Судебная практика ликвидация организаций

Каков порядок ликвидации некоммерческой организации — фонда? Какова процедура, сроки и место проведения, а также необходимые документы?

Согласно п. 1 ст. 18 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (далее — Закон N 7-ФЗ) некоммерческая организация (далее — НКО) может быть ликвидирована на основании и в порядке, которые предусмотрены Гражданским кодексом РФ, Законом N 7-ФЗ и другими федеральными законами. Условно в процедуре ликвидации фонда выделить следующие этапы.

1. Принятие решения о ликвидации

В силу прямого указания закона (п. 2 ст. 123.20 ГК РФ, п. 2 ст. 18 Закона N 7-ФЗ) решение о ликвидации фонда может принять только суд по заявлению заинтересованных лиц. Фонд может быть ликвидирован:
— если имущества фонда недостаточно для осуществления его целей и вероятность получения необходимого имущества нереальна;
— если цели фонда не могут быть достигнуты, а необходимые изменения целей фонда не могут быть произведены;
— в случае уклонения фонда в его деятельности от целей, предусмотренных его уставом;
— в других случаях, предусмотренных федеральным законом.
Рассмотрение дел о ликвидации фондов подведомственно судам общей юрисдикции (п. 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 09.12.2002 N 11, п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2016 N 64). Заявление о ликвидации фонда подается в районный суд по месту нахождения организации. При этом с заявлением вправе обратиться не только уполномоченные органы или его должностные лица, но и иные заинтересованные лица, в частности учредители фонда (смотрите также Апелляционное определение Московского городского суда от 06.02.2017 N 33-3711/17)*(1).
По общему правилу гражданские дела рассматриваются и разрешаются судом до истечения двух месяцев со дня поступления заявления в суд (ст. 154 ГПК РФ).
Суд, принимая решение о ликвидации фонда, назначает ликвидационную комиссию (ликвидатора) и устанавливает порядок и сроки ликвидации. С момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами фонда.

2. Уведомление о начале процедуры ликвидации

Согласно п. 1 ст. 62 ГК РФ, учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о ликвидации юридического лица, в течение 3 рабочих дней после даты его принятия обязаны сообщить в письменной форме об этом в уполномоченный государственный орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц (далее — регистрирующий орган), для внесения в единый государственный реестр юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) записи о том, что юридическое лицо находится в процессе ликвидации, а также опубликовать сведения о принятии данного решения в порядке, установленном законом.
С учетом норм п.п. 1 и 2 ст. 13.1 Закона N 7-ФЗ решение о внесении в ЕГРЮЛ сведений о принятии решения о ликвидации фонда принимается органом власти, уполномоченным в сфере регистрации НКО, то есть Министерством юстиции РФ (подп. 1 п. 1 Указа Президента РФ от 13.10.2004 N 1313 «Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации»).
В силу п. 3 ст. 13.1 Закона N 7-ФЗ, п. 1.2 ст. 9 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон N 129-ФЗ), приказа Минюста России от 07.05.2013 N 68 формы заявлений, необходимых для государственной регистрации некоммерческих организаций и внесения изменений в их учредительные документы, определяются в соответствии с приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ (далее — Приказ N ММВ-7-6/25@), утвердившим формы документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц.
Таким образом, в течение 3 рабочих дней после даты вступления в законную силу решения суда о ликвидации фонда руководителю ликвидационной комиссии (ликвидатору) надлежит представить в соответствующее территориальное управление Министерства юстиции РФ (далее — Территориальное управление) следующие документы:
— уведомление о ликвидации юридического лица по форме N P15001, утвержденной Приказом N ММВ-7-6/25@;
— решение суда о ликвидации фонда и формировании ликвидационной комиссии (ликвидатора) фонда;
— протокол заседания руководящего органа фонда, на котором принято решение по вопросу о ликвидации фонда.
Уведомление удостоверяется подписью уполномоченного лица (заявителя), подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке. Поскольку к моменту направления в Территориальное управление уведомления ликвидационная комиссия уже сформирована (ликвидатор назначен), заявителем в этом случае выступает, соответственно, руководитель ликвидационной комиссии или ликвидатор (п. 1.2, пп. «г» п. 1.3 ст. 9 Закона N 129-ФЗ, п. 14.2.05.18 правовых позиций в сфере государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, размещенных 30.01.2014 в федеральном разделе информационного ресурса «База данных «Вопрос-Ответ» и направленных письмом ФНС России от 31.01.2014 N СА-4-14/1645 (далее — Правовые позиции)).
Территориальным управлением принимается решение о внесении в ЕГРЮЛ сведений о принятии решения о ликвидации и сведений о назначении ликвидатора НКО. При этом общий срок принятия решения — 17 рабочих дней, а направление документов в регистрирующий орган (ФНС России) осуществляется не позднее рабочего дня, следующего за днем принятия решения о внесении в ЕГРЮЛ названной записи (п.п. 22 и 23 Административного регламента предоставления Министерством юстиции Российской Федерации государственной услуги по принятию решения о государственной регистрации некоммерческих организаций, утвержденного приказом Минюста РФ от 30.12.2011 N 455 (далее — Административный регламент)).
Обращаем внимание, что с 01.01.2015 законодательство не предусматривает необходимости уведомлять о принятом решении о ликвидации органы контроля за уплатой страховых взносов (ч. 3 ст. 28 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» утратила силу в связи со вступлением в силу Федерального закона от 28.06.2014 N 188-ФЗ). Также в настоящее время налоговое законодательство не обязывает организацию сообщать о принятом решении о ликвидации в налоговый орган по месту учета (смотрите письмо ФНС России от 21.10.2013 N СА-3-14/3892@).

