Отступление от равенства долей супругов в общем имуществе судебная практика

Оглавление:

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2015 г. N 41-КГ15-11 Суд отменил судебные акты о частичном удовлетворении заявленных требований по делу о разделе совместно нажитого имущества, поскольку, принимая решение об отказе в увеличении доли одного из супругов, суд фактически оставил без внимания приведенные заявителем доводы, обстоятельства, касающиеся соблюдения интересов несовершеннолетнего ребенка, проживающего с истцом; суд не определил в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и не получили правовой оценки суда

Обзор документа

Относительно раздела общего имущества супругов и определения их долей СК по гражданским делам ВС РФ разъяснила следующее.

По общему правилу, установленному СК РФ, при разделе общего имущества супругов их доли в нем признаются равными.

Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) с учетом заслуживающего внимания интереса одного из супругов.

В частности, такое допускается в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

Таким образом, суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе при наличии нескольких оснований. Причем совокупности последних не требуется.

В частности, таким самостоятельным основанием являются, прежде всего, интересы несовершеннолетних детей.

Закон не содержит перечня заслуживающих внимания интересов несовершеннолетних детей, исходя из которых суд вправе отступить от начала равенства долей.

Указанные причины (обстоятельства) устанавливаются в каждом конкретном случае с учетом представленных сторонами доказательств.

При этом данные причины и представленные в их подтверждение доказательства должны оцениваться судом в совокупности, с приведением мотивов.

В частности, в рассматриваемом деле речь шла об инвалидности ребенка.

Также надо учитывать, что СК РФ закрепляет принцип раздельности имущества родителей и детей.

Поэтому сам по себе учет судом интересов детей при определении долей супругов в общем имуществе не влияет на отношение детей к указанному имуществу.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2017 г. N 4-КГ16-74 Состоявшееся апелляционное определение, которым произведен раздел совместно нажитого недвижимого имущества, отменено, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение, поскольку отступление от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей не наделяет последних самостоятельным правом на имущество родителей

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Рыженкова А.М.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Шевчишиной М.Е. к Николаеву Д.С. о расторжении брака, определении места жительства детей, взыскании алиментов, признании права собственности на жилое помещение, разделе совместно нажитого имущества, по встречному иску Николаева Д.С. к Шевчишиной М.Е. о разделе совместно нажитого имущества

по кассационной жалобе Шевчишиной M.E. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14 марта 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения Шевчишиной М.Е., её представителя Марохина И.И., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения Николаева Д.С., его представителя Богдановой А.П., возражавших против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Шевчишина М.Е. обратилась суд с иском к Николаеву Д.С. и с учётом уточнений исковых требований просила расторгнуть брак с ответчиком, определить место жительства общих несовершеннолетних детей — Николаевой В.Д., Николаевой М.Д. с истцом, взыскать алименты на их содержание в размере 1/2 заработка и (или) иного дохода ответчика, произвести раздел совместно нажитого имущества супругов путём признания за истцом права собственности на автомобиль марки . года выпуска, за ответчиком — на автомобиль марки . года выпуска, а также признать право собственности на квартиру, расположенную по адресу: . область, . за истцом и исключить из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о регистрации за ответчиком права собственности на это жилое помещение.

В обоснование исковых требований указала, что стороны с 14 июля 2001 г. состоят в браке, однако семейные отношения между ними уже около года фактически прекращены, дальнейшая совместная жизнь и сохранение семьи невозможны. Соглашение о детях и о разделе общего имущества между сторонами не достигнуто. При этом на квартиру не подлежит распространению режим совместной собственности супругов, поскольку она приобретена на денежные средства, выделенные ей как сотруднику органов внутренних дел, путём предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения.

Николаев Д.С. обратился в суд со встречным исковым заявлением о разделе совместно нажитого имущества — квартиры, расположенной по адресу: . область, . как совместно нажитого имущества в равных долях, по 1/2 доли в праве собственности на спорную квартиру.

Шевчишина М.Е. и её представитель Бадыкшанова Г.Г. исковые требования поддержали в полном объёме, встречные исковые требования не признали.

Николаев Д.С. и его представитель Дубровина С.Б. признали исковые требования в части расторжения брака, взыскания алиментов, определении места жительства детей и разделе автомобилей (л.д. 53, 117). В части требований о признании права собственности на квартиру за Шевчишиной М.Е. возражали, просили в этой части удовлетворить встречные исковые требования.

Решением Реутовского городского суда Московской области от 19 ноября 2015 г. исковые требования Шевчишиной М.Е. удовлетворены, в удовлетворении встречных исковых требований отказано.

Брак между Шевчишиной М.Е. и Николаевым Д.С. расторгнут, место жительство несовершеннолетних детей определено с Шевчишиной М.Е.

