Судебная практика договор на обучение

Судебная практика договор на обучение

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья Давыдова Т.Н. Дело № 33-3880/2017

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

город Ульяновск 19 сентября 2017 года

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Мирясовой Н.Г.,

судей Чурбановой Е.В., Фоминой В.А.

при секретаре Штукатурове С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе Бесединой Елены Федоровны на решение Ленинского районного суда города Ульяновска от 06 июня 2017 года, по которому постановлено:

в удовлетворении иска Бесединой Елены Федоровны к Министерству здравоохранения, семьи и социального благополучия Ульяновской области о расторжении договора о целевом обучении № *** от 09.07.2015, договора о предоставлении стипендии отказать полностью.

Заслушав доклад судьи Чурбановой Е.В., пояснения представителя истца Бесединой Е.Ф. Аминовой О.И., поддержавшей доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Беседина Е.Ф. обратилась в суд с иском к Министерству здравоохранения, семьи и социального благополучия Ульяновской области о расторжении договора о целевом обучении от ***.2015 № ***, договора о предоставлении стипендии.

В обоснование требований указала, что ***2015 между ней и Министерством здравоохранения Ульяновской области (далее – Министерством) был заключен договор о целевом обучении № ***, в соответствии с условиями которого она обязалась освоить образовательную программу высшего профессионального образования в интернатуре по специальности «***», реализуемую в ГБОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет» Минздрава России, успешно пройти государственную итоговую аттестацию по указанной образовательной программе послевузовского профессионального образования и заключить трудовой договор (контракт) с медицинской организацией государственной системы здравоохранения Ульяновской области, по направлению Министерства здравоохранения Ульяновской области, а Министерство обязалось организовать прохождение практики в соответствии с учебным планом. В соответствии с п. 3 договора Министерство обязалось предоставлять ей меры социальной поддержки. В соответствии с п. 5 договора она обязалась заключить трудовой договор (контракт) с медицинской организацией, государственной системы здравоохранения Ульяновской области, по направлению Министерства, не позднее чем через один месяц со дня получения соответствующего документа об образовании и о квалификации; проработать по направлению Министерства в медицинской организации государственной системы здравоохранения Ульяновской области по трудовому договору не менее пяти лет в должности, соответствующие уровню и профилю полученного профессионального образования.

Также между ней и Министерством был заключен договор о предоставлении стипендии, в соответствии с условиям которого Министерство обязалось предоставлять ей меру социальной поддержки в виде ежемесячной стипендии в размере 500 рублей в течение периода обучения, а она, в свою очередь, обязалась по завершении обучения (не позднее одного месяца со дня получения соответствующего документа об образовании и свидетельства об аккредитации) трудоустроиться в соответствии со специальностью, полученной по целевому обучению, и непрерывно в течение пяти лет работать в медицинской организации, подведомственной Министерству, по основному месту работы на условиях нормальной продолжительности рабочего времени, установленной трудовым законодательством для данной категории работников, в соответствии с заключенным трудовым договором.

В связи с вступлением в брак и изменением места жительства она обратилась в Министерство с заявлением о расторжении указанных договоров. Однако письмом от 31.08.2016 Министерство в удовлетворении её требования отказало.

Просила расторгнуть договор о целевом обучении от ***.2015 № *** и договор о предоставлении стипендии, заключенные между ней и Министерством здравоохранения Ульяновской области.

Судом к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Самарский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации

Суд первой инстанции, рассмотрев дело по существу, принял приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Беседина Е.Ф. не соглашается с решением суда, просит его отменить и принять новое решение об удовлетворении исковых требований. Считает, что заключение брака и изменение места жительства является существенным изменением обстоятельств, которые дают основание для расторжения спорных договоров. Обращает внимание, что о наступлении указанных обстоятельств при заключении договоров она предвидеть не могла.

Дело рассмотрено в отсутствие истицы Бесединой Е.Ф., представителя ответчика Министерства здравоохранения, семьи и социального благополучия Ульяновской области, представителя третьего лица Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Самарский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, извещенных о месте и времени судебного заседания своевременно и надлежащим образом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

В соответствии со ст. 55 федерального закона от 29.12.2012 «Об образовании в Российской Федерации» прием на обучение в организацию, осуществляющую образовательную деятельность, проводится на принципах равных условий приема для всех поступающих, за исключением лиц, которым в соответствии с настоящим Федеральным законом предоставлены особые права (преимущества) при приеме на обучение.

Согласно ст. 56 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» организации, осуществляющие образовательную деятельность по образовательным программам высшего образования, вправе проводить целевой прием в пределах установленных ими в соответствии со статьей 100 настоящего Федерального закона контрольных цифр приема граждан на обучение за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов.