3. Публикация сообщения о ликвидации, порядке и сроке заявления требований кредиторами. Составление и утверждение промежуточного ликвидационного баланса

На ликвидационную комиссию (ликвидатора) возлагается обязанность опубликовать в органах печати (в журнале «Вестник государственной регистрации» — смотрите приказ ФНС России от 16.06.2006 N САЭ-3-09/355@) сведения о ликвидации юридического лица, а также о порядке и сроке заявления требований кредиторами. Этот срок не может быть менее двух месяцев с момента публикации о ликвидации. Кроме того, ликвидационная комиссия обязана принять меры к выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности, а также письменно уведомить кредиторов о ликвидации фонда (п. 1 ст. 63 ГК РФ, п. 1 ст. 19 Закона N 7-ФЗ).
После окончания срока для предъявления кредиторами своих требований ликвидационная комиссия составляет промежуточный ликвидационный баланс, который содержит сведения о составе имущества ликвидируемого фонда, перечне предъявленных кредиторами требований, а также о результатах их рассмотрения. Промежуточный ликвидационный баланс утверждается учредителями фонда (п. 2 ст. 63 ГК РФ, п. 3 ст. 19 Закона N 7-ФЗ).
Согласно п. 3 ст. 20 Закона N 129-ФЗ регистрирующий орган уведомляется о составлении промежуточного ликвидационного баланса по форме N P15001, утвержденной Приказом N ММВ-7-6/25@. В данном случае такое уведомление надлежит представить в Территориальное управление*(2).
В п. 2.3 раздела 2 названного уведомления проставляется знак V, указывающий на то, что уведомление представлено в связи с составлением промежуточного ликвидационного баланса (п. 9.3 Требований). Заявителем при подаче уведомления формы N P15001 по данному основанию также является руководитель ликвидационной комиссии или ликвидатор (п. 14.2.05.35 Правовых позиций).
Обратим внимание, что законодательство не связывает необходимость публикации сообщения о ликвидации, о порядке и сроке заявления требований кредиторами, а также составления ликвидационных балансов с наличием у юридического лица кредиторской задолженности. Даже при отсутствии какой-либо деятельности и представлении «нулевой» отчетности, при отсутствии задолженности перед кредиторами НКО должно выполнить все требования, установленные законом в рамках процедуры ликвидации юридического лица. Это означает, в частности, что и в том случае, когда кредиторская задолженность у НКО отсутствует, промежуточный ликвидационный баланс может быть составлен и утвержден не ранее чем через два месяца после того, как в журнале «Вестник государственной регистрации» будет опубликовано сообщение о ликвидации фонда.

4. Составление и утверждение ликвидационного баланса

Со дня утверждения промежуточного ликвидационного баланса ликвидационная комиссия (ликвидатор) начинает производить расчеты с кредиторами в порядке, установленном п. 4 ст. 63 и ст. 64 ГК РФ. После осуществления расчетов с кредиторами ликвидационной комиссией (ликвидатором) составляется ликвидационный баланс, который также утверждается учредителями фонда (п. 5 ст. 63 ГК РФ, п. 6 ст. 19 Закона N 7-ФЗ).
Безусловно, при отсутствии кредиторской задолженности необходимость производить расчеты с кредиторами у фонда отсутствует. Поэтому мы полагаем, что при таких обстоятельствах выдерживать какой-либо промежуток времени нет необходимости, и оба ликвидационных баланса (промежуточный и «итоговый») могут быть составлены и утверждены одновременно.
Поскольку законодательством специальные формы ликвидационных балансов не утверждены, промежуточный ликвидационный баланс и ликвидационный баланс могут быть составлены на основе действующей формы бухгалтерского баланса, утвержденной приказом Минфина РФ от 02.07.2010 N 66н, с указанием соответствующего наименования «промежуточный ликвидационный баланс» и «ликвидационный баланс» (смотрите в связи с этим письмо ФНС России от 07.08.2012 N СА-4-7/13101).
Утверждение ликвидационного баланса может быть оформлено путем проставления учредителями соответствующих отметок на самом документе или в виде приложения к ликвидационному балансу решения о его утверждении (п. 14.2.05.49 Правовых позиций).
Отметим также, что налоговый орган обязан заявить свои требования по уплате организацией всех обязательных платежей в бюджет в период с момента представления в регистрирующий орган уведомления о принятии решения о ликвидации юридического лица (в трехдневный срок со дня принятия решения о ликвидации) и до представления документов для государственной регистрации ликвидации юридического лица, предусмотренных ст. 21 Закона N 129-ФЗ (не ранее чем через два месяца с момента помещения в органах печати публикации о ликвидации юридического лица — п. 2 ст. 22 Закона N 129-ФЗ) (Методические указания для налоговых органов по вопросам единообразия процедуры снятия с учета в налоговом органе юридического лица в связи с ликвидацией, утвержденные приказом ФНС России от 25.04.2006 N САЭ-3-09/257@)).

