Практика на тему договор поставки

Судебная практика по договору поставки

Источники и применение судебной практики по договору поставки товаров

Ежедневно пополняющийся огромный массив судебной практики по договору поставки в значительной части посвящен взысканию долгов, но тематика споров этим не исчерпывается. Определяющее значение для формирования практики имеют разъяснения высших судебных инстанций — посвященное данному институту постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах…» от 22.10.1997 № 18 (далее — постановление № 18), а также постановления ВАС и ВС РФ по общим вопросам заключения и исполнения договоров.

При обращении к нормам Гражданского кодекса и судебной практике необходимо учитывать, что к поставке в первую очередь применяются специальные нормы параграфа 3 гл. 30 ГК РФ, а нормы о купле-продаже используются субсидиарно.

Критерием отграничения поставки от купли-продажи является предназначение товара не для личного использования (ст. 506 ГК РФ). Но если товар приобретается в розничной торговле, применяются специальные нормы о рознице (параграф 2 гл. 30 ГК РФ). На это обращается внимание в п. 5 постановления № 18.

Кроме того, нормы о поставке применяются к смешанным договорам, содержащим разнопорядковые обязательства, в соответствующей части (например, подряд и поставка, см. постановление АС УО от 13.11.2018 по делу № А60-151/2018).

Для начала разберемся, какими документами могут подтверждаться условия договора поставки.

Судебная практика по существенным условиям договора поставки

Разовая поставка или поставка по договору?

В случае недостижения согласия по существенным условиям договор считается незаключенным и его условия (в части сроков поставки/оплаты, взыскания неустойки и т. д.) не применяются. Вместе с тем нормы о договоре поставки могут быть применены и к разовой поставке, условия которой определяются по товаросопроводительным документам, счету на оплату, счету-фактуре (подробнее о таком виде договора см. в статье «Поставка без договора — судебная практика»).

По общему правилу соответствие поставки письменному договору определяется ссылкой на него в этих документах. Значение соответствия договору возрастает, в частности, если сторона имеет намерение взыскать неустойку или требование уступлено (см. постановление АС СКО от 11.10.2018 по делу № А32-47019/2017).

В отношении договора купли-продажи единственным подлежащим согласованию положением является предмет договора, точнее его объект, т. е. подлежащий передаче товар — его наименование и количество (ст. 454 ГК РФ). Применительно к поставке ст. 506 ГК РФ дает основание утверждать, что вторым существенным условием является срок поставки. Как оценивают это положение суды? Давайте рассмотрим трудности, которые могут возникнуть при определении обоих условий.

Предмет договора поставки

Предмет может быть прямо определен в тексте договора. В то же время договор может содержать отсылочную норму к дополнительным документам: спецификации, заявке и т. д. В этом случае при наличии в числе доказательств этих документов договор считается заключенным и применяется к соответствующим отношениям (см. постановление 6-го ААС от 25.10.2018 по делу № А73-18198/2017).

Если договор в виде единого документа, подписанного сторонами, отсутствует, его содержание устанавливается по другим документам. Чаще всего это:

  • документы о передаче товара;
  • счета;
  • платежные документы.

Минимальные сведения, которые должны быть в них указаны, — это наименование, характеристики и количество товара.

По одному из дел был признан незаключенным договор, условия которого вытекали из предоплаты и счета, на основании которого она была произведена. При этом в счете не было указано количество товара. Предоплата взыскана плательщиком как неосновательное обогащение (см. постановление АС СКО от 22.05.2018 по делу № А53-9869/2017).

Несмотря на то, что часто суды, толкуя ст. 506 ГК РФ, называют срок существенным условием (см., например, постановление АС СКО от 25.10.2018 по делу № А53-1748/2018), в большинстве случаев его отсутствие не препятствует осуществлению и защите прав стороны договора. Встречается мотивировка о том, что договор не может считаться незаключенным по мотиву несогласования сторонами сроков поставки, если он исполнен одной из сторон хотя бы частично и исполнение принято другой стороной (см. постановление АС ВВО от 26.10.2018 по делу № А43-25883/2017).

Однако правильным при определении сроков представляется подход, основанный на ст. 508 ГК РФ, п. 7 постановления № 18:

  • если согласованы отдельные партии товара, они должны поставляться помесячно;
  • при отсутствии условия о поставке партиями применяется срок, предусмотренный ст. 314 ГК РФ, — 7 дней со дня предъявления требования (ст. 457 ГК РФ).

Наличие этих правил дает основание считать, что срок для договора поставки не является существенным условием (см. постановление 15-го ААС от 06.08.2018 по делу № А32-39633/2017).

Признание договора поставки недействительным или незаключенным

Вопросы действительности и заключенности договора всегда должны быть в поле зрения суда, независимо от предмета иска, согласно давней рекомендации ВАС РФ (п. 2 постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых процессуальных вопросах…» от 23.07.2009 № 57).

Является ли незаключенным договор с протоколом разногласий

На практике возникают сложности в правовой квалификации договора, который подписан другой стороной с протоколом разногласий, а также протоколом согласования разногласий.

Договор поставки следует считать действующим, если:

  • он подписан сторонами и в нем согласован предмет (существенное условие в силу закона);
  • отсутствует прямое заявление одной из сторон о необходимости согласования какого-либо условия, без чего она не считает этот договор заключенным (п. 1 ст. 432 ГК РФ);
  • стороны каким-либо образом подтвердили его действие (приступили к исполнению).

Последнее условие в рассматриваемой ситуации не является обязательным. Так, по одному из дел суд признал подлежащим исполнению договор, к которому были составлены протокол разногласий и протокол согласования разногласий, на том основании, что существенные условия поставки согласованы сторонами (см. постановление АС МО от 27.08.2018 по делу № А40-133062/2017).

