Применение мер ответственности к кредитным организациям судебная практика

Обзор судебной практики по оспариванию кредитными организациями решений ЦБ РФ

Применение принудительных и предупредительных мер в рамках Инструкции ЦБ РФ № 59

Инструкцией ЦБ РФ № 59 «О применении к кредитным организациям мер воздействия за нарушения пруденциальных норм деятельности» от 31.03.1997 определены 2 типа мер воздействия: принудительные и предупредительные:

В практике успешно оспаривалось:

– одновременное применение принудительных и предупредительных мер;

– применение принудительных мер до истечения срока на добровольное исполнение предупредительных.

Размер штрафа ЦБ РФ в порядке ст. 74 ФЗ «О Центральном Банке Российской Федерации (Банке России)» не должен превышать размер штрафа предусмотренный ст. 15.26 КоАП РФ.

В 2003 году ВАС РФ разъяснил, что после 30 июня 2002 г. нормы федеральных законов, устанавливающие ответственность в сфере публичных правоотношений, применяются лишь в части, не противоречащей КоАП РФ (п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ № 2 от 27.01.2003 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»).

– Наложенный ЦБ РФ на банк «Форштадт» штраф в порядке ст. 74 ФЗ №86 был снижен судом с 300 000 до 30 000 тысяч рублей.

– Наложенный ЦБ РФ штраф на банк КБ «Стройиндбанк» в порядке ст. 74 ФЗ № 86 был снижен судом 60 000 до 30 000 тысяч рублей

– Еще в одном деле суд по тем же основаниям признал незаконным штраф в размере 50 тысяч рублей, наложенный на Банк «Итуруп»

Особый правовой интерес для формирования судебных позиций вызывает постановление ФАС Уральского округа от 15.12.2010 по делу № А60-16452/2010-С9 с участием ООО «Плато-Банк». Кассационная инстанция подчеркнула, что статья 74 ФЗ № 86 носит административный характер. В связи с этим нормы КоАП РФ о порядке применения административного взыскания являются обязательными для органов и должностных лиц ЦБ РФ, применяющих взыскание.

Выводы по данному делу легли в основу правовой позиции судов и по другим делам о незаконности наложения штрафа в порядке ст. 74 ФЗ №86 постановление ФАС Московского округа от 26.05.2013 по делу № А40-111884/12-92-1029

Оспаривание предписаний о реклассификации категорий ссудной задолженности по Положению № 254-П

«О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности».

– В рамках судебного процесса по делу ОАО «ВостСибтранскомбанк» к ЦБ РФ был рассмотрен вопрос о законности предписания о реклассификации ссуд и увеличении размеров резервов на общую сумму 22 миллиона рублей.

Первоначальная классификация спорных ссуд производилась сотрудниками банка по результату комплексного анализа производственной и финансово-хозяйственной деятельности заемщиков. При этом суд посчитал, что внутренняя оценка категорий ссуд была проведена банком без каких-либо нарушений. Об этом явно свидетельствовало и содержание оспариваемого предписания ЦБ РФ, резолютивная часть которого не содержала требований об устранении нарушений законодательства. Кроме того, ЦБ РФ не представил доказательств несоответствия внутренней методики определения рисков банка Положению № 254-П.

Последствия недостоверности сведений содержащихся в справке заемщика 2-НДФЛ при квалификации ссудной задолженности:

Позиция № 1: У банка отсутствует возможность получить сведения о произведенных платежах в счет налоговых выплат заемщиков, поскольку эти сведения отнесены ст. 102 НК РФ к налоговой тайне. Перечисление работодателем в бюджет сумм НДФЛ отличных от сумм, информация о которых была предоставлена в банк, было квалифицировано судом как ненадлежащее исполнение работодателем обязанности по уплате НДФЛ.

Позиция № 2: Положенная в основу оценки ссуды справка 2-НДФЛ, содержащая недостоверные сведения, признается нарушением банком Положения № 254-П.

Информация размещена в информационных целях и не является юридической консультацией или заключением. Поскольку любое применение законодательства требует тщательного и детального изучения, в случае возникновения вопросов обратитесь за профессиональной юридической консультацией.

По вопросам, связанным с оказанием юридических услуг по сопровождению судебных споров, вы можете обратиться к автору:

Популярные схемы: за что судят банкиров

Неурегулированность правового статуса сотрудников Центробанка и его организационно-правовой формы вносит некоторый хаос во взаимоотношения ЦБ с банкирами, сразу отмечает Дмитрий Солдаткин, председатель КА «Солдаткин, Зеленая и Партнеры»: «Такая ситуация предоставляет неограниченные возможности регулятору». Между тем эта неопределенность впоследствии негативным образом сказывается на судьбе руководителей и топ-менеджеров банков, добавляет он. Речь при этом идет не только о каких-то имущественных обязательствах, но и об уголовной ответственности. По словам управляющего партнера АБ «ЕМПП» Сергея Егорова, в основном уголовные дела против топ-менеджеров кредитных организаций возбуждаются после отзыва лицензии и последующего банкротства самого банка. Происходит это с подачи временной администрации, которая приходит в банки из Агентства по страхованию вкладов. Так, за три последних года число заявлений от АСВ о возбуждении уголовных дел против руководителей банков увеличилось с 74 (в 2015 году) до 108 (в 2017 году).

Клиенты из «тетрадки»

Что будут обсуждать:Проблемы защиты прав предпринимателей, как коммерсантам минимизировать уголовные риски, возможно ли достичь взаимпонимания силовикам и бизнесменам, как бороться за свои права из СИЗО и т.д.

