Прения адвоката по 158

Адвокатское содружество

Речь адвоката Назарова О.В. в защиту Ефремова Д.А.

Постановлением следователя следственного отдела 7 РУВД Центрального административного округа города Москвы от 3 февраля 2000 года, а также в обвинительном заключении, мой подзащитный Ефремов Дмитрий Александрович обвинен в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, г, д» ч. 2 ст. 161 УК РФ, то есть в совершении грабежа — открытого хищения чужого имущества группой лиц, по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, с причинением значительного ущерба гражданину.

Как признал установленным следователь, Ефремов завладел деньгами потерпевшего, «представившись сотрудником милиции», изъял при этом 150 рублей из заднего кармана брюк потерпевшего «под предлогом якобы личного досмотра».

При таких фактических обстоятельствах, сочтенных следователем установленными, действия обвиняемых как грабеж, по ст. 161 УК РФ, квалифицированы неправильно.

При таких фактических обстоятельствах, сочтенных следователем установленными, действия обвиняемых как грабеж, по ст. 161 УК РФ, квалифицированы неправильно.Если исходить из доказанности фактических обстоятельств дела, имел место обман, который выражался в создании Ефремовым у потерпевшего ложного представления о себе, как о сотруднике милиции, который вправе производить личный досмотр и изымать при этом ценности.

При этих обстоятельствах, будь доказаны вмененные подсудимым действия, образующие объективную сторону хищения, они подлежали квалификации как мошеннические, предусмотренные ст. 159 УК РФ, то есть как хищение чужого имущества путем обмана.

Это являлось бы применением закона о менее тяжком преступлении, чем грабеж, который ошибочно вменен как Ефремову, так и Маханеку.

При этом просил бы Вас иметь в виду, что судебной практике уже известны случаи квалификации именно как мошенничества действий лиц, завладевших чужим имуществом под видом работников милиции. Извлечение из постановления Президиума Кемеровского областного суда от 17 июля 1998 года по аналогичному делу Братищева уже приобщено по ходатайству защитника на предварительном следствии к материалам уголовного дела.

Что же касается доводов следователя, отказавшего в удовлетворении ходатайства защитника об указанной переквалификации действий, то они представляются ошибочными, поскольку утверждение следователя о том, что «Ефремов именно открыто забрал из кармана Тайчиева деньги, не объяснив причину их изъятия», не соответствует фактическим обстоятельствам, сочтенным самим же следователем имевшими место.

В частности, следователь признал установленным в обвинительном заключении, что Ефремов представился Тайчиеву сотрудником милиции. Таким образом и были объяснены Ефремовым его последующие обманные действия, которые производились как якобы действия сотрудника милиции и внешне выглядели именно таковыми. Личный досмотр граждан сотрудники милиции вправе производить в соответствии со ст.11 Закона РФ «О милиции».

Повторюсь, напомнив Уважаемому и Высокому Суду, что при таких обстоятельствах, будь они доказаны, судебная практика признает в действиях виновных состав не грабежа, а мошенничества .

Объясняется в данном случае применение закона о менее тяжком преступлении-мошенничестве, тем, что обманные действия являются менее общественно опасными, поскольку маскируются под законные и не совершаются с явным и открытым пренебрежением общепринятыми в обществе нормами поведения. С другой стороны, грабеж, признаваемый законодателем более серьезным преступлением, осуществляется открыто, с явным пренебрежением указанными нормами, даже без видимой маскировки под какие-либо законные действия.

Однако исходя из имеющихся доказательств даже такая переквалификация действий на статью о мошенничестве представляется невозможной, поскольку ничем не опровергнуты показания Ефремова в суде о том, что у стоявшего к нему спиной потрепевшего он изъял из заднего кармана брюк деньги, полагая, что делает это тайно от него. По словам Ефремова, потерпевший обнаружил, что у него взяты деньги, только когда они уже возвращались в кафе.

При таких обстоятельствах действия Ефремова, будь они доказаны и преступны, могли квалифицироваться только по ст. 158 УК РФ, как кража, то есть как тайное хищение чужого имущества.

Хотелось бы также обратить Ваше внимание и на то обстоятельство, что нет оснований не только для квалификации действий Ефремова как грабежа, но и для вменения ему таких квалифицирующих признаков, как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, а также с причинением значительного ущерба гражданину.

Я не буду специально обращать внимание суда на вопросы доказанности виновности второго подсудимого. Это задача его защитника. Со своей же стороны полагаю, что никаких доказательств наличия предварительного сговора между подсудимыми на совершение преступления, не имеется, и Маханек вообще изначально безосновательно привлечен к уголовной ответственности. Не случайно Тверской межмуниципальный суд Москвы 14 февраля 2000 года освободил его из-под стражи. Полагаю, что указанный квалифицирующий признак при любых обстоятельствах должен быть исключен из обвинения Ефремова.