5. Государственная регистрация ликвидации фонда

После утверждения ликвидационного баланса для государственной регистрации в связи с ликвидацией фонда в Территориальное управление в соответствии со ст. 21 Закона N 129-ФЗ представляются следующие документы:
— заявление о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией по форме N P16001, утвержденной Приказом N ММВ-7-6/25@, подписанное заявителем (руководителем ликвидационной комиссии или ликвидатором), подлинность подписи которого удостоверяется нотариально;
— ликвидационный баланс;
— документ об уплате государственной пошлины (в настоящий момент государственная пошлина за регистрацию ликвидации юридического лица на основании пп.пп. 1, 3 п. 1 ст. 333.33 НК РФ составляет 800 руб.);
— документ, подтверждающий представление в территориальный орган Пенсионного фонда РФ сведений в соответствии с пп.пп. 1-8 п. 2 ст. 6 и п. 2 ст. 11 Федерального закона от 01.04.1996 N 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» и в соответствии с ч. 4 ст. 9 Федерального закона от 30.04.2008 N 56-ФЗ «О дополнительных страховых взносах на накопительную часть трудовой пенсии и государственной поддержке формирования пенсионных накоплений» (представление данного документа не обязательно; в случае, если он не представлен заявителем, этот документ предоставляется органом ПФР по межведомственному запросу регистрирующего органа).
При заполнении заявления формы N P16001 необходимо учитывать положения раздела X Требований.
Кроме того, рекомендуем дополнительно представить протокол (решение) об утверждении ликвидационного баланса и копию публикации в Вестнике государственной регистрации.
В силу п. 22 Административного регламента срок предоставления государственной услуги при государственной регистрации фонда в связи с его ликвидацией не должен превышать 10 рабочих дней.
Ликвидация фонда считается завершенной, а сам фонд — прекратившим свою деятельность, после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ (п. 8 ст. 63 ГК РФ).

Смотрите так же:  Субсидия на даренную квартиру

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Габбасов Руслан

Ответ прошел контроль качества

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

————————————————————————-
*(1) Смотрите: Примерная форма заявления заинтересованного лица о ликвидации фонда в суд общей юрисдикции (подготовлено экспертами компании «Гарант»).
*(2) В связи с составлением промежуточного ликвидационного баланса в регистрирующий орган должна быть представлена только форма N Р15001 «Уведомление о ликвидации юридического лица» с соответствующей отметкой (п. 14.2.05.70 Правовых позиций). Предоставлять сам промежуточный ликвидационный баланс законодательство не требует. Однако нельзя исключать, что представители Минюста РФ будут придерживаться иной позиции. Официальных разъяснений данного ведомства по указанному вопросу нам обнаружить не удалось. Во избежание претензий со стороны Территориального управления целесообразно приложить к уведомлению промежуточный ликвидационный баланс и копию протокола, содержащего решение о его утверждении.

Судебная практика ликвидация организаций

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 61 ГК РФ. Ликвидация юридического лица

1. Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам.

2. Юридическое лицо ликвидируется по решению его учредителей (участников) или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительным документом, в том числе в связи с истечением срока, на который создано юридическое лицо, с достижением цели, ради которой оно создано.

3. Юридическое лицо ликвидируется по решению суда:

1) по иску государственного органа или органа местного самоуправления, которым право на предъявление требования о ликвидации юридического лица предоставлено законом, в случае признания государственной регистрации юридического лица недействительной, в том числе в связи с допущенными при его создании грубыми нарушениями закона, если эти нарушения носят неустранимый характер;

2) по иску государственного органа или органа местного самоуправления, которым право на предъявление требования о ликвидации юридического лица предоставлено законом, в случае осуществления юридическим лицом деятельности без надлежащего разрешения (лицензии) либо при отсутствии обязательного членства в саморегулируемой организации или необходимого в силу закона свидетельства о допуске к определенному виду работ, выданного саморегулируемой организацией;

3) по иску государственного органа или органа местного самоуправления, которым право на предъявление требования о ликвидации юридического лица предоставлено законом, в случае осуществления юридическим лицом деятельности, запрещенной законом, либо с нарушением Конституции Российской Федерации, либо с другими неоднократными или грубыми нарушениями закона или иных правовых актов;

4) по иску государственного органа или органа местного самоуправления, которым право на предъявление требования о ликвидации юридического лица предоставлено законом, в случае систематического осуществления общественной организацией, общественным движением, благотворительным и иным фондом, религиозной организацией деятельности, противоречащей уставным целям таких организаций;

5) по иску учредителя (участника) юридического лица в случае невозможности достижения целей, ради которых оно создано, в том числе в случае, если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется;

6) в иных случаях, предусмотренных законом.

4. С момента принятия решения о ликвидации юридического лица срок исполнения его обязательств перед кредиторами считается наступившим.

5. Решением суда о ликвидации юридического лица на его учредителей (участников) или на орган, уполномоченный на ликвидацию юридического лица его учредительным документом, могут быть возложены обязанности по осуществлению ликвидации юридического лица. Неисполнение решения суда является основанием для осуществления ликвидации юридического лица арбитражным управляющим (пункт 5 статьи 62) за счет имущества юридического лица. При недостаточности у юридического лица средств на расходы, необходимые для его ликвидации, эти расходы возлагаются на учредителей (участников) юридического лица солидарно (пункт 2 статьи 62).