Судебная практика о признании договора поставки недействительным

Споры о недействительности договоров поставки можно назвать типичными для отношений, связанных:

  • с поставками для муниципальных или государственных нужд (в этом случае основания и последствия недействительности сделок применяются с некоторыми особенностями, см. пп. 18, 19, 26 Обзора судебной практики применения законодательства о контрактной системе…, утв. Президиумом ВС РФ 28.06.2017, постановление АС СКО от 09.11.2018 по делу № А18-1151/2017);
  • оспариванием фиктивной задолженности в рамках применения законодательства о банкротстве (см., например, постановления АС УО от 12.11.2018 по делу № А07-14712/2016, АС ЗСО от 12.11.2018 по делу № А46-14368/2016).

Другой категорией споров о недействительности сделок, связанных с поставкой, являются иски о признании недействительным отказа от договора, которые в практике нередки (см., к примеру, определение ВС РФ от 23.10.2018 № 306-ЭС18-16324 по делу № А55-26269/2017).

Доставка товара

Доставка товара при отсутствии договорного регулирования осуществляется способом по усмотрению поставщика (ст. 510 ГК РФ). В судебной практике затрагиваются следующие аспекты доставки:

  • Соблюдение срока доставки. Здесь встречаются необычные ситуации. Например, если предусмотрена передача товара после оплаты, применяются правила ст. 314 ГК РФ о разумном сроке доставки (постановление АС УО от 16.11.2018 по делу № А76-10152/2017).
  • Использование надлежащего способа доставки, согласованного сторонами или избранного поставщиком самостоятельно (ст. 510 ГК РФ), если в договоре он не определен (см. постановление АС ДО от 29.06.2018 по делу № А59-3420/2016).
  • Правильность примененного расчета стоимости доставки. В частности, если выбор способа доставки возложен на поставщика, покупатель обязан оплатить ее стоимость, определенную поставщиком и транспортной организацией, и не вправе претендовать на согласование с ним этого параметра (см. постановление 1-го ААС от 14.02.2018 по делу № А39-258/2017).

Принятие товара и возврат тары

Общие правила приемки товара

В соответствии с пп. 1, 2 ст. 513 ГК РФ покупатель (получатель) обязан совершить все необходимые действия, обеспечивающие принятие товаров, поставленных в соответствии с договором поставки.

В срок, определенный законом, иными правовыми актами, договором поставки или обычаями делового оборота, покупатель обязан:

  • осмотреть товары;
  • проверить количество и качество принятых товаров в порядке, установленном законом, иными правовыми актами, договором или обычаями делового оборота, и незамедлительно письменно уведомить поставщика о выявленных несоответствиях или недостатках товаров.

Если покупатель нарушил порядок приемки товара, в некоторых случаях доказать факт невыполнения поставщиком обязательств в части количества или качества становится невозможно. Особенно это касается ситуации, когда поставке подлежит товар, определяемый родовыми признаками, а не индивидуально-определенная вещь, поскольку суд может признать, что после передачи товара покупателю проверка его качества и назначение по делу судебной экспертизы стали невозможны (см. постановление АС ЗСО от 31.07.2018 по делу № А03-16638/2017).

Ответственное хранение непринятого товара

Покупатель, отказывающийся от приемки товара, должен (ст. 514 ГК РФ):

  • принять его на ответственное хранение;
  • незамедлительно уведомить об этом поставщика.

Эта процедура действует до реализации покупателем правомочия на замену или возврат товара. В случае если покупатель не известил поставщика, товар считается принятым (см. постановление АС УО от 16.04.2018 по делу № А07-8835/2017).

Только при надлежащем соблюдении приведенного порядка покупатель вправе рассчитывать на компенсацию своих расходов на оплату ответхранения (п. 3 ст. 514 ГК РФ). Кроме того, подлежат установлению все обстоятельства хранения товара, которые должны подтверждаться документально (см. постановление 9-го ААС от 06.11.2018 по делу № А40-132446/2018).

Так, по одному из дел истцу было отказано в возмещении расходов, поскольку не была доказана целесообразность передачи товара для хранения третьему лицу (истец также обладал соответствующей возможностью), а также было установлено, что поставщик обращался с требованиями о возврате ему непринятого товара, которые были оставлены без рассмотрения (см. постановление 7-го ААС от 09.11.2018 по делу № А27-10255/2018).

Если поставщик не имеет возможности выполнить свое обязательство, он также вправе принять товар на ответственное хранение (см. постановление 9-го ААС от 03.05.2018 по делу № А40-75055/2017).

Возврат многооборотной тары

Тара подлежит возврату при условии, что эта обязанность возложена на покупателя договором (ст. 517 ГК РФ). При нарушении этой обязанности покупателем поставщик может использовать один из 2 вариантов защиты права: предъявление требования о возврате в натуре (применяется, к примеру, в отношении вагонов-цистерн) или взыскание стоимости тары — более эффективный вариант при ее низкой себестоимости (см. постановление 9-го ААС от 09.11.2018 по делу № А40-132446/2018).

В предмет доказывания по таким спорам входят:

  • наличие условий о возврате тары в договоре;
  • передача товара в таре;
  • стоимость тары (при взыскании стоимости);
  • возврат тары (для продавца).

В данной ситуации отрицательный факт (отсутствие возврата) не требует доказывания. Бремя доказывания обратной отправки тары возлагается на покупателя. Указание срока для возврата не является обязательным, т. к. при его отсутствии применяется ст. 314 ГК РФ (п. 19 постановления № 18).

Представляет сложность определение обязанного субъекта в части доставки тары, если этот вопрос не урегулирован договором. Так, по одному из дел была рассмотрена ситуация, когда покупатель считал, что поставщик обязан забрать тару самостоятельно, и выставил счет для оплаты хранения тары. Суд посчитал иначе и обязал покупателя возвратить тару (см. постановление 17-го ААС от 06.11.2018 по делу № А60-22917/2018).

Обязанность по возврату тары может быть обеспечена неустойкой (см. постановление 8-го ААС от 23.11.2018 по делу № А46-7168/2018).

Последствия поставки ненадлежащего или некачественного товара

Судебная практика о поставке некачественного товара: доказывание

Продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору, и отвечает за недостатки товара, если покупатель докажет, что недостатки товара появились до его передачи покупателю или по причинам, возникшим до этого момента (п. 1 ст. 469, п. 1 ст. 476 ГК РФ).

