Ответственность адвоката закон

Проект федерального закона № 410826-4 «О приостановлении действия подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»»

Вносится Депутатом#
Государственной Думы
Федерального Собрания
Российской Федерации
A.M. Макаровым

Приостановить действие подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 23, ст. 2102; 2003, N 44, ст. 4262; 2004, N 35, ст. 3607; N 52 (часть 1), ст. 5267) до дня вступления в силу федерального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов.

Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

Приложение
к проекту федерального закона
«О приостановлении действия
подпункта 6 пункта 1 статьи 7
Федерального закона «Об
адвокатской деятельности и
адвокатуре в Российской Федерации»

Пояснительная записка
к проекту Федерального# закона «О приостановлении действия подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

С 1 января 2007 года вступил в силу пункт 6 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», вводящий обязанность адвокатов страховать риск своей профессиональной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи.

При этом в соответствии со статьей 19 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре Российской Федерации» адвокат осуществляет страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи в соответствии с федеральным законом.

Из сопоставления указанных норм вытекает вывод о необходимости принятия специального федерального закона, регулирующего порядок и условия обязательного страхования профессиональной имущественной ответственности адвокатов.

На это указано и в Федеральном законе «Об организации страхового дела в Российской Федерации» от 31.12.1997 года N 157-ФЗ (с изменениями, внесенными Федеральным законом от 21.06.2004 года N 57-ФЗ). В соответствии с п. 4 этого закона условия и порядок осуществления обязательного страхования определяются федеральными законами о конкретных видах обязательного страхования. При этом в данной статье перечислены вопросы, подлежащие обязательному законодательному регулированию.

До настоящего времени федеральный закон, регламентирующий порядок и условия обязательного страхования ответственности адвокатов не принят, что лишает адвокатов практической возможности выполнять профессиональную обязанность по страхованию своей имущественной ответственности.

При этом в случае профессиональной необходимости адвокат вправе в соответствии с п. 3 ст. 45 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» добровольно страховать риск своей профессиональной имущественной ответственности, заключая договоры страхования на приемлемых для них условиях.

При разработке страхового продукта по обязательному страхованию профессиональной ответственности адвокатов адвокатское сообщество, страховщики и эксперты столкнулись с большим количеством трудноразрешимых проблем внутреннего и внешнего характера, что с учетом масштабности и сложности их решения существенно затрудняет принятие специального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов, а также не позволяет спрогнозировать временные рамки его разработки и принятия.

В связи с объективной невозможностью практического применения подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в отсутствие соответствующего нормативно-правового регулирования, действие указанного пункта необходимо приостановить вплоть до принятия специального закона о страховании ответственности адвокатов.

Приложение
к проекту федерального закона
«О приостановлении действия
подпункта 6 пункта 1 статьи 7
Федерального закона «Об
адвокатской деятельности и
адвокатуре в Российской Федерации»

Финансово-экономическое обоснование
к проекту федерального закона «О приостановлении действия подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

Принятие и реализация Федерального закона «О приостановлении действия подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не потребует дополнительных финансовых затрат за счет средств федерального бюджета.

Приложение
к проекту федерального закона
«О приостановлении действия
подпункта 6 пункта 1 статьи 7
Федерального закона «Об
адвокатской деятельности и
адвокатуре в Российской Федерации»

Перечень актов
федерального законодательства, подлежащих признанию утратившими силу, приостановлению, изменению, дополнению или принятию в связи с принятием проекта федерального закона «О приостановлении действия подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

Принятие проекта Федерального# закона «О приостановлении действия подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» не потребует признания утратившими силу, приостановления, изменения, дополнения или принятия актов федерального законодательства.

Заключение Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Государственной Думы Федерального Собрания РФ четвертого созыва на проект федерального закона N 410826-4 «О приостановлении действия подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»,
внесенный депутатом Государственной Думы А.М. Макаровым
(утв. 4 октября 2007 г.)

Комитетом по конституционному законодательству и государственному строительству рассмотрен проект федерального закона N 410826-4 «О приостановлении действия подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», внесенный депутатом Государственной Думы А.М. Макаровым.