Не соответствует фактическим обстоятельствам и утверждение органов предварительного следствия о том, что преступление Ефремовым совершено с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья. Как следует из показаний этого подсудимого, которые ничем в суде не опровергнуты, «он и пальцем не тронул» потерпевшего. При таких доказательствах и указанный признак также должен быть исключен из обвинения Ефремова.

Безосновательно вменено Ефремову и причинение значительного ущерба гражданину. Доводы потерпевшего о том, что потерю 150 рублей он полагает для себя значительным ущербом, поскольку-де, в течение трех месяцев ему не платят зарплату, не выдерживают критики, поскольку при таком, в кавычках, бедственном положении, он считает возможным… распивать водку с сожительницей. Указанное обстоятельство, по мнению защиты, свидетельствует о том, что потерпевший, конечно же, кривил душой, утверждая, что причиненный ущерб является для него значительным. Полагаю, что и суд не должен соглашаться с этим мнением потерпевшего, а исключить из обвинения Ефремова указанный квалифицирующий признак.

Наконец, вменение подсудимым причинения потерпевшему значительного ущерба не может быть признано обоснованным и потому, что изъятие денег у Тайчиева было только отчасти безвозмездным.
Как показали подсудимые на следствии и в суде, потерпевший вел себя в кафе вызывающе, приставал к окружащим, в том числе и к ним с тем, чтобы ему налили пива. Пиво было налито Тайчиеву. Стоимость выпитого им пива составляла около 80 рублей. Как пояснил Ефремов, Тайчиев не являлся ему родственником и он не обязан был Тайчиева бесплатно угощать пивом, деньги у потерпевшего он взял, чтобы возместить себе стоимость налитого ему пива, умысла на безвозмездное изъятие денег не имел.

При таких обстоятельствах в действиях Ефремова вообще не может быть усмотрен состав преступления, в том числе и хищения в любой из его форм, поскольку в соответствии со ст.14 УК РФ преступлением признается только виновно совершенное деяние. Виновность в хищении характеризуется наличием умысла, которого у Ефремова не имелось.

В этой связи я прошу Высокий Суд об оправдании Ефремова за отсутствием в его действиях состава преступления.

О наказании:

Если суд все-таки признает Ефремова виновным в совершении уголовно-наказуемого деяния, я бы просил учесть требования ч. 3 ст. 60 УК РФ, согласно которой при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Думается, является очевидной низкая степень общественной опасности совершенного преступления, обусловленная маленькой суммой изъятых у Тайчиева денег.

Кроме того, налицо и смягчающие наказание обстоятельства, предусмотренные ст.61 УК РФ. В частности, совершение Ефремовым преступления небольшой тяжести впервые вследствие случайного стечения обстоятельств, а также при наличии противоправности и аморальности поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления.

Если говорить о личности Ефремова, то она характеризуется весьма положительно.

В частности, Ефремов отработал в отделе вневедомственной охраны при 7-ом РУВД ЦАО города Москвы 1 год и 4 месяца в должности контролера спец. ВОХРа. За время работы зарекомендовал себя с положительной стороны. К своим служебным обязанностям относился добросовестно, был исполнительным и дисциплинированным сотрудником, нарушений трудовой дисциплины не имел.

Такую же положительную характеристику Ефремов получил и за время работы на охранном предприятии «Гвардия-Плюс», а также по месту жительства.

Наконец, при оценке личности Ефремова я бы просил иметь в виду, что он участвовал в боевых действиях в Чечне в первую кампанию, за «образцовое выполнение воинского долга в служебной командировке, смелость и решительность в действиях по восстановлению конституционного порядка и разоружению незаконных вооруженных формирований в Чеченской Республике», он награжден военным командованием грамотой, имеющейся в материалах дела.

Если вести речь о влиянии назначенного наказания на условия жизни семьи Ефремова, неженатого и проживающего с неработающими родителями, один из которых-его отец, является пенсионером, то реальное лишение свободы Ефремова- единственного кормильца, окажет безусловно отрицательное влияние на условия жизни его родителей, существующих за счет зарабатываемых сыном средств.

Смотрите так же:  Налог на букмекерские конторы

Совокупность указанных обстоятельств дает мне основания просить суд при условии признания Ефремова виновным в совершении уголовно-наказуемого деяния о назначении ему наказания, не связанного с реальным лишением свободы.

Печатный текст этой речи защитника прошу приобщить к протоколу судебного заседания.