Смотрите так же:  Налоговый кодекс вычет при продаже автомобиля

Доказать в данной ситуации требуется:

  1. Соблюдение покупателем обязанностей по приемке и извещению поставщика, рассмотренных выше (см. постановление АС УО от 16.11.2016 № А76-26202/2017).
  2. Требования к качеству из числа перечисленных в договоре. Например, если в договоре не указано, что товар новый, покупатель не вправе ссылаться на это (см. постановление 2-го ААС от 03.08.2018 по делу № А17-9476/2017).
  3. Несоответствие требованиям. По таким делам может быть назначена экспертиза (см. постановление АС ЗСО от 04.09.2018 по делу № А70-9064/2017). Однако если ни одна из сторон не воспользуется правом ходатайствовать о ее назначении, спор разрешается по имеющимся доказательствам (см. постановление АС ДО от 19.11.2018 по делу № А59-3590/2016). При поставке товара, определенного родовыми признаками, суд может признать ее назначение нецелесообразным ввиду невозможности идентификации (постановление АС ЗСО от 31.07.2018 по делу № А03-16638/2017).

Последствия поставки ненадлежащего или некачественного товара

Если недостатки товара не были заранее оговорены, покупатель при их обнаружении вправе потребовать (п. 1 ст. 475, п. 1 ст. 518 ГК РФ):

  • Соразмерного уменьшения покупной цены (например, если часть партии товара забракована, см. решение АС Камчатского края от 12.01.2018 по делу № А24-4473/2016).
  • Безвозмездного устранения недостатков товара в разумный срок. При этом целесообразно согласовывать длительность этого периода заранее, в противном случае покупателю будет сложно доказать просрочку (см. постановление 11-го ААС от 15.05.2018 по делу № А49-9685/2017).
  • Возмещения своих расходов на устранение недостатков товара (см. постановление АС ВВО от 01.0.2018 по делу № А39-5489/2016).
  • Возврата денег (отказавшись от исполнения договора при наличии существенных недостатков товара). Здесь также применим абз. 2 п. 2 ст. 523 ГК РФ (см постановление 13-го ААС от 25.04.2018 по делу № А56-51401/2017). В этом случае суд должен определить судьбу переданного товара (на это указал ВС РФ в определении от 14.07.2016 № 302-ЭС15-17588 по делу № А33-8252/2014).
  • Замены товара (при существенных недостатках, возврате товара потребителем, п. 2 ст. 518 ГК РФ).

Поставщик вправе незамедлительно заменить некачественный товар, что влечет утрату покупателем приведенных правомочий (п. 1 ст. 518 ГК РФ).

Взыскание задолженности по поставке

Судебная практика по взысканию задолженности по договору поставки по большей части относится к взысканию поставщиком оплаты за переданный товар.

Нормы о поставке содержат только несколько детализирующих правил об оплате товара (форма расчетов — платежные поручения, оплата покупателем при отказе плательщика, срок оплаты при поставке комплекта, ст. 516 ГК РФ).

Для определения наличия задолженности необходимо установить факт нарушения срока оплаты. В поставке применяются сроки, установленные договором, а при их отсутствии оплата производится:

  • Непосредственно до или после получения товара (п. 1 ст. 486 ГК РФ). В частности, по этому правилу определяется срок оплаты по разовой поставке (см. постановление 11-го ААС от 15.05.2018 по делу № А65-39313/2017). Как правило, днем, когда покупатель обязан произвести оплату, считается следующий день после поставки.
  • При оплате комплекта — после поставки последней части (п. 3 ст. 516 ГК РФ).

В соответствии с п. 3 ст. 487 ГК РФ, если продавец, получивший сумму предварительной оплаты, не исполняет обязанность по передаче товара в установленный срок (ст. 457 ГК РФ), покупатель вправе потребовать передачи оплаченного товара или возврата суммы предварительной оплаты за товар, не переданный продавцом.

Неустойка, поручительство и другие виды обеспечения при поставках

Судебная практика о неустойке по договору поставки и ее взыскании

При взыскании неустойки в отношении поставки действуют общие правила. Подробнее с ними можно ознакомиться в материалах:

Необходимо также учитывать некоторые моменты специального характера, в частности:

  1. В случае если срок оплаты не согласован, неустойка исчисляется после истечения срока оплаты, установленного п. 1 ст. 486 ГК РФ, т. е. со следующего дня после получения товара (см. постановление АС СКО от 14.11.2018 по делу № А53-5864/2018).
  2. Для исчисления неустойки, предусмотренной п. 3 ст. 487 ГК РФ (взыскивается с продавца, своевременно не поставившего товар), необходимо установление срока поставки и срока действия договора — в этих временных пределах возможно ее начисление (см. постановление АС МО от 11.10.2018 по делу № А40-166920/2017).
  3. Если товар поставляется партиями, с разными сроками оплаты, неустойка исчисляется отдельно по суммам оплаты за каждую партию (см. постановление 4-го ААС от 02.11.2018 по делу № А58-2850/2018).

Судебная практика о поручительстве по договору поставки

Поручительством может быть обеспечена не только обязанность покупателя по оплате товара, но и обязательства поставщика (в денежном выражении — в части возмещения убытков, уплаты неустойки и др.). Соответствующие разъяснения были даны в пп. 1, 12 постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах…» от 12.07.2012 № 42.

При применении норм параграфа 5 гл. 23 ГК РФ к отношениям, связанным с поставкой, представляют интерес следующие выводы из судебной практики:

  • если в договоре указано, что поручительство распространяется на все обязательства стороны по договору поставки, оно сохраняется и в случае новации обеспеченного обязательства (постановление АС ВВО от 21.03.2018 по делу № А31-2061/2017);
  • если в качестве поручителя (соответчика) выступает гражданин, не имеющий предпринимательского статуса, дело не может быть рассмотрено арбитражным судом независимо от того, что спор имеет экономический характер, на основании ст. 27 АПК РФ (постановление АС МО от 19.10.2018 по делу № А41-35930/2017);
  • предъявление требования к поручителю возможно только по долгам, возникшим в период действия обеспеченного договора (постановление 13-го ААС от 12.12.2017 по делу № А56-39373/2017).

