Право пользования жилым помещением судебная практика

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 февраля 2014 г. N 46-КГ13-6 Суд определил отменить ранее принятые судебные акты по иску о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку выводы судебных инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С. и Кликушина А.А.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Чуркиной Л.Е. к Чуркину С.А. о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета

по кассационной жалобе Чуркиной Л.Е. на решение Кинельского районного суда Самарской области от 3 апреля 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 21 мая 2013 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителя Чуркиной Л.E. — Яшниковой И.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Чуркина Л.Е. обратилась в суд с иском к Чуркину С.А. о прекращении права пользования жилым помещением, указав, что ответчик в спорном жилом помещении не проживает длительное время, коммунальные услуги не оплачивает.

Решением Кинельского районного суда Самарской области от 3 апреля 2013 г. Чуркиной Л.Е. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 21 мая 2013 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Чуркиной Л.E. поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 18 декабря 2013 г. указанная кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении данного дела такого характера нарушения были допущены судами обеих инстанций.

Судом установлено, что Чуркина Л.E. является собственником квартиры, расположенной по адресу: . ул. . на основании договора передачи квартиры в собственность в порядке приватизации от 17 февраля 2005 г.

Ответчик Чуркин С.А. — сын истца — зарегистрирован в указанном жилом помещении по месту жительства с 26 февраля 1996 г.

Судом на основании показаний свидетелей Митюриной М.И., Цветовой В.В., Чуркина А.И. установлено, что ответчик выехал из квартиры и не живет в ней более 10 лет.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что отсутствие ответчика по месту жительства носит временный характер, право пользования другим жилым помещением он не приобрёл.

Соглашаясь с решением, суд апелляционной инстанции дополнительно указал, что Чуркин С.А. на момент приватизации спорного жилого помещения имел равное с истцом право пользования этим помещением, а потому за ним должно сохраняться право пользования данным жилым помещением в силу статьи 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» (далее — Вводный закон).

Выводы судебных инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

Согласно части 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника.

В силу части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», по смыслу частей 1 и 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, к бывшим членам семьи собственника жилого помещения относятся лица, с которыми у собственника прекращены семейные отношения. Отказ от ведения общего хозяйства иных лиц (помимо супругов) с собственником жилого помещения, отсутствие у них с собственником общего бюджета, общих предметов быта, неоказание взаимной поддержки друг другу и т.п., а также выезд в другое место жительства могут свидетельствовать о прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения.

Правовые последствия отсутствия бывших членов семьи собственника жилого помещения в жилом помещении по причине выезда из него Жилищный кодекс Российской Федерации не регламентирует.

Исходя из аналогии закона (статья 7 Жилищного кодекса Российской Федерации) к ситуации, связанной с выездом из жилого помещения бывших членов семьи собственника, подлежат применению положения статьи 83 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также разъяснения, содержащиеся в пункте 32 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».

Согласно этим разъяснениям судам необходимо выяснить, по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

При этом также необходимо учитывать, что отсутствие у гражданина, добровольно выехавшего из жилого помещения в другое место жительства, в новом месте жительства права пользования жилым помещением по договору социального найма или права собственности на жилое помещение само по себе не может являться основанием для признания отсутствия этого гражданина в спорном жилом помещении временным, поскольку согласно части 2 статьи 1 Жилищного кодекса Российской Федерации граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права. Намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения.

Это судебными инстанциями учтено не было.

Кроме того, вывод суда о том, что Чуркин С.А. временно выехал из квартиры, расположенной по адресу: . в г. Кинель, сделан с нарушением требований статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции не указал ни доказательства, на основании которых он пришел к такому выводу, ни доводы, по которым отверг показания свидетелей со стороны истца, являющиеся доказательствами в силу статьи 69 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пояснивших, что ответчик добровольно выехал в другое место жительства более 10 лет назад.

Указанные нарушения не были устранены и судом апелляционной инстанции.

Ссылка судов на статью 19 Вводного закона, положенная в обоснование отказа в удовлетворении заявленных требований, является ошибочной.

В соответствии со статьей 19 Вводного закона действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

При этом из названия статьи 31 Жилищного кодекса Российской следует, что ею регламентируются права и обязанности именно тех граждан, которые проживают совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении.

Следовательно, в случае выезда в другое место жительства право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника, в котором он проживал вместе с собственником жилого помещения, может быть прекращено независимо от того, что в момент приватизации спорного жилого помещения бывший член семьи собственника жилого помещения имел равное право пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим.

