Российское гражданство для русскоговорящих

Российское гражданство для русскоговорящих

Количество иностранцев, которые станут российскими гражданами по упрощённой процедуре в качестве носителей русского языка, в ближайшее время сильно увеличится, уверены в Министерстве внутренних дел.

По словам представителя ведомства Александра Пережогина, скорее всего, их число займёт второе место после тех, кто воспользуется госпрограммой по содействию переселения соотечественников, сообщает РИА «Новости».

Он отметил, что проблема законодательства в той части, которая касается носителей русского языка, вышла на передний план только в текущем году. Ранее эта категория даже не выделялась на общем фоне.

За первые шесть месяцев 2018 года российское гражданство в упрощённом порядке получили около ста двадцати тысяч человек. Чуть больше половины от этого количества являются участниками госпрограммы. Доля принятых в гражданство упрощенно как носителей русского языка перевалила за шесть процентов.

Глава государства дал поручение упростить порядок предоставления вида на жительство иностранцам, знающим русский язык и желающим работать в нашей стране. Исполнителями поручения президента являются ведомство труда и ведомство внутренних дел. Срок выполнения поручения — 31 августа 2018 года.

За последние два месяца МВД разработало несколько проектов законов, направленных на упрощение получения гражданства, в частности для носителей русского языка. В одном из них предлагается освободить белорусов и «близких по менталитету к россиянам» украинцев от собеседования на русском языке.

«Система стала проще»: за пять лет число получивших российское гражданство иностранцев увеличилось почти втрое

За пять лет (с 2012 по 2017 год) число получивших российское гражданство иностранцев увеличилось почти в три раза — с 95 737 до 257 822 человек. Такие данные RT предоставили в МВД.

В прошлом году больше всего российских паспортов выдали украинцам — 85 119. Их число по сравнению с 2012 годом выросло почти в семь раз. Тогда гражданство РФ было предоставлено 12 803 украинцам, они занимали четвёртую строчку среди получающих российское гражданство.

На втором месте в прошлом году оказались выходцы из Казахстана — 40 718 человек. За пять лет их число возросло почти в три раза (в 2012-м казахстанцам было выдано 14 585 паспортов).

Во столько же раз увеличилось количество паспортов, выдаваемых переселенцам из Таджикистана (в 2017 году — 29 039 документов против 9773 в 2012-м).

Также в пятёрку стран, выходцы из которых чаще других получают российское гражданство, вошли Армения (2017 год — 25 144 человека, 2012 год — 13 176) и Узбекистан (2017 год — 23 334 человека, 2012 год — 13 409).

Получить российское гражданство иностранцы могут в общем или упрощённом порядке. Первый подразумевает, что сначала мигранту необходимо оформить разрешение на временное проживание. Срок его действия составляет три года. После этого можно запросить вид на жительство, который выдаётся на пять лет, затем иностранец вправе подать документы на получение российского паспорта.

Каждый год правительство определяет размер квоты на выдачу разрешений на временное проживание в России. В 2017 году её размер составил 110 880 разрешений (пятью годами ранее этот показатель был немного меньше — 105 807).

Упрощённый же порядок даёт возможность сократить срок получения гражданства до одного года и менее. Им могут воспользоваться, например, иностранцы, состоящие в браке с гражданами РФ.

«Система стала проще»

Глава комитета Совета Ассамблеи народов России по общественной дипломатии Аркадий Тумасов отметил, что на статистику существенно повлияло облегчение мигрантам процесса подачи документов.

«Я связываю это с упрощением процедуры и с выстраиванием чёткой политики по отношению к мигрантам. Раньше, чтобы пройти регистрацию, требовалось от двух до трёх дней. За каждой справкой нужно было бегать по всему городу, а сейчас это делается централизованно благодаря системе одного окна», — пояснил он.

Президент Федерации мигрантов России Вадим Коженов подчеркнул, что благодаря введению прозрачной патентной системы всё больше приезжих предпочитают трудиться в России легально. В конечном итоге многие из них решают получить гражданство.

«Система стала проще, прозрачнее и понятнее. Каждый год около 60 млрд рублей налогов с мигрантов собирают. Это огромные деньги, — заявил Коженов. — Люди теперь могут легко приехать, начать легально работать с помощью патентов. Таким образом, человек получает право подать на разрешение на временное проживание, а раньше он жил в стране нелегально и не мог этого сделать».

Иностранным гражданам, прибывающим на заработки в Россию в безвизовом порядке, необходимо получить миграционный патент. Это актуально для всех стран СНГ, кроме Туркмении. Её гражданам, а также мигрантам из стран, которые не входят в СНГ, нужно получать разрешения на работу.

Коженов добавил, что выходцы из Евразийского экономического союза (ЕАЭС) приравнены в трудовых правах к гражданам РФ. Им, по словам эксперта, легче других закрепиться в России и впоследствии оформить гражданство.

Напомним, ЕАЭС был создан в начале 2015 года. Сейчас в организацию наряду с Россией входят четыре страны: Армения, Белоруссия, Киргизия и Казахстан.