Судебная практика по другим способам обеспечения

Наиболее распространенные способы обеспечения применительно к поставке рассмотрены выше, но применяются и другие способы с некоторыми особенностями:

  • Обязательство по оплате товара зачастую обеспечивается задатком или обеспечительным платежом, которые необходимо дифференцировать от аванса (см. постановления АС ЦО от 31.07.2018 по делу № А36-10166/2017, АС УО от 02.07.2018 по делу № А76-13287/2017).
  • Удержание при поставках применяется редко в силу особенностей правоотношений. В частности, поставщик не может применить удержание в отношении товара, который должен быть передан, поскольку он не принадлежит покупателю на праве собственности (см. постановление АС СЗО от 10.10.2017 по делу № А21-7810/2015).
  • При поставках на значительные суммы нередко для обеспечения денежных обязательств покупателя применяется залог оборудования и недвижимости (см. постановление 16-го ААС от 06.11.2018 по делу № А63-16111/2018, определение ВС РФ № 303-ЭС18-18424 от 06.11.2018 по делу № А73-16319/2016), независимые гарантии и др.

Итак, по договору поставки могут возникать споры различного характера, что влечет применение соответствующих норм ГК РФ о поставке и купле-продаже (субсидиарно). В нашей статье рассмотрены споры, возникающие вследствие ненадлежащего исполнения обязательств участниками договорных правоотношений — поставщиком или покупателем (просрочка оплаты, невозврат тары, недопоставка и др.).

Статья оказалась полезной? Подписывайтесь на наш канал RUSЮРИСТ в Яндекс.Дзен!

Договор поставки: анализ судебной практики

То, что торговля – двигатель экономического прогресса, факт бесспорный. А основу любых современных торговых операций составляет договор поставки, что и определяет его особый статус в когорте других хозяйственных договоров.

Несмотря на это, число ошибок при составлении и исполнении договоров поставки со временем не уменьшается.

Сегодня мы открываем серию статей, посвященных анализу наиболее распространенных и значимых ошибок, выявленных судами при рассмотрении конкретных дел.

По смыслу ст. 506 ГК РФ договор поставки должен составляться в письменной форме. Между тем вопрос о том, что же следует считать соблюдением письменной формы договора поставки, окончательно не решен.

Например, ФАС Западно-Сибирского округа пришел к выводу, что договор поставки заключен посредством факсимильной связи в силу соглашения сторон. В договоре стороны оговорили, что для ускорения согласований подписанные документы, переданные по факсу, считаются действительными и правомочными до получения оригиналов документов (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.05.2007 № Ф04-2412/2007 (33624-А45-10).

Помимо обмена документами, письмами и т.п. Закон (п. 3 ст. 438 ГК РФ) позволяет также лицу, получившему оферту, выполнить в срок, установленный для ее акцепта, условия договора, указанные в ней. Такие действия, свидетельствующие об акцепте, именуются конклюдентными, будут свидетельствовать о заключении сторонами сделки. При этом не следует забывать, что в силу требования п. 1 ст. 161 ГК РФ конклюдентные действия юридических лиц должны подтверждаться письменными доказательствами.

Так, ФАС Восточно-Сибирского округа в Постановлении от 29.05.2007 № А19-24825/06-14-46-Ф02-3092/07 отказал в удовлетворении исковых требований, исходя из того, что, «несмотря на отсутствие договора в письменной форме, договор между сторонами признается заключенным, поскольку истцом товар оплачен, принят и частично использован, а ответчиком взятые на себя обязательства исполнены».

Аналогичным образом ФАС Северо-Западного округа в Постановлении от 12.03.2008 № А56-10855/2007 признал договор поставки нефтепродуктов заключенным (несмотря на то что приложение к нему, в котором указывалась цена товара, было подписано неустановленным лицом), поскольку нефтепродукты были приняты покупателем и частично оплачены им по ценам, указанным в данном приложении.

В развитии этой темы ВАС РФ оказался еще более категоричным, указав в Определении от 11.01.2008 № 17536/07 по делу № А40-6558/07-135-69, что для признания соответствующих действий офертополучателя акцептом ГК РФ не требует выполнения ее условий в полном объеме. В этих целях для квалификации указанных действий в качестве акцепта достаточно, чтобы лицо, получившее оферту (проект договора), приступило к ее исполнению на условиях, указанных в ней, и в установленный для ее акцепта срок.

Поставка как объект народного творчества

Очень часто на практике участникам рынка сложно сориентироваться в многообразии условий договора поставки и учесть все нюансы будущих продаж: номенклатуру, количество изделий, порядок расчетов и т.д.

По этой причине обычный договор поставки часто трансформируется в рамочный (беспредметный) договор и обрастает огромным количеством сопутствующей документации: спецификациями, заявками, накладными и т.п., являющимися его неотъемлемой частью.

Суды к такой «народной инициативе» относятся по-разному. Тем не менее, несмотря на многообразие и причудливость вновь изобретенных форм, можно выделить некоторые общие тенденции.

По основаниям, уже изложенным выше, ВАС РФ признал факт выставления продавцом счетов на оплату и их последующую оплату покупателем как доказательство заключения между ними договора купли-продажи на условиях, оговоренных в каждом конкретном счете (Определение ВАС РФ от 19.03.2008 № 3370/08).

Заявки вместо поставки

Точно так же, как разовые сделки купли-продажи, расценил ВАС РФ в Определении от 15.01.2008 № 17523/07 поставку продавцом покупателю нефтепродуктов на основании его письменных заявок.

Несколько по-иному судьи расценили попытку приобщения к договору поставки накладных.

В одном из рассматриваемых случаев стороны заключили договор, в соответствии с которым поставщик обязался поставить покупателю стройматериалы, а последний – принять и оплатить их (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21.02.2008 № А56-3971/2007). Договором предусматривалось, что наименование, количество, цена и ассортимент стройматериалов указываются в согласованных сторонами заявках, счетах, счетах-фактурах и накладных, являющихся неотъемлемой частью договора.