Ссылка суда апелляционной инстанции на то, что Чуркин С.А., будучи сыном истца, не может являться бывшим членом ее семьи в силу родства, также является несостоятельной, поскольку возможность признания детей бывшими членами семьи их родителя — собственника жилого помещения в случае достижения такими детьми дееспособности в полном объеме действующим жилищным законодательством не исключается.

Смотрите так же:  Ключ лицензия the sims 3

При рассмотрении данного дела были допущены также нарушения норм процессуального права.

В соответствии с частью 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции извещает лиц, участвующих в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы, представления в апелляционном порядке.

В материалах дела имеется письмо судьи Кинельского районного суда Самарской области в адрес лиц, участвующих в деле, о том, что гражданское дело назначено к слушанию в апелляционной инстанции на 21 мая 2013 г. на 10.00 часов. Однако какие-либо сведения о фактическом направлении этого письма и вручении его Чуркиной Л.Е. отсутствуют.

При этом из протокола судебного заседания судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 21 мая 2013 г. следует, что судом рассматривалась не апелляционная, а частная жалоба Чуркиной Л.Е. на определение Кинельского районного суда Самарской области от 3 апреля 2013 г.

Протокола судебного заседания о рассмотрении апелляционной жалобы истца, как того требует статья 327 (часть 5) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах вынесенные судебные постановления подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Кинельского районного суда Самарской области от 3 апреля 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 21 мая 2013 г. по делу по иску Чуркиной Л.Е. к Чуркину С.А. о прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

ВС разъяснил, когда долгое отсутствие лишает квартиры

Тридцать лет назад мужчина съехал от родителей и стал жить отдельно. А когда мать попыталась выписать его из квартиры, воспротивился и заявил, что вернуться домой ему мешала давняя ссора с родственниками и женитьба. Почему при этом он три десятка лет не помогал родне платить за квартиру – не объяснил. Суды нижестоящих инстанций посчитали, что это – не основание для выселения. Точку в споре поставил ВС.

В июне 1980 года петербурженка Инета В. получила ордер на трехкомнатную квартиру, в которую и вселилась вместе с семьей – мужем и двумя сыновьями. Через три года старший из мальчиков, Хосейн, решил жить отдельно от родителей, а еще год спустя, в 1984-м, создал свою семью и переехал жить к жене. С тех самых пор жилплощадью он не пользовался, коммунальные услуги не оплачивал, лишь в 2005 году прописал в нее своего несовершеннолетнего сына Сергея В., который с самого рождения жил в квартире, принадлежащей его матери. В январе 2013 года оба они были включены в договор социального найма как члены семьи нанимателя, а в октябре того же года Ивета В. обратилась в Калининский райсуд Санкт-Петербурга (дело № 2-686/2014), требуя признать сына и внука утратившими право пользования жилым помещением. Хосейн и Сергей В. подали встречный иск, требуя, чтобы родственники не мешали им пользоваться жильем.

Вернуться не давали родственники

2 октября 2014 года судья Мария Кондрашева отказала заявительнице, а встречные требования удовлетворила лишь частично – в отношении Хосейна В. Суд посчитал, что его выезд из спорной квартиры «носил временный и вынужденный характер» в связи с вступлением в брак и переездом к супруге, а также ссоры с матерью и братом, которые, по словам мужчины, не давали ему переступить порог собственного дома. Доказательством конфликта было заявление, которое Хосейн В. написал на родственников в полицию – правда, уже после того, как его мать обратилась в суд. Кроме того, встречный истец говорил, что развелся с женой и больше в ее квартире проживать не может. Что же касается Сергея В., то суд первой инстанции установил, что он никогда не вселялся в спорную квартиру и не жил в ней, то есть «добровольно отказался от права пользования жильем и исполнения договора социального найма».

Апелляция согласилась с доводами Калиниского райсуда относительно Хосейна В., но обязала заявительницу вселить в квартиру еще и его сына. В определении Санкт-Петербургского городского суда сказано, что еще до совершеннолетия тот приобрел право пользования спорной квартирой, которая стала его местом жительства по соглашению родителей. Пока ему не исполнилось восемнадцать, юноша, в силу возраста, не мог самостоятельно туда вселиться, а в 2012 году он был призван в армию, что «в совокупности свидетельствует об уважительной причине непроживания в квартире». Инета В. видеть родственников на своей жилплощади по-прежнему не желала и обжаловала принятые по делу акты в Верховный суд РФ (дело № 78-КГ16-2).