Данным законопроектом предлагается приостановить действие подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

С 1 января 2007 года вступил в силу подпункт 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», согласно которому адвокаты обязаны осуществлять страхование риска своей профессиональной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи.

В соответствии со статьей 19 указанного Федерального закона адвокат осуществляет страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи в соответствии с федеральным законом.

Из сопоставления данных норм вытекает вывод о необходимости принятия специального федерального закона, регулирующего порядок и условия обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов. Однако до настоящего времени федеральный закон, регламентирующий вышеназванный порядок, не принят.

Таким образом, в отсутствие соответствующего нормативно-правового регулирования введение обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов практически невозможно.

Учитывая изложенное, Комитет по конституционному законодательству и государственному строительству рекомендует Государственной Думе принять указанный законопроект в первом чтении.

Утверждено «4» октября 2007 года

Заключение Правового управления Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 29 мая 2007 г. N вн 2.2-1/2178
по проекту федерального закона N 410826-4 «О приостановлении действия подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»,
внесенному депутатом Государственной Думы A.M. Макаровым
(первое чтение)

По проекту названного федерального закона сообщаем следующее.

Вызывает сомнение правомерность предлагаемого приостановления действия положения закона на неопределенный срок — «до вступления в силу федерального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов», то есть закона, проект которого к настоящему времени не разработан и не внесен в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.

Такая редакция страдает неопределенностью, отсутствием разумной стабильности правового регулирования, поскольку не содержит конкретной даты, до которой предлагается приостановить действие подпункта 6 пункта 1 статьи 7 закона об адвокатуре, а событие определено как «вступление в силу федерального закона, регулирующего вопросы обязательного страхования профессиональной ответственности адвокатов», что можно понять как необходимость принятия самостоятельного закона об обязательном страховании профессиональной ответственности адвокатов, хотя нормами, регулирующими вопросы обязательного страхования адвокатов, рациональнее всего дополнить закон об адвокатуре.

Обращаем также внимание, что пункт 4 статьи 3 Закона Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации» установил, что условия и порядок осуществления обязательного страхования определяются федеральными законами о конкретных видах обязательного страхования. В соответствии с пунктом 3 статьи 936 Гражданского кодекса Российской Федерации объекты, подлежащие обязательному страхованию, риски, от которых они должны быть застрахованы, и минимальные размеры страховых сумм определяются законом. Между тем, закон об адвокатуре прямо не установил профессиональную имущественную ответственность адвоката перед иными лицами или своим доверителем за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи и это делает затруднительным определение объектов, подлежащих страхованию, и перечня страховых случаев — обязательных элементов любого закона об обязательном страховании.

В этой связи заслуживает обсуждения вопрос о признании утратившим силу подпункта 6 пункта 1 статьи 7 закона об адвокатуре и внесение в статью 19 закона об адвокатуре изменения, предусматривающего право адвоката осуществлять указанное страхование.

По проекту имеется также замечание юридико-технического характера.

В соответствии с правилами юридической техники в наименовании законопроекта речь должна идти о внесении изменения в действующее положение закона.

Проект федерального закона N 410826-4 «О приостановлении действия подпункта 6 пункта 1 статьи 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»»

Текст проекта закона официально опубликован не был

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Смотрите так же:  Суд мировой перово

Ответственность адвокатов за вред, причиненный ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей

(«Закон», 2007, N 12)

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ АДВОКАТОВ ЗА ВРЕД, ПРИЧИНЕННЫЙ

НЕНАДЛЕЖАЩИМ ИСПОЛНЕНИЕМ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ

Шаров Г. К., член Совета, заместитель президента Федеральной палаты адвокатов РФ, кандидат юридических наук.

1. Имущественная ответственность адвоката

(деликтная и договорная)

За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом от 31.05.2002 N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (п. 2 ст. 7) (далее — Закон об адвокатуре). В Законе об адвокатуре говорится о корпоративной (дисциплинарной) и гражданско-правовой (имущественной) ответственности адвоката.

Кодекс профессиональной этики адвоката регулирует вопросы дисциплинарной ответственности адвоката перед адвокатской палатой.