ФАС признал договор поставки заключенным, сославшись на то, что «накладные, являющиеся неотъемлемой частью договора поставки, содержат наименование товара, ассортимент, количество и цену».

Аналогичную позицию ФАС Северо-Западного округа изложил и в Постановлении от 09.08.2007 № А56-18887/2006.

А вот ВАС РФ в сходной ситуации оказался менее лоялен (Определение ВАС РФ от 09.10.2007 № 12240/07).

В подтверждение факта поставки товара истец представил суду договор; спецификацию, подписанную только им самим; товарную накладную и счет-фактуру без подписи лица, получившего товар. Товар был оплачен покупателем лишь частично, что послужило причиной для иска.

Суд пришел к выводу о том, что договор поставки заключен не был, т.к. представленное платежное поручение о частичной оплате товара, поставленного по накладной, не может считаться доказательством исполнения обязательств по спорному договору.

По своему смыслу спецификация не может существовать в отрыве от основного договора. Она призвана детализировать отдельные положения договора поставки и является его неотъемлемой частью.

Смотрите так же:  Алименты на нетрудоспособных совершеннолетних детей рб

Как следует из текста Постановления ФАС Северо-Западного округа от 15.01.2008 № А26-668/2007, по договору поставщик обязался поставить продукцию в количестве, ассортименте и сроки в соответствии со спецификациями, прилагаемыми к договору и являющимися его неотъемлемой частью.

Согласно ч. 2 ст. 467 ГК РФ ассортимент товаров может быть определен в договоре либо может быть установлен порядок определения ассортимента.

Учитывая изложенное, суд пришел к выводу, что, поскольку в договоре установлен порядок определения ассортимента, сроков и количества товаров, подлежащих поставке, а именно в согласованной сторонами спецификации, товары, поставленные на основании подписанных обеими сторонами спецификаций, являются поставками в рамках одного договора.

В отношении оценки влияния на договор счета-фактуры мнения судей разделились. Можно выделить как минимум три позиции по этому вопросу.

Так, ФАС Западно-Сибирского округа склонен рассматривать договор поставки, в котором количество товара устанавливается счетами-фактурами и расходными накладными, как разовую сделку купли-продажи (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15.05.2007 № Ф04-2701/2007(33883-А03-21).

По мнению ФАС Дальневосточного округа, если оферта со всеми существенными условиями договора поставки товаров покупателем принята к исполнению путем приемки товаров по количеству, ассортименту и цене согласно счету-фактуре поставщика, то письменную форму договора поставки следует считать соблюденной (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 06.03.2007, 27.02.2007 № Ф03-А24/07-1/171).

С этим мнением не согласен ФАС Западно-Сибирского округа (Постановление от 14.06.2007 № Ф04-3729/2007 (35086-А45-17).

По условиям договора объемы поставленного товара согласовываются сторонами в графике, являющемся неотъемлемой частью договора. Отгрузка истцом товара производится на основании заявки ответчика, отправленной ему при помощи факсимильной связи.

ФАС решил, что такой договор поставки в силу ст. 432 ГК РФ не может считаться заключенным, так как он не содержит существенного условия – не позволяет определить сроки поставки.

Проблемы квалификации договора поставки

Рубрика: 9. Гражданское право и процесс

Статья просмотрена: 4644 раза

Библиографическое описание:

Коспанов А. А. Проблемы квалификации договора поставки [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы Междунар. науч. конф. (г. Пермь, март 2012 г.). — Пермь: Меркурий, 2012. — С. 85-88. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/41/1687/ (дата обращения: 01.02.2019).

Договор поставки – один из наиболее часто применяемых в хозяйственном обороте договоров. Не будет преувеличением сказать, что договор поставки является важнейшей гражданско-правовой конструкцией в предпринимательской сфере, опосредующей движение товаров между всеми участниками хозяйственного оборота.

Являясь одним из видов договора купли-продажи, договор поставки в то же время имеет свои квалифицирующие признаки, что предопределяет применение к нему специальных правил, учитывающих его специфику.

В то же время правильная квалификация договора поставки зачастую вызывает сложности. Рассматривая конкретные правоотношения сторон сделки, не всегда просто отграничить договор поставки от смежных договорных конструкций (в частности, от иных видов купли-продажи). При этом как в теории гражданского права, так и в судебной практике можно обнаружить принципиально различные подходы при толковании и применении квалифицирующих признаков договора поставки.

В настоящей статье мы рассмотрим некоторые актуальные вопросы и проблемы, возникающие при квалификации договора поставки.

Согласно ст. 506 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием [1].

Исходя из приведенного в ст. 506 ГК РФ определения, можно выделить следующие квалифицирующие признаки договора поставки:

1. Поставщик – лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность.

2. Покупатель приобретает товар по договору поставки для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Рассмотрим подробнее первый квалифицирующий признак договора поставки.

В теории гражданского права можно обнаружить различные подходы к определению правового статуса поставщика.

Так, в одних источниках указывается, что «в качестве продавца (поставщика) в договоре поставки выступает предприниматель. Это может быть коммерческая организация либо гражданин – индивидуальный предприниматель» [2, с. 74]. Как видим, такой подход исключает из числа возможных поставщиков некоммерческие организации.

В то же время, согласно позиции других теоретиков гражданского права, «в качестве поставщика всегда должно выступать лицо, являющееся предпринимателем, т.е. это может быть либо коммерческое юридическое лицо, либо некоммерческое юридическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность для достижения своих уставных целей, либо гражданин-предприниматель, либо договорные объединения юридических лиц (концерны, консорциумы и пр.)» [ 3, с. 102 ] .

Второй подход представляется нам более правильным.

Если говорить о некоммерческих организациях как возможных поставщиках-продавцах по договору поставки, то следует учитывать, что п. 3 ст. 50 ГК РФ допускает осуществление некоммерческими организациями предпринимательской деятельности, если это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствует этим целям. В свою очередь ст. 506 ГК РФ, определяя в качестве одной из сторон договора поставки «поставщика-продавца, осуществляющего предпринимательскую деятельность», не ограничивает субъектный состав лиц, имеющих право согласно гражданскому законодательству вести такую предпринимательскую деятельность.