Целевой прием проводится в рамках установленной квоты на основе договора о целевом приеме, заключаемого соответствующей организацией, осуществляющей образовательную деятельность, с заключившими договор о целевом обучении с гражданином федеральным государственным органом, органом государственной власти субъекта Российской Федерации, органом местного самоуправления, государственным (муниципальным) учреждением, унитарным предприятием, государственной корпорацией, государственной компанией или хозяйственным обществом, в уставном капитале которого присутствует доля Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования.

Право на обучение на условиях целевого приема для получения высшего образования имеют граждане, которые заключили договор о целевом обучении с органом или организацией, указанными в части 3 настоящей статьи, и приняты на целевые места по конкурсу, проводимому в рамках квоты целевого приема в соответствии с порядком приема, установленным в соответствии с частью 8 статьи 55 настоящего Федерального закона.

Существенными условиями договора о целевом приеме являются:

1) обязательства организации, осуществляющей образовательную деятельность, по организации целевого приема гражданина, заключившего договор о целевом обучении;

2) обязательства органа или организации, указанных в части 3 настоящей статьи, по организации учебной и производственной практики гражданина, заключившего договор о целевом обучении.

Существенными условиями договора о целевом обучении являются:

1) меры социальной поддержки, предоставляемые гражданину в период обучения органом или организацией, указанными в части 3 настоящей статьи и заключившими договор о целевом обучении (к указанным мерам могут относиться меры материального стимулирования, оплата платных образовательных услуг, предоставление в пользование и (или) оплата жилого помещения в период обучения и другие меры социальной поддержки);

2) обязательства органа или организации, указанных в части 3 настоящей статьи, и гражданина соответственно по организации учебной, производственной и преддипломной практики гражданина, а также по его трудоустройству в организацию, указанную в договоре о целевом обучении, в соответствии с полученной квалификацией;

3) основания освобождения гражданина от исполнения обязательства по трудоустройству.

7. Гражданин, не исполнивший обязательства по трудоустройству, за исключением случаев, установленных договором о целевом обучении, обязан возместить в полном объеме органу или организации, указанным в части 3 настоящей статьи, расходы, связанные с предоставлением ему мер социальной поддержки, а также выплатить штраф в двукратном размере относительно указанных расходов. Орган или организация, указанные в части 3 настоящей статьи, в случае неисполнения обязательства по трудоустройству гражданина выплачивает ему компенсацию в двукратном размере расходов, связанных с предоставлением ему мер социальной поддержки.

8. Порядок заключения и расторжения договора о целевом приеме и договора о целевом обучении, а также их типовые формы устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Согласно пункту 13 Постановления Правительства РФ от 27.11.2013 № 1076 «О порядке заключения и расторжения договора о целевом приеме и договора о целевом обучении» (вместе с «правилами заключения и расторжения договора о целевом приеме и договора о целевом обучении») договор о целевом приеме и договор о целевом обучении расторгаются по соглашению сторон (в том числе в связи с отчислением гражданина из образовательной организации), в связи с обстоятельствами, не зависящими от воли гражданина и образовательной организации, в том числе в связи с ликвидацией образовательной организации, органа или организации, смертью гражданина, а также в судебном порядке.

Из материалов дела следует, что 09.07.2015 между Бесединой Г.Ф. (до брака Б***) и Министерством здравоохранения Ульяновской области заключен договор о целевом обучении № ***, в соответствии с условиями которого гражданин обязуется освоить образовательную программу высшего профессионального образования в интернатуре по специальности «***», реализуемую в ГБОУ ВПО «Самарский государственный медицинский университет» Минздрава России, успешно пройти государственную итоговую аттестацию по указанной образовательной программе послевузовского профессионального образования и заключить трудовой договор (контракт) с медицинской организацией государственной системы здравоохранения Ульяновской области, по направлению Министерства здравоохранения Ульяновской области, а Министерство обязуется организовать прохождение практики в соответствии с учебным планом.

В соответствии с п. 3 договора Министерство обязано: а) предоставлять гражданину меры социальной поддержки; б) организовать прохождение гражданином практики в соответствии с учебным планом; в) обеспечить в соответствии с полученной квалификацией трудоустройство гражданина в медицинской организации государственной системы здравоохранения Ульяновской области, по направлению Министерства.

В силу п. 5 договора Беседина Е.Ф. обязана в том числе заключить трудовой договор (контракт) с медицинской организацией, государственной системы здравоохранения Ульяновской области, по направлению Министерства, не позднее чем через 1 месяц со дня получения соответствующего документа об образовании и о квалификации; возместить Министерству в течение трёх месяцев расходы, связанные с предоставлением ей мер социальной поддержки, а также выплатить штраф в двукратном размере расходов, связанных с предоставлением ей мер социальной поддержки, в случае неисполнения обязательств по трудоустройству, предусмотренных настоящим договором; проработать по направлению Министерства в медицинской организации государственной системы здравоохранения Ульяновской области по трудовому договору не менее пяти лет в должности, соответствующие уровню и профилю полученного профессионального образования.