Защита при обвинении в краже (ст. 158 УК РФ)

Несмотря на то, что кража является одним из наиболее распространенных видов преступления, она несет в себе определенные особенности при применении юридических механизмов. Немаловажно учитывать тот факт, что обвинение в краже и мера наказания за нее находятся в прямой зависимости от большого количества факторов, к которым можно отнести:

  1. Размер ущерба, причиненного кражей
  2. Круг лиц
  3. Способ совершения кражи

Следует иметь в виду, что дело по такому обвинению может быть закрыто по примирению сторон. В данном случае речь идет о 76 статье Уголовного Кодекса Россиской Федерации, в которой непосредственно указано, что «лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред». Указанная статья представляется как хорошая возможность освобождения от уголовной ответственности, на основании закона.

Важно учитывать, что уголовное дело может быть закрыто по примирению сторон по данной статье при наличии следующих условий:

  1. Примирение лица, совершившего преступление, с потерпевшим.
  2. Заглаживание причиненного ему вреда. Под заглаживанием вреда следует понимать возмещение ущерба, а также иные меры, направленные на восстановление нарушенных в результате совершения преступления прав и законных интересов потерпевшего.

А также другие обстоятельства, которые в значительное мере оказывают влияние на квалификацию преступления и установления размера уголовной ответственности за такого рода преступление. По общему правилу кража есть ни что иное как тайное хищение чужого имущества.

Кражу можно классифицировать следующим образом:

  1. Кража без отягчающих обстоятельств — максимально наказывается лишением свободы на срок до 2 лет.
  2. Кража с отягчающими обстоятельствами — максимально наказывается лишением свободы на срок до 5 лет с ограничением свободы на срок до 1 года или без такого ограничения.
  3. Кража с отягчающими обстоятельствами в крупном размере — максимально наказывается лишением свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 80 000 рублей. При этом уголовное законодательство устанавливает, что крупным размером признается стоимость имущества, которая превышает 250 000 рублей.
  4. Кража в особо крупном размере — наказывается лишением свободы на срок до 10 лет со штрафом в размере до 1 000 000 рублей. Особо крупным признается размер, при котором стоимость имущества превышает 1 000 000 рублей.

Вот лишь некоторые примеры, чего удавалось добиться по уголовным делам при обвинении в краже:

  • переквалификация преступления по ч.4 ст. 158 УК РФ в более легкое
  • переквалификация преступления по ч.3 ст. 158 УК РФ в более легкое
  • переквалификация преступления по ч.2 ст. 158 УК РФ в более легкое
  • оправдательный приговор по ч. 1 ст. 158 УК РФ
  • оправдательный приговор по ч.2 ст. 158 УК РФ
  • оправдательный приговор по ч.3 ст. 158 УК РФ
  • оправдательный приговор по ч.4 ст. 158 УК РФ
  • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.1 ст. 158 УК РФ
  • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.2 ст.158 УК РФ
  • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.3 ст. 158 УК РФ
  • освобождение из-под стражи в зале суда по ч.4 ст. 158 УК РФ

В нашу работу по комплексному ведению уголовного дела
при обвинении в нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств входит:

  • юридическая консультация адвоката по уголовным делам
  • правовое заключение адвоката
  • изучение материалов уголовного дела на предмет из процессуального соответствия нормам уголовного и уголовно-процессуального законодательства
  • проверка допустимости и законности вменяемых доказательств
  • сбор доказательной базы в пользу подзащитного
  • организация производства дополнительных экспертиз, опрос свидетелей
  • формирование юридически грамотной и обоснованной позиции по предъявленному обвинению
  • правовая оценка процессуальных действий органов предварительного следствия
  • обжалование действий органов предварительного следствия
  • составление и подача ходатайств и заявлений
  • представление интересов клиента в суде, на протяжении всего судебного процесса, до принятия судом первой инстанции окончательного решения по делу

Защитительная речь адвоката по уголовному делу пример 158 УК

Проведение семинаров запланировано на: Семинары будут проводиться в Омской юридической академии г. Темы семинаров будут сообщены дополнительно. Законодатель не регулирует содержание судебных прений. Нельзя ссылаться на доказательства не рассмотренные в ходе судебного следствия ч. Председательствующий в процессе может остановить выступающего в случае, если тот ссылаются на обстоятельства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу, в случае, если выступающий ссылается на доказательства, признанные в установленном порядке недопустимыми, согласно ст.

Аналогично разрешены вопросы судебных прений по гражданским делам и делам в арбитражных процессах. Существуют некоторые различия между выступлениями адвоката в судебных прениях по отдельным категориям дел. В арбитражном и гражданском процессах адвокат более оперирует, логически выстроенной системой доказательств, и эмоциональная сторона речи не имеет приоритетного значения.