Граждане Казахстана, как отметил Коженов, раньше были первыми по числу полученных паспортов. Согласно данным МВД, в 2012 году они занимали лидирующую позицию по выданным документам (14 585 человек). Однако вскоре ситуация изменилась: неблагополучная обстановка на Украине заставила всё больше людей уезжать в Россию и, как следствие, получать гражданство.

«Из Казахстана ехали люди, у которых есть родственные связи в России, в упрощённом порядке за три месяца они получали документы. Но как только началась война на Украине, оттуда поехало ещё больше людей», — пояснил эксперт.

Судебный юрист украинской диаспоры в Москве Леонид Козак, в свою очередь, обратил внимание, что получение гражданства — длительный процесс. Так, те жители Украины, которые покинули страну после государственного переворота, начали получать российские паспорта только через три года.

«Как правило, процедура занимает от трёх до пяти лет. В конце 2013 — начале 2014 года произошла революция на Украине, начались боевые действия на юго-востоке страны. Понятное дело, что подобные события не могли не отразиться на жизни граждан Украины. Многие в это время и в последующие годы переехали в Россию. Стали ассимилироваться, получать разрешительные документы на проживание, — отметил Козак. — Соответственно, в период с 2017 по 2020 год можно отслеживать рост получения российского гражданства, потому что люди, которые переехали в 2013 году и позже, как раз подходят к этапу получения паспорта».

Ранее президент России Владимир Путин подписал закон, который, в частности, упрощает процесс получения гражданства и вида на жительство в России для украинцев. Документ вступил в силу с 1 сентября 2017 года.

Теперь выходцы с Украины, желающие получить гражданство России, могут подписать заявление об отказе от украинского гражданства. Такой документ оформляется нотариально, одна копия остаётся в миграционной службе РФ, вторая — направляется на Украину. Это заявление заменяет собой справку, которую ранее нужно было получать в уполномоченных органах Украины.

Почему Россия не даёт русским своё гражданство автоматически

Паспорт – не главное: О проблеме зарубежных русских

Автор – Ростислав Ищенко

И не только на Украине. Украина не первое, а, скорее, последнее постсоветское государство, где русские оказались угнетаемым меньшинством. До неё в той или иной степени успели отметиться все, кроме, пожалуй, Белоруссии и Армении. Но два последних случая лишь подтверждают правило. Белоруссия много лет стремилась к максимальной политической интеграции с Россией (даже Единое государство России и Белоруссии, пусть формально, но было создано и до сих пор существует). Что касается Армении, последние тридцать лет само выживание армянского государства зависит от российской поддержки.

Остальные случаи не тождественны: где-то русских убивали, а бегущих грабили, где-то просто вытесняли с руководящих должностей и политически маргинализировали, где-то пытались ассимилировать. Тем не менее Россия полна русских, вынужденно покинувших за время, прошедшее после распада СССР, бывшие союзные республики и даже некоторые новые частично признанные государства. До 1 июля 2002 года они получали гражданство России по одному законодательству, после оно изменилось. Так или иначе, они всегда сталкивались с определёнными трудностями, и вопрос, почему Россия не даёт русским своё гражданство автоматически (по праву крови), как это делают другие государства, всегда стоял на повестке дня.

Проблема катализировалась, когда очередной внутренний кризис выталкивал из очередного постсоветского государства очередную солидную волну беженцев. И вновь выпадала из фокуса общественного внимания, когда эта волна рассасывалась. Сейчас проблема вновь обострена из-за украинского кризиса, породившего, пожалуй, самую большую и самую сложную волну русских политических беженцев. Возможно, это не последняя и не самая большая волна. Вот именно эти эвентуальные волны заставляют разобрать проблему подробнее.

Почему я назвал волну миграции с Украины самой сложной?

Дело не только в её величине (летом 2014 года количество пересекших российскую границу беженцев, спасавшихся от переворота и гражданской войны, превысило полтора миллиона и уверенно подбиралось к двум). Последние четыре года выходцы с Украины лидируют среди получателей российских паспортов, составляя примерно половину (более 40%) таковых ежегодно.

Но главная сложность заключается не в этом. Ни политическая власть России, ни общество пока не определились: живёт в России и на Украине единый народ, братские народы или просто случайные соседи? При этом и отличить русского от украинца невозможно. В России живут миллионы людей с типично украинскими фамилиями, у которых деды-прадеды родились в Сибири, Поморье или на Дальнем Востоке. В то же время в рядах украинских нацистских боевиков полно людей с русскими фамилиями, родившихся и выросших на Украине.

Для массы граждан Украины, несмотря на все усилия местных властей, родными являются русский язык и культура. Украинский даже сейчас многие не знают, а когда я работал в МИД Украины, то в 1993-1994 годах мне приходилось работать с грифованными письмами из СБУ, подписанными тогдашним руководителем спецслужбы генералом Марчуком (впоследствии премьер, секретарь Совбеза Украины и неудачный кандидат в президенты, выступающий с умеренно националистических позиций), написанными на русском языке, поскольку в СБУ большая часть сотрудников тогда не владела государственным украинским. И не только там. При этом не все, для кого русский язык родной, считают себя русскими, даже если их родители, а то и они сами прибыли на Украину из Рязани, Твери или Ярославля. Многие не хуже Авакова или Саакашвили доказывают свою украинскость.

