Разрешение диагностическая экспертиза

Вопросы на почерковедческую экспертизу

Вопросы почерковедческой экспертизы для постановки перед экспертом.

Вопросы, разрешаемые почерковедческой экспертизой, можно объединить по задачам, которые решаются в ходе проведения экспертизы почерка: идентификационные и диагностические.

Типовые идентификационные вопросы при назначении почерковедческой экспертизы:

  • Кем, Ивановым И.И. или другим лицом, выполнена подпись от его имени, расположенная в договоре № 01 от 01 февраля 2010 года?
  • Одним или разными лицами выполнены исследуемые подписи в копии протокола допроса потерпевшего от 16 ноября 2007 года?
  • Написаны ли тексты нескольких документов одним и тем же лицом?
  • Выполнена ли подпись от имени определенного лица им самим или другим лицом?

Диагностические вопросы при назначении почерковедческой экспертизы:

  • Рукописный текст выполнен мужчиной или женщиной?
  • Не выполнена ли подпись (текст) в необычной обстановке (позе), необычном состоянии (болезнь, состояние аффекта)?
  • Не выполнена ли подпись намеренно измененным почерком с подражанием почерку конкретного лица?
  • Не выполнена ли подпись непривычно пишущей рукой (например, левой рукой)?

Экспертиза подписи – примерные вопросы для почерковедческой экспертизы подписи:

  • Кем, Бородиным В.А. или другим лицом, выполнена подпись от его имени на представленном документе?
  • Одним или разными лицами выполнена подпись после слов «Заказчик» в Договоре оказания услуг № ВПК37-2 от 03.02.2014 и в доверенности № АБ17 от 27.01.2014 г.?
  • Не выполнена ли подпись от имени Федоровой М.Н. в Дополнительном соглашении к Договору № 2-13 от 18.06.2015 г. в каких-либо необычных условиях или под влиянием сбивающих факторов?
  • Имеются ли в представленной подписи признаки намеренного изменения?

Краткая запись — это рукописная запись, состоящая из 1-5 слов. На практике чаще всего исследованию подлежат удостоверительные записи в виде расшифровки Ф.И.О. или фамилии и инициалов.

Вопросы для экспертизы краткой записи:

  • Кем, Афоничевым В.Н. или иным лицом, выполнена рукописная запись от его имени в доверенности № АБ45264848 от 09.10.2015 г., выданной на имя Затулиной С.В.?
  • Одним или разными лицами выполнена рукописная запись «Товар получил, претензий не имею» в заказе-наряде № СТТ-93 от 15.09.2016 г. и рукописная запись «Товар мною получен в полном объеме, претензий по качеству и комплектации не имею» в заказе-наряде № СТТ-137 от 10.10.2016 г.?
  • Не выполнена ли расшифровка подписи «Зюзина Анастасия Сергеевна» в Договоре купли-продажи квартиры от 23.08.2013 г., выполненная от ее имени, в каких-либо необычных условиях или под влиянием сбивающих факторов?
  • Имеются ли в представленной рукописной записи признаки намеренного искажения?

Для правильной постановки вопросов перед экспертом-почерковедом обращайтесь к нам по телефонам: 8 495 120-13-28 или 8 800 500-31-28. Наши эксперты подробно изучат Вашу ситуацию и помогут правильно поставить нужные вопросы на экспертизу.

Виды диагностических исследований и решаемые задачи экспертизы следов лазерной технологической установки

Трасологическая диагностика как область криминалистических и экспертных исследований начала формироваться сравнительно недавно, в 70-х — 80-х годах прошлого века. У истоков ее развития стояли такие отечественные ученые-криминалисты, как В.А. Снетков, Р.С. Белкин, А.И. Винберг, Г.Л. Грановский, Ю.Г. Корухов, А.Р. Шляхов, В.Ф. Орлова, Н.П. Майлис. На сегодняшний день трасологическая диагностика имеет общепризнанные предмет исследования, задачи, основные понятия и определения. В самом общем виде предметом трасологической диагностики является «закономерности отображения свойств людей, предметов и явлений, позволяющих определить их состояние и характер изменений, внесенных в них в процессе совершения преступлений».

В конце 80-х годов Н.П. Майлис предложила определение предмета трасологической диагностики, которое, с нашей точки зрения, более соответствует современному состоянию трасологии в целом и состоянию механоскопии в частности. По ее мнению «предметом трасологической диагностики также являются изучение диагностических свойств, особенностей их отображения в следах, установление ситуативной связи с происшедшим преступным событием; изучение структуры диагностических экспертных задач, способов их решения, в том числе и автоматизированных».

Теория трасологической диагностики сформирована в соответствии с методологическими положениями, принятыми в теории криминалистической идентификации. Наиболее серьезный вклад в разработку трасологической диагностики внес Ю.Г. Корухов. С его точки зрения, суть процесса, называемого диагностика включает в себя совокупность распознавания, различения и определения, а каждое из приведенных значений подчеркивает одну из существенных сторон единого диагностического процесса. При решении диагностических задач исследователь проходит путь от частного к более общему, а затем вновь возвращается к частному «в целях характеристики происшедшего, окончательной его расшифровки». Другими словами процесс диагностического исследования развивается по спирали с непрерывным повышением уровня знаний об объектах исследования. При этом исследованию подвергаются не только отдельные следы, но и признаки различных предметов, явлений, событий. После чего происходит оценка совокупности следов, а затем их сопоставление с типовой моделью следов или подобного рода признаков, где в качестве сравнительного материала могут использоваться как их описания в справочной литературе, так и личного экспертного опыта.

В соответствии с предложенной им систематизацией предметов и задач диагностических экспертиз могут проводиться многочисленные исследования, список которых мы приведем полностью, как наиболее общий для трасологии.

«Исследования свойств и состояния объекта включают:

— исследования свойств объекта, в том числе его соответствия определенным характеристикам;

— определение фактического состояния объекта, в том числе наличия или отсутствие отклонений от определенной нормы или зафиксированного ранее состояния объекта;

— установление первоначального состояния объекта, в том числе выявление невидимых, слабовидимых текстов, уничтоженных рельефных знаков и т.д.;

— определение причин и условий изменений свойств (состояния) объекта.

Исследование отображений объекта — это:

— определение наличия следа;

— определение возможности судить об объекте по следу для установления его групповых (родовых) признаков и пригодности к отождествлению;

— определение фактического состояния объекта в момент образования

Исследование результатов действия (события) включают:

— определение возможности судить о механизме и обстоятельствах события по его результатам;

— определение отдельных фрагментов события;

— выявление механизма события в его динамике;

— определение времени или хронологической последовательности действия;

— определение места действия;

— определение условий, при которых происходило событие.

Исследование соотношения фактов (событий, действий) или объектов:

— установление причинной связи между действиями и наступившими последствиями;

— определение причины полученных результатов;

— определение возможности совершения действий при определенных условиях;

— установление соответствия (несоответствия) действий специальным правилам».

В словаре основных терминов трасологической экспертизы отмечается, что «диагностические задачи зависят от предмета и свойств объектов различных видов и подвидов трасологических экспертиз. Наиболее широкие возможности в решении диагностических вопросов дают методики механоскопических и транспортно-трасологических экспертиз» . При этом по данным практики производства трасологических экспертиз диагностические задачи составляют до 80 % всех решаемых задач.

Объектами механоскопии в общем случае являются промышленные установки, технологические процессы и различные изделия промышленного производства. Поэтому не все из перечисленных выше диагностических исследований могут быть проведены в рамках механоскопической экспертизы производственно-технологических следов.

По мнению Н.П. Майлис, при проведении механоскопических экспертиз, следует использовать термины и методики исследования из технической диагностики. Кроме того, с учетом теоретических концепций технической диагностики, процесс распознавания следует рассматривать с учетом комплекса закономерностей, характеристик и причинных связей между частями и элементами диагностируемой системы.