Смотрите так же:  Кто имеет право спросить документы

Пунктом 7 договора предусмотрены основаниями для освобождения истицы от исполнения обязательств по трудоустройству: а) наличие заболеваний, препятствующих трудоустройству в организацию, указанную в пункте в) пункта 3 Раздела II настоящего договора, и подтвержденных заключениями уполномоченных органов; б) признание в установленном порядке одного из родителей, супруга (супруги) инвалидом I или II группы, установление ребенку гражданина категории «ребенок-инвалид», если работа по трудовому договору (контракту) предоставляется не по месту постоянного жительства родителей супруги (супруга) или ребенка; в) признание гражданина в установленном порядке инвалидом I или II группы; гражданин является супругом (супругой) военнослужащего, за исключением лиц, проходящих военную службу по призыву, если работа по трудовому договору (контракту) предоставляется не по месту службы супруга (супруги).

Кроме того, 24.12.2015 между Министерством и Бакшеевой Е.Ф. (студентом) был заключен договор о предоставлении стипендии, в соответствии с п. 2.2.1. Министерство предоставляло Бакшеевой Е.Ф. меру социальной поддержки в виде ежемесячной стипендии в размере 500 рублей в течение периода обучения.

В досудебном порядке соглашение между истицей и ответчиком о расторжении оспариваемых договоров достигнуто не было.

Как следует из представленных документов, Беседина (до брака Б***) Е.Ф. *** заключила брак с Б*** И.Г. и с указанного времени она зарегистрирована и проживает совместно с мужем в городе ***.

Настаивая на расторжении договора о целевом обучении от ***.2015 за № *** и договора о предоставлении мер социальной поддержки на период обучения (выплата стипе6ндии) Беседина Е.Ф. указывает на то, что ее муж проживает и работает в городе *** в ООО «***» с ***2010 в должности ***.

Однако само по себе вступление истицы в брак не является обстоятельством, которое являлось бы основанием для расторжения в судебном порядке оспариваемых договоров о целевой подготовке и выплате стипендии, поскольку такого основания расторжения договора и освобождения от исполнения обязательств по трудоустройству не предусмотрено как самим договором, так и действующим законодательством.

Согласно абзацу второму пункта 1 статьи 451 ГК РФ изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Из указанной нормы права следует, что условием реализации данного способа расторжения договора является то, что наступившие обстоятельства должны являться на момент заключения договора заведомо непредвиденными для сторон.

Суд пришел к правильному выводу о том, что заключение истцом брака и намерение проживать по месту жительства супруга не является существенным изменением обстоятельств, дающим основание для расторжения договора в соответствии со статьей 451 ГК РФ, поскольку такие обстоятельства стороны могли разумно предвидеть при заключении договора.

Доводы жалобы не опровергают правильность выводов суда, а лишь выражают несогласие с ним, основаны на неверном понимании норм материального права, поэтому не могут повлечь отмену или изменение решения суда.

С учетом изложенного решение постановлено судом на основании правильного определения юридически значимых обстоятельств, без нарушения норм материального и процессуального права, является законным и обоснованным. Апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Ленинского районного суда города Ульяновска от 06 июня 2017 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Бесединой Елены Федоровны – без удовлетворения.

Дело N33-9580/2017 по делу N 2-5015/2016. О взыскании задолженности за обучение, процентов за пользование чужими денежными средствами.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

от 17 мая 2017 г. N 33-9580/2017

Судья Панова А.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Медведкиной В.А.

судей Вашкиной Л.И., Мелешко Н.В.

при секретаре Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-5015/2016 по апелляционной жалобе М.В.П. на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 6 октября 2016 года по иску Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский государственный экономический университет» к М.В.П. о взыскании задолженности за обучение.

Заслушав доклад судьи Медведкиной В.А., объяснения представителя М.В.П. М.В.А., поддержавшего доводы жалобы, представителя ФГБОУ ВО СПбГЭУ П., возражавшей против доводов жалобы, судебная коллегия

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный экономический университет» (далее — ФГБОУ ВО «СПб ГЭУ») обратилось в суд с иском к М.В.П., в котором просило взыскать с ответчика в свою пользу задолженность за обучение в размере 68750 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 19427 рублей 82 копейки, расходы по оплате государственной пошлины в сумме 2845 рублей.

В обоснование иска истец указал, что между сторонами заключен договор возмездного оказания услуг по программе высшего профессионального образования в пользу М.А., оплата по договору по направлению Международные отношения очная форма обучения определялась в размере 62500 рублей за семестр. Приказом от 11 октября 2013 года N 3403-СК М.А. была отчислена из ВУЗа за невыполнение учебного плана. Ответчик не произвел оплату услуг за 2 семестр 2012/2013 учебного года, 3 семестр 2013/2014 учебного года в сумме 68750 рублей.