Смотрите так же:  Договор о материальной ответственности между юридическими лицами

То есть непонятно, как отличить украинца от русского (а значит, и кому выдавать паспорта по праву крови). Логика подсказывает, что, вероятно, выдавать паспорта можно всем, кто себя русским называет. Но тогда возникнет логичный вопрос: за что украинцам такая льгота? У них такое же независимое государство, как Узбекистан, но узбек не может просто назвать себя русским и претендовать на паспорт по праву крови. Тогда получается, что это право надо распространить на весь бывший СССР, независимо от реальной национальности соискателя.

Мы прекрасно понимаем, что подобная законодательная новелла моментально вызовет напряжение во взаимоотношениях России и постсоветских государств, которые тут же заподозрят Москву в недобром. Собственно, именно по этой причине Россия и этнических русских, проживавших в союзных республиках, поставила в один ряд с прочими иностранными соискателями гражданства. Москва не желала быть обвинённой в создании на территориях новых независимых государств «пятой колонны» и посягательствах на их территориальную целостность.

Такая аккуратность была абсолютно понятна. Россия в 90-е была крайне слаба и нуждалась в хороших отношениях с соседями. Практически все её свободные ресурсы были сосредоточены на Северном Кавказе и Закавказье. Получить вдобавок к этому зону напряжённости на среднеазиатских и европейских границах России было бы опасно.

Тем не менее в некоторых случаях, когда сопредельные государства переходили «красную черту», Россия позволяла себе как раздачу паспортов, так и более радикальные действия. Паспорта раздавались в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии. Это мотивировалось гуманитарными причинами: население данных регионов не имело паспортов стран, к которым они формально причислялись (Молдавии и Грузии соответственно), а их собственные паспорта являлись непризнанными документами. Таким образом, мобильность населения ограничивалась клочком земли (особенно для Приднестровья, не имевшего границы с Россией), а российские паспорта позволяли прорвать блокаду. Признание независимости Абхазии и Южной Осетии после грузинской агрессии и воссоединение Крыма после киевского февральского путча 2014 года продемонстрировало, что, во-первых, Россия при определённых условиях может пойти и на более радикальные меры, чем раздача паспортов, а во-вторых, что паспорта можно раздавать и после присоединения региона к России (как это произошло с Крымом).

Оформление паспортов граждан РФ жителям Крыма. Архивное фото

Сам по себе факт паспортизации ни о чём не говорит. В Приднестровье, Южной Осетии и Абхазии российский паспорт имел любой желающий, но они до сих пор не Россия, в отношении же Крыма Москва проводила ту же политику максимального ограничения приёма в гражданство, что и для остальной Украины. Но Крым уже Россия.

Казалось бы, это должно успокоить постсоветских соседей. Ведите себя разумно и адекватно – и вашей территориальной целостности ничто не угрожает. Но события последнего десятилетия, показавшие, что резко усилившаяся Россия может себе позволить проведение абсолютно суверенной внешней политики, ещё больше их напрягли (они почувствовали себя беззащитными и начали искать противовес российскому влиянию). Между тем в эпоху жёсткого глобального противостояния они всё так же нужны Москве как добровольные и искренние союзники, а не как источник постоянных провокаций и плацдарм для развёртывания политической, информационной, а возможно, и военной атаки на Россию.

Поэтому политика Москвы в вопросе предоставления гражданства зарубежным русским никак не поменялась. Некоторые послабления (в отношении носителей русского языка, прямых потомков людей, проживавших в Российской империи или СССР в границах территории РСФСР) действуют не во всех случаях и не решают проблему в принципе. На фоне устоявшейся международной традиции предоставления гражданства по праву крови, а также на фоне действий на территории Украины Венгрии, Румынии и Польши, выглядит это некрасиво. Вдвойне некрасиво в отношении жителей Донбасса, которым российские паспорта нужны не меньше, чем были нужны абхазам и осетинам. Тем не менее сейчас они вынуждены довольствоваться местным суррогатом в виде документов ДНР/ЛНР, которые неформально признаёт только Россия.

Конечно, ситуация вполне объяснима. Я могу себе представить, насколько сложнее было бы МИД России защищать позицию Москвы по Украине, если бы началась массовая паспортизация Донбасса. Это была бы серьёзная дипломатическая уязвимость. Тем не менее миллионы простых людей, в том числе детей, не думают и не обязаны думать о сложных дипломатических проблемах. Они ждут от России защиты и, естественно, не рады тому, что уже скоро пять лет, как находятся фактически в статусе людей второго сорта, документы которых с точки зрения «цивилизованного мира» не существуют. Поскольку эти люди живут на линии фронта, перед лицом врага, мечтающего их уничтожить, такое состояние повышает чувство уязвимости. В современном мире человек, не имеющий признанных документов, фактически не существует, и, если он будет убит, оснований его искать, выяснять его судьбу нет – он не проходит по бумагам.