Прежде чем перейти к изучению структуры диагностических задач, решаемых в рамках механоскопической экспертизы следов лазерной технологической установки, следует рассмотреть и описать терминологию, соответствующую техническому «языку», определяемого ГОСТом.

Производственно-технологические следы лазерной обработки являются следами отображениями множества воздействующих факторов. Поэтому в них отображается количество и последовательность операций, условия следообразования, внутренние морфологические признаки установки, преобразованные режимами и параметрами обработки. Кроме того, в них отображаются различного рода отклонения от технологических норм ведения процессов. Следы-отображения этих отклонений именуются дефектами или пороками изделий. Согласно ГОСТам и техническим условиям (ТУ) на выпуск определенных изделий многие дефекты вполне допустимы и не влияют на качество продукции.

К появлению дефектов приводит либо процесс обработки изделия (дефекты обработки), либо они связаны с качеством самого материала (дефекты материала). В нашем случае, для проведения механоскопических исследований следов лазерной обработки значения имеют только первые из них.

Согласно ГОСТу 15895-77 изделие является единицей промышленной продукции, количество которой может исчисляться в штуках или экземплярах.

Изделие получается путем изменения формы, размеров, свойств поверхности и (или) материала заготовки.

Промышленная продукция выпускается в результате производственного процесса, который представляет собой совокупность всех действий людей и орудий труда, необходимых на данном предприятии для ее изготовления.

Технологический процесс является частью производственного процесса, содержащей целенаправленные действия по изменению и (или) определению состояния предмета производства. Существуют также понятия типового технологического процесса (изготовление группы изделий с общими конструктивными и технологическими признаками) и группового технологического процесса (изготовление группы изделий с разными конструктивными, но общими технологическими признаками).

В зависимости от объема выпуска изделий различают следующие типы производства:

— единичное, когда существует малый объем выпуска одинаковых изделий;

— серийное, характеризуемое изготовлением изделий периодически повторяющимися партиями;

— массовое, характеризуемое большим объемом выпуска изделий, непрерывно изготавливаемых продолжительное время.

Взяв за основу рассмотренную выше классификацию диагностических исследований, учитывая техническую терминологию и концепции технической диагностики, определим круг диагностических задач и пути их решения в рамках механоскопической экспертизы следов лазерных технологических установок.

Общая методика механоскопической экспертизы производственно-технологических следов основана на определенном алгоритме, определяющем порядок решения диагностических задач. Конкретные же задачи решаются с применением адаптированного для них набора методов, технических средств и порядка их использования.

Среди данных задач можно выделить общие или типовые задачи, которые характерны для всех объектов судебной механоскопической экспертизы и частные диагностические задачи, потребность в решении которых может возникнуть только при исследовании следов лазерных технологических установок. При этом, рассматривая конкретную задачу, сразу же будем формулировать возможные вопросы, которые могут быть поставлены на разрешение эксперту, и предлагать методические рекомендации для ее решения.

Практически все задачи по исследованию свойств и фактического состояния лазерной технологической установки относятся к общим задачам. Здесь речь идет в основном о выявлении возможных изменений в конструкции, перенастройке режимов работы, которые влияют на продолжительность идентификационного периода. Такие диагностические задачи всегда решаются совместно с идентификационными и, как правило, не имеют самостоятельного значения, но важны для корректного проведения исследования.

Диагностические экспертные исследования будут основываться на общих методических положениях и подходах, принятых в трасологической экспертизе. Они состоят из четырех стадий: подготовительной, аналитической, сравнительной и оценочной.

На подготовительной стадии исследования эксперт знакомится с материалами, представленными для проведения экспертизы. Здесь он должен уяснить следующие обстоятельства:

— какое из предприятий могло являться потенциальным изготовителем исследуемого изделия;

— в какой период времени изготовлено (обработано, маркировано) данное изделие;

— какие нормативные документы могли регламентировать процесс изготовления;

— имеются ли на изделии следы дополнительной обработки после выхода с предприятия-изготовителя;

— не подвергалась ли лазерная технологическая установка перенастройке или ремонту с заменой основных частей.

Специфичность подготовительной стадии заключается в том, что первоначально необходимо определить наличие на изделиях следов воздействия лазерного излучения. Поэтому первый вопрос при решении данной задачи формулируется следующим образом: «Имеются ли на изделии, представленном на исследование, следы лазерной обработки?». При наличии на изделии маркировки, вопрос будет следующим: «Не выполнена ли маркировка, имеющаяся на изделии, с помощью лазерного излучения?».

Для ответа на этот вопрос в первую очередь необходимо установить вид материала изделия: металл, окрашенный металл, пластмасса, древесина, стекло (керамика), резина, бумага, текстиль, кожа и т. д. Затем выявляются характерные признаки в следах воздействия лазерного излучения для каждого материала. Например, прецизионная резка, фрезерование, сверление керамики, предназначенной для изделий электронной промышленности, выполняются только с помощью лазерных установок из-за высокой твердости материала. Следует иметь в виду, что для разделения керамических и кристаллических пластин применяется также несквозная резка — скрайбирование, которое может быть как лазерным, так и механическим. Отличительными признаками лазерного скрай- бирования является наличие оплавленных участков материала вдоль всей границы разделения.

Признаками лазерной обработки текстиля, кожи, древесины и бумаги является наличие оплавленных или обугленных участков вблизи места обработки. При этом интенсивность обугливания (появление потемнений вблизи зоны обработки) зависит от многих факторов, таких как вид материала, содержания в нем красителей, режимов обработки и др.

Маркировка белой бумаги, лакокрасочных покрытий и пластмасс может выполняться методом перфорации, испарением специальной поверхностной защитной пленки либо изменением цвета самого материала за счет его нагрева.

В первом случае маркировка приводит к появлению многочисленных сквозных микроотверстий (перфорация денежных знаков, ценных бумаг, кредитных карт, документов, бланков строгой отчетности и т. п.) за счет испарения материала. Они отличаются высокой степенью однородности по форме, размерам и имеют конический профиль.

Лазерная перфорация используется не только для маркировки, но и при размерной обработке некоторых изделий массового производства, например, фильтров тонкой очистки топлива, фильтров сигарет.

В последнее время появились технологии по защите изделий от фальсификаций и подделок на основе создания на пленке защитных признаков в виде множества случайно расположенных микроотверстий, повторить или скопировать которые невозможно. Из данной пленки изготавливаются марки для защиты изделий, подлинность которых можно проверить визуально.

Лазерная маркировка с изменением цвета поверхности и образованием углублений нашла широкое распространение, так как является наиболее экономически оправданной. Например, такая маркировка используется многими изготовителями пломбировочных устройств.

На металлических поверхностях, лазерная размерная обработка и маркировка приводит к образованию таких характерных признаков, как: затвердевший расплав, кромка, образовавшаяся при испарении, наличие дефектной зоны и капель расплава металла, появление цветов побежалости. Следует иметь в виду, что некоторые из этих признаков характерны и для электроискровой обработки. Однако микрорельеф дна углубления, сформированного лазерным излучением, существенным образом отличается. Это связано с различными механизмами следообразования.

Электроискровая обработка выполняется за счет быстропротекающих процессов дискретного разрушения материала заготовки и электрода микровзрывами возникающими в местах наибольшего сближения поверхностей электродов. Так как в процессе обработки электрод и заготовка непрерывно и неравномерно изнашиваются, это приводит к неоднородности протекания тока между электродами и появлению многочисленных игольчатых выступов на дне формируемого отверстия.

При лазерной обработке плотность потока мощности в пятне меняется плавно, поэтому имеющийся микрорельеф дна углубления имеет «мягкие» волнообразные очертания. Их вид зависит от энергии излучения, длительности импульса, плотности мощности в пятне. Наиболее плавные переходы характерны для импульсов большой длительности (порядка 10 с), которые практически не вызывают испарения и используются для сварки металлов. При этом в процессе остывания расплава образуются последовательность характерных гребней на дне и прилегающих участках.