Таким образом, по нашему мнению, в качестве поставщика-продавца по договору поставки может выступать некоммерческая организация, осуществляющая предпринимательскую деятельность в пределах, определенных в п. 3 ст. 50 ГК РФ.

Договорные объединения юридических лиц и иные виды предпринимательских объединений (концерны, консорциумы, корпорации, холдинги, финансово-промышленные группы, пулы и др.), на наш взгляд, также могут выступать на стороне поставщика по договору поставки. Однако, поскольку ни один из видов предпринимательских объединений не получил регламентации в российском гражданском законодательстве (кроме предпринимательского объединения, основанного на договоре простого товарищества), скорее в этом случае следует говорить не о едином (консолидированном) субъекте на стороне поставщика, а о совокупности самостоятельных субъектов, совместно выступающих в роли поставщика по договору поставки. То есть в таких ситуациях имеет место множественность на стороне поставщика (в то же время, как показывает практика, предпринимательские объединения чаще выступают в хозяйственном обороте через отдельных юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (участников таких объединений)).

Второй квалифицирующий признак также неоднозначно трактуется в теории гражданского права и в судебной практике.

Как указал Высший Арбитражный Суд РФ в Постановлении Пленума от 22 октября 1997 г. № 18, под целями, не связанными с личным использованием, следует понимать в том числе приобретение покупателем товаров для обеспечения его деятельности в качестве организации или гражданина-предпринимателя (оргтехники, офисной мебели, транспортных средств, материалов для ремонтных работ и т.п.). Однако в случае, если указанные товары приобретаются у продавца, осуществляющего предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, отношения сторон регулируются нормами о розничной купле-продаже (параграф 2 главы 30 ГК РФ) [4].

Несмотря на приведенное разъяснение Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, понятие «цели, не связанные с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием» толкуется неоднозначно.

Например, по мнению некоторых ученых, такие цели имеют место при реализации товаров в том числе детскому саду (соответственно такой договор отвечает признакам, предусмотренным ст. 506 ГК РФ) [2, с. 74].

В то же время, как свидетельствует судебная практика, суды квалифицируют как розничную куплю-продажу (а не как поставку) не только продажу товаров детским садам и школам (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 4 сентября 2008 г. по делу № А12-18550/07, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 июля 2008 г. по делу № А53-21494/2007-С6-27, Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12 мая 2008 г. по делу № А39-3276/2007), но также, например, продажу товаров учреждениям здравоохранения и социальной защиты (Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 6 июля 2010 г. по делу № А19-17845/09, Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 9 июля 2009 г. по делу № А72-7445/2008, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 17 сентября 2007 г. по делу № А66-1973/2007), продажу товаров санаторно-оздоровительному комплексу (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 20 сентября 2007 г. по делу № А56-21695/2006) [5].

Более того, даже реализацию больших партий товаров индивидуальным предпринимателям и коммерческим организациям суды в некоторых случаях признают розничной куплей продажей, например:

— регулярную продажу партий молока коммерческим организациям для последующего обеспечения молоком работников, работающих во вредных условиях (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 1 февраля 2010 г. по делу № А60-20711/2009-С8);

— регулярную продажу продовольственных и непродовльственных товаров муниципальному унитарному предприятию с использованием безналичных расчетов (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 10 декабря 2009 г. по делу № А42-2682/2009);

— продажу продовольственных товаров индивидуальным предпринимателям и коммерческим организациям, но за наличный расчет (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 6 сентября 2006 г. по делу № А68-АП-750/14-05);

— продажу через розничный склад товаров индивидуальному предпринимателю для последующего использования в предпринимательской деятельности (строительство торгово-складского комплекса) (Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 ноября 2010 г. по делу № А28-10741/2009) [6].

Как видим, суды достаточно вольно толкуют положения гражданского законодательства о поставке и розничной купле-продаже, не обнаруживая в некоторых весьма спорных ситуациях второго квалифицирующего признака договора поставки – приобретения товара для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

В связи с этим, полагаем, этот квалифицирующий признак нуждается в детальной конкретизации непосредственно в ст. 506 ГК РФ, поскольку вопрос разграничения розничной купли-продажи и поставки связан не только с правильным применением к правоотношениям сторон императивных и диспозитивных норм гражданского законодательства (в отношении порядка и условий передачи товара, ответственности продавца и др.), но и затрагивает налогово-правовые обязательства. Так, согласно ст. 346.26 Налогового кодекса РФ, розничная торговля в некоторых случаях подлежит обложению единым налогом на вмененный доход, в то время как продажа товаров по договору поставки этим налогом не может облагаться ни в каких случаях [7].

Следует также учитывать, что поставщик-продавец на этапе заключения договора не всегда имеет возможность достоверно установить цели, для которых тот или иной товар приобретается покупателем.

Так, при приобретении, например, строительной компанией высотного башенного крана проблем с квалификацией договора не возникает – такой товар может приобретаться только для предпринимательских целей, соответственно отношения сторон должны быть оформлены договором поставки.

Но как поставщику однозначно установить, для каких целей физическое лицо, имеющее, кроме того, статус индивидуального предпринимателя, приобретает, к примеру, малотоннажный грузовой автомобиль, пассажирский микроавтобус или легковой автомобиль? В принципе, такие товары могут использоваться и в личных целях, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (в этом случае покупатель – физическое лицо выступает не в качестве предпринимателя, а как обычный гражданин). Но малотоннажный грузовой автомобиль и пассажирский микроавтобус также могут использоваться, соответственно, для коммерческих грузо- или пассажироперевозок, а легковой автомобиль может использоваться в качестве такси. В этом случае покупатель – физическое лицо выступает уже в качестве предпринимателя.