Кто среди спикеров:Ведущие юристы крупнейших российских юрфирм (АБ «ЗКС», АБ «А-ПРО», Dentons, «Рустам Курмаев и партнеры», АБ «S&K Вертикаль» и другие), сотрудники МВД и Следственного комитета, специальный гость — Сергей Полонский, российский предприниматель.

Когда пройдет:1 июня 2018 года с 10-00 до 19-00

Где пройдет:Москва, отель Ararat Park Hyatt

Правоохранительные органы возбуждают много дел по так называемым «забалансовым» вкладчикам, рассказывает партнер АБ «Забейда и партнеры» Дарья Константинова. Речь идет о ситуации, когда сотрудники банка привлекают клиентов с предложением разместить крупные суммы денег под выгодные проценты. С такими ВИП-вкладчиками подписывается условный договор от лица кредитной организации, но переданные средства на счет банка не поступают, объясняет эксперт. Клиентам, как правило, действительно выплачиваются оговоренные проценты, однако в случае отзыва лицензии или возникновения финансовых проблем у высшего руководства банка «ВИПы» могут остаться без вложенных денег, говорит юрист. Тогда действия топ-менеджмента кредитной организации, если именно они участвовали в схеме привлечения забалансовых вкладчиков, квалифицируются по ч. 4 ст. 159 УК («Мошенничество»), рассказывает Константинова: «При этом к уголовной ответственности могут привлечь и других осведомленных сотрудников, которые способствовали совершению преступления в составе группы лиц».

Впервые о такой проблеме стало известно четыре года назад, когда в ходе санации «Мособлбанка» выявили, что в отчетности кредитной организации не отразили депозиты на сумму 76 млрд руб. При этом со счетов таких клиентов банк без их уведомления и согласия списывал деньги. Такие факты скрытой бухгалтерии обнаружили в дальнейшем и в других банках: «Екатерининский», «Мико-банк», «Кроссинвестбанк», «Стелла-банк», «Мострансбанк» и «Арксбанк». По подсчетам АСВ работники этих кредитных организаций, используя перечисленную схему, похитили деньги 57 000 клиентов на общую сумму 51 млрд руб.

Весной прошлого года Советский районный суд Владикавказа вынес первый в России обвинительный приговор по делу о «забалансовых вкладах». На скамье подсудимых оказались пять топ-менеджеров обанкротившегося «Диг-банка». У этой кредитной организации еще летом 2014 года отозвали лицензию. После чего временная администрация из АСВ выявила у банка масштабные фальсификации операций по вкладам, из-за которых 800 млн руб. не смогли получить 2000 клиентов. При этом руководство «Диг-банка» не ограничилось выводом реальных депозитов, а еще и зачислило на баланс несуществующие вклады. Делалось это для того, чтобы после отзыва лицензии получить «возмещения» по таким счетам. Правда, организаторам перечисленной схемы инкриминировали не мошенничество, а присвоение с растратой (ч. 4 ст. 160 УК) и злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК). Топ-менеджмент банка в итоге отделался условными сроками.

«Схематичные»займы

Еще один часто встречающийся состав в обсуждаемой сфере – хищение вкладов физических и юридических лиц через оформление фиктивных кредитов, рассказывает Солдаткин. За это руководителей и сотрудников банка привлекают к ответственности по ст. 160 УК («Растрата») либо ст. 159 УК («Мошенничество»), говорит Константинова. Займы могут выдаваться компаниям, которые оформлены на подставных лиц и не ведут реальной финансово-хозяйственной деятельности. По версии следствия, подобную схему организовал председатель правления «Кредитбанка» Эдуард Чилингаров. В помощь себе он привлек несколько топ-менеджеров этой кредитной организации и знакомых предпринимателей. Правоохранители установили, что с весны 2011 года по осень 2014-го злоумышленники похитили у «Кредитбанк» таким образом 634,5 млн руб. В 2015 году аналогичным способом Чилингаров, являясь фактическим собственником «Тайм Банка», вместе с сообщниками вывел и из этой кредитной организации 262 млн руб. Если такие действия совершались при наличии признаков несостоятельности банка и причинили крупный ущерб, то к обвинению могут добавить ст. 195 УК («Неправомерные действия при банкротстве»), объясняет Солдаткин.

На практике возникает парадокс, что банкам для сохранения «status quo» перед лицом проверок ЦБ выгоднее обслуживать (рефинансировать) токсичные кредиты своими же деньгами, создавая видимость возвратности этих займов. Поскольку скрывать невозвратность кредита «дешевле», чем признать его таковым и искать деньги на резервы с перспективой потерять лицензию. Но в результате таких манипуляций при внешне благополучной отчётности в банке возникает «дыра» из группы новых невозвратных кредитов.

Выдача заведомо невозвратных кредитов может происходить и по другой, так называемой «откатной» схеме. Начинается все с того, что в банк за кредитом обращается лицо с не самой лучшей кредитной историей либо уже находящееся в предбанкротном состоянии, говорит Фархад Тимошин, бывший следователь, а ныне адвокат уголовной практики АБ «Торн»: «Очевидно уже на этой стадии, что деньги кредитной организации не вернут или возникнут серьезные проблемы с их истребованием». Правоохранительные органы оценивают это так, что ответственные должностные лица, «…действуя из корыстной заинтересованности, вопреки законным интересам банка и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц…», одобряют выдачу кредита, говорит эксперт.