Иное дело, — защитительная речь адвоката в уголовном процессе, где помимо логически доказательственной части речи, большое значение имеет эмоционально-психологическое воздействие на слушателей, защитительная речь адвоката по уголовному делу пример 158 УК целью убеждения в правоте своей позиции по делу.

Особенно актуальна убедительность защитительной речи в выступлениях адвоката перед судом присяжных, т. Защитительная речь адвоката в уголовном процессе напрямую зависит от позиции подсудимого по делу. Оправдательная, когда подсудимый не признает вины, и адвокат, на основе анализа доказательств по делу, убежден в полной невиновности подзащитного.

Возможны варианты, когда адвокат, профессионально сознает, что виновность подсудимого доказана, но тот не признает вины, в этом случае, без альтернативно, адвокат обязан следовать позиции, избранной подзащитным, доказывая, вслед за ним то, что белая стена, совсем не белая, а черная, и тот, кто считает по иному, страдает обманом зрения.

В противном случае, если адвокат не разделит позицию подсудимого, — защитительная речь адвоката по уголовному делу пример 158 УК нарушение права на защиту, т.

Сказочная кража 158 УК РФ

Аналогично этот вопрос разрешает п. Кодекс профессиональной этики адвоката. Расхождения в позиции по делу между подсудимым и адвокатом быть не может, по принципу: По несовершеннолетним и лицам, страдающим физическими либо психическими недостатками, а также, лицам не владеющими языком, на котором ведется судопроизводство, в случаях, когда адвокат убежден в самооговоре — допустима позиция защиты, вопреки воли подзащитного.

В иных случая, когда самооговор совершается под страхом расправы со стороны соучастников преступления, либо, из желания подзащитного принять вину на себя, с целью помочь уйти от ответственности соучастникам, в числе которых могут быть близкие подзащитного, решающая роль в принятии решения по избранной позиции принадлежит не адвокату.

Решение об оспаривании самооговора адвокат должен принимать на основе детального изучения и защитительная речь адвоката по уголовному делу пример 158 УК доказательств по делу, и доводы адвоката — доказательства самооговора, должны быть юридически безупречны.

Позиция переквалификации действий подсудимого по статье уголовного закона, предусматривающую меньшую ответственность за содеянное, когда подсудимый признает вину, но адвокат считает, что его действия неверно квалифицированы предварительным следствием.

Защитительная речь адвоката

Позиция смягчения ответственности за содеянное, позиция снисхождениякогда подсудимый полностью признает вину, адвокат полагает, что достаточно доказательств, подтверждающих его виновность, но мера наказания должна быть минимальной, по санкции данной статьи, либо подсудимый заслуживает применения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, в соответствии с требованиями ст.

Защитительная речь адвоката состоит из трех частей — вступление, основная часть речи, заключение.

Адвокат должен ясно представлять, готовясь к произнесению защитительной речи, о чем говорить, что говорить, как говорить. Необходимо определить предмет доказывания — основной тезис защитительной речи, методы и способы доказывания, правильно построить композиционно защитительную речь.

Основная цель защитительной речи — убедить слушателей, судей, присяжных заседателейв правильности избранной по делу позиции адвокатом.

Основными методами достижения этой цели являются: Основные требования к защитительной речи адвоката — конкретность, лаконичность формулировок, обоснованность выводов. Известно образное высказывание Платона о том, что речь судебного оратора должна составлять в целом живое существо, голова, тело, руки, ноги, все это должно соответствовать своему назначению, и составлять единое целое.

Когда нарушается логическая последовательность доводов защитительной речи, доводы вытекают из ложных посылок, — нарушается целостность восприятия картины происшедшего, утрачивается связь между фактами доказывания и конечными выводами позиции защиты. Вступление в защитительной речи преследует цель, — завладеть вниманием слушателей, расположить их к восприятию того, о чем намерен говорить оратор.

Неуместен шаблон, который порой присутствует в речах наших адвокатов.

  • Не следует относить к хранилищу сооружения, не создающие преграды свободному доступу к находящемуся там имуществу открытая платформа или баржа, открытый ток и т;
  • Конституция Российской Федерации признает и защищает равным образом частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности;
  • Этой позиции имеется веский контрдовод — пошла, потому, что не каждый день встречаются уроды, способные насильно брать то, что им не дают;
  • Как произносить защитительные речи?
  • ФАС назвала четыре самых интересных дела, прошедших пересмотр.
Смотрите так же:  Заявление на регистрацию в москве

Вряд ли, заинтересует слушателей адвокат, который произносит защитительную речь следующего содержания: Вина моего подзащитного полностью доказана. Обращаю ваше внимание только на доказательства, характеризующие личность моего подзащитного, ранее не судимого, положительно характеризуемого по месту работы и в быту, имеющего на иждивении несовершеннолетнего ребенка.