Моральные и внутриполитические издержки, проблема авторитета России и доверия к ней зарубежных русских и пророссийских сил также воздействуют на ситуацию. Но здесь накапливается негатив уже от того, что жители Донбасса не могут в упрощённом порядке получить российские паспорта. Постепенно он может превысить внешнеполитический (дипломатический) негатив от гипотетической раздачи паспортов. Тем более что ситуация вокруг Украины и Донбасса в целом меняется и сегодня реакция «мирового сообщества» на соответствующие действия России была бы далеко не такой острой, как три-четыре года назад.

Надо заметить, что Венгрия, Румыния, Польша раздавали на Западе Украины паспорта и карту поляка с особенно высокой интенсивностью с конца 90-х и примерно до 2000 года. Тогда официальный Киев, прекрасно обо всём знавший, внимания на это не обращал. Западных соседей (в отличие от России) в Киеве не боялись. Затем темп значительно упал, просто потому, что все желающие документы уже получили. Сейчас произошёл новый всплеск. Украина не случайно занервничала и пытается как-то неуклюже отвечать. Крики Киева о том, что венгры собираются оккупировать Закарпатье, пока не распространяются на румын и поляков только потому, что с ними не до такой степени обострились политические отношения и Украина не хочет выступать инициатором очередного витка ухудшения.

Но Киев говорит, что думает. Сегодня Украина действительно боится, как говорят в Киеве, «крымского сценария для Закарпатья» по инициативе Венгрии, который, в свою очередь, актуализирует румынские, а затем и польские претензии. Власть Украины прекрасно знает, что государство расползается у неё в руках и что те регионы, которые могут сбежать из этой чёрной политико-экономической дыры, вот-вот начнут разбегаться. Сейчас Киев действительно больше обеспокоен ситуацией на Западе Украины, чем на Востоке.

Возможно, Москва хочет дождаться того прекрасного момента, когда распад Украины зафиксируют её западные соседи – страны ЕС и НАТО, в состав которых войдут некоторые украинские регионы. Действительно, отрыв Западной Украины должен серьёзно изменить внутриполитическую ситуацию, резко сократив силы радикального национализма, а также подорвав веру «креативного класса» Украины в спасительную силу Запада. Деморализованная, она может вновь вернуться в сферу влияния России (не из чувства дружбы, а вынужденно, ибо податься некуда). Это решило бы для Москвы проблему превращения враждебного плацдарма в собственное предполье, причём без особых усилий и вложений. Не пришлось бы решать проблему адаптации миллионов новых россиян, которая возникла бы в случае присоединения территорий, а крымский опыт показал, что проблема серьёзная. Между тем 20 миллионов натурализовать и обустроить сложнее, чем два.

Тем не менее к решению проблемы украинских русских надо быть готовым. Более того, алгоритмы её решения надо разрабатывать уже сейчас.

1. Как бы нам ни хотелось отложить украинскую проблему хоть на год-полтора, а лучше лет на десять, опасность того, что украинское государство не переживёт президентские (в крайнем случае, следующие за ними парламентские) выборы, крайне велика. Причём речь будет идти не об отторжении части территорий на Западе, а о тотальном крахе государственности. Как показал Майдан, всё может произойти внезапно. Ещё утром ситуация будет под контролем, государственные учреждения будут работать, люди сидеть в ресторанах, а уже вечером столица, а то и вся страна (за исключением отдельных островков стабильности) может быть охвачены анархией. Даже если Россия решится проигнорировать коллапс Украины, оттуда двинутся миллионы беженцев (значительно больше, чем было в 2014 году, и значительно более отчаянных). На границе их не остановить – не бросать же против них армию. И назад их не вышлешь (миллионы, не один человек и не десять). С ними надо будет что-то делать. Причём желательно как можно быстрее их интегрировать в общество, поскольку, став гражданами, они начинают сами за себя отвечать, и у них появляются обязательства перед государством. Пока же они являются беженцами, принявшее государство обязано их поить, кормить и создавать им минимально необходимые условия для проживания, а также учить их детей, обеспечивать медицинскую помощь и т. д.

2. В пункте первом была рассмотрена ситуация приёма людей без земель. Но с большей вероятностью с землями тоже придётся что-то делать. Не может же существовать пустырь в центре Европы. Если же люди приходят вместе с землями, то возникает вопрос, как им давать гражданство: как в Крыму или выдерживать какой-то переходный период? Ведь на Украине ситуация куда сложнее и неоднозначнее, чем была в Крыму. Даже в восточных областях полно не только искренних сторонников России, но и её искренних врагов, включая «героев АТО» и членов нацистских банд. Что делать с ними, если они не пожелают получить российское гражданство, но при этом останутся жить на своей земле? Вопрос не праздный, просто выселить их нельзя, и гражданство навязать тоже. Вводить институт «неграждан», как в Прибалтике?