Гражданский кодекс РФ определяет условия гражданско-правовой ответственности, во-первых, за нарушение обязательств (гл. 25), во-вторых, вследствие причинения вреда, когда потерпевший и причинитель вреда, как правило, не состоят в договорных отношениях (гл. 59).

В связи с профессиональной деятельностью адвоката, адвокатским статусом и принадлежностью к адвокатскому образованию гражданско-правовая ответственность адвоката перед доверителем, адвокатским образованием, адвокатской палатой и третьими лицами может быть как за нарушение обязательств (договорная), так и за причинение вреда (деликтная). Например, договорная перед доверителем по договору об оказании юридической помощи или деликтная перед адвокатским образованием или судом, если, выполняя свои профессиональные обязанности, адвокат причинит им имущественный вред (например, выступая в прениях, в порыве эмоций взмахнув рукой, неосторожно разобьет оконное стекло).

Гражданско-правовая ответственность адвоката, как любого гражданина, вне связи с его профессиональной деятельностью и адвокатским статусом также возможна как за нарушение обязательств (договорная), так и за причинение вреда (деликтная). Например, ответственность адвоката за невыполнение условий договора займа или за ущерб в результате ДТП никак не связана с его статусом адвоката.

Деликтом (противоправным действием или бездействием), как правило, является любое нарушение чужого субъективного права, повлекшее причинение вреда другому лицу, которое порождает обязанность возместить этот вред. При посягательстве на нематериальные блага гражданина, а также в иных случаях, предусмотренных законом, возможна обязанность компенсации морального вреда.

В отношении ответственности адвоката за моральный вред следует, кроме общих норм гражданского законодательства, руководствоваться п. 2 ст. 18 Закона об адвокатуре, в соответствии с которым адвокат за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение не может быть привлечен к какой-либо ответственности, кроме уголовной.

Общими условиями деликтной ответственности, как правило, являются противоправность поведения причинителя вреда, наступление вреда и его причинная связь с поведением причинителя вреда, а также вина причинителя вреда (умысел или неосторожность). Наличие всех этих условий требуется во всех случаях, если иное не установлено законом. Вред, по общему правилу, подлежит возмещению в полном объеме (включая моральный вред в случаях, предусмотренных законом) и чаще всего возмещается в виде компенсации убытков (ст. 15 ГК РФ). Ограничить объем возмещения вреда может только закон.

Нарушение гражданско-правовых обязательств (чаще всего договорных) может повлечь для нарушителя обязанность возместить причиненные потерпевшему убытки (реальный ущерб и упущенную выгоду). Такая ответственность применяется независимо от того, предусмотрена ли она договором или отраслевым законодательством, регулирующим данное обязательство. Именно такая ответственность возникает у сторон гражданско-правового договора (соглашения) об оказании юридической помощи, и именно об этой профессиональной имущественной ответственности адвоката говорится в Законе об адвокатуре.

Адвокат как любой гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено взыскание (ст. 24 ГК РФ).

Как любое лицо, адвокат отвечает за действия своих работников (стажеров, помощников, секретарей и др.) как в случае причинения ими вреда третьим лицам при исполнении трудовых обязанностей, так и в случае, когда действия таких работников по исполнению обязательств адвоката повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение договорного обязательства адвоката.

2. Договорные основания оказания адвокатом

Закон об адвокатуре устанавливает, что любую юридическую помощь (включая бесплатную для граждан и помощь по назначению) любому лицу адвокат оказывает на основе гражданско-правовых договоров. Например, договор на осуществление защиты по назначению в уголовном судопроизводстве является разновидностью договора в пользу третьего лица, сторонами которого являются адвокат и государство в лице уполномоченных органов и должностных лиц (дознавателя, следователя, прокурора или суда), которые действуют как законные представители государства на основании полномочий, предоставленных им УПК РФ. Это возмездный договор с оплатой по установленным тарифам за счет средств бюджета, заключение которого обязательно для адвоката.

Поскольку профессиональная деятельность адвоката заключается в оказании юридической помощи и осуществляется только на основе гражданско-правовых договоров, при оказании любой юридической помощи адвокат несет профессиональную имущественную ответственность за невыполнение или ненадлежащее выполнение своих профессиональных обязанностей.