6. Юридические лица, за исключением предусмотренных статьей 65 настоящего Кодекса юридических лиц, по решению суда могут быть признаны несостоятельными (банкротами) и ликвидированы в случаях и в порядке, которые предусмотрены законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Общие правила о ликвидации юридических лиц, содержащиеся в настоящем Кодексе, применяются к ликвидации юридического лица в порядке конкурсного производства в случаях, если настоящим Кодексом или законодательством о несостоятельности (банкротстве) не установлены иные правила.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 1 в действующей редакции

Комментарии к статье 61 ГК РФ, судебная практика применения

ВС РФ о ликвидации и приостановлении деятельности некоммерческих организаций

См. разъяснения в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2016 N 64 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел, связанных с приостановлением деятельности или ликвидацией некоммерческих организаций, а также запретом деятельности общественных или религиозных объединений, не являющихся юридическими лицами»

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ о ликвидации юридического лица

В пп. 28, 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» содержатся следующие разъяснения

Неоднократность нарушения закона — основание для ликвидации?

Неоднократность нарушения законодательства сама по себе не может служить основанием для принятия судом решения о ликвидации юридического лица. Такая исключительная мера должна быть соразмерной допущенным юридическим лицом нарушениям и вызванным ими последствиям (подпункт 3 пункта 3 статьи 61 ГК РФ).

Ликвидация юрлица по иску учредителя в связи с корпоративным конфликтом, невозможностью достижения целей

Согласно подпункту 5 пункта 3 статьи 61 ГК РФ юридическое лицо может быть ликвидировано по иску учредителя (участника) юридического лица в случае невозможности достижения целей, ради которых оно создано, в том числе если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется.

Например, судом может быть удовлетворено такое требование, если иные учредители (участники) юридического лица уклоняются от участия в нем, делая невозможным принятие решений в связи с отсутствием кворума, в результате чего становится невозможным достижение целей, ради которых создано юридическое лицо, в том числе если осуществление деятельности юридического лица становится невозможным или существенно затрудняется, в частности ввиду длительной невозможности сформировать органы юридического лица.

Равным образом удовлетворение названного требования возможно в случае длительного корпоративного конфликта, в ходе которого существенные злоупотребления допускались всеми участниками хозяйственного товарищества или общества, вследствие чего существенно затрудняется его деятельность.

Ликвидация юридического лица в качестве способа разрешения корпоративного конфликта возможна только в том случае, когда все иные меры для разрешения корпоративного конфликта и устранения препятствий для продолжения деятельности юридического лица (исключение участника юридического лица, добровольный выход участника из состава участников юридического лица, избрание нового лица, осуществляющего полномочия единоличного исполнительного органа и т.д.) исчерпаны или их применение невозможно.

Дело N45-АПГ17-4. О ликвидации религиозной организации.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 13 июля 2017 г. N 45-АПГ17-4

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

Председательствующего Хаменкова В.Б.,

судей Горчаковой Е.В. и Зинченко И.Н.

при секретаре Горенко А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному иску Главного Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области о ликвидации Местной религиозной организации мусульман «Рахмат» г. Екатеринбург по апелляционной жалобе Главного Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области на решение Свердловского областного суда от 21 февраля 2017 г., которым отказано в удовлетворении административного искового заявления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., объяснения представителя Главного Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области Филатовой Г.М., поддержавшей доводы жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

Местная религиозная организация мусульман «Рахмат» г. Екатеринбург (далее — религиозная организация «Рахмат», Организация) зарегистрирована Главным управлением Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области 9 декабря 1999 г., сведения в единый государственный реестр юридических лиц внесены 10 февраля 2003 г. с присвоением основного государственного регистрационного номера 1036605622162.

Целями деятельности этой религиозной организации являются совместное исповедование и распространение Ислама, совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, обучение религии и религиозное воспитание своих последователей (пункт 1 статьи 3 Устава организации, принятого Собранием учредителей 6 августа 1999 г., новая редакция утверждена общим собранием 24 июля 2009 г.).

Главное управление Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области (далее — Минюст по Свердловской области) обратилось в суд с административным иском о ликвидации религиозной организации «Рахмат» на основании пункта 1 статьи 14 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее — Федеральный закон N 125-ФЗ), ссылаясь на неоднократное нарушение Организацией федерального законодательства.

В обоснование заявленных требований административный истец указал, что после изменения места нахождения религиозной организации «Рахмат» в связи с исполнением решения Арбитражного суда Свердловской области от 6 октября 2014 г. о ее выселении из занимаемых помещений, расположенных по адресу: г. Екатеринбург, ул. Космонавтов, д. 182, литер А, Б, до момента обращения в суд в нарушение требований пункта 9 статьи 8 Федерального закона N 125-ФЗ в Минюст по Свердловской области не представлены документы, необходимые для государственной регистрации изменений, вносимых в сведения об адресе (месте нахождения) юридического лица.

Несмотря на запрет, содержащийся в пункте 8 статьи 8 названного выше закона, Организация при осуществлении своей деятельности использует сокращенное наименование.

По мнению Минюста по Свердловской области, Устав Организации противоречит предписаниям пункта 3 статьи 26 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (далее — Федеральный закон N 7-ФЗ), поскольку содержит положения, предусматривающие оказание материальной поддержки ее членам, что фактически является перераспределением прибыли.

Вопреки требованиям абзаца третьего пункта 3 статьи 9 Федерального закона N 125-ФЗ членом организации, а также лицом, действующим от ее имени без доверенности, является Музафаров А.С., включенный в действующий перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, составленный Росфинмониторингом в соответствии с пунктом 2 статьи 6 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) денежных средств, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Перечисленные факты административным истцом квалифицируются как неоднократные нарушения закона, поскольку за каждое из них Минюстом по Свердловской области в адрес Организации выносились письменные предупреждения, обязывающие устранить допущенные нарушения, которые остались без ответа, а нарушения — неустраненными.