Можно даже предположить ситуацию, когда покупатель умышленно скрывает от продавца цели приобретения и последующего использования товара, для того, чтобы воспользоваться дополнительными правами и гарантиями, предусмотренными законодательством о защите прав потребителей. В таких случаях, защищая свои законные права и интересы, продавец должен будет доказать, что приобретенный товар фактически использовался покупателем в предпринимательских целях.

Соответственно, полагаем, заключенный между сторонами договор розничной купли-продажи в последующем, при выявлении соответствующих квалифицирующих признаков, может быть переквалифицирован судом в договор поставки. Как указал Высший Арбитражный Суд РФ в Постановлении Пленума от 22 октября 1997 г. № 18, квалифицируя правоотношения участников спора, судам необходимо исходить из признаков договора поставки, предусмотренных ст. 506 ГК РФ, независимо от наименования договора, названия его сторон либо обозначения способа передачи товара в тексте документа.

Смотрите так же:  Усн 6 пособие

Однако, во избежание возможных случаев недобросовестного сокрытия покупателем целей использования приобретенного товара (для того чтобы воспользоваться дополнительными правами и гарантиями, предусмотренными законодательством о защите прав потребителей), полагаем возможным включить в гражданское законодательство презумпцию, согласно которой при возникновении спора о целях приобретения коммерческой организацией либо индивидуальным предпринимателем товара предполагается, что такой товар приобретен для использования в предпринимательских целях, пока покупателем не доказано обратное.

Как свидетельствует судебная практика, в некоторых случаях возникают трудности при разграничении договора поставки и договора контрактации.

Так, по одному из дел суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили иск покупателя к поставщику, взыскав с последнего убытки в виде разницы между предусмотренной договором ценой недопоставленного подсолнечника и текущей ценой. При этом суды первой и апелляционной инстанций квалифицировали заключенный между истцом и ответчиком договор как договор поставки. Однако Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа Постановлением от 4 декабря 2002 г. по делу № Ф08-3553/2002 отменил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в части взыскания с ответчика убытков, указав, что судебные инстанции неверно квалифицировали заключенный между истцом и ответчиком договор. При сопоставлении условий договора по субъектному составу, предмету и целям, с учетом того, что поставщиком являлся сельхозпроизводитель, покупателем – предприниматель (лицо, осуществляющее закупку продукции с предпринимательской целью), предметом договора являлась сельхозкультура, и с учетом представленных ответчиком доказательств осуществления посевов подсолнечника, суд квалифицировал договор как договор контрактации. Поскольку согласно ст. 538 ГК РФ по договору контрактации производитель сельскохозяйственной продукции несет ответственность при наличии вины, а материалами дела подтверждено, что значительная часть урожая подсолнечника, подлежавшего передаче истцу, погибла в результате засухи, суд посчитал необоснованным взыскание с ответчика (поставщика) понесенных покупателем убытков [8].

Как видим, правильная квалификация договора в некоторых случаях имеет важнейшее практическое значение, влияя, в частности, на размер и условия наступления ответственности сторон по договору.

В теории отмечается, что «при разграничении договоров поставки и контрактации нужно учитывать профессиональную деятельность продавца и вид подлежащих передаче товаров. Продавцом по договору контрактации является производитель сельскохозяйственной продукции. Контрактируется при этом будущая сельскохозяйственная продукция, подлежащая выращиванию или производству и не прошедшая переработку» [2, с. 74].

На первый взгляд достаточно просто отграничить договор поставки от договора продажи недвижимости по виду продаваемой вещи (признаки недвижимого имущества приведены в ст. 130 ГК РФ). Однако это касается случаев продажи вещей, являющихся недвижимыми по своей природе (земельные участки и участки недр), и вещей, прочно связанных с землей (здания, сооружения, объекты незавершенного строительства и др.).

Если же говорить о продаже объектов, которые признаны недвижимостью в силу закона (подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты), вопрос правильной квалификации договора не так прост. Как отмечают в науке, правила параграфа 7 гл. 30 ГК РФ о договоре продажи недвижимости подлежат применению только при купле-продаже уже ранее зарегистрированных таких объектов (т.е. при вторичной купле-продаже). Однако изготовление (постройка) таких объектов и их передача заказчику должны опосредоваться договором поставки, поскольку изготовленные (построенные) воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты становятся недвижимостью после передачи заказчику и лишь в том случае, когда эти объекты зарегистрированы специально уполномоченными органами [2, с. 75].

Следует согласиться с такой позицией ученых, однако, считаем, не лишним будет конкретизировать этот вопрос непосредственно в нормах параграфа 7 гл. 30 ГК РФ.

При квалификации договора поставки следует учитывать, что договор поставки зачастую может содержать элементы других договоров, например договора подряда (если, к примеру, в договоре на поставщика возлагается обязанность своими силами произвести монтаж оборудования и пусконаладочные работы), договора на оказание услуг (например, обязанность поставщика обучить персонал покупателя навыкам работы с новым оборудованием), договора о передаче прав на результаты интеллектуальной деятельности (например, одновременно с товаром (оборудованием) передаются чертежи, технологии и т.д.). Такие договоры согласно п. 3 ст. 421 ГК РФ являются смешанными. К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

В заключение отметим, что правильная квалификация договора поставки имеет не только теоретическое, но и важнейшее практическое значение, предопределяя применение тех или иных императивных и диспозитивных норм гражданского законодательства. Однако отграничение договора поставки от иных договорных конструкций в некоторых случаях вызывает значительные трудности как у теоретиков гражданского права, так и у правоприменителей.

Для целей обеспечения правильной квалификации договора поставки, полагаем, следует внести некоторые изменения и дополнения в гражданское законодательство, в частности:

— конкретизировать понятие «иные цели, не связанные с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием»;

— закрепить презумпцию «предпринимательского» использования товаров, приобретенных субъектами предпринимательской деятельности;

— закрепить критерии, позволяющие однозначно определить, когда к продаже воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания и космических объектов применяются правила о продаже недвижимости, а когда правила о договоре поставки.