3. Размер и характер

имущественной ответственности адвоката

Закон об адвокатуре, определяя перечень существенных условий гражданско-правового договора (соглашения) об оказании юридической помощи (п. 4 ст. 25), относит к таким существенным условиям размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения. Однако если условия о размере и характере ответственности адвоката не будут специально оговорены в договоре об оказании юридической помощи, такой договор не будет считаться незаключенным. В этом случае будет действовать общее правило о том, что убытки подлежат возмещению в полном объеме (ст. 15 ГК РФ). Поэтому применительно к ст. 432 ГК РФ условия о размере и характере ответственности адвоката не должны относиться к существенным условиям договора.

Размер и характер ответственности адвоката определяются в соответствии с Гражданским кодексом РФ. Убытки подлежат возмещению в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 15 ГК РФ).

Размер ответственности. При умышленном нарушении обязательств по договору адвокат несет ответственность в полном объеме ущерба. Соглашение адвоката с доверителем об оказании юридической помощи не может содержать условий об ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательств адвокатом, а если такое условие будет предусмотрено в соглашении, оно будет ничтожным (п. 4 ст. 401 ГК РФ).

Целесообразно законодательно предусмотреть ограничение имущественной ответственности адвоката, но пока закон не ограничивает размер ответственности адвокатов за нарушение обязательств по договорам об оказании юридической помощи. Поэтому ограничить ответственность адвоката возможно только в самом договоре об оказании юридической помощи и только за неосторожное нарушение его обязательств.

Адвокат, а не доверитель заинтересован закрепить в договоре условия об ограничении размера и характере своей ответственности в случае, если неосторожным нарушением обязательств по договору будет причинен ущерб доверителю.

Примером такого ограничения ответственности может служить ст. 777 ГК РФ, которая применительно к договорам на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ предоставляет возможность установить в этих договорах ответственность исполнителя перед заказчиком только за реальный ущерб (без упущенной выгоды) в пределах стоимости работ по договору и даже в пределах стоимости лишь той работы, в которой выявлены недостатки.

Характер ответственности. Кроме размера ответственности п. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре обязывает в договоре об оказании юридической помощи предусмотреть характер ответственности адвоката. Ни Гражданский кодекс РФ, ни законодательство о страховании не содержат термина «характер ответственности». В юридической литературе этот термин употребляется только применительно к понятиям «солидарная» и «субсидиарная» ответственность. Представляется, что под характером ответственности следует понимать любые условия ответственности, кроме ее размера. Например, условия об устранении или ограничении ответственности за убытки в виде неполученных доходов (упущенной выгоды), условия ответственности двух и более адвокатов, принявших исполнение поручения (солидарная, субсидиарная, долевая).

4. Ответственность по Закону о защите прав потребителей

Исключением из общего правила о внедоговорности деликтных обязательств является ответственность, предусмотренная ст. 1095 ГК РФ за причинение вреда вследствие недостатков оказанной услуги только в потребительских целях (а не для использования в предпринимательской деятельности). В соответствии с этой статьей вред, причиненный гражданину либо юридическому лицу вследствие недостатков услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации об услуге, подлежит возмещению лицом, оказавшим услугу (исполнителем), независимо от его вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет. Такой вред подлежит возмещению в течение десяти лет со дня оказания услуги, а в ряде случаев независимо от времени причинения вреда (ст. 1097 ГК РФ), и соглашение об ограничении размера ответственности до причинения вреда ничтожно (ст. 400 ГК РФ).

Эта норма появилась в ГК РФ вслед за Законом РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) и применяется исключительно в случаях оказания услуги в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности. Закон о защите прав потребителей в первоначальной редакции называл субъектом ответственности только предпринимателей, но в действующей редакции распространил ответственность на любых лиц, оказывающих возмездные услуги.

Смотрите так же:  Пособия для развития речи 5 лет

Закон о защите прав потребителей определяет потребителя как гражданина, имеющего намерение заказать либо заказывающего, приобретающего или использующего услуги исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Представляется, что юридическая помощь, оказываемая адвокатами, не должна относиться к потребительским услугам. Это подтверждается правом адвоката и доверителя устанавливать размер (а значит, и ограничивать его) ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения (подп. 5 п. 4 ст. 25 Закона об адвокатуре).