ВС верно оценил обстоятельства

Коллегия под председательством Александра Кликушина рассмотрела жалобу 22 марта текущего года и с доводами коллег из нижестоящих инстанций не согласилась. Судьи напомнили, что в ч. 3 ст. 83 ЖК указано: в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда. Временное же их отсутствие изменения прав и обязанностей по указанному договору не влечет (ст. 71 ЖК).

При определении, навсегда ли тот или иной жилец покинул квартиру, нужно руководствоваться разъяснениями п. 32 постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ» от 2 июля 2009 года. Указанная норма предписывает судам выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т. п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населённый пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьёй в другом жилом помещении и т. п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нём, приобрёл ли ответчик право пользования другим жильем в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др. Если выезд носил добровольный характер и пользоваться жильем ему никто не мешал, но свои обязанности по договору социального найма он при этом не исполнял, иск о признании его утратившим право пользования жилым помещением подлежит удовлетворению.

По мнению судей ВС, в материалах дела нет доказательств того, что Хосейн В. был вынужден съехать от родителей: на момент выезда конфликтных отношений с семьей не было, из квартиры его родственники не выгоняли. Вступление его в брак и проживание с новой семьей свидетельствует не о о временном, а наоборот, о постоянном характере отъезда. То, что супруги В. развелись в период рассмотрения дела, «правового значения для разрешения спора не имеет».

Все это время «блудный сын» не пытался снова вселиться в квартиру, обратившись в полицию с заявлением о чинении ему препятствий лишь спустя 30 лет после того, как уехал (после обращения его матери в суд). Нет в деле сведений и о том, что он нес расходы по содержанию спорного жилого помещения.

Сергей В., как правильно определил суд первой инстанции, не вселялся спорную квартиру и не проживал в ней с момента рождения. По мнению судей ВС, апелляция неверно расценила его регистрацию там как соглашение родителей об определении места жительства несовершеннолетнего ребёнка. Ведь согласно п. 2 ст. 20 ГК (место жительства гражданина) такое соглашение действует в отношении детей до 14 лет, а на момент регистрации молодому человеку было 15.

Еще одним доводом отца и сына В. было то, что они включены в договор социального найма, заключенный в начале 2013 года, однако судьи ВС посчитали, что нижестоящие инстанции при оценке документа не учли, что «включение ответчиков в договор в качестве членов семьи нанимателя было осуществлено формально на основании сведений об их регистрации по месту жительства».

Ни одному из мужчин пользоваться квартирой, равно как и нести бремя ее содержания, никто не мешал. Хосейн В. покинул жилплощадь добровольно, а Сергей В. никогда там не жил, оба лишь сохранили регистрацию по месту нахождения спорного помещения. Следовательно, оснований сохранить за ними право пользования квартирой не имеется, определил ВС, удовлетворяя требования Иветы В. и отменяя предыдущие акты по делу.

Эксперты поддержали ВС

Лада Горелик, адвокат, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Горелик и партнеры», согласна с коллегой: «Человек 30 лет не проживал в квартире, не нес расходы, связанные с ее содержанием и оплатой коммунальных услуг, а теперь хочет вернуться. Данная ситуация, к сожалению, типичная и не редкая, и с появлением такого решения ВС есть надежда на то, что в подобных спорных ситуациях суды теперь будут выносить законные решения, учитывая все обстоятельства дела».

«При разрешении споров о признании лица утратившим право пользования помещением в связи с добровольным выездом судам необходимо установить совокупность двух обстоятельств: постоянное отсутствие лица в помещении по причине выезда и добровольность такого выезда, – говорит Яна Чернобель, адвокат КА «Барщевский и Партнеры». – Сын истца переехал из спорной квартиры, на протяжении 30 лет не проявлял себя как пользователь указанного помещения, что свидетельствует об утрате интереса в пользовании помещением». Следовательно, ВС вполне обоснованно удовлетворил требования о признании лица утратившим право пользования. «Действия ответчика уже после предъявления к нему иска, направленные на создание видимости вынужденного выезда, являются злоупотреблением правом, в связи с чем обоснованно критически были оценены судебной коллегией ВС», – считает Чернобель.