Смотрите так же:  Нотариус москва метро савеловская

3. Наконец, как было сказано выше, эта проблема сейчас только катализируется Украиной, но касается всех зарубежных русских, часть которых компактно проживает в приграничных областях сопредельных государств. Начав решать украинскую проблему, Россия сразу столкнётся с вопросом: «А чем мы хуже?» И на него надо будет ответить. Потому что отсутствие ответа – тоже ответ.

Таким образом, возвращение Россией себе статуса сверхдержавы, общее изменение геополитической обстановки, ведущее к взрывному росту её возможностей и престижа в мире, резко актуализирует проблему гражданства для зарубежных русских. Хотя бы потому, что государству, которое не может (или не хочет) обеспечить право соотечественников на гражданство, будет меньше доверия как посреднику и третейскому судье (роль, которую Россия пытается за собой закрепить). Ну и наконец, просто несправедливо, когда люди, которых Россия (в виде СССР) посылала из Москвы и Питера поднимать целину, строить Нурекскую ГЭС, создавать БелАЗ, ЛАЗ, КБ и завод «Антонов», не могут вернуться на родину потому, что на начало 1992 года не были прописаны в РФ, а их дети и вовсе родились не на её территории. В то время как выходцы из союзных республик, работавшие в то время на Севере по договору, спокойно оформили себе как российский паспорт, так и паспорт страны рождения.

Раньше возможности России решить данную проблему были ограничены необходимостью самой выжить. Сейчас ситуация изменилась, и уже даже интересы внешнеполитического позиционирования требуют выработки новой стратегии взаимоотношений с зарубежными русскими, в том числе и обеспечения им возможности в упрощённом порядке получать российское гражданство. Ну и наконец, я не случайно значительную часть материала уделил украинскому обострению, актуализирующему дискуссию о гражданстве.

Надо, в конце концов, определить, кто с точки зрения России зарубежный русский, а кто мимо проходил, кто родственник, а кто сосед. Ведь сами по себе зарубежные русские в ближайшие десятилетия никуда не денутся. И если Россия не найдёт способ совместить свои и их интересы, их используют против России. Кого-то убеждением, а кого-то обманом, но используют.

Самые простые способы получения российского гражданства

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Получить российское гражданство труднее всего, как ни странно, русским

Выгоняют из России. Кто и по какой причине отказывает русским переселенцам в праве жить на родине?

Автор – Лидия Графова

На недавних парламентских слушаниях, посвященных миграционной политике, начальник Главного управления по вопросам миграции МВД России (ГУВМ) Ольга Кириллова предупредила: «Я выступаю как адвокат тех мигрантов, которые приезжают в Россию. » Непривычно слышать такие слова от руководителя миграционного ведомства, тем более что теперь этот руководитель – генерал полиции.

Ведь не секрет, что миграционные чиновники и мигранты (в основном в Россию едут наши соотечественники) находятся между собой, увы, почти что в состоянии вражды. Часто немилосердное законодательство неизбежно порождает конфликты между ними: мигранты обвиняют чиновников в бесчеловечности и во взяточничестве, а чиновники считают, что мигранты их без конца обманывают, хитрят.

Все причастные к теме миграции люди пережили шок, когда ровно два года назад произошла внезапная ликвидация Федеральной миграционной службы и передача ее дел в МВД. До сих пор никто не может объяснить, почему кадровый состав миграционной службы был сокращен на 30 процентов и почему ГУВМ МВД было лишено тех властных полномочий, которые имела гражданская служба. Если раньше приказ директора ФМС из Москвы беспрекословно исполнялся в регионах, то теперь руководство ГУВМ может только рекомендовать или просить принять правильные решения, а распоряжаются судьбами мигрантов начальники региональной полиции.

Но вот парадокс: именно сейчас, когда гремучая проблема миграции передана в МВД, от руководства нового ГУВМ то и дело слышишь забытые с советских времен слова о «человеческом факторе». Однако в регионах, «на земле», любой рьяный чиновник может оправдать свою чрезмерную жестокость ссылкой на закон: «Мы просто исполнители».

Если спросить: нормально ли это – депортировать русских переселенцев из России? – здравомыслящий человек ответит, конечно, отрицательно (Прошу не подозревать меня в шовинизме, «русскими» я называю всех представителей «коренных национальностей», у которых нигде нет своей территории, точнее, Родины, кроме России).

Наше законодательство не ведает такого понятия, как «репатриация». Уму непостижимо: русский человек, возвращаясь домой в Россию, становится де-юре «иностранцем». И мы к этому юридическому лукавству привыкли, соответственно с репатриантами обращаемся, и потому истории изгнания соотечественников из России повторяются с унылым постоянством. Я уже много-много раз писала о таких трагедиях на страницах «РГ».

Но сейчас мне предстоит рассказать историю необычную. О депортации, которая не состоялась. Ее отменило руководство ГУВМ МВД, решившись взять на себя ответственность за разумное разрешение абсурдной ситуации.