Что касается иных лиц, которые не имеют статуса адвоката и оказывают юридическую помощь (юридические услуги), они должны нести ответственность по Закону о защите прав потребителей.

5. За какие нарушения адвокат несет

Общими условиями возмещения убытков, причиненных нарушением обязательств по гражданско-правовым договорам, являются факт нарушения обязательства, наличие убытков, причинная связь между убытками и нарушением обязательств, а также вина нарушителя обязательств (умысел или неосторожность), если законом или договором не предусмотрены иные основания ответственности (ст. 401 ГК РФ).

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Заявляя требования о возмещении адвокатом убытков в связи с нарушением им условий договора об оказании юридической помощи, доверитель должен доказать:

— факт нарушения (действиями или бездействием) конкретного обязательства адвоката по договору об оказании юридической помощи;

— наличие у доверителя убытков с обоснованием их размера (доказывается в обычном порядке и каких-либо комментариев не требует);

— прямую причинную связь убытков с нарушением адвокатом своего обязательства.

Отсутствие вины должно доказываться адвокатом.

Гражданский кодекс РФ к существенным условиям договора, без соглашения по которому он считается незаключенным, относит прежде всего условия о предмете договора (ст. 432 ГК РФ). Закон об адвокатуре (п. 4 ст. 25) к существенным условиям договора об оказании юридической помощи также относит предмет поручения.

Предметом договора на оказание юридической помощи является совершение определенных действий или осуществление определенной деятельности, которые могут иметь или не иметь материального результата. Иными словами, предметом договора об оказании юридической помощи является не результат, а действия, направленные на достижение результата.

Гражданский кодекс РФ устанавливает, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется, если соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут договориться об иных условиях. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями делового оборота, применимыми к отношениям сторон (ст. 421 ГК РФ).

Круг обязанностей адвоката по договору об оказании юридической помощи может выходить за рамки обязанностей, прописанных в тексте самого договора. Обязанность адвоката совершить определенные действия может возникнуть только после наступления результата от других его действий. В зависимости от вида юридической помощи значительная часть обязанностей адвоката может содержаться в законах и иных правовых актах (например, в Законе об адвокатуре или в процессуальном законодательстве).

Кодекс профессиональной этики адвоката является не правовым, а корпоративным нормативным актом, и нарушение установленных им норм влечет не имущественную, а дисциплинарную ответственность адвоката. Но в определенных случаях отдельные нормы Кодекса могут применяться как обычаи делового оборота.

Таким образом, нет и, как правило, не может быть исчерпывающего перечня обязательств адвоката, за неисполнение которых он несет гражданско-правовую ответственность. Является или не является совершение определенных действий (бездействие) обязанностью адвоката по конкретному соглашению об оказании юридической помощи — вопрос, который должен быть предметом доказывания заинтересованным лицом.

6. Причинная связь между нарушением

обязательств адвокатом и убытками доверителя

Прямая причинная связь между убытками доверителя и неисполнением или ненадлежащим исполнением адвокатом своих обязанностей по соглашению об оказании юридической помощи является наиболее труднодоказуемой.

Как правило, результат по судебному делу зависит от множества факторов. Даже если адвокат не исполнит своих обязательств, суд обязан вынести законный и обоснованный (ст. 195 ГПК РФ), а по уголовному делу — еще и справедливый вердикт (ст. 297 УПК РФ). Вступившие в законную силу судебное решение или приговор презюмируются законными и обоснованными, пока они не отменены или не изменены в установленном порядке. Поэтому пропуск срока подачи кассационной жалобы, неявка в судебное заседание и т. п. далеко не всегда могут быть причинами убытков доверителя.

Например, чтобы доказать, что ошибка адвоката привела к ошибочному решению, это решение должно быть отменено по причинам, в которых виновен адвокат, и вынесено новое решение в интересах доверителя. В этом случае убытки доверителя могут быть связаны с задержкой принятия законного судебного решения, а также с оплатой гонорара адвокату, нарушившему свои обязательства.