Прошу определить меру наказания не связанную с лишения свободы………. Этих стандартов следует избегать, т.

В советские времена было обязательным, в вступительной части защитительной речи, давать общественно-политическую оценку содеянного подзащитным. Доходило до абсурда, когда адвокат в вступительной части речи, клеймил позором такое, чуждое советскому строю явление, как кража, говорил о том, что лица расхищающие социалистическую собственность, подрывают основы благополучия советских людей, мешают им дружно идти защитительная речь адвоката по уголовному делу пример 158 УК светлое завтра, и людям, посягнувшим на экономическую основу государства, нет место среди строителей коммунизма, одновременно, в последующем, тот же адвокат, горячо доказывал, что его подзащитный, не мало сделал для приближения светлого будущего, т.

На одном из семинаров в г. Хабаровске в 1975 году, видный московский адвокат, который после смены режима, стал непримиримым демократом, учил молодых адвокатов, в том числе и автора этих строк, как следует давать общественно-политическую оценку содеянного подзащитным в вступительной части защитительной речи. В те времена, были нередки процессы над десидентами. Очевидно, у властей были серьезные опасения, что секреты производства советских колготок, подорвут мощь экономики социалистического государства.

В вступительной части защитительной речи адвокат сказал, что как гражданин Советского Союза, как член КПСС, он глубоко возмущен тем, что отдельные отщепенцы, предают нашу горячо любимую родину, выдают государственные секреты, искренне возмущен поступком своего подзащитного, но как юрист-адвокат, он должен выполнить свою казенную миссию, и защищать этого человека, т. Подобные речи были эталонны, справедливости ради, следует отметить, что мало кто из адвокатов, следовал этим циркулярным указаниям т.

В вступительной части защитительной речи уместно заинтриговать слушателей, выдвинуть тезис, способный привлечь внимание, привести цитату, применимую к рассматриваемому делу.

Речь защитника об оправдании подсудимого по ст. 160 УК РФ

Строгих рецептов здесь нет, а вариантов великое множество. Наиболее распространенная позиция защиты — смягчение ответственности за содеянное. Порою, адвокат в замешательстве, о чем говорить? Подсудимый пять раз судим. Доказательств виновности, более чем достаточно.

  • Три трактата об ораторском искусстве;
  • Необходимо дать развернутый анализ диспозиции статьи уголовного закона, вмененного подсудимому, убедить суд в том, что действия подзащитного должны квалифицироваться менее тяжкой статьей закона, с приведением доказательств, подтверждающих позицию защиты;
  • В материалах дела отсутствуют доказательства данных тезисов обвинения;
  • Выяснить каким образом она была получена защите так же было судом отказано;
  • Нередки случаи, когда адвокаты, после окончания судебных прений, передают секретарю судебного заседания письменный текст своей защитительной речи, в УПК РФ этот момент не регламентирован, но это целесообразно во всех отношениях, — секретарю удобно формулировать в протоколе судебного заседания позицию защиты, и не исключено, что суд при постановлении приговора, сможет вновь оценить эту позицию на основе текста защитительной речи;
  • Вице-президент Адвокатской палаты Омской области Вадим Хайкин.

Что положительного в этом человеке? Выход есть всегда, как в том одесском анекдоте, когда в отдел кадров оборонного НИИ, пришел молодой человек для устройства на престижную, высоко оплачиваемую должность, и на вопросы кадровика отвечал, что он три раза судим за мошенничество, платит алименты трем женам, неоднократно лечился от наркомании, пять раз увольнялся ранее за прогулы.

Тактика действий адвоката по краже

Данный случай, вряд ли растрогал бы наших судей, но это пример тому, что в самых безнадежных ситуациях, всегда возможно отыскать малозаметные детали, и придать им плюсовую окраску. Не пугая судей одесскими примерами. По печальной аналогии, один ныне здравствующий коллега, в процессе по обвинению подзащитного в неосторожном убийстве, при оправдательной позиции защиты за недоказанностью участия в содеянном, предъявил суду, в дополнении к судебному следствию, массу почетных грамот, которыми подзащитный был награжден за первые места в республиканских соревнованиям защитительная речь адвоката по уголовному делу пример 158 УК пулевой стрельбе, при фабуле дела, когда выстрелы в потерпевшего, были произведены в темное время, со значительного расстояния.

Это из серии, когда расшибают лоб, если попросят помолиться. Это усердие со знаком минус.

