Дубанос Г.М., соответствуют требованиям разумности и справедливости.

Замечания осужденных Дубанос Г.М. и Олейниковса С., а также адвоката Будкевич В.С. на протокол судебного заседания председательствующим судьей Б. рассмотрены в порядке, предусмотренном ст. 260 УПК РФ , и по результатам их рассмотрения вынесено мотивированное постановление от 5 сентября 2012 г. (т. 13 л.д. 35 — 39), которое является законным и обоснованным.

Нарушений уголовно-процессуального закона при вынесении постановления судьей не допущено.

Приговор в отношении Олейниковса С. подлежит изменению, поскольку судом неправильно применен уголовный закон при квалификации его действий по ч. 1 ст . 226 . 1 УК РФ .

Судом не учтены положения статьи 9 УК РФ , согласно которой преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Как установлено судом, незаконное перемещение через таможенную границу Российской Федерации огнестрельного оружия и боеприпасов Олейниковсом С. совершено 17 октября 2010 г.

При таких обстоятельствах его действия надлежит квалифицировать по части 2 статьи 188 УК РФ, действовавшей в период совершения данного преступления.

Данное деяние не декриминализировано, и ответственность за него в настоящее время предусмотрена ч. 1 ст . 226 . 1 УК РФ .

Однако, поскольку санкции данных статей остались прежними, то в силу статей 9 и 10 УК РФ применяется закон, в период действия которого совершено преступление.

Наказание за данное преступление в виде 3 лет лишения свободы, которое назначено Олейниковсу С., является справедливым и снижению не подлежит.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 377 , 378 и 388 УПК РФ , судебная коллегия

приговор Красноярского краевого суда от 3 июля 2012 г. в отношении Олейниковса С. изменить: переквалифицировать его действия с ч. 1 ст . 226 . 1 УК РФ на ч. 2 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 N 87-ФЗ), по которой Олейниковсу С. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 3 года; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 1 ст. 222 УК РФ, ч. 2 ст. 188 УК РФ (в редакции Федерального закона от 19.05.2010 N 87-ФЗ), путем частичного сложения наказаний, окончательно Олейниковсу С. назначить 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном указанный приговор в отношении Олейниковса С., а также Дубанос Г.М. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и их защитников — без удовлетворения.

Судебная практика по ст. 226.1 ук рф

В соответствии с планом работы Саратовского областного суда на первое полугодие 2017 года изучена практика рассмотрения уголовных дел о контрабанде, рассмотренных судами области в 2014 — 2016 годах.

Анализ криминогенной обстановки свидетельствует, что контрабанда товаров и иных предметов за последнее десятилетие превратилась в наиболее прибыльный вид преступной деятельности.

Федеральным законом от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ внесены изменения в уголовное законодательство, была декриминализирована контрабанда обычных товаров (ст. 188 УК РФ) и в УК РФ внесены статьи 226.1, 229.1, где в качестве предметов контрабанды рассматриваются товары и предметы, изъятые из свободного гражданского оборота. В ст. 226.1 УК РФ предметами преступления являются сильнодействующие, ядовитые, отравляющие, взрывчатые, радиоактивные вещества, радиационные источники, ядерные материалы, огнестрельное оружие или его основные части, взрывные устройства, боеприпасы, оружие массового поражения, средства его доставки, иное вооружение, иная военная техника, также материалы и оборудование, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иная военная техника, а равно стратегически важные товары и ресурсы или культурные ценности либо особо ценные дикие животные и водные биологические ресурсы. В статье 229.1 УК РФ предметами преступления являются наркотические средства, психотропные вещества, их прекурсоры или аналоги, растения, содержащие наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры либо их части, содержащие наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры, инструменты или оборудование, находящиеся под специальным контролем и используемые для изготовления наркотических средств или психотропных веществ.

Кроме того Федеральным законом от 28 июня 2013 г. № 134-ФЗ в УК РФ включена статья об ответственности за контрабанду наличных денежных средств и (или) денежных инструментов (ст. 200.1 УК РФ), а Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. N 530-ФЗ включена статья об уголовной ответственности за контрабанду алкогольной продукции и (или) табачных изделий (ст. 200.2 УК РФ). Предметами контрабанды в этих статьях являются денежные средства, денежные инструменты, алкогольная продукция, табачные изделия. Эти статьи законодатели включили в главу 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности».