В подобной цепочке участвуют обычно несколько человек, так как процедура одобрения кредита достаточно длительная, поясняет Тимошин: «Документы и сам заемщик должны быть тщательно изучены несколькими подразделениями банка, в том числе финансовым управлением и службой безопасности. То есть решение принимается коллегиально, а не одним человеком». Заканчивается все тем, что банк теряет средства, ведь заемщик к моменту срока возврата денег оказывается банкротом – активов нет, фирма ликвидирована, требовать заем обычно не с кого либо бесперспективно. И тогда включается уголовный процесс, говорит юрист: «Возбуждается уголовное дело по ст.159 УК, предполагаемые виновники задерживаются и помещаются под стражу в СИЗО». После чего начинается ожидание, пока кто-нибудь из арестованных не выдержит, не станет «слабым звеном» и не начнет давать признательные показания, изобличая подельников, рассказывает эксперт.

Смотрите так же:  Лицензия охранников в подольске

«Обнал» и другие составы

Применение некоторых уголовных составов по отношению к банкирам становится, наоборот, менее популярно. Ранее руководители кредитных организаций привлекались по ст. 172 УК («Незаконная банковская деятельность»), вспоминает Константинова: «Однако с учетом существенного изменения практики эта статья применяется теперь преимущественно к руководителям фирм-однодневок, обналичивающих деньги клиентов». Егоров объясняет такую тенденцию еще и тем, что сами банки перестали оказывать «услуги по обналу». Хотя и сейчас есть примеры подобных дел. В прошлом году именно за такую незаконную деятельность вынесли приговор бывшему менеджеру банка «Интеркоммерц» Антону Чернухину.

По версии следствия, преступник вместе с сообщниками организовал более десятка подставных фирм по приему лома черных и цветных металлов у населения. В схему включили существующий только на бумаге завод по переработке металлолома в Каширском районе Подмосковья и пять офшоров в Лихтенштейне. «Обнальщики» брали в банке «Авангард» деньги якобы под расчеты с гражданами и продавали желающим получить крупные суммы наличными под 6–9%. Таким же образом злоумышленники обзаводились средствами по фиктивным договорам на приобретение серебряных и золотых монет. За три года банде удалось вывести за рубеж и частично обналичить 26 млрд руб., заработав на этом 313 млн руб.

Кроме перечисленных статей УК, банкирам могут инкриминировать и злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК). В частности, действия экс-главы «Татфондбанка» Роберта Мусина, которого обвиняют в выводе залогового имущества по ряду кредитных договоров, правоохранители квалифицировали именно по ст. 201 УК.

Нередки случаи, когда для хищений используются «давние клиенты банка». Так называемые «серые» схемы или «технические» фирмы кредитной организации, которые были задействованы длительное время для решения тех или иных задач, направленных на оптимизацию работы банка. Однако в любой момент такие юрлица могут поменять ориентированность на совершение преступления.

Алексей Новиков, партнер АБ «ЗКС», бывший следователь

Вместе с этим в последнее время распространенной стала практика применения ст. 210 УК («Создание, руководство или участие в преступном сообществе (преступной организации)») по отношению к руководителям и персоналу компаний, предупреждает Константинова: «Поэтому следствие может рассмотреть банк как структурированное преступное сообщество, целью которого было хищение денег вкладчиков». Как подобную группировку следователи расценили топ-менеджеров банка «Донинвест».

Правоприменительная практика

Расследование по уголовным делам в отношении крупных банкиров, как правило, является достаточно длительным, говорит Константинова: «Это происходит из-за необходимого анализа огромного количества финансово-хозяйственных документов, проведения судебно-бухгалтерских экспертиз, допросов множества лиц и т. д.».

Если говорить о конкретных составах, то правоохранителям бывает проблематично доказать личную корыстную заинтересованность сотрудников банка в выдаче невозвратного кредита, отмечает Сергей Токарев, бывший следователь, а сейчас партнёр АБ»Торн»: «Кроме того, нужно подтвердить и явную неспособность заемщика вернуть средства еще на стадии подачи заявки». По его словам, сложности возникают и в связи с коллегиальностью принятия решения о выдаче кредита: «Ответственность размывается, не всегда очевидно, кто именно закрыл глаза на признаки недобросовестности заемщика».

Правоохранительные органы нередко злоупотребляют своими полномочиями и проводят в отношении банков следственные мероприятия, которые не вызваны интересами уголовного дела. Не секрет, что каждый публичный обыск в банке, даже по уголовному делу, фигурантами которого являются не его руководители или сотрудники, приводит к оттоку вкладов. Тем не менее вместо производства выемки следователи зачастую проводят именно обыск с привлечением Росгвардии для того, чтобы оказать давление на руководство банка в целях получения, например, необходимых сведений в отношении его клиентов.

Андрей Бастраков, советник уголовно-правовой практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

В связи с этим остается только опираться на показания виновных лиц, участников преступной группы, согласившихся на сделку со следствием, говорит юрист: «Это часто не исключает оговора с целью нивелирования собственных уголовных рисков». Кроме того, особенностью правоприменительной практики по таким делам является отказ правоохранительных органов признавать, что деяние совершено в сфере предпринимательской деятельности, добавляет Константинова: «Из-за этого в нарушение закона руководителей банков заключают под стражу».

При выборе меры пресечения в таких случаях основной посыл правоохранительных органов сводится к тому, что подозреваемый должен дать необходимые для следствия показания, объясняет юрист: «Указать, куда были выведены деньги, где они сейчас находятся, и тогда фигуранта уголовного дела могут не отправить в СИЗО».