Решением Свердловского областного суда от 21 февраля 2017 г. отказано в удовлетворении административных исковых требований.

В апелляционной жалобе Минюст по Свердловской области ставит вопрос об отмене решения суда, ссылаясь на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для административного дела, и несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, и принять новый судебный акт об удовлетворении административного иска.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в апелляционном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме, представитель административного ответчика в судебное заседание не явился, что в силу статьи 307 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции.

Суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления ( часть 1 статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым решение суда отменить исходя из следующего.

Смотрите так же:  Оформить дети войны в крыму

Отказывая в удовлетворении административного иска, суд первой инстанции указал, что неоднократное нарушение требований закона само по себе не является безусловным основанием для ликвидации религиозной организации, поскольку такая мера реагирования должна отвечать требованиям статьи 55 Конституции Российской Федерации, то есть быть соразмерной допущенным нарушениям и вызванными ими последствиями.

С учетом этого посыла суд первой инстанции, установив факт неисполнения религиозной организацией «Рахмат» требований пункта 9 статьи 8 Федерального закона N 125-ФЗ (религиозная организация обязана информировать орган, уполномоченный принимать решение о государственной регистрации религиозной организации, об изменении сведений, указанных в пункте 1 статьи 5 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Федеральный закон N 129-ФЗ), к каковым относятся адрес юридического лица в пределах места нахождения юридического лица и сведения о том, что юридическим лицом принято решение об изменении места нахождения), и нарушение запрета, установленного абзацем третьим пункта 3 статьи 9 Федерального закона N 125-ФЗ о недопустимости быть учредителем (участником, членом) религиозной организации лицу, включенному в перечень в соответствии с пунктом 2 статьи 6 Федерального закона от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», а также неисполнение предупреждений от 27 июля 2015 г. и 10 марта 2016 г. об обязанности устранить нарушение закона в адрес Организации, и расценив их как неоднократные нарушения, вместе с тем констатировал, что эти нарушения не свидетельствуют об отрицании религиозной организацией фундаментальных демократических принципов, прав или свобод, не направлены на пропаганду войны либо на разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти, не содержат призывов к дискриминации, вражде или насилию, не повлекли за собой причинение вреда жизни, здоровью граждан, окружающей среде, общественному порядку и безопасности, собственности, законным экономическим интересам физических и (или) юридических лиц, общества и государства и не создали реальной угрозы причинения вреда названным отношениям, являются устранимыми, поэтому не могут являться основанием для ликвидации религиозной организации «Рахмат».

Судебная коллегия не может согласиться с позицией суда первой инстанции, как основанной на неверном толковании норм права и неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения дела.

Соблюдение Конституции Российской Федерации и законов является конституционной обязанностью не только органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, но и граждан и их объединений ( часть 2 статьи 15 Конституции Российской Федерации).

Осуществление деятельности с неоднократными нарушениями закона некоммерческой организацией , в том числе религиозной организацией, Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает в качестве основания для ее ликвидации (подпункт 3 пункт 3 статьи 61) .

Религиозная организация, как это следует из положений пункта 3 статьи 2 , абзаца первого и второго пункта 1 и пункта 4 статьи 6 Федерального закона N 7- ФЗ , является одной из форм некоммерческой организации , особенности правового положения, создания, реорганизации и ликвидации которых определяются федеральным законом о религиозных объединениях, то есть Федеральным законом N 125-ФЗ.

Статья 14 Федерального закона N 125-ФЗ, регламентируя вопросы о ликвидации религиозных организаций, предусматривает в абзаце третьем пункта 1 предписание о ликвидации таковой по решению суда, в том числе в случае неоднократных нарушений норм Конституции Российской Федерации, названного закона и иных федеральных законов.

Одновременно федеральный законодатель в пункте 2 этой же статьи установил исчерпывающий перечень оснований, каждое из которых является достаточным основанием для ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке, а именно:

нарушение общественной безопасности и общественного порядка;

действия, направленные на осуществление экстремистской деятельности;

принуждение к разрушению семьи;

посягательство на личность, права и свободы граждан;

нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий;

склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящимся в опасном для жизни и здоровья состоянии;

воспрепятствование получению обязательного образования;

принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения;

воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального ее исполнения, или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения;

побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и совершению иных противоправных действий;

неоднократное непредставление религиозной организацией в федеральный орган государственной регистрации или его территориальный орган в установленный срок отчета, предусмотренного пунктом 2 статьи 25.1 названного Федерального закона, при наличии в деятельности религиозной организации других нарушений законодательства Российской Федерации.

Следовательно, отсутствие перечисленных выше обстоятельств, как последствий деятельности религиозной организации «Рахмат», не является доказательством необоснованности заявленных требований, поскольку административным истцом в качестве правовых оснований ликвидации Организации указано на неоднократность нарушений действующего законодательства.

В силу изложенного не имеет правового значения суждение суда о том, что допущенные нарушения не являются грубыми.

Действительно, исходя из общеправовых принципов юридической ответственности (в том числе наличия вины) и установленных частью 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации оснований ограничения прав и свобод, соблюдение которых обязательно, неоднократное нарушение требований закона, даже при условии их доказанности, само по себе не является безусловным основанием для ликвидации или запрета деятельности объединения граждан.

Согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2016 г. N 64 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел, связанных с приостановлением деятельности или ликвидацией некоммерческих организаций, а также запретом деятельности общественных или религиозных объединений, не являющихся юридическими лицами», исходя из правовых оснований для ликвидации или запрета деятельности объединения граждан судам следует проверять причины, по которым объединение граждан не устранило выявленные нарушения законодательства. В частности, если такое объединение граждан предприняло все возможные действия для устранения названных нарушений, однако имели место объективные обстоятельства, препятствовавшие их устранению, и выявленные нарушения устранены до принятия судебного решения, суд с учетом указанных обстоятельств может принять решение об отказе в удовлетворении административного иска (пункт 30) .

В каждом конкретном случае суд оценивает существенность допущенных объединением граждан нарушений и их последствий, а также возможность их устранения без ликвидации либо запрета деятельности объединения (пункт 32) .

Между тем суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, не учел, что такое нарушение закона, как несообщение об изменении адреса места нахождения Организации в течение длительного времени фактически лишило Минюст по Свердловской области возможности осуществлять контроль за соблюдением религиозной организацией «Рахмат» требований законодательства Российской Федерации и целей, предусмотренных ее учредительными документами, который, как это прописано в пункте 4.1 статьи 32 Федерального закона N 7-ФЗ, реализуется при проведении федерального государственного надзора за деятельностью некоммерческих организации уполномоченным органом согласно его компетенции в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Судебная коллегия не может не согласиться с выводом суда, что названные выше нарушения действующего законодательства, допущенные Организацией, объективно являются устранимыми.

Однако фактические обстоятельства дела свидетельствуют о нежелании административного ответчика, несмотря на отсутствие каких-либо препятствий для этого, исполнять требования закона.

Так, с момента принятия решения о выселении Организации из помещения, адрес которого указан в регистрационных документах как местоположение религиозной организации, до обращения Минюста по Свердловской области с административным иском прошло более двух лет.

До настоящего времени членом религиозной организации «Рахмат», лицом, действующим от ее имени без доверенности, является Музафаров А.С., не отрицавший в судебном заседании включение его в действующий перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, а также факт осуждения 16 ноября 2016 г. Орджоникидзевским районным судом г. Екатеринбурга за преступления, предусмотренные статьями 282.1 , 282 Уголовного кодекса Российской Федерации (за действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, создание экстремистского сообщества).

Как следует из протокола судебного заседания от 20 — 21 февраля 2017 г., Музафаров А.С., как законный представитель Организации, согласился с административными исковыми требованиями и не отрицал поставленные в вину нарушения закона, однако никаких мер к устранению допущенных нарушений к моменту рассмотрения дела ни в суде первой инстанции, ни в суде суда апелляционной инстанции не принял.

При таком положении утверждение суда о возможности устранения нарушений закона без ликвидации религиозной организации как юридического лица является несостоятельным.

Поскольку наличие неоднократных нарушений в деятельности религиозной организации «Рахмат» установлено в ходе судебного разбирательства, никаких мер к устранению названных нарушений принято не было, Судебная коллегия считает, что у суда первой инстанции не было правовых оснований для отказа в удовлетворении административных исковых требований, следовательно, обжалуемый судебный акт подлежит отмене, как незаконный, с вынесением нового решения об удовлетворении заявленных требований.

На основании изложенного, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 308 — 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

решение Свердловского областного суда от 21 февраля 2017 г. отменить, принять по делу новое решение, которым административные исковые требования Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области удовлетворить.

Ликвидировать местную религиозную организацию мусульман «Рахмат» город Екатеринбург, исключив ее из Единого государственного реестра юридических лиц (основной государственный регистрационный номер 1036605622162).

Арбитражный суд Московского округа

Главное управление Банка России по Центральному федеральному округу г. Москва (ГУ Банка России по ЦФО)

УФК по г. Москве (ИФНС России № 7 по г. Москве)

Обзоры практики ФАС Московского округа

Утверждено
Президиумом Федерального арбитражного
суда Московского округа
№13 от 20 сентября 2002 г.

Обзор судебной практики
Федерального арбитражного суда Московского округа
по рассмотрению споров о ликвидации юридических лиц

1. Индивидуальные (семейные) частные предприятия могут быть ликвидированы только в порядке, предусмотренном статьями 61 — 63 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с иском о ликвидации индивидуального частного предприятия, мотивировав исковые требования тем, что ответчик не выполнил требование пункта 5 статьи 6 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» от 30 ноября 1994 года об обязательном преобразовании индивидуальных частных предприятий в хозяйственные товарищества или общества либо производственные кооперативы в срок до 1 июля 1999 года.

Судом первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано. При этом суд исходил из того, что истец не представил доказательств, подтверждающих, что ответчик осуществляет хозяйственную деятельность, и, следовательно, может быть ликвидирован в порядке статьи 180 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», а не на основании статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая предусматривает порядок ликвидации действующего юридического лица.

Суд кассационной инстанции отменил решение по следующим основаниям.

Пунктом 5 статьи 186 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» установлено положение, согласно которому не могут быть признаны банкротами в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», унитарные предприятия, не основанные на государственной или муниципальной собственности, к которым применяются нормы о казенных предприятиях в соответствии с пунктом 5 статьи 6 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Индивидуальное частное предприятие не может быть признано банкротом, поскольку к нему применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации об унитарных казенных предприятиях, основанных на праве оперативного управления.