Если вас обвиняют в краже.

Поле деятельности для адвоката, в защитительной речи, по позиции снисхождения к подсудимому, при полному признании им вины и доказанности обвинения — необъемно. По высказыванию русского судебного деятеля А. Кони — Нет такого падшего и заблудшего человека, в защиту которого не нашлось бы слова сострадания.

Подлежат анализу и доказыванию все части и пункты ст. Обосновывая наличия каждого смягчающего вину обстоятельства, необходимо ссылаться на подтверждающие доказательства, исследованные в ходе судебного следствия.

Недостаточно перечислить то, что подзащитный впервые совершил преступление небольшой тяжести, вследствие случайного стечения обстоятельств, что на его иждивении находятся малолетние дети, что подсудимый активно способствовал раскрытия данного преступления, что он загладил добровольно причиненный вред и т.

Необходимо, каждое смягчающее вину обстоятельство, подтвердить защитительная речь адвоката по уголовному делу пример 158 УК доказательствами, со ссылками на листы дела. Уместно в защитительной речи зачитывать полностью, либо частично документы, подтверждающие смягчающее вину обстоятельство. При наличии смягчающих вину обстоятельств, предусмотренных пунктами И или К ст.

Следует обратить внимание суда на то, что в соответствии с ч. Следует предъявлять суда дополнительные смягчающие вину обстоятельства, защитительная речь адвоката по уголовному делу пример 158 УК просить суд признать их таковыми. Адвокат должен оспорить каждый довод обвинения, если оно просит суд признать в действиях подсудимого отягчающие вину обстоятельства, предусмотренные ст.

Адвокат должен просить суд не применять к подсудимому дополнительных мер наказания, мотивируя просьбу конкретными доводами, со ссылками на доказательства, исследованные судом. Адвокат должен просить суд не применять к подсудимому принудительных мер медицинского характера, если к тому имеются основания. Адвокат должен оспорить гражданский защитительная речь адвоката по уголовному делу пример 158 УК по делу, если к тому имеются основания, четко мотивирую свою позицию в этой части.

По позиции смягчения ответственности и наказания, адвокат должен в защитительной речи осветить вопросы, сформулированные в ст.

Положение подзащитного значительно улучшится, если адвокат аргументировано, доказательственно осветит пункты данной статьи, с позиции смягчения ответственности подсудимого. Представляется, что профессионально прозвучит в защитительной речи, ссылка адвоката на пункты защитительная речь адвоката по уголовному делу пример 158 УК Постановления Пленума Верховного суда РФ, по позиции смягчения ответственности и наказания. Уместно сослаться на конкретное определение судебной практики вышестоящих судов, где в аналогичной ситуации, дело разрешено с минимальным наказанием для подсудимого.

Принято считать, что в российском уголовном судопроизводстве нет прецедентного права, и ссылки на то, как разрешено в похожей ситуации, дело другим судом, либо вышестоящим судом, не являются для суда, рассматривающего конкретное дело определяющим. Формально, с этой позицией можно согласиться, но руководящие Постановления Пленума Верховного Суда РФ, в которых формулируется четкая позиция по трактовке положений уголовного, либо процессуального закона, — то же прецедентное право, только в другой юридической конструкции, и Постановления Пленума ВС РФ, подготавливаются на основе той же судебной практики.

Ссылаясь на конкретные определения судебной практики в защитительной речи, уместно сделать оговорку, примерно такого содержания: По позиции защиты, связанной с доказыванием нарушений норм УПК РФ, нарушением законных прав подзащитного в ходе предварительного расследования, уместно ссылаться на следующие основополагающие Постановления Пленума Верховного Суда РФ:. Несомненно, что ссылки на конкретные пункты Постановления Пленума Верховного Суда РФ и тезисы судебной практики вышестоящих судов, будут способствовать убеждению суда в правоте позиции адвоката, избранной по рассматриваемому делу.

В основной части защитительной защитительная речь адвоката по уголовному делу пример 158 УК, по позиции переквалификации действий подсудимого по статье закона, предусматривающую меньшую ответственность за содеянное, необходимо провести анализ каждого доказательства, которое, по мнению обвинения, подтверждает виновность подсудимого, по той статье уголовного закона, по которой он предан суду.

Необходимо подвергнуть критике приведенные доказательства обвинения, оспорить их, и на основе своей конструкции доказательств, убедить суд в том, что действия подсудимого неверно квалифицированы статьей закона о более тяжком преступлении.