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 6 октября 2016 года исковые требования Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский государственный экономический университет» удовлетворены.

В апелляционной жалобе М.В.П. просит решение суда отменить, принять по делу новое решение, ссылается на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, приходит к следующему.

Разрешая требования истца, суд исходил из того, что истец свои обязательства перед ответчиком выполнил, оказал М.А. образовательные услуги, при этом в нарушение условий договора ответчик оказанные услуги не оплатил.

Расчет задолженности по оплате за обучение, представленный истцом, судом проверен, признан арифметически правильным, составлен в соответствии с условиями договора, ответчиком возражения по представленному расчету не представлены. Принимая во внимание обстоятельства дела и положения договора, суд счел, что с ответчика подлежит взысканию задолженность по договору о подготовке специалиста с высшим профессиональным образованием в размере 68750 рублей.

Также суд указал, что с момента возникновения обязанности ответчика по исполнению денежного обязательства с 14 февраля 2013 года по 29 июня 2016 года сумма процентов за пользование чужими денежными средствами согласно расчету истца, который судом проверен и признан верным, составила 19427 рублей 82 копейки.

Судебная коллегия соглашается с мнением суда первой инстанции по следующим основаниям.

Частью 2 статьи 30 Федерального закона N 273-ФЗ от 29.12.2012 «Об образовании в Российской Федерации» установлено, что образовательная организация принимает локальные нормативные акты по основным вопросам организации и осуществления образовательной деятельности, в том числе регламентирующие правила приема обучающихся, режим занятий обучающихся, формы, периодичность и порядок текущего контроля успеваемости и промежуточной аттестации обучающихся, порядок и основания перевода, отчисления и восстановления обучающихся, порядок оформления возникновения, приостановления и прекращения отношений между образовательной организацией и обучающимися.

В соответствии со статьей 61 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» образовательные отношения прекращаются в связи с отчислением обучающегося из организации, осуществляющей образовательную деятельность:

1) в связи с получением образования (завершением обучения);

2) досрочно по основаниям, установленным частью 2 указанной статьи .

Частью 2 названной нормы предусмотрено, что образовательные отношения могут быть прекращены досрочно по инициативе организации, осуществляющей образовательную деятельность, в случае применения к обучающемуся, достигшему возраста пятнадцати лет, отчисления как меры дисциплинарного взыскания, в случае невыполнения обучающимся по профессиональной образовательной программе обязанностей по добросовестному освоению такой образовательной программы и выполнению учебного плана, а также в случае установления нарушения порядка приема в образовательную организацию, повлекшего по вине обучающегося его незаконное зачисление в образовательную организацию;

Основанием для прекращения образовательных отношений является распорядительный акт организации, осуществляющей образовательную деятельность, об отчислении обучающегося из этой организации.

Как усматривается из материалов дела, 11 июля 2012 года между ФБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет» и М.В.П. был заключен договор N 1918/12 возмездного оказания услуг по программе высшего профессионального образования, в пользу М.А. (л.д. 8 — 11).

По условиям данного договора истец обязался оказать образовательные услуги по подготовке по программе высшего профессионального образования, ответчик оплачивает обучение по направлению Международные отношения по очной форме обучения, стоимость обучения в Университете по соответствующей специальности определяется Университетом на основании решения Ученого совета Университета, принимаемого перед началом каждого семестра (полугодия). Согласно приложению к договору стоимость семестра определялась в размере 62500 рублей.

Приказом ректора Университета от 14 августа 2012 года N 3-2200 М.А. была зачислена на 1 курс очной формы обучения на контрактной основе, однако в связи с невыполнением учебного плана, приказом от 11 октября 2013 года N 3403-СК была отчислена.

Согласно приказу Минобрнауки Российской Федерации N 581 от 1 августа 2012 года была произведена реорганизация ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов» в форме слияния с ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет» в результате, которого образовался ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский экономический университет». Этим же приказом ректором вновь образованного университета назначен М.И.

Согласно пункту 2.3.1 договора ответчик обязалась своевременно вносить плату за предоставляемые услуги путем перечисления на расчетный счет университета.

Оплата подготовки специалиста согласно пункту 3.3 договора, производится поэтапно путем внесения денежных средств на расчетный счет университета в следующие сроки: за осенний семестр соответствующего учебного года — до 15 августа текущего года, за весенний семестр — до 13 февраля текущего года.

Истец свои обязательства перед ответчиком выполнил, оказал М.А. образовательные услуги в период с 01 сентября 2012 года по 15 сентября 2013 года.