Смотрите так же:  Адвокат на дубровке

Таким образом, индивидуальное частное предприятие подлежит ликвидации в порядке, предусмотренном статьями 61 — 63 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом вопрос о том, является ли ответчик действующим предприятием не имеет значения для определения процедуры ликвидации, поскольку к нему могут быть применены только условия ликвидации юридического лица, установленные пунктом 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации

(КГ-А40/3040-02, КГ-А40/3055-02; А40-3536/02-54-47, А40-3806/02-54-51)

2. Арбитражный суд может возложить обязанности по ликвидации юридического лица на учредителя, не привлекая его к участию в деле.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с иском о ликвидации хозяйственного товарищества, при этом просил возложить обязанность по ликвидации на его учредителей — физических лиц.

Суд первой инстанции прекратил производство по делу, руководствуясь пунктом 1 статьи 85 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку учредители — физические лица не могут быть участниками арбитражного процесса, а решение по делу может повлиять на их права и обязанности.

Суд кассационной инстанции отменил определение суда и передал дело для рассмотрения в первую инстанцию, поскольку спор о ликвидации юридического лица возник между юридическими лицами и в силу статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

Возложение на учредителей (физических или юридических лиц) проведение ликвидационной процедуры по решению о ликвидации юридического лица не затрагивает их прав и не требует привлечения их к участию в деле, поскольку они реализуют свои права через орган юридического лица, в данном случае через ликвидационную комиссию (статьи 53, 62 Гражданского кодекса Российской Федерации).

(КГ-А40/2249-01, КГ-А40/3821-01, КА-А40/6378-01; А40-4168/01-67-42, А40-8647/01-67-104, А40-7350/01-67-88)

3. Налоговый орган имеет право на предъявление иска о ликвидации организации любой организационно — правовой формы по основаниям, установленным законодательством Российской Федерации.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с иском о ликвидации общества с ограниченной ответственностью.

Суд первой инстанции, отказывая в иске, исходил из того, что законом прямо не предусмотрено право налоговых органов заявлять иски о ликвидации общества с ограниченной ответственностью по тому основанию, что стоимость чистых активов общества ниже определенной законом минимальной величины уставного капитала.

К такому выводу суд пришел на основании анализа пункта 4 статьи 90 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 5 статьи 20 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

По мнению суда требование закона о том, что стоимость чистых активов общества с ограниченной ответственностью должна превышать определенный законом минимальный размер уставного капитала этого общества направлено на обеспечение интересов кредиторов, а не публично — правовых образований.

Поэтому заявление иска о ликвидации общества с ограниченной ответственностью по указанным основаниям не соответствует основным задачам и целям деятельности налогового органа.

В апелляционном порядке решение суда не пересматривалось.

Суд кассационной инстанции отменил решение, указав, что в соответствии с подпунктом 16 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и пунктом 11 статьи 7 Федерального закона «О налоговых органах Российской Федерации» от 21 марта 1991 года № 943 — 1 налоговые органы вправе предъявлять в арбитражные суды иски о ликвидации организаций любой организационно — правовой формы по основаниям, установленным законодательством Российской Федерации.

4. Суд не вправе возвращать исковое заявление о ликвидации кредитной организации по мотивам не представления доказательств отсутствия признаков банкротства кредитной организации.

Банк России обратился в арбитражный суд с иском о ликвидации кредитной организации, у которой была отозвана лицензия на осуществление банковских операций, и сведения об этом были опубликованы в установленном законом порядке.

Суд первой инстанции возвратил исковое заявление на основании пункта 1 статьи 108 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в нарушение пунктов 4, 5 статьи 102 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истцом не указаны обстоятельства, на которых основаны исковые требования и не представлены доказательства, подтверждающие основания исковых требований.

По мнению суда, Банк России в соответствии со статьей 23.1 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» обязан был указать обстоятельства, исключающие признаки банкротства ликвидируемой кредитной организации и доказательства в их обоснование.

Суд кассационной инстанции отменил определение, дело направил на новое рассмотрение, указав следующее.

Из содержания искового заявления следовало, что его основанием является факт отзыва лицензии у кредитной организации на осуществление банковских операций.

Суд первой инстанции неверно применил норму права, содержащуюся в статье 23.1 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», которой законодатель установил как возможность обращения в суд с требованием о ликвидации кредитной организации ввиду отзыва у нее лицензии на осуществление банковских операций, так и возможность подачи заявления о признании кредитной организации банкротом. При этом Банк России обязан подтвердить только те обстоятельства, которые являются основанием подачи соответствующего заявления, но не обязан доказывать отсутствие обстоятельств, которые могут быть основанием для заявления иных требований.

(КГ-А40/6842-01, КГ-А40/6479-01, КГ-А40/7320-01, КГ-А40/6185-01; А40-31622/01-10-421, А40-26885/01-29-293, А40-34975/01-97-142, А40-29110/01-42-235)

5. Акционерное общество может быть принудительно ликвидировано в случае, если стоимость чистых активов акционерного общества, осуществляющего свою деятельность более одного года, по итогам последнего финансового года оказывается меньше предусмотренной законом величины минимального уставного капитала акционерного общества соответствующей организационно-правовой формы.

Некоммерческая организация обратилась в арбитражный суд с иском о ликвидации закрытого акционерного общества, мотивируя исковые требования невыполнением акционерным обществом требований пункта 5 статьи 35 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Решением, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковое требование удовлетворено.