Чиновница утешала Тимофея: «Да что ты волнуешься? Мы тебя знаем как облупленного: какой ты нелегал?»

История, о которой пойдет речь, происходит сейчас в старинном городе Борисоглебске, который в 90-е называли «столицей бегущей империи». После распада Союза сюда, в Воронежскую область, «понаехали» многие тысячи наших соотечественников из бывших республик. «Первооткрывателями» Борисоглебска стали дизайнеры из Душанбе. Их возникший еще в советское время кооператив с загадочным названием «ХОКО» оказался весьма востребованным в городе, где множество церквей давно ожидали реставрации. Щедрая в то время администрация Борисоглебска выделила «хоковцам» большой кусок земли в центральной части города. Раньше там размещалась воинская часть, теперь выросли жилые дома. Более четырехсот комфортабельных квартир построили за прошедшие годы новожители. Приезжая к «хоковцам», я никогда не уставала удивляться, как они умеют поддерживать друг друга в тяжелой ситуации. Каждый раз думаю: «ХОКО» принимает соотечественников так, как должно было бы принимать их государство, если бы наше государство умело заботиться о людях».

И вдруг недавно из Борисоглебска пришло письмо с криком о помощи, потом начались тревожные звонки «хоковцев»: русскую семью депортируют из России!

В 1994 году, почти четверть века назад, семья Тимофея Партненко продала квартиру в Вильнюсе, оформила выезд через миграционный департамент Литвы и поселилась в Борисоглебске, сначала в вагончике. Хоть в Литве их никто не обижал (в отличие от Латвии и Эстонии русские жители Литвы без проблем получали национальные паспорта), но неудержимо тянуло на Родину.

В «ХОКО» они быстро стали своими: Тимофей горячо брался за любую работу на стройке, а его жена Жанна – преподаватель английского языка, увлеченно занималась созданием Дома детского творчества. В 1995 году у них родилась дочь Лидия. Свидетельство о рождении было выдано ей Борисоглебским загсом. Это стало для девочки единственным документом, по которому она закончила школу и финансовый техникум. «Ни в какую заграницу, – как пишет Тимофей, – моя дочь никогда не выезжала».

В 2001 году «ХОКО» выделило семье трехкомнатную квартиру. В строительстве этого дома Тимофей сам участвовал.

Так шла их настоящая жизнь, трудная, но полная смысла. Однако параллельно шла другая жизнь – бумажная, она с точки зрения чиновников гораздо важнее жизни настоящей. И до чего же трудно соединить жизнь бумажную и подлинную. Вот иллюстрация: прописаться в фактически собственной квартире Партненко не могли, так как закон разрешает пресловутую прописку, именуемую ныне регистрацией, только одному собственнику, а члены его семьи, раз не имеют пока российского гражданства, пусть регистрируются где попало, купив, разумеется, фиктивную регистрацию, а потом при проверке их еще оштрафуют за то, что живут, понимаете ли, не там, где прописаны. Но вот семья Партненко наряду с другими «хоковцами» получила постоянную регистрацию в Центре приема и обустройства вынужденных переселенцев (есть такой центр у «ХОКО»). Этот заветный адрес: улица Терешковой, 20 – спас тысячи переселенцев от необходимости покупать адреса в «резиновых квартирах».

За то время, что «хоковцы» живут в Борисоглебске, миграционное законодательство столько раз менялось, что уже не только переселенцы, но и сами работники миграционной службы были не в состоянии разобраться в паутине противоречивых законов и инструкций. Из письма Тимофея: «При попытке продления вида на жительство в 2004 году мы столкнулись с полной некомпетентностью майора внутренней службы Прокофьевой Марины Петровны: документы у нас брали, а через несколько месяцев возвращали назад без объяснения причин. При этом рекомендовали написать все заново и опять ждать результата».

Зачем же девочка, родившаяся в России и никогда не проживавшая в Литве, должна становиться ее гражданкой?

Марина Петровна привыкла действовать «по-свойски», она утешала Тимофея: «Да что ты волнуешься? Мы тебя знаем как облупленного: какой ты нелегал? Прописку имеешь, трудовая книжка у тебя в порядке, налоги платишь. » Так шли годы. Около десяти лет Тимофей и Жанна жили без единого действующего документа.

Как такое могло быть? У главной виновницы, у майора Прокофьевой, теперь не спросишь. Ее давно уволили за должностные преступления. Переселенцы вспоминают, что она многим судьбы покалечила, но сама ушла невредимой – ее муж и сын занимали солидные должности.

В 2014 году Лидии исполнилось 18 лет. Родители были уверены, что уж теперь-то хоть ей дадут российское гражданство. Все трое написали отказ от гражданства Литвы, а также обратились в суд за подтверждением факта своего постоянного проживания в России. Суд подтвердил этот факт. Но все их усилия были напрасны. Отказ от гражданства не приняли – это серьезная процедура, которую нужно долго оформлять. И справка из суда о 20-летнем постоянном проживании в России, оказалось, ничего не значит.