Согласно справке о задолженности по договору, выданной заместителем начальника ОРД — начальником сектора УДПО М.Н., задолженность ответчика по оплате за обучение в СПбГЭУ составляет 68750 рублей, а именно оплата услуг за 2-й семестр 2012/2013 учебного года в размере 62500 рублей, за 3-й семестр 2013/2014 учебного года за период с 01 сентября 2013 года по 15 сентября 2013 года в размере 6250 рублей.

Смотрите так же:  Нпб 236-97 огнезащитные составы для стальных конструкций общие требования

В соответствии с пунктом 5.2 договора Университет вправе отказаться в одностороннем порядке от исполнения договора и отчислить студента в случаях: академической неуспеваемости; нарушения заказчиком условий оплаты обучения; грубого нарушения правил проживания в общежитии; грубого нарушения правил внутреннего распорядка.

Согласно Приложению N 1 стоимость 1, 2, 3 семестра обучения определялась в размере 62500 рублей.

Как следует из положений статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги (п. 1) . Правила настоящей главы применяются к договорам оказания услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37 , 38 , 40 , 41 , 44 , 45 , 46 , 47 , 49 , 51 , 53 настоящего Кодекса.

В соответствии с положениями статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг (п. 1) .

В соответствии с пунктом 1 статьи 779 , пунктом 1 статьи 781 ГК РФ, ст. 29 Федерального закона от 22.08.1996 года N 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», пунктами 14 , 18 , 19 Правил оказания платных образовательных услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.07.2001 года N 505 договор об оказании платных образовательных услуг, заключенный сторонами, является одним из видов гражданско-правовых договоров возмездного оказания услуг.

При этом, положения пункта 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации о свободе договора должны применяться во взаимосвязи с положениями пункта 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации о том, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Отсутствие согласования со стороны ответчика стоимости обучения за 2 и 3 семестр, установленной решением Ученого совета Университета, в отсутствие отказа от договора со стороны заказчика вопреки доводам апелляционной жалобы не освобождает ответчика от оплаты фактически предоставленных услуг.

Кроме того, судебная коллегия отмечает, что непосещение М.А. занятий также не может служить основанием для неисполнения договора в части его оплаты по договору, в соответствии с пунктом 2.3.5 договора у студента есть обязанность регулярно посещать все занятия, предусмотренные учебной программой, своевременно сдавать зачеты, экзамены, курсовые работы, проходить все виды практик в соответствии с учебным планом. В случае отсутствия намерения продолжать учебу ответчик не был лишен возможности в случае отказа от посещения занятий и продолжения учебного процесса расторгнуть договор путем подписания соответствующего соглашения согласно пункту 5.3 договора, что им сделано не было.

Кроме того, доказательств неполучения образовательных услуг М.А. в спорный период суду представлено не было.

Ссылка в жалобе на обязанность истца расторгнуть договор незамедлительно после просрочки оплаты ответчиком оказанных услуг несостоятельна, поскольку расторжение договора является правом стороны, а сам факт неотчисления М.А. не может служить основанием для освобождения ответчика от производства оплаты, обратное привело бы к неосновательному обогащению ответчика, пользующегося услугами истца за счет средств последнего.

Доводы жалобы не содержат фактов, которые не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для принятия судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность решения суда, либо опровергали выводы суда первой инстанции, сводятся к иному толкованию закона и иной оценке условий договора, в связи с чем являются несостоятельными.

С учетом изложенного, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены обжалуемого решения суда.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия,

решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 6 октября 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Анализ судебной практики по кадровым вопросам учреждений

Автор: Тяпухин С. В., эксперт журнала

Работник отозвал заявление об увольнении по электронной почте. Правомерно ли это?

Оспариваемая норма

Работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели. До истечения срока предупреждения об увольнении работник вправе в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в данном случае не производится (ст. 80 ТК РФ).

В Постановлении президиума Кемеровского областного суда от 18.06.2018 № 44г-40/2018 рассматривался следующий трудовой спор. Работник представил работодателю заявление об увольнении. Спустя две недели (то есть в последний день периода, когда он мог отозвать свое заявление) после окончания рабочего дня (после 20.00) работник по электронной почте направил письмо, в котором просил признать заявление об увольнении недействительным.

Суд рассмотрел два спорных момента.

1. Можно ли заявление об увольнении отозвать с помощью письма, направленного по электронной почте?

2. Что если письмо о признании заявления об увольнении недействующим получено за пределами времени работы учреждения (рабочего дня кадрового работника)?

На первый вопрос президиум Кемеровского областного суда ответил так: работник не ограничен в выборе способа, которым может отозвать заявление. То есть, по мнению суда, письма, полученного работодателем по электронной почте, вполне достаточно.

Что касается второго спорного вопроса, суд также встал на сторону работника: для определения момента, с которым закон связывает прекращение течения срока, когда работник может отозвать свое заявление об увольнении по его инициативе, следует руководствоваться ст. 14 ТК РФ. Согласно ее норме течение сроков, с которыми ТК РФ связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений. Таким образом, право отозвать заявление об увольнении сохраняется у работника вплоть до окончания календарного дня (24.00).