Смотрите так же:  Штраф за отсутствие путевого листа такси

Право пользования жилым помещением судебная практика

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Сохранение права пользования жилым помещением. Судебная практика

Собственник квартиры обратился в суд с иском о признании бывших членов его семьи утратившими право пользования жилым помещением и их выселении. У выселяемых бывших членов семьи другого жилья нет. Может ли суд принять решение о выселении в данном случае? Может ли суд сохранить на определенный срок за бывшими членами семьи право пользования квартирой истца – собственника? Если да, то о каких сроках идет речь? Какова судебная практика?

Суд, придя к выводу о том, что семейные отношения между собственником жилого помещения и членами его семьи прекратились, должен вынести решение о прекращении права пользования жилым помещением (признании утратившими право пользования).

Однако в том случае, если судом установлены основания для сохранения за бывшими членами семьи собственника на определенный срок права пользования спорной квартирой или домом, то в требовании о выселении должно быть отказано.

Суд не сохранит право пользования жильем за бывшим членом семьи собственника в случае, если у последний добровольно освободил спорное жилое помещение, то есть выехал в другое место жительства, либо в случае, если бывший член семьи имеет на каком-либо праве жилое помещение (собственность, наем), либо имеет достаточный размер дохода или имущества, позволяющего ему обеспечить себя жильем.

Из судебной практики

Например, прекращая право пользования ответчиков (бывших членов семьи собственника) спорным жилым помещением, суд поставил вопрос о сохранении за ними права пользования квартирой на срок три месяца с момента вступления решения суда в законную силу в соответствии с ч. 4 ст. 31 ЖК РФ .

Суд сослался на п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 02 июля 2009 года N 14 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ», где указано, что при рассмотрении иска собственника жилого помещения к бывшему члену семьи о прекращении права пользования жилым помещением и выселении суду в случае возражения ответчика против удовлетворения иска в целях обеспечения баланса интересов сторон спорного правоотношения надлежит исходя из положений ч. 4 ст. 31 ЖК РФ решить вопрос о возможности сохранения за бывшим членом семьи права пользования жилым помещением на определенный срок независимо от предъявления им встречного иска об этом.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что исходя из приведенных положений закона следует, что суд вправе выселить бывшего члена семьи собственника жилья, не предоставляя ему никакого срока пользования этим жильем, только если он имеет другое жилое помещение на праве собственности, иное недвижимое и движимое имущество (включая деньги на счетах в банках), акции, доли в уставном капитале юридического лица, произведения искусства, ювелирные изделия и иное имущество, за счет реализации которого можно приобрести жилое помещение, либо является участником долевого строительства.

Принимая решение о сохранении за ответчиками права пользования спорным жилым помещением на определенный срок, суд правомерно исходил из того, что ответчики длительное время проживают в спорной квартире, иного другого жилого помещения, пригодного для постоянного проживания, не имеют, однако, учитывая, что истец по причине конфликтных отношений с ответчиками лишен возможности проживания в жилом помещении, принадлежащем ему на праве собственности, в целях недопущения нарушений прав собственника длительное время, пришел к выводу о возможности сохранения права временного пользования спорным жилым помещением за ответчиками на срок три месяца (из определения Санкт-Петербургского городского суда от 16.10.2012 N 33-13727/2012)

Дело N5-КГ15-190. О прекращении права пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 22 декабря 2015 г. N 5-КГ15-190

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вавилычевой Т.Ю.,

судей Горохова Б.А., Юрьева И.М.

рассмотрела в судебном заседании 22 декабря 2015 г. по кассационной жалобе Владимировой Л.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 г. дело по иску Владимировой Л.В. к Владимировой Е.Н., действующей в интересах несовершеннолетнего Владимирова М.А., о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения Владимировой Л.В. и ее представителя адвоката Кунаевой Л.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Владимирова Л.В. обратилась с иском к Владимировой Е.Н., действующей в интересах несовершеннолетнего Владимирова М.А., о прекращении права пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета.

В обоснование своих требований истец ссылалась на то, что в квартире , расположенной по адресу: , принадлежащей ей на праве собственности, зарегистрирован несовершеннолетний внук Владимиров М.А., года рождения, который является бывшим членом ее семьи и по месту регистрации не проживает. Ее сын Владимиров А.А., приходящийся отцом несовершеннолетнему Владимирову М.А., умер 9 августа 2011 г. Внук проживает по месту жительства своей матери — Владимировой Е.Н. по адресу: область, . Регистрация несовершеннолетнего нарушает ее права как собственника спорной квартиры в связи с неоплатой законным представителем Владимирова М.А. коммунальных услуг за своего несовершеннолетнего сына.