Если установлено, что на изделии массового производства имеются следы лазерной размерной обработки, переходят к определению фактического состояния следообразующего объекта — технологической установки в момент образования следа. В первую очередь диагностируется конкретный вид обработки размерная, маркировка или термическая, признаки которых нами уже рассматривались выше. При этом вопрос, поставленный перед экспертом, может быть сформулирован следующим образом: «Какой вид лазерной обработки использовался при изготовлении изделия, представленного на исследование?» или «Имеются ли на изделии, представленном на исследование, следы размерной (термической) лазерной обработки?», «Какова последовательность операций, выполненных с помощью лазерного излучения при обработке данного изделия?

Смотрите так же:  Гигрометр в аптеке приказ

Кроме того, возможно диагностировать такие энергетические характеристики установки, как энергия излучения, примерное время воздействия (длительность импульса) и длина волны излучения, применяемые для выполнения определенного вида обработки. В этом случае перед экспертом могут быть поставлены следующие вопросы: «Какими энергетическими параметрами обладает лазерная установка, на которой проведена обработка (маркировка) представленного на исследование изделия?», «Возможна ли обработка представленного на исследование изделия на лазерных установках конкретной модели (например, «Дельта — 201», «Квант — 60» и т.д.)?».

Решению данных вопросов способствуют несколько предпосылок, связанных с эргономикой эксплуатации лазерных установок. Во-первых, в условиях промышленного производства технология предусматривает использование вполне определенных типов лазерных установок, эксплуатация которых экономически оправдана. При этом недопустима эксплуатация установок как с превышением паспортных значений выходной энергии излучения (приводит к уменьшению срока службы), так и с пониженным значением энергии, которое приводит к искажению однородности потока излучения.

Поэтому энергетические режимы работы лазерных установок достаточно точно соответствуют выполняемым операциям. Например, энергия излучения будет существенно различаться для таких операций, как точечная сварка миниатюрных деталей, гравирование, глубокое сверление (глубина отверстия в 5 — 10 раз превышает его диаметр), резка толстых листов стали и т.д. Оценив величину энергии излучения по следам обработки (принимая во внимание вид обработки, вид материала, глубину проплавления и др.) и используя справочные данные, возможно, отнести применявшуюся установку к определенному классу, например, с энергией излучения не менее 10 Дж.

Таким же образом определяется длина волны излучения. Выбор ее значения осуществляется при разработке технологии целенаправленно, так как от длины волны излучения зависят коэффициенты поглощения и отражения для многих обрабатываемых материалов. Учитывая тот факт, что в промышленных лазерных установках применяются активные элементы, излучающие энергию, в основном, в трех диапазонах длин волн (0, 69 мкм — рубин; 1, 06 — гранат или стекло, активированные неодимом; 10,06 мкм — СО2), иногда возможно, методом исключения, определить длину волны излучения. Например, лазеры с длиной волны излучения 1, 06 мкм наиболее часто используется в импульсном режиме для обработки хрупких и тонких материалов: алмаз, драгоценные камни, металлическая фольга, тонкие керамические пластины. Они же наилучшим образом зарекомендовали себя при маркировке изделий с окрашенными поверхностями и изготовленных из пластмасс. Напротив, лазеры на СО2 в импульсном режиме используются редко. Основная сфера их применения это резка толстых листов металла (10 мм и более), древесины, стеклопластиков, ткани, бумаги, неметаллических сплавов, резины и т.д. Кроме того они используются для закаливания металлов, в частности режущих кромок различных профессиональных и бытовых инструментов.

На аналитической стадии диагностического исследования также могут быть решены и другие задачи, например, определены: режим работы установки, метод обработки, способ сканирования и режим излучения.

На современном этапе диагностические исследования приобретают особое значение. Во-первых, их результаты имеют решающее значение для возбуждения уголовного дела. Большинство промышленных изделий, изготовленных с применением лазерной обработки, являются сложными в техническом плане и малоизученными предметами (компакт- диски, пломбировочные устройства, ювелирные изделия). Поэтому уже на этапе предварительного расследования требуется заключение специалиста для выяснения некоторых вопросов, касающихся объективной стороны преступления и его состава. Благодаря одной из новаций Уголовно-процессуального кодекса, согласно которой следствию предоставляется возможность назначения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела, теперь такой подход может быть реализован. В нем реализуются возможность создания более выгодных условий для расследования преступлений в сфере фальсификации промышленных изделий. Но к сожалению в настоящее время данная норма права не работает.

Анализ рассмотренных нами диагностических задач показывает, что они тесно связаны с идентификационными задачами, хотя и имеют вспомогательное значение. Однако по своей сути диагностические задачи намного шире идентификационных, так как включают в себя не только предварительное изучение объекта и анализ диагностических признаков, но и корректирование полученных результатов с их оценкой. При этом объем решаемых задач имеет не первостепенное значение. Гораздо более значимым является цель исследования: «индивидуального отождествления для идентификации и, по сути дела, установление групповой принадлежности (класса, рода, вида) для диагностики».

Как видно, стержнем диагностических исследований является сравнение по аналогии, которое создает вполне определенную последовательность действий эксперта. Поскольку логическая структура методов решения идентификационных и диагностических задач является единой, а сами эти процессы могут чередоваться, то представляется целесообразным рассмотреть решение конкретных экспертных задач по отождествлению лазерной технологической установки.

Биологическая экспертиза

Исследование объектов растительного происхождения

Предмет и задачи экспертизы

Предметом судебно-ботанической экспертизы являются факты, устанавливаемые на основе специальных ботанических и криминалистических познаний и исследований, относящиеся к предмету доказывания по уголовным и другим делам.

Многообразие растительного мира, окружающего человека в его повседневной деятельности, определяет частоту встречаемости ботанических объектов в качестве вещественных доказательств. Такие преступления, как убийства, изнасилования, разбойные нападения, часто совершаются на открытом пространстве, изобилующем живой и отмершей растительностью – тем, что принято называть ботанической составляющей вещной обстановки события 1 . По частицам ботанического происхождения можно установить факт присутствия субъекта на месте происшествия, констатировать контактное взаимодействие предметов одежды подозреваемого и потерпевшего, идентифицировать локальный участок местности при комплексном исследовании почв, определив по следу объект, изготовленный из древесины, и т.д.

Конечная цель исследования ботанических объектов – определение связи элементов вещной обстановки события растительного происхождения с самим событием, идентификация их, установление на основе их изменений пространственно-временных характеристик.

Характерной особенностью любого биологического, в том числе и ботанического, объекта является его сложность, многофункциональность, изменяемость в пространстве и времени. Этим он отличается от объектов традиционных классов экспертиз. Однако задачи, решаемые судебно-ботанической экспертизой, во многом совпадают с традиционными.

Одна из задач судебно-ботанической экспертизы – обнаружение на предмете-носителе объекта растительного происхождения. Когда речь идет о сравнительно большом количестве вещества с ясно выраженными таксономическими 2 и физиологическими признаками, то такую задачу вполне может решить следователь. Если же объект представлен микроколичеством (микрочастицами) вещества, каким-либо образом видоизмененного, или если имеются сомнения относительно принадлежности его к растительному миру, к изъятию такого рода вещественных доказательств целесообразно привлекать специалиста с соответствующими образованием и навыками.

Задача обнаружения вещества растительного происхождения, являясь, по сути, самостоятельной, тесно связана с классификационными, идентификационными и диагностическими задачами.

В процессе классификационного исследования эксперт-ботаник относит вещественные доказательства в форме какого-либо материального образования или его отображения (зеленое пятно на одежде, отпечаток листа и т.д.) к конкретной общенаучной (стандартной) или специальной группе, т.е. определяет таксономическую принадлежность исследуемого объекта.