Сотрудник уволился раньше срока, установленного в ученическом договоре. Должен ли он возместить командировочные расходы?

Оспариваемая норма

На учеников распространяется трудовое законодательство (ст. 205 ТК РФ). Согласно ст. 249 ТК РФ в случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обу­чении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

В соответствии со ст. 167, 168 ТК РФ при направлении работника в служебную командировку ему гарантируются сохранение места работы (должности) и среднего заработка, а также возмещение расходов, связанных со служебной командировкой:

на наем жилого помещения;

дополнительных расходов, связанных с проживанием вне места постоянного жительства (суточных);

иных расходов, произведенных работником с разрешения или ведома работодателя.

В Определении ВС РФ от 02.07.2018 № 69-КГ18-7 рассматривался следующий трудовой спор. С работницей был заключен ученический договор об обучении по дополнительным образовательным программам, в соответствии с которым она была направлена на обучение в негосударственное образовательное частное учреждение дополнительного профессионального образования на полтора года в Москву. Работница приняла на себя обязательство после окончания обучения в соответствии с полученной квалификацией проработать у данного работодателя в течение трех лет. Если она без уважительных причин не отработает указанный срок, она обязана возместить затраты, понесенные работодателем на оплату ее обучения, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после обучения времени у работодателя.

Спустя год после окончания обучения работница написала заявление об увольнении и одновременно с ним заявление об удержании из ее заработной платы расходов на обучение из расчета фактически не отработанного после обучения времени у работодателя (764 дня). Указанная сумма была удержана из ее зарплаты.

Помимо расходов на оплату собственно обучения, предприятие потребовало от работницы компенсировать и расходы, связанные с ее обучением, – командировочные (следует отметить, что за полтора года сумма набежала нешуточная). Поскольку работница отказалась в добровольном порядке компенсировать выплаченные ей командировочные, предприятие обратилось в суд.

Верховный суд не стал взыскивать с женщины командировочные расходы. Он отметил, что перечень затрат, которые возмещает уволившийся «досрочно» сотрудник, законодательно не установлен. Однако командировочные – это отдельная группа расходов работодателя и особая гарантия для сотрудника. Поэтому он не обязан возвращать суммы, которые компания потратила на его поездку к месту учебы:

оплату проезда туда и обратно;

расходы по найму жилого помещения;

Напомним, что ранее у судов по данному вопросу единой позиции не было.

Бухгалтер не сдал в срок форму СЗВ-М из-за болезни. Будет ли штраф?

Оспариваемая норма

В соответствии с абз. 1 п. 39 Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной Приказом Минтруда РФ от 21.12.2016 № 766н, за непредставление в установленные сроки индивидуальных сведений либо представление страхователем неполных и (или) недостоверных сведений о застрахованных лицах страхователь несет ответственность по ст. 17 Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ. В частности, к такому страхователю применяются финансовые санкции в размере 500 руб. за каждое застрахованное лицо.

В Определении ВС РФ от 04.07.2018 № 303-КГ18-8663 по делу № А37-1342/2017 рассматривался следующий спор. Предприниматель не сдал в срок отчет по форме СЗВ-М по причине болезни бухгалтера (последняя в период сдачи отчетности проходила стационарное лечение). Сам же ИП находился в этот период в другом городе. У предпринимателя было трудоустроено 22 человека.

Пенсионный фонд оштрафовал предпринимателя за несвоевременно сданный отчет на 11 000 руб. (22 чел. х 500 руб.). ИП оспорил данное решение в суде.

Суд принял во внимание доводы предпринимателя и счел возможным уменьшить штраф до 1 000 руб. Пенсионный фонд проявил настойчивость и дошел до Верховного суда. Но и там судьи поддержали представителя бизнеса.

Полагаем, что выводы судей по этому спору могут быть распространены и на организации, но только в случае, если в отделе, ответственном за сдачу отчетности, нет других сотрудников.

Дело N33-7929/2017 по делу N 2-4718/2016. О взыскании задолженности за обучение, процентов за пользование чужими денежными средствами.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

от 26 апреля 2017 г. N 33-7929/2017

Судья Панова А.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Медведкиной В.А.

судей Вашкиной Л.И., Мелешко Н.В.

при секретаре Д.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-4718/2016 по апелляционной жалобе З.Е. на решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 7 декабря 2016 года по иску Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский государственный экономический университет» к З.Е. о взыскании задолженности за обучение.