Советы банкирам

Панацеи от привлечения к уголовной ответственности нет и быть не может, говорит Токарев. Но для минимизации таких рисков он советует топ-менеджерам усилить контроль над работниками и процедурами одобрения сделок – сделать их более прозрачными и многоуровневыми, чтобы избежать сговора. Надо работать над развитием корпоративной культуры, а не полагаться слепо на заключения собственной службы безопасности, даже если ее возглавляет действующий резерв ФСБ, говорит юрист.

Таким образом, предупредить наступление отрицательных последствий в будущем позволяет и регулярный внутренний аудит всей структуры кредитной организации, подчеркивает Валерий Волох, руководитель уголовно-правовой практики АБ «А-ПРО». По его словам, прогрессивным способом подобного контроля является создание комплаенс-служб: «Такая система максимально минимизирует правовые риски и устанавливает соответствие банковской деятельности требованиям законодательства».

Собственники, руководители и топ-менеджмент банка, как правило, знают, на что идут, давая указания фальсифицировать отчетность или совершая мнимые сделки. Но под угрозой уголовного преследования рискуют оказаться сотрудники среднего и нижнего управленческого звена: начальники отделов, руководители дочерних обществ банка, которые могут не знать всех подробностей и истинных целей тех или иных операций. Советую им в кризисной для банка ситуации не исполнять механически, без должной проверки и оценки, спускаемые сверху указания, а задуматься о том, как такие действия могут выглядеть и интерпретироваться со стороны АСВ или следователя.

Управляющий партнер АБ «ЕМПП» Сергей Егоров

Кроме того, руководителям банков необходимо осторожно подходить к распоряжению имуществом кредитной организации, а особенно денег вкладчиков, предупреждает Константинова: «Перед заключением договоров стоит проверить контрагента на наличие признаков фирмы-однодневки и в случае обнаружения таковых лучше не подписывать соглашение». И в любом случае топ-менеджерам важно фактически, а не формально соблюдать имеющиеся регламенты, так как сотрудники могут рассказать о том, как в действительности функционировал банк, резюмирует юрист.

  • О компании
  • Пресс-центр
  • Карьера
  • Контакты
  • Кабинет клиента
  • ENG
  • РУС
  • FIN
    • Главная
    • Пресс-центр
    • Публикации
    • Судебные споры банков с Центральным банком

    Информация и связи

    Судебные споры банков с Центральным банком

    • Услуга: Антимонопольное законодательство
    • Дата: 29.08.2016

    Большинство дел, связанных с привлечением к ответственности кредитных организаций Банком России, по-прежнему связано с такими нарушениями как непредставление информации, представлении неполной или недостоверной информации Центральному Банку и пр.В данной статье приводится обзор судебной практики по спорам кредитных организаций с Банком России, а также практика в части удовлетворения ходатайств банков о принятии обеспечительных мер судами по делам, связанным с оспариваем предписаний Центрального банка.

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА ОТ 30.12.2015 № Ф03-5897/2015 ПО ДЕЛУ № А59-2349/2015

    Требование:

    О признании незаконным и отмене постановления о привлечении к ответственности за совершение правонарушения в виде административного штрафа.

    Обстоятельства дела:

    Банком России в рамках своей деятельности было выявлено нарушение порядка предоставления сведений, предусмотренного законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.

    Банком России по факту выявленного нарушения было вынесено соответствующее предписание кредитной организации об штрафа в размере 10 тысяч рублей.

    Банк обратился в суд с заявлением об оспаривании постановления о наложении штрафа. При этом банк не оспаривал по существу факт выявленных нарушений, а обратился в арбитражный суд ссылаясь на истечение сроков привлечения к административной ответственности.

    Решение:

    Арбитражный суд первой инстанции, удовлетворяя требования банка, сослался на несоблюдение Банком России процедуры привлечения к административной ответственности, установленной КоАП РФ, а также истечения сроков привлечения к ответственности.

    Однако арбитражный суд апелляционной инстанции, отменил решение суда первой инстанции. В своем постановлении апелляционный суд указал, что оспариваемое предписание вынесено Банком России в пределах, предоставленных ему законом полномочий и в сроки, установленные частью 12 статьи 74 Закона о Банке России. Суд апелляционной инстанции указал, что Законом о Банке России установлены принудительные меры воздействия, которые являются особыми мерами административной ответственности со специальным порядком их применения, отличным от административных процедур. Ключевым моментом порядка применения Банком России мер, предусмотренного банковским законодательством, является его самостоятельный характер по отношению к административным процедурам.

    Таким образом, суд указал, что Банк России в данном случае не обязан был соблюдать процедуры, установленные КоАП.

    Суд кассационной инстанции поддержал доводы апелляции и отказал в удовлетворении кассационной жалобы.

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 05.11.2015 N 17АП-13214/2015-АК ПО ДЕЛУ № А50-17096/2015

    Требование:

    Коммерческий банк обратился в Арбитражный суд Пермского края с заявлением к Центральному Банку Российской Федерации о признании незаконным и отмене предписания Банка России в части. Банк оспаривал пункт предписания, согласно которому ему предписывалось досоздать в рамках III категории качества резерв в размере не менее 50% по ссудам 47 заемщиков-физических лиц на ближайшую месячную отчетную дату, следующую за датой направления указанного предписания.

    Одновременно заявитель ходатайствовал о принятии обеспечительных мер в виде приостановления действия данного предписания Банка России в оспариваемой части до вынесения решения по настоящему делу по существу и вступления принятого судом решения в законную силу.