Следует особо подчеркнуть, что в тех случаях, когда следствие интересует вопрос о принадлежности сравниваемых объектов только к одной стандартной ботанической группе, что часто встречается в экспертной практике, он должен быть сформулирован в форме: «Имеют ли объекты общую таксономическую принадлежность?». Констатация общей родовой, групповой общности имеет в виду установление не только таксономических, но и иных признаков.

Обязательным условием идентификационного исследования растительных объектов является наличие сравниваемых образцов; его конечная цель – установление конкретного тождества объекта, причем в качестве объекта идентификации могут выступать разного рода мат­риальные образования – элементы вещной обстановки, имеющие пространственно очерченные границы. Установление объекта производится на основе всего объема информации о нем, включающей как признаки, повторяющиеся у всех представителей данного рода или вида (таксономические признаки), так и особенности, появившиеся как результат случайных обстоятельств (природные условия, антропогенный фактор, обстановка совершения преступления) и отличающие его от другого объекта, принадлежащего к данной таксономической единице. Наличие на объекте индивидуализирующих признаков (например, поражение насекомыми-вредителями, пестролистность и т.д.) предоставляет эксперту-ботанику возможность установить узкую групповую принадлежность, а иногда и конкретное тождество.

Круг идентификационных задач судебно-ботанической экспертизы широк: от установления общей таксономической, родовой, групповой принадлежности до индивидуального отождествления особи. Установление особи – задача, решаемая лишь в отдельных случаях, когда имеются особенности, выделяющие объект среди ему подобных.

Задачи судебно-ботанической экспертизы диагностического характера включают в себя установление каких-либо состояний объекта, переменных или постоянных, имеющих непосредственное отношение к событию преступления. Объектом исследования в этих случаях являются не только материальные образования, но и их химические, физические, физиологические и другие особенности, фиксируемые в динамике, поскольку любое изменение биологического объекта (во времени либо пространстве) выражается как в явной (например, превращение почки в лист или цветок), так и в скрытой (изменение тургорного давления растительной ткани, содержания в клетках крахмала) форме, что может установить лишь эксперт-ботаник. Специфика судебно-ботанической экспертизы заключается в том, что вещественные доказательства растительного происхождения в силу своей природы подвержены как обратимым, так и необратимым изменениям. Как правило, это затрудняет работу эксперта, однако бывают случаи, когда именно наличие изменений морфологического (физиологического и др.) характера позволяет исследователю сделать соответствующие выводы.

Наиболее распространенными задачами диагностического характера являются: определение времени совершения конкретных действий (событий) по специфическим изменениям ботанических объектов-вещественных доказательств в соответствии с биологическими закономерностями, установление состояния объекта, определение причинно-следственных связей. К числу ситуационных задач относятся: установление механизма контактного взаимодействия биологических объектов по имеющимся на них следам; установление элементов механизма события; реконструкция динамики события по биологической составляющей. Необходимо отметить, что чаще всего указанные задачи решаются в про­цессе комплексного исследования.

Вопросы следователя (суда) являются заданиями для эксперта, поэтому они должны четко определять цель экспертного исследования. Однако следователи и судьи не всегда точно формулируют вопросы. Не­допустима формулировка о наличии «сходства» или «одинаковости» сравниваемых объектов, поскольку относительным сходством обладают все представители растительного мира, а индивиды близких систематических групп по многим признакам одинаковы. Следователь должен ясно представлять, что требуется установить: целое по части, принадлежность конкретной особи и т.д., и в соответствии с этим формулировать вопросы постановления. На данной стадии чрезвычайно полезна консультация эксперта (специалиста).

Часто ставятся вопросы, решить которые можно лишь располагая достаточным количеством исследуемого объекта (древесины, зеленой массы и пр.), в то время как в распоряжение эксперта предоставляются их незначительные количества. В большинстве случаев при наличии микроскопических количеств растительной ткани с неповрежденными анатомическими элементами можно определить таксон только на уровне семейства, рода и редко на уровне вида.

Для установления времени совершения конкретного события, источника происхождения или условий хранения (произрастания) растений необходимо иметь либо вегетативное тело растения, либо часть его, являющуюся носителем определенных морфологических и физиологических свойств (форма, цвет, тургорное давление, активность транспирации и др.), присущих целому.

Вопросы, разрешаемые экспертизой растительных объектов, разнообразны и специфичны для каждого случая.

Когда следственным путем невозможно установить природу вещественных доказательств, перед экспертом целесообразно ставить вопрос: «Какова природа (таксономическая принадлежность) вещественных доказательств, изъятых с предметов-носителей?». Так, если обнаружен труп и с одежды изъяты частицы, похожие на растительные, отсутствую­щие на месте его обнаружения, по ним можно локализовать место убийства, путь следования и т.д.

При определении природы двух или нескольких сравниваемых вещественных доказательств растительного происхождения, как правило, происходит и отнесение их к одному либо разным родам по таксономической принадлежности.

Чаще всего перед экспертами ставятся вопросы, связанные с установлением групповой принадлежности нескольких объектов растительного происхождения, например: «Имеют ли общую групповую принад­лежность вещественные доказательства, изъятые на месте преступления и с одежды подозреваемого?». Положительный ответ на данный вопрос может свидетельствовать о факте нахождения подозреваемого на месте преступления.

Наиболее сложной задачей является идентификация целого по частям. Решение ее возможно в случае выявления в сравниваемых объектах индивидуализирующих признаков – пестролистность или этиоляция, наличие идентичных наслоений, брызг крови, общей линии разделения и т.д. Вопрос в данном случае может формулироваться так: «Принадлежит ли ветка, изъятая. дереву, произрастающему на месте происшествия?».

К наиболее типичным задачам диагностического характера относится установление вида воздействия (химическое, механическое, биологическое) на ботанический объект, установление механизма отделения части ботанического объекта от целого, установление наличия и причин повреждения ботанического объекта.

Объекты экспертизы и материалы, необходимые для ее производства

Объектами судебно-ботанического исследования в большинстве случаев являются частицы древесных, кустарниковых и травянистых растений (стебель, корень, лист, цветок, плод и др.), мха, силосной массы, водорослей, экскрементов животных и т.д.

Изделия из веществ растительного происхождения (веревка, циновки, мука, варенье и т.п.) не относятся к числу объектов судебно-ботанической экспертизы, поскольку технологические процессы их изготовления ведут к существенному изменению биологических свойств. Присущие веществу ботанического происхождения черты могут быть искажены, видоизменены или полностью утрачены. Исследование таких объектов входит в компетенцию криминалистических экспертиз материалов, веществ и изделий, судебно-технической экспертизы документов и др. Однако исследование ботанической основы или составляющей подобных объектов входит в компетенцию экспертов-ботаников.

В известном смысле растительные объекты более информативны, чем объекты животного происхождения. По растительным частицам в ряде случаев можно судить о времени, прошедшем с момента преступления, а иногда о времени года и даже суток. Они могут служить показателями лесорастительных условий, а также светового и водного режимов, элементного состава почв.

Достаточно часто эксперт получает предметы-носители (одежда потерпевшего, подозреваемого, орудие преступления и т.д.), на которых, по мнению следователя, могут находиться растительные микрочастицы. В таких случаях обнаружение и изъятие объектов растительного происхождения производятся экспертом с применением определенных методов. Если следователь сам изымает ботанические объекты, он должен помнить, что на экспертизу следует представлять все частицы, сколько-нибудь похожие на растительные, растения – преимущественно целиком и по возможности весь спектр растительности данного участка местности.

Между количеством исследуемого вещества и точностью экспертного исследования существует прямая зависимость. Однако есть и особенности, которые необходимо учитывать в процессе изъятия растительных частиц различного происхождения.

Корень. Характерным отличительным признаком корня является отсутствие на нем цветков, устьиц, листьев и каких-либо их видоизменений. По своему происхождению корни подразделяются на главные и придаточные. Существующие модификации корней (клубни, корнеплоды, воздушные корни, корневые отпрыски и т.д.) имеют общее название «метаморфозы корней». Наряду с корнем полезно изымать частицы стебля, листьев и др.