1. Гражданский кодекс РФ (части первая, вторая, третья, четвертая) от 30 ноября 1994 г., от 26 января 1996 г., от 26 ноября 2001 г., от 18 декабря 2006 г. (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301; 1996. № 9. Ст. 773; 1996. № 34. Ст. 4026; 1999. № 28. Ст. 3471; 2001. № 17. Ст. 1644; 2001. № 21. Ст. 2063; 2002. № 12. Ст. 1093; 2002. № 48. Ст. 4737; 2002. № 48. Ст. 4746; Российская газета. 27 декабря 2003 г. № 87; СЗ РФ. 2004. № 27. Ст. 2711; 2004. № 31. Ст. 3233; 2004. № 49. Ст. 4855; 2005. № 1. Ст. 15. Ст. 18. Ст. 39. Ст. 43. Ст. 45; 2005. № 13. Ст. 1080; 2005. № 19. Ст. 1752; 2005. № 27. Ст. 2722; 2005. № 30. Ст. 3100. Ст. 3120; 2006. № 52 (ч. 1). Ст. 5496; 2008. № 27. Ст. 3123; 2009. № 15. Ст. 1778; 2009. № 29. Ст. 3582; 2010. № 31. Ст. 4163; 2010. № 41 (ч. 2). Ст. 5188; 2011. № 7. Ст. 901; 2011. № 15. Ст. 2038; Российская газета. 02 декабря 2011 г. № 272.

2. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) // Под ред. О.Н. Садикова. М.: «КОНТРАКТ», «ИНФРА-М», 2006.

3. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) // Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина, М.: «Юрайт-Издат», 2006.

4. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки» // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. № 3.

5. Указанные решения федеральных арбитражных судов округов официально опубликованы не были. Тексты документов воспроизведены с использованием СПС «КонсультантПлюс».

6. Указанные решения федеральных арбитражных судов округов официально опубликованы не были. Тексты документов воспроизведены с использованием СПС «КонсультантПлюс».

7. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 5 августа 2000 г. (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 2000. № 32. Ст. 3340; 2001. № 33. Ст. 3413, 3429; 2002. № 1. Ст. 4; № 22. Ст. 2026; № 30. Ст. 3027, 3033; 2003. № 1. Ст. 2, 6; № 23. Ст. 2174; № 28. Ст. 2886; № 52. Ст. 5030; 2004. № 27. Ст. 2711; № 31. Ст. 3220, 3231; № 34. Ст. 3517, 3520, 3522, 3525; № 35. Ст. 3607; № 41. Ст. 3994; 2005. № 1. Ст. 30; № 24. Ст. 2312; № 30. Ст. 3118, 3128; № 52. Ст. 5581; 2006. № 3. Ст. 280; № 23. Ст. 2382; № 31. Ст. 3436, 3443, 3450; № 45. Ст. 4627; № 52. Ст. 5498; 2007. № 1. Ст. 31, 39; № 21. Ст. 2462; № 22. Ст. 2563, 2564; № 31. Ст. 3991, 4013; № 46. Ст. 5557; № 49. Ст. 6045, 6071; № 50. Ст. 6237, 6245; 2008. № 18. Ст. 1942; № 27. Ст. 3126; № 30. Ст. 3591, 3614; № 48. Ст. 5500, 5519; № 49. Ст. 5723; № 52. Ст. 6237; 2009. № 1. Ст. 13, 21, 31; № 11. Ст. 1265; № 29. Ст. 3598, 3639; № 30. Ст. 3739; № 48. Ст. 5711, 5731; № 51. Ст. 6153, 6155; № 52. Ст. 6444, 6455; 2010. № 15. Ст. 1737; № 19. Ст. 2291; № 31. Ст. 4198; № 32. Ст. 4298; № 40. Ст. 4969; № 47. Ст. 6034; № 48. Ст. 6247, 6248; № 49. Ст. 6409; 2011. № 50. Ст. 7347.

8. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 4 декабря 2002 г. по делу № Ф08-3553/2002 // Решение официально опубликовано не было. Текст документа воспроизведен с использованием СПС «КонсультантПлюс».

Договор розничной куплипродажи: вопросы применения.

розничная купляпродажа, кассовый чек, Российская Федерация, товарный чек, товар, потребитель, защита, Гражданский кодекс, предпринимательская деятельность, Постановление Пленума.

Гражданско-правовое регулирование договора поставки на.

договор поставки, предпринимательская деятельность, ГК РФ, Федеральный арбитражный суд, гражданское законодательство, подобное использование, суд, розничная купляпродажа, квалифицирующий признак договора.

Роль договоров и их свобода, а также принципы и порядок их.

договор поставки, предпринимательская деятельность, ГК РФ, Федеральный арбитражный суд, гражданское законодательство, подобное использование, суд, розничная купляпродажа, квалифицирующий признак договора поставки.

Регулирование договора поставки в советском законодательстве

Проблемы квалификации договора поставки | Статья в сборнике. Согласно ст. 506 Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ) по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность.

Понятие и особенности предпринимательского договора на.

предпринимательский договор, признаки предпринимательского договора, стороны предпринимательского договора.

. ГК РФ, расторжение договора, договор, гражданско-правовой договор, сторона, договор куплипродажи, существенное нарушение.

Договор куплипродажи, его виды и их общая характеристика

Особым видом договора куплипродажи является договор поставки для государственных нужд. Казалось бы, такая же поставка, однако в нем

Продать такую продукцию он может по договору контрактации, который также является разновидностью договора куплипродажи.

Общая характеристика договора куплипродажи | Молодой ученый

Купляпродажа – это важнейший договор в государствах, экономический тип которых является рыночным. Ключевые слова: купляпродажа, гражданское право, сделки, форма договора, гарантийный срок, ассортимент товара.

Правовая природа дистрибьюторского договора: проблемы.

В соответствии с первой, данный договор квалифицируют на основе поименованных в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее — «ГК РФ») договоров и применяют к нему нормы ГК РФ о соответствующих видах договоров: о куплепродаже, поставке.

Договор куплипродажи: виды, понятие и элементы

5) Договор контрактации

розничная купляпродажа, договор поставки, товар, Гражданский кодекс, договор, продавец, продажа предприятия, договор куплипродажи, недвижимое имущество, письменная форма.