Таким образом законодатель в течение трех лет четырежды менял законодательство о контрабанде. При этом включили статьи о контрабанде в разные главы УК РФ.

Основным непосредственным объектом контрабанды является внешнеэкономическая деятельность государства, а дополнительным — общественная безопасность, здоровье населения, экологическая безопасность и экологический правопорядок.

В целях обобщения изучались судебная статистика по данному вопросу, представленная Судебным департаментом по Саратовской области, районными (городскими) судами Саратовской области, а также уголовные дела, приговоры и иные решения, вынесенные судами области.

Изучение судебной практики рассмотрения уголовных дел о контрабанде показало, что за указанный период времени судами Саратовской области рассмотрено 13 уголовных дел данной категории, из которых семь дел рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства, шесть дел в общем порядке.

По данным делам вынесено 12 обвинительных приговоров и один оправдательный.

Изучение практики показало, что рассматривая дела данной категории судьи достаточно полно мотивировали свои выводы при вынесении приговоров, с указанием в них доказательств, подтверждающих виновность обвиняемого лица и всех обстоятельств, указанных в ст.307 УПК РФ.

Кроме того при принятии решений суды руководствовались разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.2008 № 6 «О судебной практике по делам о контрабанде» и использовали сформулированные в нем положения об определении состава преступления — контрабанды .

При рассмотрении уголовных дел по обвинению лиц в совершении контрабанды, устанавливая принадлежность предметов, указанных в статьях 226.1, 229.1 УК РФ, перемещаемых через границу к той или иной группе запрещенных или ограниченных в обороте предметов, суды руководствовались как заключениями соответствующих экспертиз, так и нормативными актами, регламентирующими ввоз, вывоз, импорт и экспорт указанных предметов.

В результате проведенного обобщения установлено следующее.

Субъектами преступления по рассмотренным делам были — 8 граждан Российской Федерации, 1 гражданин Украины, 1 гражданин Республики Узбекистан, 3 гражданина Республики Казахстан, в том числе: 11 мужчин и 2 женщины, 3 человека с высшим образованием и 9 со средним и средним специальным образованием, 1 с неоконченным высшим образованием, 7 человек имели постоянное место работы, пятеро не работали и не учились, один студент, никто ранее не судим.

По рассмотренным делам предметами контрабанды были: по восьми уголовным делам — наркотические средства; по двум делам — сильнодействующие вещества; по одному делу — особо ценные водные биологические ресурсы, принадлежащие к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации.

Из приведенных данных следует, что самый распространенный предмет контрабанды — наркотические средства.

Уголовные дела в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных статьями 200.1 и 200.2 УК РФ суды области не рассматривали.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что контрабанда совершалась путем незаконного перемещения через Государственную границу Российской Федерации с государствами членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС в личных вещах или в салоне автомобилей и два случая посредством международного почтового отправления .

Изучение практики показало, что контрабанда совершалась путем недостоверного декларирования и (или) сокрытия товаров и иных предметов от таможенного контроля при перемещении их через таможенную границу Российской Федерации.

Смотрите так же:  Мировой суд волоконовского района судебный участок 1

Из общего числа уголовных дел контрабанда была выявлена на таможенных постах при проведении таможенного контроля, при досмотре автомашин, личном досмотре граждан и пассажиров поездов и самолетов, их вещей.

Так, приговором районного суда Саратовской области от 25 ноября 2014 года, гражданин Российской Федерации Р.А.В., признан виновным в том, что он, предварительно упаковав в пластиковый контейнер наркотическое средство — масло каннабиса (гашишное масло) массой не менее 0,375 грамма, положил его в принадлежащий ему рюкзак, и поместив в багажник автомобиля, на автомашине пытался незаконно переместить через Государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС с целью последующего личного потребления, за что осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 229.1 УК РФ.