Необходимо дать развернутый анализ диспозиции статьи уголовного закона, вмененного подсудимому, убедить суд в том, что действия подзащитного должны квалифицироваться менее тяжкой статьей закона, с приведением доказательств, подтверждающих позицию защиты. Уместно и необходимо оперировать конкретными пунктами Постановления Пленума Верховного Суда РФ по данной категории дел, с приведением примеров из судебной практики вышестоящих судов.

Смотрите так же:  Правила выплаты по осаго 2019

В основной части защитительной речи, по данной позиции, необходимо оспорить каждое обвинительное доказательство, приведя контрдоказательства обвинению.

Необходимо убедить суд в том, что показаниям свидетелей обвинения верить нельзя, так как эти показания противоречивы, с приведением фактов противоречий, защитительная речь адвоката по уголовному делу пример 158 УК возникших противоречий в показаниях свидетелей, убедить суд в том, что свидетели обвинения являются лицами, прямо заинтересованными в неблагоприятном для подсудимого исходе дела, убедить суд в том, что согласно требованиям ст.

Убедить суд в том, что показания свидетелей защиты, — истина в последней инстанции, а сами они, свидетели защиты— их духовный облик — олицетворение чистоты и непорочности, белее альпийского снега!

Убедить суд в том, что некоторые обвинительные доказательства по делу, не относятся к предмету доказывания, ст. Убедить суд в том, что опознание по делу проводилось с нарушением требований ч. Убедить суд в том, что по делу нарушены требования главы 27 УПК РФ, определяющей порядок проведения экспертизы. Нарушены права обвиняемого при назначении и производстве судебной экспертизы, ст. Дать анализ заключению экспертов, ст. Поставить под сомнение компетенцию экспертов, указать суду на то, что эксперты в заключениях вышли за пределы своей компетенции, поставить под сомнение правильность методик, применяемых экспертами, при составлении заключения, и т.

Оспорить доводы обвинения о реальной либо идеальной совокупности, если это на пользу подзащитного ст. Квалифицированно доказать суду, что имел место эксцесс исполнителя, соучастника преступления, в то время как, подсудимый не имел единого умысла с соучастником, на совершение конкретных преступных действий ст.

Доказать суду то, что срок давности вынесения приговора истек, если к тому имеются основания ст.

ВИДЕО: Баловство на ст. 158 Уголовного кодекса РФ

Альтернативная позиция защитника в прениях по уголовному делу. Ошибка в выступлении в прениях

ОШИБКА В ВЫСТУПЛЕНИИ В ПРЕНИЯХ

Выступление защитника в судебных прениях — важный этап защиты. В адвокатской практике существуют три основные защитительные позиции, которые обуславливают содержание, структуру и объем речи защитника. Они сводятся к просьбе:

— о смягчении наказания;

— о переквалификации деяния;

— об оправдании подсудимого.

Пункт 5 Стандарта устанавливает, что адвокат должен согласовать с подзащитным позицию по делу исходя из презумпции невиновности. То есть речь идет об одной позиции, но не о совокупности двух позиций. Если презумпция невиновности на стороне защиты, то адвокату нельзя соглашаться с виновностью подзащитного, когда подсудимый отрицает ее. Но если защитник сойдет с этой позиции, то он забывает благоприятную стороне защиты презумпцию невиновности и лишает себя одного из лучших своих доводов. Фактически в этом случае защитник помогает обвинению.

Исходя из адвокатской этики, адвокат при осуществлении защиты должен следовать одной позиции подсудимого, самостоятельно выбирая тактику и средства защиты. Защитительная речь должна состоять из опровержения доводов обвинения и подтверждения позиции защиты. Защитник при выборе позиции защиты связан той позицией, которую занял его подзащитный, даже если он и не соглашается с ней.

Ошибка возникает, когда защитник занимает двойственнную позициию. Адвокаты называют позицию защиты об оправдании подсудимого генеральной, а позицию о назначении минимального наказания — факультативной. Подобное «раздвоение» объясняют тем, что подсудимый обязывает защитника избрать такую альтернативную линию защиты. Так, в конце всего судебного следствия защитник отстаивает невиновность своего подзащитного в выдвинутом обвинении. В своей речи в прениях снова дает оценку доказательствам, собранным предварительным следствием и исследованным в судебном следствии. Он еще раз доказывает невиновность подзащитного, но завершает свою речь обращением к суду с просьбой при вынесении приговора и назначении наказания учесть обстоятельства, смягчающие наказание подсудимого.

Последней просьбой защитник разрушает свою позицию, занятую ранее и согласованную с подзащитным.