    Обстоятельства дела:

    Определением Арбитражного суда Пермского края от 29.07.2015 в порядке обеспечения заявленных требований приостановлено действие оспариваемого предписания Центрального Банка Российской Федерации в части оспариваемого пункта до вынесения решения по настоящему делу по существу и вступления принятого судом решения в законную силу.

    Центральный банк не согласился с принятием обеспечительных мер и направил в суд заявление об отмене указанной выше обеспечительной меры.

    Определением Арбитражного суда Пермского края в удовлетворении заявления Центрального Банка было отказано отказано.

    Не согласившись с данным определением суда первой инстанции Центральный Банк обратился с апелляционной жалобой, в которой просит определение суда первой инстанции об отказе в отмене обеспечительных мер отменить.

    Решение:

    Семнадцатый арбитражный апелляционный суд оставил апелляционную жалобу без удовлетворения. Суд руководствовался следующими доводами.

    Согласно процессуальным нормам обеспечительные меры допускаются на любой стадии арбитражного процесса, если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, в том числе если исполнение судебного акта предполагается за пределами Российской Федерации, а также в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

    На практике, учитывая, что обеспечительные меры применяются при условии обоснованности, арбитражный суд признает заявление стороны о применении обеспечительных мер обоснованным, если имеются доказательства, подтверждающие наличие хотя бы одного из оснований, которые могут сделать исполнение последующего решения суда невозможным. В целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю обеспечительные меры могут быть направлены на сохранение существующего состояния отношений (status quo) между сторонами.

    Суд первой инстанции посчитал, что действие предписания может причинить значительный ущерб заявителю – банку. Суд апелляционной инстанции посчитал, что принятая судом по ходатайству заявителя обеспечительная мера соразмерна заявленному требованию, обеспечивает сохранение существующего положения сторон.

    Суд указал, что принятие обеспечительных мер не повлечет за собой нарушения установленных нормативов и других показателей деятельности кредитной организации, а значит оснований для их отмены нет.

    ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЯТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 14.11.2014 № 05АП-12598/2014 ПО ДЕЛУ № А51-19739/2014

    Требование

    О признании незаконными и отмене постановления о привлечении к административной ответственности, представления об устранении причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения.

    Обстоятельства дела

    Центральным банком в рамках осуществления своей деятельности было установлено, что кредитной организацией было представлено в уполномоченный банк недостоверные сведения о сделках, подлежащих обязательному контролю в рамках соблюдения законодательство о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма.

    При формировании соответствующих записей заявителем были указаны инициалы физических лиц вместо сведений о юридических лицах, участвующих в заключении договоров купли-продажи.

    Выявленные нарушения были зафиксированы административным органом в протоколе об административном правонарушении.

    По результатам рассмотрения материалов административного дела административным органом вынесено постановление, согласно которому заявитель привлечен к административной ответственности в виде штрафа.

    Полагая, что постановление и представление Банка России не отвечают требованиям закона и нарушают его права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности, Банк обратился в арбитражный суд с заявлением о признании постановления и представления незаконными и их отмене.

    Решение

    Суды изучив представленные сторонами документы и сведения пришли к выводу о законности принятых постановления и представления.

    Арбитражный суд Приморского края пришел к выводу о том, что имеющиеся в материалах дела документы подтверждают факт представления обществом недостоверных сведений о представителе лица, совершающего операцию, по договору купли-продажи.

    Согласно законодательству о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны документально фиксировать и представлять в уполномоченный орган не позднее трех рабочих дней, следующих за днем совершения операции, определенные сведения, необходимые для идентификации представителя физического или юридического лица.

    Согласно нормативным актам Банка России в случае заключения договора между юридическими лицами в целях идентификации такого лица необходимо указывать его наименование. Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к выводу, что указание данных физических лиц привело к предоставлению недостоверной информации.

    Суды апелляционной и кассационной инстанции согласились с выводами суда первой инстанции и отказали в удовлетворении жалоб.

    Ответственность кредитных организаций за нарушения при переводах денежных средств(безналичных расчетах)

    Гражданско-правовая ответственность

    За нарушения при осуществлении безналичных расчетов к кредитным организациям может применяться как гражданско-правовая ответственность (по инициативе и в пользу клиентов), так и административная, в том числе налоговая ответственность (по инициативе уполномоченных государственных органов и в пользу бюджета).

    Гражданско-правовая ответственность плательщика определяется нормами, регулирующими основное обязательство, по которому производятся расчеты. Это может быть как договорная ответственность, так и ответственность, установленная законодательством [1] .

    Порядок применения гражданско-правовой ответственности к кредитным организациям за нарушения при осуществлении безналичных расчетов можно охарактеризовать следующими моментами.