Стебель. Это надземный осевой вегетативный орган высших растений. Стебли травянистых, злаковых, древесных и кустарниковых растений имеют резко выраженные различия морфологического и анатомического характера. Проще всего стебли дифференцировать на одревесневшие (деревья и кустарники), неодревесневшие (травы, мхи) и соломины (полые стебли злаков, занимающие промежуточное положение).

Смотрите так же:  Учебные пособия для уроков музыки

При изъятии стеблей в качестве вещественных доказательств желательно фиксировать любые дополнительные детали строения стебля – междоузлия, почки, характер ветвления, поскольку это дает эксперту полезную информацию.

Частным случаем исследования стебля является анализ анатомического строения древесины. Для этого изымается участок ствола с годичными кольцами (для дендрохронологического анализа) и корой, так как для целей систематики, филогении и идентификации кора имеет огромное значение.

Лист. Морфология листьев чрезвычайно разнообразна. При изъятии листовых пластинок древесных, кустарниковых, травянистых, мохо­образных и других растений необходимо больше внимания уделять сохранению жилкования, особенностей черешка, прилистников, краев листовой пластинки и т.д.

Листья, цветы, а также целые травянистые растения лучше всего вкладывать расправленными между листами твердой бумаги и заклеивать по периметру или крест-накрест клейкой лентой. На этих же листах бумаги можно привести основные сведения о месте изъятия образца (дать его описание), его происхождении и т.д. Сочные плоды, мясистые сложные цветки или соцветия целесообразно заливать какой-либо консервирующей жидкостью (например, спиртом). Сосуд с законсервированными вещественными доказательствами следует снабдить этикеткой.

С должным вниманием нужно относиться к фиксации и хранению вещественных доказательств растительного происхождения, поскольку изъятые растительные частицы в процессе хранения и транспортировки могут претерпевать различного рода необратимые изменения: отдельные функции организма нарушаются, подавляются; другие, наоборот, проявляются, что затрудняет решение поставленного перед экспертом вопроса.

В настоящее время усилиями ученых и экспертов-ботаников в экспертную практику внедрены современные методы исследования различных объектов растительного происхождения. Наибольшее распространение получил комплексный метод морфологического исследования, включающий целый ряд приемов, которые в биологии по традиции называются методами: анатомический, морфологический, эпидермальный анализы и др.

Традиционным, хорошо зарекомендовавшим себя является метод классической анатомии, позволяющий по наличию консервативных признаков сделать вывод о принадлежности данной ткани определенному органу растения и конкретной таксономической единице.

Используя одновременно морфологический и анатомический анали­зы, в ряде случаев можно установить как общеродовую, так и групповую принадлежность вещественных доказательств – растительных объектов.

На основе классической анатомии построен метод мацерации, используемый при исследовании микроколичеств древесины. Суть его заключается в разложении древесных частиц на составляющие элементы (сосуды, волокна, либриформа и т.д.) и диагностировании последних.

Определение вида дерева по коре, диагностика вегетативных надземных органов злаков и осок основаны на анализе анатомического строения тканей. Одной из его модификаций является метод эпидермального анализа, применяемый для идентификации измельченных и измененных листовых пластинок.

При необходимости определения целого по части перспективен метод дендрохронологического анализа, с помощью которого по количеству и особенностям годичных колец можно судить о принадлежности крупных отщепов данной доске, изделию, ветки – определенному дереву и т.п.

При выявлении различных фальсификаций меда, определении природы измельченных веществ, похожих на растительные, локализации участка местности путем восстановления спектра высших и низших растений экспертами используется метод спорово-пыльцевого и диатомового анализов. Он основан на таком свойстве пыльцы, спор и панцирей низших растений, как необыкновенная прочность оболочек, способных сохраняться неповрежденными в течение сотен и тысяч лет.

Современный уровень развития науки дает возможность внедрять в практику судебно-ботанических исследований новые инструментальные методы. Наиболее перспективна в этом плане электронная микроскопия. С ее использованием выявляются новые особенности и детали структуры вещества, т.е. в распоряжении эксперта появляются новые характеристики растительных тканей, что позволяет диагностировать мельчайшие частицы растений.

Метод рентгеноскопии применяется: при изучении растений, выросших в экстремальных условиях (засоление, избыток кальция, сильно загрязненный вредными примесями воздух и т.д.); при выявлении наличия (отсутствия) ядра в древесине; при исследовании основных целлюлозных элементов бумаги; при сравнительном исследовании зерна на зрелость и наличие в нем посторонних примесей.

Большое внимание уделяется математическим методам исследования. С одной стороны, они незаменимы при обработке полученных экспериментальных результатов, когда исследуются количественные характеристики. В таких случаях именно математический аппарат гарантирует необходимую точность и достоверность. С другой стороны, они могут использоваться не только для описания и систематизации фактов, получаемых в результате наблюдения или путем эксперимента, но и в качестве самостоятельного метода исследования процессов, свойственных растительным объектам.

Знание методов, применяемых при производстве судебно-ботанической экспертизы, способствует оценке полноты и достоверности экспер­тного исследования.

Исследование объектов животного происхождения

Предмет, объекты и задачи экспертизы

При расследовании преступлений против личности, имущественных преступлений, ДТП, нарушений природоохранного законодательства в качестве материальных следов преступления нередко фигурируют объекты животного происхождения. Исследование таких объектов проводится в рамках судебно-зоологической экспертизы – самостоятельного рода судебно-биологической экспертизы.

Предметом судебно-зоологической экспертизы являются фактические данные, устанавливаемые в результате применения познаний в различных отраслях биологии и некоторых естественных и технических науках, служащие доказательству связи объектов животного происхождения с расследуемым правонарушением. Предмет конкретной экспертизы определяется объектом исследования и вопросами, поставленными на ее разрешение.

Базовыми науками для судебно-зоологической экспертизы служат различные отрасли биологии – морфология и анатомия животных, цитология, орнитология, ихтиология, энтомология и др., а также судебная экспертология.

Объектами судебно-зоологической экспертизы являются части тела и фрагменты тканей млекопитающих, птиц и рыб, продукты их жизнедеятельности, а также насекомые. Объекты животного происхождения — часто один из элементов вещной обстановки события преступления, об­наруживаются в комплексе с другими материальными следами право­нарушений. Волосы животных, например, при расследовании преступлений против личности встречаются совместно с текстильными волокнами одежды, при ДТП наряду с волосами обнаруживаются частицы ЛКП, стекол, следы ГСМ и т.д.

В зависимости от того, какие объекты животного происхождения подвергаются исследованию, в судебно-зоологической экспертизе выделяют следующие ее виды:

  • экспертиза производных эпидермиса кожи: животных (волосы и их системы), птиц (перья и пух), рыб (чешуя);
  • экспертиза тканей животных, птиц и рыб (кожа, кости, хрящи и пр.);
  • экспертиза насекомых и фрагментов их тела;
  • экспертиза продуктов жизнедеятельности животных, птиц и рыб.

Цель и задачи судебно-зоологической экспертизы демонстрируют экспертная практика и результаты использования полученной информации в целях раскрытия и расследования правонарушений. Они определяются спецификой объектов исследования, материалами, которыми располагают правоохранительные органы на момент назначения экспертизы, и содержанием информации о связи этих объектов с расследуемым событием, которую намерен получить инициатор назначения экспертизы. Задача конкретной экспертизы, в свою очередь, определяется материалами, представленными на исследование, и соответственно вопросами, поставленными на ее разрешение. По этим основаниям различают неидентификационные (диагностические) судебно-зоологические задачи и идентификационные.

Экспертиза объектов животного происхождения представляет собой интегративное комплексное многоступенчатое исследование, доминирующее положение в котором занимают методы анализа морфологических свойств и признаков объектов, и характеризуется широким использованием инструментальных методов исследования.