Решением Перовского районного суда г. Москвы от 29 октября 2014 г. право пользования Владимирова М.А. жилым помещением, расположенным по адресу: г. , ул. — прекращено, Владимиров М.А. снят с регистрационного учета по указанному адресу.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 г. решение суда отменено. По делу постановлено новое решение, которым Владимировой Л.В. отказано в удовлетворении заявленных исковых требований.

В кассационной жалобе Владимировой Л.В. ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 г. и оставлении решения Перовского районного суда г. Москвы от 29 октября 2014 г. без изменения.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 12 октября 2015 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А. от 19 ноября 2015 года кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Ответчик Владимирова М.А. и представители третьих лиц — УСЗН района Вешняки г. Москвы, ОУФМС по району Новогиреево г. Москвы и Орган опеки и попечительства района Вешняки г. Москвы, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явились и не сообщили о причине неявки.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц, участвующих в деле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению, а апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 г. подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда были допущены такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление нарушенных прав заявителя.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, спорная квартира, расположенная по адресу: г. , — принадлежит на праве общей совместной собственности истцу Владимировой Л.В. и Куликову П.В. на основании договора передачи квартиры в собственность в порядке приватизации от 21 декабря 1992 г.

В ней зарегистрированы по месту жительства истец, Куликов П.В., дочь Куликова К.П. и несовершеннолетний внук Владимиров М.А.

Несовершеннолетний Владимиров М.А. был зарегистрирован в указанной квартире 19 января 2010 года без согласия собственников квартиры как член семьи Владимирова А.А., но никогда в нее не вселялся, не проживал в ней и не являлся членом семьи Владимировой Л.В., ее мужа Куликова П.В. и дочери Куликовой К.П.

Родители несовершеннолетнего Владимирова М.А., Владимиров А.А. и Владимирова Е.Н., с сыном в спорной квартире после прописки в нее их сына Владимирова М.А. также не проживали. 9 августа 2011 г. Владимиров А.А. умер.

Мать несовершеннолетнего, Владимирова Е.Н. зарегистрирована по месту жительства по адресу: область, г. .

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции, руководствуясь статьей 20 Гражданского кодекса Российской Федерации, частью 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что несовершеннолетний Владимиров М.А. не является членом семьи истца, соглашение между собственником и законным представителем бывшего члена семьи собственника, позволяющее Владимирову М.А. пользоваться собственностью Владимировой Л.В. не достигнуто, в связи с чем признал несовершеннолетнего Владимирова М.А. прекратившим право пользования спорной квартирой со снятием его с регистрационного учета.

Смотрите так же:  Какое пособия платят матерям одиночкам

Отменяя решение суда и отказывая в удовлетворении исковых требований Владимировой Л.В., судебная коллегия, ссылаясь на положения статей 31 , 35 Жилищного кодекса Российской Федерации, статей 6 , 20 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 55 , 65 Семейного кодекса Российской Федерации, исходила из того, что Владимиров М.А., являясь в настоящее время несовершеннолетним, не может самостоятельно реализовать свое право на проживание в спорном жилом помещении. Проживание ребенка с одним из родителей в другом жилом помещении, не может служить основанием для прекращения за ним права пользования жилым помещением, в котором имел право на жилую площадь один из его родителей. Фактического вселения ребенка на спорную жилую площадь в данном случае не требуется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает выводы суда апелляционной инстанции основанными на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения. Кроме того, судом не приняты во внимание имеющие значение для правильного разрешения дела обстоятельства, а именно тот факт, что несовершеннолетний Владимиров М.А. в спорное жилое помещение не вселялся и не проживал в нем.

В соответствии с положениями статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц.

Собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения ( ст. 304 ГК РФ).

Согласно части 1 статьи 30 Жилищного кодекса Российской Федерации собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены настоящим Кодексом .