Приговором районного суда Саратовской области от 06 мая 2016 года, гражданин Российской Федерации Ч.В.В., признан виновным в том, что находясь в качестве пассажира в автомобиле ВАЗ и спрятав в левом рукаве одетой на нем олимпийки наркотическое средство — каннабис (марихуану) суммарной массой 13,6 грамм, незаконно переместил данное наркотическое средство через Государственную границу Российской Федерации с государствами членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, за что был осужден по п. «в» ч. 2 ст. 229.1.

Аналогичным примером является уголовное дело в отношении гражданина Республики Казахстан Ш.А.И., осужденного приговором районного суда Саратовской области от 11 июля 2014 года, который признан виновным в том, что пытался незаконно переместить через Государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотическое средство – каннабис (марихуану) в кузове автомобиля, но был задержан. Его действия судом были квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 229.1 УК РФ.

Другим примером является уголовное дело в отношении гражданки РФ П.А.О., осужденной приговором районного суда Саратовской области от 22 сентября 2015 года, которая незаконно переместила через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотические средства, сокрыв их от таможенного контроля в международном почтовом отправлении. Ее действия были квалифицированы по совокупности статей ч.2 ст.228 УК РФ и ч. 3 ст. 229.1 УК РФ.

Приговором районного суда г. Саратова от 12 февраля 2016 года, была осуждена Ц. А.Г., которая путем почтового отправления направила в Республику Туркменистан сильнодействующее вещество — сибутрамин, общей массой 6,3 грамма, а также путем уговора склонила другое лицо к незаконному перемещению из республики Казахстан в Российскую Федерацию, то есть через Государственную границу Российской Федерации с государством — членом Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующее вещество — сибутрамин, общей массой 341, 98 грамма. Её действия были квалифицированы по ч.1 ст.226.1 УК РФ и ч. 4 ст. 33, ч. 1 ст. 226.1 УК РФ.

Приговором районного суда г. Саратова от 30 июля 2015 года С.А.В., гражданин Республики Украина, признан виновным в том, что совместно с другими лицами на автомашине марки «ЗАЗ-DAEWOO T13110» государственный регистрационный знак Республики Украина, находящейся под управлением С.А.В., незаконно переместил из республики Украина в Российскую Федерацию, то есть через Государственную границу Российской Федерации с государством — членом Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотическое средство в крупном размере – каннабис (марихуана), общей массой 2473,8 грамма, с целью последующего его сбыта, за что осужден по ч.3 ст.229.1 УК РФ и другим статьям УК РФ.

Наибольшее количество фактов контрабанды выявлено на территории многостороннего автомобильного пункта пропуска «О», расположенного на 284 км автодороги Саратов-Уральск – 6.

Так приговором районного суда Саратовской области от 18 мая 2015 года, гражданин Республики Казахстан А.В.А. признан виновным в том, что пересекая Государственную границу РФ с территории Республики Казахстан через многосторонний автомобильный пункт пропуска «О», расположенный на 284 км автодороги Саратов-Уральск – 6 и спрятав в нише для аппаратуры в потолочной полке в кабине автомобиля КАМАЗ, а также в пачке из под сигарет наркотическое средство, части растений, содержащих наркотические средства — каннабис (марихуану) в значительном размере, незаконно переместил данное наркотическое средство через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, за что был осужден по п. «в» ч.2 ст.229.1 УК РФ.

Аналогичные действия совершил и гражданин Республики Казахстан Б.Н.Б., осужденный приговором районного суда Саратовской области от 21 апреля 2014 года, который пересекая Государственную границу РФ с территории Республики Казахстан через многосторонний автомобильный пункт пропуска «О», расположенный на 284 км автодороги Саратов-Уральск – 6 пытался незаконно переместить через Государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотическое средство — каннабис (марихуану), за что был осужден по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 229.1 УК РФ.

Приговором районного суда Саратовской области от 15 марта 2016 года, рассмотрено уголовное дело в отношении гражданина Российской Федерации И.М.Д., который признан виновным в том, что незаконно переместил через Государственную границу Российской Федерации с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС особо ценные водные биологические ресурсы, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации – свежемороженую рыбу осетровых пород на грузовой автомашине марки «KAMA3-5320» в кузове которой находились скрытые полости. Его действия судом были квалифицированы по ч. 1 ст. 226.1 УК РФ.