К числу фактических обстоятельств, которые могут быть установлены экспертным исследованием объектов животного происхождения, относятся:

доказательство принадлежности объектов, поступивших на экспертизу, к числу объектов животного происхождения конкретного класса;

отнесение исследуемых объектов к множеству, объединенному понятиями «род» и «группа», принятыми в судебно-зоологической экспертизе для каждого класса объектов животного происхождения;

установление общности происхождения идентифицируемых объектов по принадлежности их к источнику происхождения – общая родовая, общая групповая принадлежность, единый источник происхождения, индивидуально-конкретное тождество в форме принадлежности идентифицирующего объекта идентифицируемому как части целому – или установ­ление ФКВ.

Основными задачами судебно-зоологической экспертизы являются: классификационные, диагностические, ситуационные и идентификационные.

Если объекты исследования – так называемые микрообъекты, например частицы пуха, единичные экземпляры волос и т.д., решению классификационных задач может предшествовать поиск и изъятие их на предполагаемых предметах-носителях. Это действие является экспертным и выполняется обычно по поручению следователя в случае, когда данные объекты не были обнаружены при выполнении следственных действий или когда поиск их, часто во избежание утраты, не производился вовсе. Указанная задача чаще всего решается при установлении ФКВ.

Решение диагностических задач назначается обычно на начальном периоде расследования, когда в распоряжении следствия имеются только объекты, изъятые при выполнении следственных действий. Информация об их природе, свойствах и признаках, а также о механизме образования как элементе вещной обстановки может быть полезной в раскрытии преступления и установлении лиц, его совершивших. Идентификационные задачи решаются, как правило, позднее, на стадии расследования, когда личность подозреваемого в совершении правонаруше­ния известна или определены проверяемые объекты.

Ведущая роль в экспертизе принадлежит классификационным задачам. Они определяют исход экспертизы и являются промежуточными при решении других задач.

К числу классификационных задач судебно-зоологической экспертизы, решаемых в соподчинении, относятся:

установление класса (природы) объектов, т.е. являются ли они частями тела животных, птиц, рыб или насекомых, фрагментом их тканей и выделений, продуктами жизнедеятельности;

определение родовой принадлежности объектов, представленных на экспертизу, т.е. животному, птице, рыбе, насекомым какого таксона они принадлежат;

установление групповой принадлежности, т.е. к какой группе объектов конкретного таксона, объединенных по тому или иному признаку (свойству), относятся исследуемые объекты. Например, проверяемые объекты принадлежат короткошерстной собаке, в волосяном покрове которой имеются остевые волосы черного цвета.

Центральное место при решении классификационных задач занимает определение родовой принадлежности. Оно осуществляется опосредствованно путем установления таксона животного, птицы, рыбы, насекомого – источника этих объектов. Таксон животного определяется на основе системы животного мира – классификации живых организмов, принятой в естествознании. Система представляет иерархическое распределение живых организмов по соподчиненным группам – категориям, отражающим родственные взаимоотношения между ними и общие черты их строения. Простейшая схема соподчинения образует следующий ряд: виды объединяются в роды, роды – в семейства, семейства – в отряды и т.д. Признаки и свойства живых организмов, на основании которых устанавливается таксономическая категория, детерминированы генетически.

Современные научные знания о свойствах и признаках объектов судебно-зоологической экспертизы обеспечивают установление их таксона на уровне рода, реже вида, иногда подвида (породы у домашних животных). Однако достижение низшего уровня таксономической категории – вида – не всегда возможно, что является следствием недостаточной информативности объекта исследования: фрагментация или значительная деструкция, неполное развитие или отсутствие диагностических признаков, как, например, у пуховых волос и у остевых в начальной стадии роста.

Поэтому при исследовании объектов животного происхождения родовая принадлежность может быть установлена не на предельно достижимом, а на более высоком уровне, т.е. на уровне более крупных категорий, чем «род» и «вид». Для оценки значимости достигнутых результатов введено понятие «порядок рода», соответствующее установленной таксономической категории: 1-й порядок рода соответствует наиболее крупной категории – «отряд», 2-й – более низкой категории – «семейство», 3-й – категории «род», 4-й – категории «вид», 5-й – категории «подвид» («порода»).

Следующей задачей, включенной в число классификационных, является установление групповой принадлежности – отнесение исследуемых объектов к множеству соответственно их классу и роду, сформированному на основе общности свойств и признаков, определяемых происхождением объектов или условиями их существования. Значительная часть их носит случайный характер и обусловлена различными воздействиями на объект (факторы внешней среды, искусственная окраска, загрязнения и др.), некоторые детерминированы генетически (природная окраска, половая принадлежность).

Групповая принадлежность принципиально отличается от родовой как по основанию классификации, так и по ее значению в расследовании. Объем информации, полученной путем определения групповой принадлежности, больше объема информации, которая получена посредством установления родовой принадлежности, благодаря чему ее значимость в расследовании выше.

Данное различие можно проиллюстрировать следующим примером. Волосы, обнаруженные в мешке, изъятом у лица, подозреваемого в краже элитной самки норки из зверосовхоза, были классифицированы как принадлежащие млекопитающему отряда хищные, семейства куньи, рода ласки и хорьки, вида норка европейская. Дальнейшее исследование (установление групповой принадлежности) показало, что волосы являются нативными, они вырваны и происходят непосредственно из волосяного покрова стандартной норки женского пола, черной окраски.

С определением родовой и групповой принадлежности связана задача установления источника происхождения. По своей сущности она как установление класса объекта и его родовой принадлежности может рассматриваться как аналитическая идентификация, при которой проверяемый объект на основании заранее определенных признаков и свойств относят к абстрактному самостоятельному элементу вещной обстановки, способному быть его источником. Например, носителем (источником) волос – материальных следов преступления являются: непосредственно животное, его волосяной покров, меховое изделие или меховое сырье, определенная масса шерсти.

К числу задач, имеющих важное значение для достижения конечной цели экспертизы, относятся диагностические и ситуационные. Они, как и классификационные, могут играть самостоятельную роль и быть промежуточными в разрешении идентификационных задач.

Содержанием диагностических задач является получение информации о свойствах и состоянии объектов, существенных для распознавания частных вопросов расследуемого события. Так, наличие у волоса луковицы с остатками оболочек волосяного влагалища свидетельствует, что волос происходит непосредственно из волосяного покрова животного.

Классификация диагностических задач обусловлена спецификой объектов исследования и особенностями их взаимодействия с расследуемым событием. На основе анализа экспертной практики можно выделить следующие частные диагностические задачи:

  • установление состояния объекта (фрагментация его, степень развития, наличие деструктивных изменений и др.);
  • определение причинно-следственных отношений между проверяемыми и искомым объектом (механизм отделения, условий жизнедеятель­ности, содержания и т.д.);
  • установление характера внешнего воздействия; определение временных характеристик.

Ситуационные задачи носят интегративный характер и состоят в установлении механизма взаимодействия объектов экспертизы как элементов вещной обстановки расследуемого события, обеспечивая тем самым воссоздание исследуемых (расследуемых) событий. Например, сглаженность рисунка кутикулы, появление на стержнях волос волнистости и образование на отдельных участках его вздутий – «термических» пузырей – свидетельствуют, что волосы подвергались воздействию высокой температуры (примерно 350° С).

К числу признаков, отличающих судебно-биологическое исследование объектов животного происхождения от любого иного вида исследо­вания, относится наличие идентификационных задач:

  • установление общей родовой принадлежности;
  • определение общей групповой принадлежности;
  • решение вопроса о едином источнике происхождения;
  • установление индивидуально-конкретного тождества.

Констатация факта общей родовой принадлежности означает, что идентифицируемые объекты принадлежат животным (одному животному) одной таксономической категории. Общая групповая принадлежность, как и общая родовая, устанавливается на основании данных раздельного исследования идентифицируемых объектов. Общая групповая принадлежность фиксируется лишь на основании совпадения основных признаков и свойств сравниваемых объектов.