Защитники в такой ситуации избранную двойную тактику защиты подкрепляют письменным заявлением подсудимого. На взгляд судьи, такая тактика защиты является проигрышной и уязвимой, она ослабляет позиции стороны защиты, направленные на оправдание подсудимого. Если суд слышит от защитника, что подсудимый не виновен, но ему надо смягчить наказание, то это скорее можно расценить как признание вины. В данной ситуации позиция адвоката означает «ни войны, ни мира». Известный судебный деятель П. Сергеич писал: «Не допускайте противоречия в своих выводах. Это правило нарушается нашими защитниками. Они подробно и старательно доказывают полную неприкосновенность своего клиента к преступлению, а потом заявляют, что на случай, если бы их доводы не показались присяжным убедительными, они считают себя обязанными напомнить им обстоятельства, могущие служить основанием к снисхождению. Несколько заключительных слов обращают всю защиту в пепел. Лицо, привлеченное в качестве обвиняемого, может быть либо виновным, либо невиновным. Третьего не дано. Альтернативы быть не может. Лучшая форма рассуждения перед судьями — это дилемма, одно из двух».

Анализируя изложенное, считаем, что, допустив противоречия в своих выводах, защитник оставил своего подзащитного без защиты, поскольку высказал просьбу принять во внимание смягчающие обстоятельства, а значит, он фактически признал виновность своего подзащитного в совершении преступления, хотя подзащитный занимает позицию отрицания вины. Адвокат должен убедить подзащитного, чтобы создать ясность позиции защиты для участников другой стороны, для всех лиц, участвующих в судебном заседании, прежде всего для суда.

Четкая позиция адвоката помогает суду уяснить суть дела, позицию стороны защиты по делу. Следует согласиться с П. А. Лупинской, которая справедливо отмечает, что защитник должен четко определить свою позицию. Он не вправе выступать перед судом с альтернативными предложениями: оправдать подсудимого либо, если суд признает его все же виновным, изменить квалификацию обвинения или назначить минимальную меру наказания. Наличие таких альтернативных вариантов противоречит интересам защиты подсудимого, делает оба вывода малоубедительными для суда. Защитник должен сказать все, что можно привести в пользу подсудимого, но сделать только один вывод — тот, который он считает наиболее правильным по итогам судебного следствия и наиболее благоприятным для его подзащитного.

Окончание защитительной речи адвоката не может идти вразрез с ее началом, иначе она подрывает всякое доверие к подсудимому. Такая архитектура речи, на наш взгляд, недопустима, поскольку малейшие сомнения в невиновности подсудимого утрачиваются с подачи стороны защиты. Иногда ясно, что факты и в самом деле навлекают на подзащитного сильные подозрения в причастности к преступлению. Но мысль недоговоренная порой сильнее мысли, выраженной прямо. Поэтому защитник не может в прениях утверждать, что не вполне убежден в невиновности подзащитного, и просить суд о снисхождении. Такое поведение адвоката является опрометчивым и непростительным.

Между тем альтернативная линия защиты встречается в судебной практике.

Из практики. Президиум Вологодского областного суда, проверяя доводы жалобы о несоответствии позиции адвоката К. в прениях сторон позиции самого осужденного, указал следующее. Как видно из показаний Д., он отрицал свою вину в разбойном нападении. Утверждал, что в ходе обоюдной драки с вооруженным ножом П. он также достал нож и, размахивая им в ходе самообороны, мог задеть потерпевшего по руке. Кроме того, нанес П. несколько ударов ногами и руками по телу. В протоколе судебного заседания речь адвоката К. действительно изложена противоречиво. Из протокола следует, что, поддержав позицию подзащитного в прениях, адвокат обратил внимание суда на отсутствие доказательств хищения и на непризнание подсудимым своей вины в причинении тяжкого вреда здоровью П., однако просил квалифицировать действия Д. по ч. 1 ст. 114 УК. Для разрешения указанных противоречий президиум заслушал адвоката К., который пояснил, что записанная в протоколе судебного заседания фраза о квалификации действий Д. по ч. 1 ст. 114 УК была предложена им как один из вариантов в случае, если суд отвергнет доводы защиты о невиновности Д. в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Данные адвокатом пояснения нашли подтверждение в материалах дела. Из протокола судебного заседания видно, что Д. против доводов адвоката не возражал. В кассационной жалобе на приговор, а впоследствии и в надзорной жалобе осужденный не только не указал на нарушение его права на защиту, но и просил квалифицировать его действия по ч. 1 ст. 111, ч. 1 ст. 158 УК, фактически признавая вину в причинении тяжкого вреда здоровью П. В суде второй инстанции адвокат К. поддержал изменившуюся позицию своего подзащитного. При указанных обстоятельствах президиум признал, что право осужденного Д. на защиту нарушено не было (постановление президиума Вологодского областного суда от 01.02.2016 № 44у-10).