А. А. Федонкин в интервью журналу «Адвокат» (N 2, 2004) «Страхование профессиональной ответственности адвокатов: будущее начинается сегодня» говорит о возможности адвоката заключать с доверителями договоры с имущественной ответственностью адвоката за результат по делу и приводит пример, что таким результатом может быть удовлетворение или отказ в удовлетворении иска.

В этой связи Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в информационном письме от 29.09.1999 N 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг» отметил, что не подлежат удовлетворению требования исполнителя о выплате вознаграждения, если истец обосновывает их условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем. В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности).

Конституционный Суд РФ Постановлением от 23.01.2007 N 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В. В. Макеева» указал, что отношения по возмездному оказанию правовых услуг не предполагают удовлетворения требований исполнителя о выплате вознаграждения по договору, если данное требование обосновывается условием, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда, которое будет принято в будущем.

Ответственность адвоката

Законом об адвокатуре предусмотрена ответственность за неисполнение либо ненадлежащее исполнение адвокатом профессиональных обязанностей.

Закон предусматривает гражданско-правовую и дисциплинарную ответственность.

Дисциплинарная ответственность наступает в случае совершения порочащего чести и достоинства адвоката поступок;

не исполнение решения адвокатской палаты, принятого в пределах его компетенции; не исполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей пред доверителем.

Санкциями за дисциплинарные нарушения являются:

— прекращение статуса адвоката.

Меры дисциплинарной ответственности применяются, если с момента совершения нарушения прошло не более двенадцати месяцев, а со дня обнаружения проступка — не более шести месяцев, не считая времени нахождения в отпуске или болезни. Гражданско-правовая ответственность адвоката наступает за нарушение договорных обязательств и за причинение вреда. Так как адвокатская деятельность осуществляется на основе гражданско-правового договора на оказание юридической помощи между доверителем и адвокатом, адвокат несет гражданско-правовую ответственность перед доверителем.

Одним из основных условий договора на оказание юридической помощи является размер и характер ответственности адвоката перед своим доверителем. Гражданским кодексом установлено, что должник обязан возместить кредитору убытки. Лицо может требовать полного возмещения причиненных убытков. В ходе своей деятельности адвокат может совершить нарушения, повлекшие за собой административную ответственность.

К примеру, вмешательство в деятельность органов государственной власти, неисполнение распоряжения судьи и прочее. Иммунитет адвокатского высказывания не позволяет привлечь адвоката к уголовной ответственности в случае разглашения им данных, ставших известными в ходе предварительного расследования.

Также адвокат отвечает за действия своего персонала ( помощников, стажеров и др.) в случаях причинения вреда при исполнении своих трудовых обязанностей.

Основания для дисциплинарной ответственности адвоката (часть I)

Профессиональные обязанности адвоката значительно шире его обязанностей при оказании квалифицированной юридической помощи

1. У судей есть, у прокуроров есть, у следователей есть, а у адвокатов?

За поведение вне непосредственно профессиональной деятельности судьи, прокуроры, следователи несут дисциплинарную ответственность.

Кодекс судейской этики содержит специальную главу «Принципы и правила поведения судьи во внесудебной деятельности», Кодекс этики прокурорского работника РФ тоже содержит специальный раздел «Основные правила поведения прокурорского работника во внеслужебной деятельности». На сотрудников и служащих Следственного комитета РФ распространяются ограничения, запреты и обязанности, установленные Федеральным законом «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

Смотрите так же:  Материнский капитал до какого года выдают

Только в адвокатуре продолжаются споры о дисциплинарной ответственности за поведение вне непосредственно профессиональной деятельности. Некоторые коллеги не хотят признавать правомерной такую ответственность, даже отдельные судьи иногда грешат подобным подходом. Попытаемся убедить их в обратном.

2. Чтобы основываться на традициях, их надо знать.

Кодекс профессиональной этики адвоката (далее – КПЭА) устанавливает, что его нормы приняты в целях «развития традиций российской (присяжной) адвокатуры, которая всегда сознавала свою нравственную ответственность перед обществом», и, если вопросы профессиональной этики не урегулированы КПЭА, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции (преамбула и п. 1 и 3 ст. 4).