Так, исследованием волос, обнаруженных на бампере автомобиля, водитель которого подозревался в наезде на человека, было установлено, что они являются волосами песца, окрашенными кислотным красителем черным Д, т.е. являются модифицированными и происходят из мехового изделия, искусственно окрашенного в черный цвет. Поскольку шапка потерпевшей была изготовлена из меха песца, окрашенного Кислотным красителем черным Д, эксперт пришел к выводу, что исследуемые волосы и волосы меха шапки потерпевшей имеют общую родовую и общую групповую принадлежность – являются фрагментами меха песца, окрашенного искусственно в черный цвет красителем одной марки. Это означает, что волосы, снятые с бампера, происходят из меха шапки потерпевшей или из любого меха песца, окрашенного в черный цвет с использованием Кислотного красителя марки Д.

Смотрите так же:  Полномочия ревизионной комиссии акционерного общества

Если хотя бы по одному из признаков объекты различаются, то констатируется различие данных объектов по групповой принадлежности с указанием, в чем эти различия состоят.

Объектами исследования были волосы, снятые с одежды подозреваемого в разбойном нападении, и образец волос из меха шубы потерпевшей. Исследованием установили, что как те, так и другие являются волосами овцы (барана) и имеют одинаковые цвет и форму. Однако первые – нативные (происходят непосредственно из волосяного покрова животного), а вторые – модифицированные (из мехового изделия). Следовательно, волосы хотя и имеют общую родовую принадлежность, но происходят из различных источников.

Конечной целью идентификационного исследования является конкретизация происхождения идентифицирующего объекта – установление единого источника их происхождения или доказательство принадлежности его идентифицируемому объекту как части целому.

Установление индивидуально-конкретного тождества при исследовании объектов животного происхождения возможно лишь, если в качестве идентифицируемого объекта представлен сам искомый предмет. В случае представления на экспертизу не самого предмета, а его образца вопрос может быть разрешен только в плане установления единого источника происхождения. Последний при разных фактических обстоятельствах неоднозначен. В зависимости от познанных фактов он может быть самостоятельным видом индивидуально-конкретного тождества либо разновидностью общей родовой или общей групповой принадлежности. Приведенные задачи судебно-зоологической экспертизы являются основными и не исчерпывают всех частных задач, решаемых в рамках различных ее видов.

Вопросы, разрешаемые экспертизой

при исследовании различных объектов животного происхождения

Судебная экспертиза объектов животного происхождения носит комплексный многоступенчатый характер и представляет собой интеграционную отрасль научных знаний, использующих данные многих естественных и технических наук в целях изучения внешней и внутренней морфологии объектов, их свойств и признаков.

К числу фактических обстоятельств, которые могут быть установлены в результате производства экспертизы единичных экземпляров волос и их фрагментов, относится решение следующих вопросов:

  • являются ли обнаруженные и изъятые объекты волосами животных;
  • имеются ли на предполагаемых предметах-носителях волосы животных;
  • какова родовая принадлежность волос;
  • каков способ (механизм) отделения проверяемых волос от носителя – их источника;
  • если волос вырван (содержит луковицу с оболочками волосяного влагалища), то какова его половая принадлежность;
  • являются волосы нативными или модифицированными;
  • если волосы искусственно окрашены, то какой краситель при этом использовался;
  • не имеется ли на волосах деструктивных изменений;
  • если они име­ются, то в результате каких воздействий образовались; каков источник происхождения этих волос;
  • не имеют ли идентифицируемые волосы общую родовую принадлежность;
  • если объекты характеризуются общей родовой принадлежностью, то не имеют ли они общую групповую принадлежность;
  • если сравниваемые объекты имеют общую групповую принадлежность, то не происходят ли они из единого источника;
  • не находились ли предметы-носители, на поверхности которых обнаружены волосы, имеющие общую родовую и групповую принадлежность, в контактном взаимодействии между собой или с конкретным изделием из меха, либо с волосяным покровом определенного животного?

В тех случаях, когда объектом экспертизы является шерсть, объем информации, которая может быть получена при ее исследовании, больше объема информации, которая получена посредством исследования единичных экземпляров волос.

Высокая информативность шерсти как источника фактических данных, представляющих интерес для следствия и суда, обусловлена спецификой объекта – значительным числом ее элементов, наличием примесей и загрязнений, связанных с условиями формирования объекта, его хранением и др.

В результате исследования шерсти могут быть решены следующие вопросы:

  • являются ли объекты, представленные на экспертизу, шерстью;
  • каков вид шерсти: натуральная, шерсть-линька вторичная и т.д.;
  • если имеется примесь вторичной шерсти, то каково ее происхождение (как сырья);
  • животному какого таксона принадлежит шерсть;
  • с тела одного или нескольких животных собрана шерсть;
  • если в состав шерсти входят вырванные волосы, то какова их половая принадлежность (это исследование имеет смысл, если шерсть собрана с одной особи);
  • какова разновидность проверяемой шерсти: по составу категорий волос, характеру ее элементов, особенностям и степени загрязнения и другим характеристикам;
  • каков способ сбора шерсти;
  • каковы возможные сроки ее сбора;
  • не имеют ли сравниваемые объекты общую родовую принадлежность;
  • если сравниваемые образцы шерсти имеют общую родовую принадлежность, то не относятся ли они к множеству, определяемому понятием «общая групповая принадлежность»;
  • если сравниваемые объекты имеют общую групповую принадлежность, то не происходят ли они из единого источника;
  • не образовались ли наслоения шерсти на конкретном предмете-носителе в результате взаимодействия его с искомой шерстью?

Некоторые особенности по сравнению с исследованием единичных экземпляров волос имеет исследование фрагментов меха, мехового сырья. Большое число волос даже на небольшом фрагменте, наличие в качестве компонента данного образования – кожевой ткани, позволяют получать широкую информацию об источнике происхождения объекта, свойствах и признаках, приобретенных им при выработке меха, а также в процессе эксплуатации. Это дает возможность конкретизировать искомый предмет и нередко успешно решить вопрос о принадлежности ему проверяемого объекта как части целому.

При исследовании фрагментов меха экспертиза может разрешить следующие вопросы:

  • являются ли проверяемые объекты фрагментами меха или мехового сырья;
  • каков таксон животного, частью кожных покровов которого является идентифицирующий фрагмент меха (мехового сырья); каков способ и механизм отделения фрагмента; не имеется ли на объекте следов искусственной окраски; если имеется, то какой краситель использовался;
  • какие вещества применялись для дубления при выработке меха, фрагмент которого является объектом исследования;
  • не имеется ли на исследуемом объекте деструктивных изменений; если имеется, то какова их природа;
  • не имеется ли на волосах фрагмента меха следов патологических изменений;
  • какова групповая принадлежность исследуемого фрагмента, каковы признаки меха (сырья) – его источника;
  • не имеют ли сравниваемые объекты общую родовую принадлежность; если сравниваемые объекты имеют общую родовую принадлежность, то не имеют ли они общую групповую принадлежность;
  • не происходят ли конкретные сравниваемые объекты из определенного или одного источника;
  • не является ли идентифицирующий объект фрагментом идентифицируемого предмета как часть целого?

В числе других объектов судебно-зоологической экспертизы чаще всего встречаются пух и перья птиц, реже чешуя рыб и фрагменты кожи. Экспертиза этих объектов разработана недостаточно, поэтому вопросы, решаемые путем их исследования, ограничены и за пределы установления групповой принадлежности не выходят.

При исследовании пуха и перьев птиц наиболее успешно решается вопрос об их родовой принадлежности, хотя при исследовании пуха близкородственных птиц, особенно одомашненных, эксперты испытывают затруднения. Пух и перья как производные эпидермиса кожи устойчивы по отношению к внешним воздействиям. Известно также, что морфология перьев изменяется в связи с возрастом птиц, существует также сезонная и половая их изменчивость – она наблюдается у некоторых видов птиц.