Смотрите так же:  Доплата налога на прибыль кбк

Заслушав доклад судьи Медведкиной В.А., объяснения З.Е., поддержавшего доводы жалобы, представителя истца ФГБОУ ВО СПбГЭУ — П., полагавшей решение законным и обоснованным, судебная коллегия

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный экономический университет» (далее — ФГБОУ ВО «СПб ГЭУ») обратилось в суд с иском к З.Е. о взыскании задолженности за обучение в сумме 60354 рубля 84 копейки, процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 15454 рублей 54 копеек, расходов по оплате государственной пошлины в сумме 2474 рубля.

В обоснование иска истец указал, что сторонами заключен договор возмездного оказания услуг по программе высшего профессионального образования в пользу З.С., оплата по договору за 6 семестр определялась в сумме 55000 рублей за семестр. Приказом от 24 января 2014 года N 67-СК З.С. отчислена из вуза за невыполнение учебного плана. Ответчик не произвел оплату услуг за 6 семестр 2012/2013 учебного года, 7 семестр 2013/2014 учебного года.

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 7 декабря 2016 года исковые требования ФГБО УВО «Санкт-Петербургский государственный экономический университет» удовлетворены частично. С З.Е. в пользу истца взыскана задолженность по договору в сумме 33354 рубля 84 копейки, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 9210 рублей 84 копейки, расходы по оплате государственной пошлины в размере 1447 рублей 44 копейки. В остальной части требований отказано.

Истец решение суда в части отказа в удовлетворении заявленных требований не обжалует.

В апелляционной жалобе З.Е. просит решение суда отменить, принять по делу новое решение, ссылается на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, приходит к следующему.

Разрешая требования истца, суд исходил из того, что истец свои обязательства перед ответчиком выполнил, оказал З.С. образовательные услуги, при этом в нарушение условий договора ответчик оказанные услуги не оплатил.

Расчет задолженности по оплате за обучение, представленный истцом, судом проверен, признан арифметически правильным, составлен в соответствии с условиями договора, ответчиком возражения по представленному расчету не представлены. Принимая во внимание обстоятельства дела и положения договора, суд счел, что с ответчика подлежит взысканию задолженность по договору о подготовке специалиста с высшим профессиональным образованием, в размере 33354 рублей 84 копеек, с учетом применения срока исковой давности к периоду задолженности.

Также суд указал, что с момента возникновения обязанности ответчика по исполнению денежного обязательства с 16 августа 2013 года сумма процентов за пользование чужими денежными средствами согласно расчету истца, который судом проверен и признан верным, составила 9210 рублей 84 копейки.

Судебная коллегия соглашается с мнением суда первой инстанции по следующим основаниям.

Частью 2 статьи 30 Федерального закона N 273-ФЗ от 29.12.2012 «Об образовании в Российской Федерации» установлено, что образовательная организация принимает локальные нормативные акты по основным вопросам организации и осуществления образовательной деятельности, в том числе регламентирующие правила приема обучающихся, режим занятий обучающихся, формы, периодичность и порядок текущего контроля успеваемости и промежуточной аттестации обучающихся, порядок и основания перевода, отчисления и восстановления обучающихся, порядок оформления возникновения, приостановления и прекращения отношений между образовательной организацией и обучающимися.

В соответствии со статьей 61 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» образовательные отношения прекращаются в связи с отчислением обучающегося из организации, осуществляющей образовательную деятельность:

1) в связи с получением образования (завершением обучения);

2) досрочно по основаниям, установленным частью 2 указанной статьи .

Частью 2 названной нормы предусмотрено, что образовательные отношения могут быть прекращены досрочно по инициативе организации, осуществляющей образовательную деятельность, в случае применения к обучающемуся, достигшему возраста пятнадцати лет, отчисления как меры дисциплинарного взыскания, в случае невыполнения обучающимся по профессиональной образовательной программе обязанностей по добросовестному освоению такой образовательной программы и выполнению учебного плана, а также в случае установления нарушения порядка приема в образовательную организацию, повлекшего по вине обучающегося его незаконное зачисление в образовательную организацию;

Основанием для прекращения образовательных отношений является распорядительный акт организации, осуществляющей образовательную деятельность, об отчислении обучающегося из этой организации.

Как усматривается из материалов дела, 15 июля 2010 года между ФБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный экономический университет» и З.Е. был заключен договор N 1756/10 возмездного оказания услуг по программе высшего профессионального образования в пользу З.С. (л.д. 8-11).

По условиям данного договора истец обязался оказать образовательные услуги по подготовке по программе высшего профессионального образования З.С., ответчик оплачивает обучение по направлению Управление персоналом по очной форме обучения, сроком обучения 5 лет, стоимость обучения в Университете по соответствующей специальности определяется Университетом на основании решения Ученого совета Университета, принимаемого перед началом каждого семестра (полугодия). Согласно приложению к договору стоимость определялась в 55000 рублей.

Приказом ректора Университета от 05 августа 2010 года N 3-1686 З.С. была зачислена на 1 курс очной формы обучения на контрактной основе, однако в связи с невыполнением учебного плана, приказом от 24 января 2014 года N 67-СК была отчислена.