    • 1. Данная ответственность установлена применительно к нарушению прав конкретного клиента при осуществлении кредитной организацией операций по его счету. Тем самым она является ответственностью за нарушение договорных обязательств. Обязательства кредитной организации в этом случае носят денежный характер (по перечислению, выдаче или получению определенной суммы денежных средств). Все претензии клиент должен адресовать обслуживающей его кредитной организации, которая и несет перед ним ответственность (ст. 856, п. 1 ст. 866, п. 1 ст. 872, п. 3 ст. 874 ГК РФ).
    • 2. Кредитная организация, обслуживающая конкретного клиента, отвечает перед ним не только за свои действия, но и за действия тех кредитных организаций, которые она привлекает для исполнения его поручения (ст. 403 ГК РФ), а также за нарушения своих обязательств предприятиями связи, через которые может передаваться информация между кредитными организациями [2] .
    • 3. В определенных законом случаях, как это предусмотрено ст. 403 ГК РФ, ответственность может быть возложена судом непосредственно на кредитную организацию, привлеченную для исполнения поручения и допустившую нарушения правил совершения расчетных операций. Это касается расчетов платежными поручениями (п. 2 ст. 866 ГК РФ), осуществления выплат по аккредитиву (п. 3 ст. 872 ГК РФ), расчетов по инкассо (п. 3 ст. 874 ГК РФ). Кроме того, при необоснованном отказе исполняющего банка в выплате денежных средств по покрытому или подтвержденному аккредитиву на него может быть возложена ответственность перед получателем средств (п. 2 ст. 872 ГК РФ).

    В указанных ситуациях непосредственно виновные кредитные организации либо несут ответственность в регрессном порядке для возмещения убытков кредитной организации, привлеченной к ответственности клиентом, либо сразу привлекаются в качестве ответчиков по делу, где рассматриваются требования клиента к обслуживающей его кредитной организации [3] .

    • 4. Ответственность применяется к кредитным организациям в судебном порядке. При этом возложение ответственности непосредственно на виновную кредитную организацию может рассматриваться только как право, а не обязанность суда.
    • 5. Указанная ответственность может применяться к кредитным организациям наряду со взысканием процентов за пользование находящимися на счете клиента денежными средствами (ст. 852 ГК РФ), начисленными до момента списания соответствующей суммы со счета [4] .

    К кредитным организациям могут применяться следующие меры ответственности.

    1. Неустойка (ст. 330–333 ГК РФ). Неустойка может применяться либо договорная (штраф и пеня являются способами исчисления неустойки), либо законная (если не предусмотрена договорная). Применение законной неустойки предусмотрено в ст. 856 ГК РФ за несвоевременное зачисление кредитной организацией на счет поступивших клиенту денежных средств либо за их необоснованное списание со счета, за невыполнение указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета. Содержащаяся в данной статье отсылка к ст. 395 ГК РФ определяет не правовую природу этой ответственности, а порядок ее исчисления. За те правонарушения, которые не охватываются данной статьей (например, за несвоевременную передачу документов в исполняющий банк при расчетах по инкассо), возможно применение неустойки на основании ст. 31 Закона о банках и банковской деятельности [5] .

    Соответственно порядок исчисления законной неустойки, применяемой к кредитным организациям, аналогичен порядку исчисления процентов за пользование чужими денежными средствами. Однако при этом необходимо учитывать следующие особенности взыскания неустойки:

    • – неустойка может взыскиваться только при наличии договорных отношений, т.е. только до момента расторжения договора банковского счета [6] ;
    • – при необоснованном списании кредитной организацией денежных средств неустойка может быть начислена по день восстановления денежных средств на счете клиента [7] ;
    • – при задержке перечисления денежных средств кредитной организацией может быть начислена неустойка до момента передачи документов банку- корреспонденту [8] ;
    • – при расчетах по инкассо банк-эмитент должен нести перед взыскателем ответственность за несвоевременную передачу документов исполняющему банку в виде неустойки, поскольку в этом случае обязанность банка-эмитента не носит денежного характера.
    • 2. Проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ). Правоприменительная практика рассматривает проценты за пользование чужими денежными средствами как особую меру ответственности. По мнению автора, с точки зрения буквального толкования норм Гражданского кодекса РФ и необходимости соблюдения общеправовых принципов это абсолютно правильный подход.

    Во-первых, нормы о процентах за пользование чужими денежными средствами помещены в гл. 25 «Ответственность за нарушение обязательств» ГК РФ и при этом установлена возможность их взыскания одновременно с платой по договору (см., например, ст. 811 ГК РФ).

    Во-вторых, установив в п. 2 ст. 395 ГК РФ принцип соотношения процентов за пользование чужими денежными средствами с убытками при их взыскании, законодатель разграничил эти понятия. Кроме того, установленный Гражданским кодексом РФ порядок взыскания указанных процентов отличается от порядка взыскания неустойки. В отличие от неустойки проценты за пользование чужими денежными средствами могут взыскиваться и при отсутствии договорных отношений, но только по денежным обязательствам. Таким образом, получается, что проценты за пользование чужими денежными средствами не являются ни убытками, ни неустойкой.

    Суть отнесения процентов к мерам ответственности заключается в том, что: для их взыскания необходимо наличие вины (в тех случаях, когда это необходимо в гражданском праве по ст. 401 ГК РФ); их размер может быть снижен судом.

    С кредитной организации могут взыскиваться проценты за пользование чужими денежными средствами либо в размере, предусмотренном договором, либо в размере, предусмотренном ст. 395 ГК РФ, которая определяет его через учетную ставку банковского процента в месте нахождения кредитора. В настоящее время эти проценты исчисляются исходя из единой ставки рефинансирования Банка России [9] . Размер данной ставки берется на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, а при взыскании долга в судебном порядке – на день предъявления иска или на день вынесения решения. Если суд сочтет размер начисленных процентов явно несоразмерным последствиям просрочки исполнения денежного обязательства, он вправе уменьшить ставку процентов [10] .

    Взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами возможно и по валютным обязательствам (за нарушения при совершении расчетных операций по валютным счетам). В этом случае размер процентов определяется на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора. Если такие публикации отсутствуют, можно использовать аналогичные данные одной из ведущих кредитных организаций [11] .