Согласно имеющимся материалам дела в течении последних трех лет акционерное общество имело отрицательные показатели своей деятельности и не располагало чистыми активами, необходимыми для обеспечения минимального размера уставного капитала, предусмотренного статьей 26 Федерального закона «Об акционерных обществах».

В случае снижения уровня чистых активов по итогам последнего финансового года (начиная со второго) ниже минимального уровня уставного капитала, предусмотренного статьей 26 Федерального закона «Об акционерных обществах», общество подлежит ликвидации. Основанием для принятия соответствующего решения является годовой бухгалтерский баланс или результаты аудиторской проверки за последний год. Анализа данных бухгалтерских отчетов за предыдущие годы или результатов аудиторских проверок в этих случаях не требуется.

6. Суд обязан назначить ликвидаторов при ликвидации юридического лица, если учредители (участники) либо органы, на которых была возложена ликвидация, отсутствуют.

Решением арбитражного суда был ликвидирован коммерческий банк, обязанности по осуществлению ликвидации были возложены на учредителей. Исполнительный лист был предъявлен истцом к исполнению в установленном порядке, однако был возвращен взыскателю в связи с невозможностью исполнения из — за того, что судебными приставами — исполнителями не были обнаружены учредители банка.

Банк России обратился в арбитражный суд с заявлением об изменении способа исполнения решения путем назначения ликвидатора.

Суд первой инстанции отказал в назначении ликвидатора в связи с невозможностью применения аналогии закона (статей 19, 59, 71, 99 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»), предусмотренной пунктом 24 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 6/8 от 1 июля 1996 года, поскольку ни одной кандидатуры ликвидатора суду не представлено и нет возможности назначить ликвидатора из числа лиц, зарегистрированных в арбитражном суде в качестве арбитражных управляющих, государственным органом по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению также не предложено такой кандидатуры.

Суд апелляционной инстанции оставил определение суда без изменения.

Суд кассационной инстанции отменил определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и передал дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

В соответствии с пунктом 24 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 6/8 от 1 июля 1996 года, если решением суда о ликвидации юридического лица на его учредителей (участников) либо уполномоченные его учредительными документами органы возложены обязанности по осуществлению ликвидации (пункт 3 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации), однако в установленный срок ликвидация юридического лица не произведена, суд назначает ликвидатора и поручает ему осуществить ликвидацию юридического лица. При решении вопросов, связанных с назначением ликвидатора, определением порядка ликвидации и т. п., суд применяет соответствующие положения законодательства о банкротстве в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Гражданского кодекса Российской Федерации (аналогия закона).

Поэтому отказ арбитражного суда от применения при рассмотрении заявления Банка России соответствующих положений ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» о назначении ликвидатора нельзя признать правомерным.

7. Решение о ликвидации юридического лица в связи с неоднократным нарушением закона принимается судом с учетом последствий допущенных нарушений и соразмерности характера правонарушения такой санкции как ликвидация.

Налоговый орган обратился в арбитражный суд с иском о ликвидации общества с ограниченной ответственностью в связи с повторным нарушением Закона Российской Федерации «О применении контрольно — кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением».

Судом первой инстанции в иске отказано.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение без изменения в связи со следующим.

В результате проверок налоговой инспекцией было установлено нарушение, выразившееся в ведении обществом денежных расчетов с населением без применения контрольно — кассовой машины.

При первом нарушении инспекцией было вынесено решение о применении штрафных санкций, которое было исполнено обществом добровольно.

При повторном нарушении инспекция обратилась в суд с иском.

В пункте 1.2 письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 августа 1995 года № С1-7/ОП-506 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно — арбитражной практике» разъяснено, что Закон Российской Федерации «О применении контрольно — кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением» не запрещает налоговым органам налагать на предприятия штраф за повторное нарушение Закона. При рассмотрении требования налогового органа о ликвидации предприятия арбитражный суд оценивает все представленные сторонами доказательства, в частности, с кого — юридического или физического лица был взыскан штраф за первое нарушение, причины, по которым предприятие допустило нарушение Закона, по истечении какого времени после первого нарушения допущено второе и последующие нарушения и т. п. При этом учитываются и условия для ликвидации юридического лица, указанные в статье 61 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В пункте 3 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 января 2000 года № 50 указано, что суд при рассмотрении иска о ликвидации юридического лица по пункту 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с неоднократными нарушениями законодательства может, но не обязан принять решение о принудительной ликвидации юридического лица.

Суд, учитывая, что ответчик является исправным налогоплательщиком, его ликвидация может привести к ухудшению обслуживания населения, работники предприятия могут остаться без работы, принимая во внимание минимальную общественную опасность содеянного, принцип соразмерности вины наказанию, не нашел достаточных оснований для ликвидации общества по представленным доказательствам.

(КА-А40/1431-01, КГ-А41/3806-01, КГ-А40/4291-01, КГ-А40/4455-01, КГ-А40/4606-01, КГ-А40/6030-01, КГ-А40/7052-01, КГ-А40/7748-01, КГ-А40/989-02, КГ-А41/1379-02; А40-38807/00-119-77, А41-К1-4197/01, А40-9341/01-49-125, А40-9635/01-69-36, А40-17893/01-11-234, А40-21814/01-35-234, А40-26230/01-27-283, А40-16494/01-57-176, А40-27270/01-69-266, А41-К1-10634/01)

Ответственные исполнители: М. Р. Агапов
Н. А. Шуршалова
А. А. Поповченко

Исполнители: Величко Н. В., Кудрявцева Е. И.
тел. 975-86-21