Отказали Лидии в гражданстве, посоветовали всем троим ехать в Москву, в посольство Литвы, получать новые литовские паспорта. И дочь, как ни странно, тоже обязали получить не российский, а литовский паспорт.

Они ничего не могли понять, душа протестовала: зачем же девочка, родившаяся в России и никогда не проживавшая в Литве, должна становится ее гражданкой? Но в миграционной службе их убедили, что это облегчит потом получение гражданства РФ. Эта логика не умещается в сознании, но наш закон действительно требует совершить такой вот кульбит на пути к российскому паспорту. Процедура превыше всего.

Смотрите так же:  Оформить участок на кладбище

Партненко смирились, с надеждой поехали в Литовское посольство. Вернувшись с новыми паспортами, сразу поспешили в свою миграционную службу. И вдруг – удар: им заявили, что теперь необходимо выехать за пределы России, чтобы въехать обратно и начать как новоприбывшие иностранцы процедуру легализации с самого начала: встать на миграционный учет, получить РВП (разрешение на временное проживание) – это займет минимум год, если, конечно, удастся сразу получить квоту, потом – ВнЖ (вид на жительство) – это минимум пять лет. Нужно будет дважды проходить полное медицинское обследование (перед получением РВП, а потом ВнЖ). Представлять подтверждение своей кредитоспособности, множество разных справок, включая справку об отсутствии судимости. Даже от Лидии потребуется такая справка – из Литвы.

Но просто убийственным для них стало требование обязательно выехать из России, а потом въехать. Это знаменитое правило «девяносто на сто восемьдесят», которое наши законодатели позаимствовали у цивилизованных стран, предусматривает, что иностранец, не имеющий определенного правового статуса, не может больше 90 дней за полгода находиться на территории страны, он обязан выехать, пожить где-то до истечения три месяца, а потом имеет право въезжать. На Западе это правило применяют к временным трудовым мигрантам, чтобы усилить контроль за ведением миграционного учета и бороться с нелегальной миграцией. Но у нас это правило применяют без разбора – как к гастарбайтерам, так и к приехавшим на ПМЖ соотечественникам.

Чиновники считают, что это очень просто: выедьте, потом въедьте, чего, мол, вам это стоит. Пока не было войны с Украиной, некоторые сердобольные чиновники советовали переселенцам: да вы просто пересеките границу, постойте хоть два часа на нейтральной полосе и ступайте к пограничникам, главное – получить новую миграционную карту. Теперь все осложнилось. Переселенцев через три месяца заставляют выезжать в «свой» Узбекистан, «свой» Казахстан и так далее. И по три месяца жить в стране, где уже нет своего жилья и все связи давно потеряны. В случае с Партненко еще пришлось бы добывать въездную визу. Никаких исключений закон не предусматривает. Чиновникам кажется, что за первые три месяца пребывания можно собрать все требуемые справки, отстоять все больше разбухающие очереди в миграционку. Большинство переселенцев не успевают, конечно, легализоваться за отведенные законом 90 дней. И вынуждены «пересекать границу» парализованные старики на колясках, кормящие матери с новорожденными младенцами. Сколько же тратится впустую денег, нервов, невозвратных дней жизни, наконец.

«Выедьте и въедьте. » Но страшнее всего не эти испытания, а страх, что тебя не впустят обратно в Россию. Сколько трагедий разыгрывается то и дело на границе, когда пограничники, изучив свою таинственную базу «запретников», сообщают мигранту, что для него въезд в Россию закрыт. На три, пять или даже на десять лет. За что и почему, пограничник тебе может и не сказать, выясняй, мол, в российском суде. Между тем нарушения, за которые карают отлучением от России, часто выражаются в том, что человек не там перешел улицу или ехал, забыв пристегнуть привязные ремни. Партненко определенно не дали бы вернуться. Они опасные правонарушители, сколько лет живут нелегалами.

Итак, с 2014 года над Партненко навис дамоклов меч изгнания. Неприятности коснулись и дирекции «ХОКО»: им пригрозили штрафом 800 тысяч рублей. Да, такой огромный штраф предусматривает закон за одного-единственного работника-нелегала. «Хоковцы», всегда ценившие Тимофея и как работника, и как человека, были вынуждены его уволить. Ему пришлось перебиваться случайными заработками.

Ушла с работы и Жанна. Сказалось длительное нервное напряжение, врачи поставили страшный диагноз: скоротечный рак. Нужна была срочная операция в Воронеже. Для нее, иностранки, лечение могло быть доступно только за плату. Потребовались большие деньги – 170 тысяч рублей. Тимофей сумел быстро собрать эту сумму: сочувствующих ему людей в Борисоглебске хватало. К сожалению, операция не помогла. В августе 2016 г. Жанна умерла, так и не дождавшись российского гражданства.