    Отличие порядка взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами от взыскания неустойки заключается в основаниях для взыскания. Для взыскания процентов необходимо наличие факта пользования денежными средствами кредитными организациями вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной про срочки в их уплате. Говорить о пользовании кредитной организацией конкретной денежной суммой можно с момента ее принятия в наличной форме либо ее зачисления в безналичной форме на корреспондентский счет до момента выдачи в виде наличных денег клиенту либо списания безналичных денежных средств с корреспондентского счета.

    При этом проценты могут быть взысканы как с кредитной организации, обслуживающей клиента, так и с кредитной организации, привлеченной для исполнения поручения клиента [12] .

    Кроме того, ответственность в виде процентов за пользование чужими денежными средствами может применяться к кредитной организации, если она после расторжения договора банковского счета неправомерно удерживает остаток денежных средств, а также суммы по неисполненным платежным поручениям.

    При расчетах по аккредитиву исполняющий банк несет ответственность в виде процентов за пользование чужими денежными средствами перед получателем за необоснованный отказ в выплате по аккредитиву [13] .

    При наличии оснований для взыскания с кредитной организации и неустойки, и процентов за пользование чужими денежными средствами применяется одна из этих мер ответственности по выбору клиента [14] .

    3. Возмещение убытков (ст. 15 и 393 ГК РФ). Кредитная организация также обязана возместить своему клиенту убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением своих обязательств, в виде реального ущерба или упущенной выгоды.

    По общему правилу убытки взыскиваются в части, не покрытой неустойкой, если иное не установлено договором (п. 1 ст. 394 ГК РФ). Если взыскиваются проценты за пользование чужими денежными средствами, то убытки подлежат взысканию только в части, не покрытой этими процентами (п. 2 ст. 395 ГК РФ).

    При взыскании клиентом денежных средств, не дошедших до получателя, а также остатка денежных средств на счете эти суммы должны рассматриваться как основной долг кредитной организации перед клиентом [15] .

    На кредитную организацию при наличии ее вины может быть возложена ответственность в виде обязанности возместить убытки при оплате подложного, похищенного или утраченного чека (п. 4 ст. 879 ГК РФ).

    По вопросу об ответственности кредитных организаций за выплату денежных средств на основании представленных им поддельных документов судебно-арбитражная практика выработала подход, согласно которому кредитная организация не несет ответственности, если фальсификация документов могла быть установлена лишь при использовании специальных технических средств и ее невозможно было выявить при обычном осмотре (т.е. визуально, по внешним признакам) сотрудниками кредитной организации [16] .

    С 1 января 2014 г. вводится в действие ст. 9 Федерального закона «О национальной платежной системе», устанавливающая ответственность кредитных организаций (операторов по переводу денежных средств) в виде полного возмещения клиенту суммы операции в случае утраты электронного средства платежа и (или) его использования без согласия клиента, за исключением случая ненаправления клиентом уведомления об этом [17] .

    Административная ответственность

    По данному вопросу можно выделить несколько основных сфер правового регулирования.

    1. Ответственность за неисполнение актов арбитражных судов. Административная ответственность кредитных организаций за неисполнение актов арбитражных судов предусмотрена ч. 1 ст. 332 АПК РФ, согласно которой на них может быть наложен судебный штраф по правилам гл. 11 (ст. 119–120) этого Кодекса.

    Вопрос о наложении судебного штрафа рассматривается арбитражным судом по заявлению взыскателя или судебного пристава-исполнителя (ч. 4 ст. 332 АПК РФ).

    При этом уплата судебного штрафа не освобождает кредитную организацию от обязанности исполнить судебный акт (ч. 3 ст. 332 АПК РФ). Таким образом, данный штраф может налагаться на кредитную организацию неоднократно за каждое последующее после наложения штрафа неисполнение акта арбитражного суда.

    Размер судебного штрафа, налагаемого в таких случаях на кредитную организацию как юридическое лицо, установлен ч. 1 ст. 119 АПК РФ и не может превышать 100 тыс. руб.).

    В таком же порядке и размере на кредитную организацию может быть наложен штраф за неисполнение определения об аресте средств на счете, применяемом арбитражным судом в качестве обеспечительной меры (ч. 2 ст. 96 АПК РФ).

    Гражданское процессуальное законодательство специальной ответственности за неисполнение постановлений (решений) судов общей юрисдикции не устанавливает, а отсылает к федеральным законам (ч. 3 ст. 13 ГПК РФ), т.е. прежде всего к ответственности за неисполнение выданных ими исполнительных документов, предусмотренной Федеральным законом «Об исполнительном производстве». Ответственность за неисполнение кредитной организацией определения об аресте средств на счете установлена в ч. 2 ст. 140 ГПК РФ.

    2. Ответственность за неисполнение исполнительных документов. За неисполнение кредитной организацией содержащегося в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств с должника на нее может быть наложен административный штраф в размере половины от невзысканной суммы, но не более 1 млн руб. Данный штраф предусмотрен ч. 2 ст. 17.14 КоАП РФ.

    На основании ч. 2 ст. 114 Федерального закона «Об исполнительном производстве» этот штраф взыскивается с кредитной организации арбитражным судом по заявлению судебного пристава-исполнителя.

    В качестве особой меры административной ответственности кредитных организаций за неисполнение судебных актов можно рассматривать возможность отзыва у них Банком России лицензий на осуществление банковских операций в случае неоднократного в течение одного года виновного неисполнения содержащихся в исполнительных документах судов или арбитражных судов требований о взыскании денежных средств с клиентов банков (п. 7 ч. 1 ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности).