Каковы традиции присяжной адвокатуры? Приведем лишь пять примеров отношения присяжной адвокатуры к поведению адвоката вне профессиональной деятельности, собранные А.Н. Марковым в 1913 г.[1]

3. А как обстоят дела у либеральных заморских коллег?

В Германии Федеральным законом об адвокатуре установлено, что «Адвокат должен добросовестно исполнять свои профессиональные обязанности – как в рамках своей профессии, так и вне их, он должен быть достойным того уважения и доверия, которого требует положение адвоката».

В США широко используется практика, заключающаяся в том, что адвокат является, помимо всего прочего, служащим юридической системы и публичным гражданином, несущим особую ответственность за качество правосудия. Концепция «публичного гражданина» предполагает, прежде всего, то, что адвокат является представителем своей профессии в любое время и должен своим поведением демонстрировать особое уважение к праву и способствовать его улучшению. Адвокат должен соответствовать требованиям права как в сфере оказания помощи клиентам, так и непосредственно в личной жизни, в своем повседневном поведении даже за рамками осуществления адвокатских функций (на досуге, на отдыхе и т.п.)[3].

4. Международные стандарты и правила адвокатской профессии.

4.1. КПЭА (ст. 1) устанавливает, что правила поведения адвоката основаны на международных стандартах и правилах адвокатской профессии.

Примером таких стандартов и правил являются Основные принципы, касающиеся роли юристов (далее – Принципы), принятые восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, Куба, 27 августа – 7 сентября 1990 г.), которые посвящены юристам, осуществляющим защиту в уголовном судопроизводстве. Применительно к России эти Принципы касаются, прежде всего, адвокатов.

Указанные Принципы, в частности, устанавливают, что адвокаты при всех обстоятельствах сохраняют честь и достоинство, присущие их профессии (п. 12).

Все дисциплинарные меры определяются в соответствии с кодексом профессионального поведения и другими признанными стандартами, профессиональной этикой адвоката и в свете настоящих Принципов (п. 29). Иными словами, основаниями для ответственности адвоката являются не только те, которые прямо прописаны в КПЭА, но и те, которые указаны в других признанных стандартах.

Кроме того, указанные Принципы ООН и Международный кодекс этики, по сути, являются общепризнанными принципами международного права и, следовательно, составной частью российской правовой системы (п. 4 ст. 15 Конституции РФ).

4.3. КПЭА (ст. 1) устанавливает, что адвокаты вправе руководствоваться нормами и правилами Общего кодекса правил для адвокатов стран Европейского сообщества, если они не противоречат Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) и КПЭА.

Эта норма Кодекса ЕС также, по сути, является общепризнанным принципом международного права и, следовательно, составной частью российской правовой системы.

5. Основания для дисциплинарной ответственности по Закону об адвокатуре и КПЭА.

При внимательном и непредвзятом прочтении норм Закона об адвокатуре и КПЭА в них усматриваются практически все те основные правила поведения адвоката, заложенных присяжной адвокатурой, которые предусмотрены общепризнанными международными стандартами и правилами адвокатской профессии.

5.1. Закон об адвокатуре устанавливает, что адвокат несет дисциплинарную ответственность за неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей (п. 2 ст. 7).

В той же статье перечислены обязанности адвоката, к которым относятся не только добросовестное отстаивание прав и законных интересов доверителя, участие в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению и оказание юридической помощи бесплатно в случаях, установленных законом (подп. 1, 2 п. 1 ст. 7). Закон указывает и такие обязанности адвоката, как постоянное совершенствование знаний и повышение квалификации, ежемесячное отчисление средств на общие нужды адвокатской палаты и содержание соответствующего адвокатского образования, соблюдение КПЭА и исполнение решений органов адвокатского самоуправления (подп. 3, 4, 5, 6 п. 1 ст. 7).