Согласно приказу Минобрнауки Российской Федерации N 581 от 1 августа 2012 года была произведена реорганизация ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов» в форме слияния с ФГОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет» в результате, которого образовался ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский экономический университет». Этим же приказом ректором вновь образованного университета назначен М.

Согласно пункту 2.3.1 договора ответчик обязался своевременно вносить плату за предоставляемые услуги путем перечисления на расчетный счет университета.

Оплата подготовки специалиста, согласно пункту 3.3 договора, производится поэтапно путем внесения денежных средств на расчетный счет университета в следующие сроки: — за осенний семестр соответствующего учебного года — до 15 августа текущего года, — за весенний семестр — до 13 февраля текущего года.

Истец свои обязательства перед ответчиком выполнил, оказал ответчику образовательные услуги в период с 01 сентября 2010 года по 01 декабря 2013 года, в то время как ответчик свои обязательства по оплате не исполнил, поэтому вывод суда о наличии оснований для взыскания с ответчика задолженности исходя из определенной сторонами стоимости оказанных услуг обоснован.

В силу пункта 5.2 договора Университет вправе отказаться в одностороннем порядке от исполнения договора и отчислить студента в случаях: академической неуспеваемости; нарушения заказчиком условий оплаты обучения; грубого нарушения правил проживания в общежитии; грубого нарушения правил внутреннего распорядка.

Довод апелляционной жалобы ответчика о том, что З.С. должна была быть отчислена ранее, поскольку ею подавалось заявление об отчислении с переводом на заочную форму обучения, повторяет позицию ответчика, изложенную им в суде первой инстанции.

Заключенный между сторонами договор об обучении на дневном отделении не расторгался ответчиком, ответчиком была произведена оплата за 6-й семестр 2012/2013 учебного года в сумме 28000 рублей. При этом в квитанции, по которой ответчик произвел оплату в размере 28000 рублей, указаны реквизиты договора N 1756/10 от 15 октября 2010 года. Иной договор сторонами не заключался.

Доказательств подачи заявлений об отчислении З.С. в феврале и августе 2013 года и расторжения договора не представлено. Между тем, в случае перевода студента, обучающегося на платной основе с очной формы на заочную форму, договор расторгается и заключается новый договор. Данный порядок перевода предусмотрен приказом Министерства общего и профессионального образования Российской Федерации от 24 февраля 1998 года N 501 «Об утверждении порядка перевода студентов из одного высшего учебного заведения Российской Федерации».

Судебная коллегия также отмечает, что согласно Приложению N 1 стоимость семестра обучения определялась в размере 55000 рублей. Пунктом 6.1 договора договор действует в течение всего срока обучения в Университете, что позволяет сделать вывод о том, что стороны согласовали данную стоимость обучения на весь срок действия договора.

Кроме того, судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что в соответствии с п. 2.3.5 студент обязан регулярно посещать все занятия, предусмотренные учебной программой, своевременно сдавать зачеты, экзамены, курсовые работы, проходить все виды практик в соответствии с учебным планом. В случае отсутствия намерения продолжать учебу ответчик не был лишен возможности в случае отказа от посещения занятий и продолжения учебного процесса своей дочери расторгнуть договор путем подписания соответствующего соглашения согласно пункту 5.3 договора, что им сделано не было.

Ссылка в жалобе на обязанность истца расторгнуть договор незамедлительно после просрочки оплаты ответчиком оказанных услуг несостоятельна, поскольку расторжение договора является правом стороны, а сам факт неотчисления ответчика не может служить основанием для освобождения его от производства оплаты, обратное привело бы к неосновательному обогащению ответчика, пользующегося услугами истца за счет средств последнего.

Доводы жалобы о злоупотреблении истцом своими правами были предметом рассмотрения суда первой инстанции, в решении суда указанному доводу ответчика дана надлежащая оценка, не согласиться с которой, коллегия оснований не усматривает. При этом суд обоснованно исходил из того, что поскольку ответчик не расторг договор ввиду нежелания продолжать обучение, место в учебном заведении за ним сохранялось, отсутствуют основания полагать, что образовательные услуги ему не оказывались.

Оснований полагать, что приказ об отчислении З.С. подписан неуполномоченным лицом, не имеется.

Доводы жалобы о необоснованном исчислении процентов за пользовании чужими денежными средствами с момента обязанности по внесению оплаты по договору основаны на неправильном понимании положений статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации,

Доводы жалобы не содержат фактов, которые не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для принятия судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность решения суда, либо опровергали выводы суда первой инстанции, сводятся к иному толкованию закона и иной оценке условий договора, в связи с чем, являются несостоятельными.

С учетом изложенного, судебная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия,

решение Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 7 декабря 2016 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.