Приговором районного суда г. Саратова от 15 октября 2015 года Л.Г.В., гражданин РФ, признан виновным в том, что являясь пассажиром самолета – воздушного судна осуществил незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотического средства – кокаина в крупном размере, находящегося при нем в его сумке черного цвета в банке с кофе, и в дальнейшем стал незаконно без цели сбыта хранить его, за что был осужден по ч. 3 ст. 229.1, ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Приговором районного суда Саратовской области от 07 июля 2015 года С.А.Ю., гражданин республики Узбекистан, признан виновным в том, что являясь пассажиром самолета – воздушного судна и пассажиром поезда международного сообщения незаконно перевез через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующее вещество — сибутрамин, за что был осужден по ч.1 ст. 226.1, ч.1 ст. 226.1, УК РФ.

По одному рассмотренному делу предметами контрабанды были изделия, которые могут быть использованы при создании иной военной техники.

Так, приговором районного суда Саратовской области от 23декабря 2016 года, гражданин Российской Федерации С.О.С., признан виновным в том, что пытался незаконно переместить через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕвраАзЭс изделия СПТ-88-2.2Л и СПТ-88-2,2У, которые могут быть использованы при создании военной техники, за что осужден по ч. 3 ст.30, ч. 1 ст.226.1 УК РФ.

За анализируемый период был вынесен один оправдательный приговор.

Так органами предварительного расследования Б.Н.С., Б.К.Г. и М.О.Р. обвинялись в незаконном перемещении через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС наркотического средства — каннабиса (марихуаны), общей массой 2473,8 грамма, совершенном группой лиц по предварительному сговору, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 229.1 УК РФ.

Дело поступило на рассмотрение в районный суд г. Саратова.

Исследовав и проанализировав доказательства по делу, суд пришел к выводу, что Б.Н.С., Б.К.Г. и М.О.Р. не вменялось совершение действий, образующих объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 229.1 ч. 3 УК РФ, поскольку им не вменялось каких-либо действий по перемещению наркотических средств через Государственную границу, эти наркотические средства перевез другое лицо, которое в последующем передало их обвиняемым, в связи с чем в их действиях отсутствует состав указанного преступления. Приговором районного суда г. Саратова от 11 ноября 2015 года Б.Н.С., Б.К.Г. и М.О.Р. были оправданы в части обвинения по ч. 3 ст. 229.1 УК РФ.

По мере наказания.

За совершение контрабанды было осуждено 13 человек к лишению свободы, из них 2 лицам дополнительно назначен штраф, в отношении 1 лица в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным.

В целом, при назначении виновным наказания суды соблюдают требования ст.60 УК РФ.

Изучение судебной практики по рассмотренным судами области дел свидетельствует о том, что при вынесении приговоров у судей каких – либо вопросов, связанных с определением момента покушения на контрабанду и её окончания не возникало. Судьи при принятии решений руководствовались разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.2008 № 6 «О судебной практике по делам о контрабанде».

Под способами незаконного перемещения предметов контрабанды суды расценивали действия направленные на сокрытие предметов контрабанды в полостях автомашины , их ввоз и вывоз , не предъявление сотрудникам таможенного контроля таможенного поста в аэропорту наркотических средств и сильнодействующ их веществ , перемещение путем оформления при помощи сайта всемирной сети Интернет заказа наркотического средства и получения заказа посредством международного почтового отправления , перемещение через границу воздушным и железнодорожным транспортом наркотических средств упакованных в продукты питания (банки с кофе ) с целью сокрытия от таможенного и пограничного контроля.

Анализ судебной практики рассмотренных судами области дел, свидетельствует о том, судьи всегда устанавливали, являлось ли виновное лицо собственником предмета контрабанды или его владельцем, уполномоченным лицом, перевозчиком и т.п. В случае если виновное лицо не являлось собственником автотранспортного средства, с помощью которого осуществлялось перемещение предметов контрабанды, то при вынесении приговора автотранспортное средство возвращалось его законному владельцу.