В п. 2 ст. 17 Закона об адвокатуре установлено, что статус адвоката может быть прекращен по решению совета адвокатской палаты субъекта РФ на основании заключения квалификационной комиссии, во-первых, при неисполнении адвокатом профессиональных обязанностей перед доверителем и, во-вторых, при нарушении адвокатом норм КПЭА или неисполнении решений органов адвокатской палаты.

5.2. Принятие КПЭА и его назначение определены в п. 2 ст. 4 Закона об адвокатуре «Законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре» и таким образом придает КПЭА статус законодательного акта.

Государство доверило адвокатскому сообществу самостоятельно разработать этические правила профессии и делегировало высшему органу самоуправления адвокатуры, Всероссийскому съезду адвокатов, разработать квазизаконодательные нормы профессионального поведения для лиц, имеющих адвокатский статус, а также основания и порядок привлечения их к дисциплинарной ответственности. Всероссийский съезд адвокатов в 2003 г. принял КПЭА, в последующие годы неоднократно вносил изменения и дополнения в Кодекс. По общему правилу каждый орган имеет право толковать те нормы, которые он издает, поэтому Всероссийский съезд адвокатов вправе толковать нормы КПЭА.

Федеральный закон от 2 июня 2016 г. внес в Закон об адвокатуре дополнения, предусматривающие, в частности, создание Комиссии по этике и стандартам как коллегиального органа Федеральной палаты адвокатов РФ, дающего обязательные для всех адвокатских палат и адвокатов и утверждаемые Советом ФПА РФ разъяснения по вопросам применения КПЭА.

Таким образом, правом толкования КПЭА обладают Всероссийский съезд адвокатов и Совет ФПА РФ при утверждении разъяснений Комиссии по этике и стандартам и суды не должны самостоятельно толковать такие разъяснения.

5.3. КПЭА, как и Закон об адвокатуре, предусматривает дисциплинарную ответственность адвоката не только за нарушения им профессиональных обязанностей при непосредственном осуществлении деятельности по оказанию юридической помощи, но и за любое иное поведение, которое порочит его честь и достоинство или наносит ущерб авторитету адвокатуры.

В частности, в КПЭА указано, что он принят в целях поддержания профессиональной чести, развития традиций адвокатуры, которая всегда сознавала свою нравственную ответственность перед обществом. Существование и деятельность адвокатского сообщества невозможны без заботы адвокатов о своих чести и достоинстве, а также об авторитете адвокатуры (преамбула КПЭА).

Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии. В тех случаях, когда вопросы профессиональной этики адвоката не урегулированы законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре или настоящим Кодексом, адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе (п. 1 и 3 ст. 4 КПЭА).

Убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему. Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия (п. 1 и 2 ст. 5 КПЭА).

Не только выполнение профессиональных обязанностей по принятым поручениям, но и осуществление адвокатом любой иной деятельности не должно порочить честь и достоинство адвоката или наносить ущерб авторитету адвокатуры (п. 4 ст. 9 КПЭА).

Следовательно, адвокат несет ответственность не только за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей перед конкретным доверителем по конкретному делу, т.е. за нарушение профессиональных обязанностей в узком смысле этого слова. Основаниями для дисциплинарной ответственности адвоката являются нарушения достаточно широкого круга обязанностей связанных с принадлежностью к адвокатской профессии, с адвокатским статусом.

5.4. Это обстоятельство отметил VI Всероссийский съезд адвокатов в своем Обращении к адвокатскому сообществу «О соблюдении правил профессиональной этики».

При этом необходимо обратить внимание на то, что Закон наделяет Всероссийский съезд адвокатов полномочиями принимать КПЭА и устанавливать основания для дисциплинарной ответственности адвоката, которые могут развивать и углублять основания, перечисленные в Законе об адвокатуре, а также принимать изменения и дополнения КПЭА. Поэтому Всероссийский съезд адвокатов вправе толковать и комментировать КПЭА.

В Обращении VI Всероссийского съезда адвокатов подчеркивается, что к профессиональным обязанностям адвоката относятся не только его деятельность, непосредственно связанная с оказанием юридической помощи доверителю по конкретным поручениям. Круг обязанностей адвоката, присущих его профессии, существенно шире и включает в себя целый комплекс иных профессиональных обязанностей.