Частью 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

Вселенные собственником жилого помещения члены его семьи имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи ( ч. 2 ст. 31 ЖК РФ).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» вопрос о признании лица членом семьи собственника жилого помещения судам следует разрешать с учетом положений части 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, исходя из следующего:

а) членами семьи собственника жилого помещения являются проживающие совместно с ним в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. При этом супругами считаются лица, брак которых зарегистрирован в органах записи актов гражданского состояния ( статья 10 Семейного кодекса Российской Федерации). Для признания названных лиц, вселенных собственником в жилое помещение, членами его семьи достаточно установления только факта их совместного проживания с собственником в этом жилом помещении и не требуется установления фактов ведения ими общего хозяйства с собственником жилого помещения, оказания взаимной материальной и иной поддержки;

б) членами семьи собственника жилого помещения могут быть признаны другие родственники независимо от степени родства (например, бабушки, дедушки, братья, сестры, дяди, тети, племянники, племянницы и другие) и нетрудоспособные иждивенцы как самого собственника, так и членов его семьи, а в исключительных случаях иные граждане (например, лицо, проживающее совместно с собственником без регистрации брака), если они вселены собственником жилого помещения в качестве членов своей семьи. Для признания перечисленных лиц членами семьи собственника жилого помещения требуется не только установление юридического факта вселения их собственником в жилое помещение, но и выяснение содержания волеизъявления собственника на их вселение, а именно: вселялось ли им лицо для проживания в жилом помещении как член его семьи или жилое помещение предоставлялось для проживания по иным основаниям (например, в безвозмездное пользование, по договору найма). Содержание волеизъявления собственника в случае спора определяется судом на основании объяснений сторон, третьих лиц, показаний свидетелей, письменных документов (например, договора о вселении в жилое помещение) и других доказательств ( статья 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При этом необходимо иметь в виду, что семейные отношения характеризуются, в частности, взаимным уважением и взаимной заботой членов семьи, их личными неимущественными и имущественными правами и обязанностями, общими интересами, ответственностью друг перед другом, ведением общего хозяйства.

Из содержания приведенных положений части 1 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации и разъяснений по их применению следует, что о принадлежности названных в ней лиц к семье собственника жилого помещения свидетельствует факт их совместного проживания.

Между тем по настоящему делу сведений о совместном проживании истца Владимировой Л.В. и несовершеннолетнего Владимирова М.А. материалы дела не содержат. В суде было установлено, что ребенок с рождения проживал совместно с родителями и в спорную квартиру не вселялся.

В соответствии с пунктом 1 статьи 56 Семейного кодекса Российской Федерации ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, которая осуществляется родителями.

Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей ( пункт 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 2 статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов.

Из системного толкования перечисленных норм следует, что право несовершеннолетних детей производно от прав их родителей, поскольку лица, не достигшие возраста 14 лет, не могут самостоятельно реализовывать свои права, в том числе на вселение в жилое помещение и проживание в нем.

По данному делу законный представитель несовершеннолетнего Владимирова М.А., Владимирова Е.Н., в спорной квартире не поселялась, не зарегистрирована и не проживает.

Право пользования указанной квартирой отца Владимирова М.А. — Владимирова А.А. прекращено в связи с его смертью.

В силу части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

По смыслу частей 1 и 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, бывшими членами семьи собственника жилого помещения могут быть признаны лица независимо от степени их родства с собственником при условии прекращения между ними семейных отношений.

Применительно к спорному жилищному правоотношению правовое значение имеет наличие семейных отношений между сторонами.

Между тем состояние родства в силу приведенных выше норм права и регистрация по спорному адресу не могут служить достаточным основанием для вывода о том, что Владимиров М.А. является членом семьи собственника спорной квартиры, а, следовательно, имеет право пользования жилым помещением, принадлежащим Владимировой Л.В.

При таких обстоятельствах апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 года, принятое с существенным нарушением норм материального и процессуального права, повлекшим вынесение незаконного судебного акта, подлежит отмене.

При этом подлежит оставлению в силе решение Перовского районного суда г. Москвы от 29 октября 2014 года, вынесенное с учетом установленных по делу обстоятельств и с правильным применением норм материального права.

Руководствуясь статьями 387 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20 марта 2015 года отменить.

Оставить в силе решение Перовского районного суда г. Москвы от 29 октября 2014 года.

снятие с регистрационного учёта внука

Добрый день!Я выписываю несовершеннолетнего внука с моей квартиры,так как он проживает в другом городе со своей матерью. Бывшая невестка без моего ведома прописала его в моей квартире.Я являюсь единственным собственником квартиры. Благодарю,Татьяна

Здравствуйте! Если Вы не знали, что внук прописан в вашей квартире, то его можно выписать в судебном порядке. Можете обратиться в нашу компанию, предварительно записавшись к нашим специалистам по телефону, указанному на сайте. Скидка по промокоду «МИП» 50%.