    3. Ответственность, предусмотренная налоговым законодательством и законодательством об уплате страховых взносов. Действующее налоговое законодательство устанавливает еще целый ряд административных мер ответственности кредитных организаций, в частности за нарушение порядка открытия счетов налогоплательщикам, нарушение срока исполнения поручения о перечислении налога и сбора, неисполнение решения о взыскании налога и сбора (ст. 132, 133, 135, 135.1, 135.2 НК РФ, ст. 15.7, 15.8 КоАП РФ).

    При применении указанных статей арбитражная практика исходит из того, что, поскольку по Налоговому кодексу РФ субъектами ответственности являются сами кредитные организации, а не их должностные лица, привлечение последних к административной ответственности по Кодексу РФ об административных правонарушениях не исключает привлечения организаций к ответственности, установленной Налоговым кодексом РФ [18] .

    При этом необходимо иметь в виду, что Налоговый кодекс РФ разделяет такие меры воздействия на налогоплательщика, как пеня (ст. 78) и штраф по основаниям и порядку взыскания, признавая тем самым пеню правовосстановительной санкцией, а не штрафной (мерой ответственности).

    Однако применительно к ответственности кредитных организаций за нарушения в области расчетов понятие «пеня» используется для обозначения штрафной санкции.

    Так, нарушение кредитной организацией срока исполнения поручения о перечислении налога и сбора, а также решения налогового органа о взыскании налога, сбора, пени влечет взыскание пени в размере 1/150 ставки рефинансирования Банка России, но не более 0,2% за каждый день просрочки (ст. 133, п. 1 ст. 135 НК РФ).

    В то же время совершение кредитной организацией действий по созданию ситуации отсутствия денежных средств на счете плательщиков налогов и сборов, в отношении которых выставлено инкассовое поручение налогового органа, влечет наложение штрафа в размере 30% не поступившей в результате таких действий суммы (п. 2 ст. 135 НК РФ).

    Необходимым условием применения этих мер ответственности является наличие вины кредитной организации (ст. 109 НК РФ).

    Это говорит о том, что указанные пеня и штраф, взыскиваемые с кредитных организаций, признаются мерами ответственности (штрафными санкциями). Соответственно они не могут взыскиваться с кредитных организаций в бесспорном порядке, что и предопределило необходимость изменения ст. 136 НК РФ [19] . По страховым взносам данные вопросы регулируются ст. 49–52 Закона о страховых взносах.

    Кроме того, применение перечисленных мер ответственности не освобождает кредитную организацию от необходимости перечислить в бюджет либо внебюджетный фонд суммы, указанные в поручении плательщика либо в инкассовом поручении налогового органа. Взыскание этих сумм производится в том же порядке, что и недоимка и пеня с налогоплательщика (п. 4 ст. 60, ст. 46 НК РФ, п. 8 ст. 24 Закона о страховых взносах).

    • [1] См.: письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.11.1996 г. № С2-7/ОП-706 «Обзор отдельных постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по спорам, связанным с расчетами (без участия банков)».
    • [2] Пункт 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19.04.1999 № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета».
    • [3] В Концепции развития гражданского законодательства РФ предполагается прямо закрепить солидарную ответственность этих кредитных организаций (п. 2.5.2 разд. VI). Это реализовано в ст. 866 и 872 ГК РФ в редакции Проекта изменений ГК РФ.
    • [4] Пункт 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19.04.1999 № 5.
    • [5] Пункт 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.1998 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».
    • [6] Пункт 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19.04.1999 № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета».
    • [7] Абзац 3 п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.1998 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами». В Концепции развития гражданского законодательства РФ этот подход предполагается изменить, законодательно установив возможность взыскания с кредитной организации и неустойки, и процентов за пользование чужими денежными средствами, что противоречит общеправовому принципу недопустимости двойной ответственности за одно нарушение (п. 2.4.2 разд. VI). Тем не менее, это реализовано в п. 1 ст. 856 ГК РФ в редакции Проекта изменений ГК РФ.
    • [8] Абзац 2 п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.1998 № 13/14.
    • [9] Пункт 51 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».
    • [10] Пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.1998 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».
    • [11] Пункт 52 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01.07.1996 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».
    • [12] Абзац 1 п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.1998 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».
    • [13] Пункт 12 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с использованием аккредитивной и инкассовой форм расчетов, см.: Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.01.1999 № 39.
    • [14] Абзац 2 п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 08.10.1998 № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами».
    • [15] Это вытекает из п. 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19.04.1999 № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета».
    • [16] См.: п. 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19.04.1999 № 5; п. 9 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с использованием аккредитивной и инкассовой форм расчетов, см.: Информационное письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.01.1999 №39.
    • [17] См.: письмо Банка России от 14.12.2012 № 172-Т «О Рекомендациях по вопросам применения статьи 9 Федерального закона “О национальной платежной системе”».
    • [18] Пункт 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27.01.2003 № 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях».
    • [19] Пункт 2 резолютивной части Определения Конституционного Суда РФ от 06.12.2001 № 257-0 «По жалобе Красноярского филиала закрытого акционерного общества “Коммерческий банк “Ланта-Банк” на нарушение конституционных прав и свобод пунктами 1 и 2 статьи 135 и частью второй статьи 136 Налогового кодекса Российской Федерации»; постановление Конституционного Суда РФ от 17.12.1996 № 20-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года “О федеральных органах налоговой полиции”».