Чешуя рыб как объект судебной экспертизы малоинформативна. Строение чешуи у некоторых рыб сходно, тем не менее известные морфологические различия у некоторых пород рыб и сельдей могут быть использованы для установления таксона особи и ее возраста. Известно также, что окраска некоторых рыб изменяется на период нереста; детали строения чешуи иногда несут признаки полиморфизма, обусловленные ареалом распространения рыб.

Не разработана в должной мере и экспертиза кож. В настоящее время посредством их исследования может быть установлена родовая принадлежность, а также не подвергалась ли кожа технологической обработке; если кожа является модифицированной – то каково ее утилитарное назначение. В ряде случаев могут быть установлены особенности обработки, которой подвергалась кожа. При наличии искомого предмета путем применения метода трасологии может быть установлено, что проверяемый объект – часть его.

Исследование насекомых и их частей может служить источником пространственных и временных связей на основе изучения признаков их развития, отличающегося четко выраженной стадийностью. Родственные виды некоторых насекомых могут различаться по общему строению тела и его частей, а также по окраске. Особый интерес представляет закономерность развития энтомофауны; в случае обнаружения трупа позволяет судить о сроке его нахождения на месте обнаружения.

В практике судебно-зоологической экспертизы в качестве объектов исследования встречались части тела животных, птиц и рыб, а также про­дукты их жизнедеятельности. В числе последних на экспертизу поступали экскременты, жемчуг, мумие и пр. Помимо традиционных вопросов о природе (классе) объекта и его родовой принадлежности разрешались частные вопросы, касавшиеся состава пищи животного путем исследования экскрементов; условий, в которых происходило развитие жемчуга – является он речным или морским.

Представляет интерес исследование рогов животных. По ним можно определить таксон животного, частью тела которого они являются, пол животного, его возраст, условия содержания в определенные периоды жизни. Когда объект исследования – панты, кроме того, может быть определено время их сбора.

Подготовка материалов, подлежащих исследованию

При подготовке материалов на экспертизу важно соблюдать ряд правил, нарушение которых может отрицательно сказаться на результатах исследования. Это касается изъятия вещественных доказательств, сбо­ра объектов сравнения, фиксации и упаковки материалов, направляемых на экспертизу, обращения с ними при выполнении следственных действий и обеспечения эксперта необходимой информацией.

Все объекты, которые инициатор проведения экспертизы намерен направить на исследование, должны быть упакованы раздельно. На каждой упаковке должны быть сделаны пояснительные надписи, а на упаковках с микрообъектами – подписи лица, их изымавшего, и понятых. Все упаковки должны быть опечатаны. Единичные экземпляры волос и другие микрообъекты упаковывают по группам соответственно их локализации. Аналогично поступают с образцами идентифицируемых предметов. Важно, чтобы идентифицирующие и идентифицируемые объекты не контактировали друг с другом до направления на экспертизу, во время осмотра или предъявления их свидетелям и другим участникам процесса, а также при транспортировке. Это исключит возможность переноса микрообъектов с одного предмета на другой либо смешения идентифицирующих объектов с образцами.

Наибольшее влияние на результат проведения судебно-зоологической экспертизы, как и судебных экспертиз других классов и родов, оказывает информативность идентифицирующих объектов. Предпочтительным является представление непосредственно предметов, предполагаемых в качестве идентифицируемых объектов. Однако если это оказывается невозможным, образец должен исчерпывающе характеризовать идентифицируемый предмет.

В тех случаях, когда возникает необходимость в установлении принадлежности волос конкретной особи животного или определенному изделию из меха, волосы по 10 – 15 шт. не менее чем с 5 различных учас­ков (если изделие состоит из нескольких шкурок-полуфабрикатов, то с нескольких участков каждого полуфабриката) срезают острыми ножницами как можно ближе к кожевой ткани. Так же поступают при отборе волос с тела животного. Волосы берут со спины, боков, брюха, ног, хвоста и головы и упаковывают раздельно. Счесы волос в качестве образца представлять не следует, поскольку они не в полной мере характеризуют волосяной покров животного.

Если требуется отобрать образец шерсти, то его берут соответственно требованиям стандарта либо собирают от разных по внешним признакам компонентов (для сохранения жиропота шерсть упаковывают в пергаментную бумагу).

Изъятие иных объектов животного происхождения осуществляется так же, как и макро- и микрочастиц объектов судебных экспертиз других родов. Вместе с тем в процессах изъятия и транспортировки отдельных объектов имеются некоторые особенности.

Так, образцы чешуи от целых экземпляров рыб следует отбирать с центральной части тела, несколько выше средней линии, чешуя не должна иметь видимых следов повреждений.

Кости, хрящи и другие фрагменты тела животных, как и другие объекты с влажной поверхностью, во избежание загнивания перед направлением на экспертизу необходимо высушить при комнатной температуре, вдали от нагревательных приборов и за пределами действия прямых солнечных лучей.

Взрослые особи насекомых при длительной транспортировке целесообразно посылать в так называемых морилках – стеклянных емкостях с формалином.

При изъятии крупных объектов (кожа животных, части тела и т.д.) нужно доставить как можно скорее на экспертизу либо высушить при комнатной температуре, о чем следует сообщить эксперту.

На результат экспертизы влияют не только информативность представленных объектов, четкое определение цели экспертизы, формулировка вопросов, поставленных на разрешение, но и (что не менее важно) сведения об имевшем место событии, предполагаемом механизме образования объектов, подлежащих исследованию. Нередко для решения ряда частных вопросов эксперту необходимо знать «историю» объектов в доидентификационный период, погодные и другие условия, в которых находились объекты до изъятия, и точное его время.

При оценке заключения эксперта по исследованию объектов животного происхождения обращают внимание на общую схему исследования и применяемые методы.

Решение классификационных задач и на их основе задач установления общей родовой и общей групповой принадлежности базируется на признаках внешнего и внутреннего строения объектов. Основным методом анализа морфологических признаков и свойств объектов является световая микроскопия, в последнее десятилетие в практику экспертизы внедрен метод РЭМ на макромолекулярном уровне. При решении диагностических и идентификационных задач широко применяются инструментальные методы, обеспечивающие исследование тонких структур объектов и их субстанциональных свойств, в частности, методом изучения видовой специфичности белков – электрофореза, деструктивных изменений – с помощью аналитических, некоторых оптических, биофизических и микробиологических методов. Для этого может быть использовано исследование запаховых свойств объектов, в частности волос, фрагментов меха, методом криминалистической одорологии и пр. 3 При решении основной идентификационной задачи – установлении индивидуально-конкретного тождества – решающее значение имеют методы судебно-трасологической экспертизы.

Нередко решение перечисленных задач приводит к разрушению объектов исследования, что обязательно нужно фиксировать в заключении эксперта. При значительном повреждении единичного экземпляра проверяемых объектов эксперт должен всесторонне зафиксировать его путем макро- и микросъемки, что служит документальным подтверждением подлинности объекта, подвергнутого исследованию.

Судебно-зоологическая экспертиза производится в учреждениях судебной экспертизы МЮ РФ и экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел России, где в штате имеются соответствующие специалисты – эксперты-биологи, получившие право производства экспертиз объектов животного происхождения (специальность 6.2); исследования волос животных (в ограниченном объеме), а также их крови и выделений проводят также судебно-медицинские эксперты Бюро судебно-медицинской экспертизы МЗ РФ.

1 Разумеется, разделение на открытые пространства и закрытые помещения в данном случае условно, поскольку в городской квартире могут присутствовать атрибутивные элементы вещной обстановки события биологической природы (букет цветов, комнатные растения, древесина в различных изделиях и др.), тогда как на улице, дороге, площади их может вовсе не оказаться.

2 Таксон — это группа родственных организмов, включенных в одну системную категорию.

3 Исследование объектов животного происхождении с использованием метода криминалистической одорологии и микробиологии (проводится в настоящее время в ЭКЦ МВД РФ).