К примеру, по уголовному делу в отношении Ш.А.И., осужденного за совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.1 ст.229 1 УК РФ, (рассмотренному районным судом Саратовской области) вещественное доказательство – автомашина « DAF », в которой осужденный пытался незаконно перевезти наркотическое средство, находящаяся на ответственном хранении у Ш.В.И., являющейся собственницей данной автомашины, оставлена по принадлежности законному владельцу.

По рассмотренным судами области делам, споров о принадлежности предметов контрабанды, признанных вещественными доказательствами, не возникало.

В соответствии с п.15 ч.1 ст.299 УПК РФ при постановлении приговора суд в совещательной комнате на ряду с остальными вопросами в том числе разрешает и вопрос о том как следует поступить с вещественными доказательствами.

Между тем изучение практики показало, что не все судьи в резолютивной части приговора разрешают вопрос о судьбе вещественных доказательств.

Так, по приговору районного суда г. Саратова от 30 июля 2015 года вынесенного в отношении С.А.В., в резолютивной части приговора не разрешен вопрос о судьбе изъятых у осужденного и признанных следствием вещественными доказательствами, наркотических средствах.

А некоторые решения судей о судьбе вещественных доказательств вызывают сомнение в их обоснованности. Так по приговору районного суда Саратовской области от 11 июля 2014 года в отношении Ш.А.И., суд разрешая вопрос о вещественных доказательствах, постановил: «Пакет из прозрачного бесцветного полимерного материала, содержащий образец слюны обвиняемого Ш.А.П., и пакет из прозрачного бесцветного полимерного материала, содержащий контрольный образец слюны обвиняемого Ш.А.А., находящиеся в камере хранения вещественных доказательств следственного отдела Управления ФСБ России по Саратовской области, хранить при уголовном деле». В данной части более правильным эти вещественные доказательства подлежали уничтожению как не представляющие ценности.

Кроме того хотелось отметить, что в соответствии с совместным Приказом МВД РФ № 840, Минюста РФ №320, Минздрава РФ № 388, Минэкономики РФ №472, ГТК РФ № 726, ФСБ РФ № 530, ФПС РФ № 585 от 09.11.1999 «Об утверждении Инструкции о порядке изъятия из незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, инструментов и оборудования, находящихся под специальным контролем и используемых для производства и изготовления наркотических средств и психотропных веществ, а также их учета, хранения, передачи, использования и уничтожения» изъятые наркотические средства должны храниться в камере хранения.

Вместе с тем, разрешая судьбу изъятых в ходе следствия и признанных в качестве вещественных доказательств наркотических средств, суды не всегда указывают место их нахождения, что в последующем затрудняет исполнение приговора в части разрешения судьбы наркотиков, то есть их уничтожения.

Так, районный суд г. Саратова вынеся приговор в отношении Л.Г.В. и разрешая судьбу вещественных доказательств, указал: «вещественные доказательства: наркотическое средство кокаин, его первоначальную упаковку, электронные весы, а также другие предметы — уничтожить». При этом судом не указано, где хранятся изъятые наркотические средства.

Обобщение уголовных дел о контрабанде показало, что сложности могут возникнуть, при разрешении уголовных дел данной категории в связи с тем, что в уголовных кодексах государств — членов Таможенного союза: по-разному сформулированы диспозиции статей, предусматривающих ответственность за контрабанду; отличаются критерии отнесения предметов к оружию; перечни наркотических средств, психотропных, сильнодействующих и ядовитых веществ не совпадают по ряду позиций; одно и то же наркотическое вещество может быть зарегистрировано в разных странах под разными наименованиями.

Так, например, в Российской Федерации действует свой перечень предметов контрабанды, а в Республике Беларусь и Республике Казахстан — свои, которые в ряде случаев не совпадают с российским.

Разрешить данную проблему можно «путем принятия единых для всех трех стран — членов Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС списков наркотических средств, психотропных веществ, сильнодействующих и ядовитых веществ и других предметов, изъятых из гражданского оборота или в отношении которых установлены специальные правила перемещения».