Никогда не писавший ранее жалоб, Тимофей в отчаянии отправил резкое письмо президенту РФ. С этого начался новый этап борьбы нелегала за право жить в России. В этот раз дело уже дошло до суда – 27 октября 2017 года Борисоглебский городской суд постановил:

«. учитывая . характер совершенного правонарушения, личность виновного, наличие обстоятельств, смягчающих административную ответственность – признание вины и раскаяние, считаю возможным назначить наказание в виде административного штрафа без применения дополнительного вида наказания в виде административного выдворения за пределы РФ«.

Хотелось бы спросить уважаемую судью Строкову О. А. – о какой же вине подсудимого, и особенно – подсудимой, идет речь? Неужели Тимофей и его дочь Лидия раскаялись в том, что посмели родиться русскими и потому во что бы то ни стало хотят жить в России?

Из письма Тимофея: «Пока я не пытался добиться получения документов для легализации, была работа, где меня ценили, я построил практически из ничего жилье, вырастил дочь, которая получила образование и могла бы приносить пользу моей любимой России, но вместо этого теперь только и слышу от официальных лиц, что меня в наручниках вместе с дочкой отправят сначала в СУЦВИГ, а затем в Литву и сделают невъездными. В Литве у нас ничего нет, языка мы не знаем и существовать там не сможем. К тому же дочь недавно вышла замуж за гражданина России: как можно разлучать молодую семью?! Мне и моей дочери страшно. Выходит, что вся наша жизнь была посвящена борьбе стать гражданами своей страны-России, а другой жизни у нас нет».

Послесловие

Письмо Тимофея я лично вручила генералу Кирилловой О. Е. Это было как раз в то время, когда в СМИ наперебой рассказывали о депортации 67-летней колымчанки Галины Горенюк. Дикая, абсурдная история – мы не могли не вспомнить о ней, обсуждая с начальником ГУВМ трагедию в Борисоглебске. Вкратце перескажу: До распада Союза Горенюк уехала с мужем в Украину, а затем вернулась уже в новую Россию в свой родной поселок Клепка, к своему единственному родственнику – брату. Там она прожила 15 лет по советскому паспорту, даже получая по нему пенсию, поскольку сохранилась прежняя клепковская прописка. Обнаружив такое страшное беззаконие, Ольский суд Магаданской области приговорил «нелегалку» к штрафу и принудительному выдворению в Украину, где у нее не осталось ни жилья, ни знакомых. Депортация прошла по высшему разряду: два судебных пристава сопровождали опасную преступницу самолетом, пролетевшим через всю страну – от Колымы к украинской границе, в город Белгород. Потом ее возвращали обратно на Колыму, поскольку этот вопиющий случай дошел до президента, и он распорядился срочно решить проблему с гражданством Горенюк. Российский паспорт ей вручал губернатор Магаданской области.

Заключая наш разговор, Ольга Евгеньевна Кириллова сказала: «Знаете, когда мне стало известно об этой несчастной пенсионерке с Колымы, которую могли просто выбросить на границе, и неизвестно, что бы с ней случилось, я два дня не находила себе покоя. Не понимаю, что происходит с людьми. Души деревенеют, глаза слепнут. у судей, у наших миграционных чиновников. Мы должны срочно помочь Тимофею и его дочери. Не будем же мы ждать, пока в их трагедию вмешается лично президент».

Вскоре в Воронежское территориальное отделение миграционной службы из ГУВМ ушла рекомендация принять у Тимофея и Лидии Партненко документы на выдачу разрешения о временном проживании без выезда и без требования справки об отсутствии судимости.

Тимофей сообщил мне на днях, что его пригласили в Борисоглебскую миграционную службу и очень любезно проконсультировали, какие документы нужно представить.

Кажется, что обе безобразные истории заканчиваются благополучно. Но можно ли считать, что это happy end? Сколько подобных трагедий разыгрывается прямо сейчас, в разных концах страны. И многим ли повезет обратить на себя внимание сильных мира сего?

Ключевой вопрос

На упомянутых парламентских слушаниях, посвященных миграционной политике, депутат Константин Затулин, автор многих законопроектов, касающихся гуманизации миграционного законодательства, заявил: «Должна быть разница в подходах к иностранной рабочей силе и к соотечественникам как репатриантам, – сказал он. – Но мы все время упираемся в самими же собой созданные барьеры. Это же издевательство над смыслом этих законопроектов. Это же лицемерие, которое мы сами производим. Да, мы даем соотечественникам гражданство, какой-то части дали гражданства, но все это происходит самым затянутым, самым уродливым, самым диким способом. Спрашивается, кому мы это, зачем мы это устраиваем?» В свою очередь я хотела бы повторить мой наивный вопрос: нормально ли это – депортировать русских переселенцев из России? Впрочем, я задам его не риторически, а вслух. Дело в том, что завтра, 17 апреля, в администрации президента проводится специальное заседание СПЧ «Собирание соотечественников во благо России«. Приглашены правозащитники, ученые и те ответственные лица, от которых зависит решение давно наболевших проблем, мешающих репатриантам без мук возвращаться на Родину. Может быть, наконец нас услышат?!

Почему русским не дают российское гражданство

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…