С Николаева Д.С. в пользу Шевчишиной М.Е. взысканы алименты на содержание детей в размере 1/2 заработка и (или) иного дохода ежемесячно начиная с 1 ноября 2015 г. и до совершеннолетия детей.

Произведён раздел совместно нажитого имущества супругов, за Николаевым Д.С. признано право собственности на автомобиль марки . года выпуска, за Шевчишиной М.Е — автомобиль марки . года выпуска.

За Шевчишиной М.Е. признано право собственности на спорную квартиру, из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним исключена запись о регистрации за Николаевым Д.С. права собственности на квартиру.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14 марта 2016 г. решение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении встречных исковых требований Николаева Д.С. о разделе совместно нажитого имущества — квартиры и удовлетворения исковых требований Шевчишиной М.Е. о признании права собственности на спорную квартиру. В указанной части принято новое решение, которым право собственности на данную квартиру признано за Николаевым Д.С., Шевчишиной М.Е., Николаевой В.Д., Николаевой В.Д. по 1/4 доли за каждым. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Шевчишина М.Е. ставит вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14 марта 2016 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2016 г. отказано в передаче кассационной жалобы Шевчишиной М.Е. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. от 23 января 2017 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2016 г. отменено, кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14 марта 2016 г. в части.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Исходя из принципа диспозитивности при рассмотрении дела по существу суд кассационной инстанции должен проверить обжалуемые вступившие в законную силу судебные постановления в пределах доводов кассационной жалобы (представления).

Вместе с тем в силу части 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае выявления допущенных судами существенных нарушений закона, не указанных в доводах жалобы (представления), суд в интересах законности вправе выйти за пределы доводов жалобы (представления) и обратить внимание на допущенные судами существенные нарушения закона, учесть их при принятии своего решения по результатам рассмотрения кассационной жалобы (представления).

Под интересами законности, которые дают суду, рассматривающему дело, основания для выхода за пределы доводов кассационной жалобы (с учетом положений статьи 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), следует, в частности, понимать необходимость обеспечения по рассматриваемому делу правильного применения норм материального или процессуального права в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований и других лиц.

В силу изложенного и в интересах законности, в целях защиты прав, свобод и законных интересов Шевчишиной М.Е. и несовершеннолетних детей, чьё место жительства определено с ней, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным при рассмотрении кассационной жалобы Шевчишиной М.Е. выйти за пределы её доводов и обратить внимание на допущенные судом апелляционной инстанции по делу существенные нарушения норм материального и процессуального права, не указанные в жалобе.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Николаев Д.С. и Шевчишина М.Е. с 14 июля 2001 г. состояли в браке, имеют троих несовершеннолетних детей — Николаеву В. . года рождения, Николаеву В., . года рождения, и Николаеву М., . года рождения (л.д. 12, 13, 14, 15).

На заседании комиссии ГУ МВД России по г. Москве по предоставлению единовременной денежной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения сотрудникам, состоящим на соответствующем учёте, 7 ноября 2012 г. принято решение о выделении Шевчишиной М.Е. на семью в составе 4 человек (Шевчишина М.Е., Николаев Д.С., Николаева В.Д., Николаева В.Д.) денежной суммы в размере 10 158 367,50 руб. (л.д. 17-18).

Смотрите так же:  Кто устанавливает льготы по налогу на имущество

На момент рассмотрения комиссией вопроса о предоставлении Шевчишиной М.Е. социальной выплаты установлено, что последняя проживала с супругом и двумя дочерьми по договору социального найма в квартире общей площадью . кв.м, жилой — . кв.м по адресу: . . в которой также проживала мать её супруга — Николаева Г.Ю., что учитывалось при расчете общей площади жилого помещения, положенной на данную семью.

На основании договора уступки прав требований от 7 марта 2013 г. N . по договору участия в долевом строительстве от 26 июня 2012 г. N . разрешения на ввод объекта в эксплуатацию и акта приема-передачи квартиры 12 декабря 2014 г. за Николаевым Д.С. зарегистрировано право собственности на квартиру, расположенную по адресу: . область, . (л.д. 118).

На приобретение спорной квартиры использованы средства единовременной социальной выплаты, предоставленной Шевчишиной М.Е. в 2012 году.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Шевчишиной М.Е. о признании за ней права собственности на спорную квартиру, одновременно отказывая в удовлетворении встречного иска Николаева Д.С. о разделе указанной квартиры, суд первой инстанции исходил из того, что единовременная социальная выплата, предоставленная Шевчишиной М.Е., имеет специальное целевое назначение, в связи с чем спорная квартира не является совместной собственностью супругов и разделу не подлежит.

Суд апелляционной инстанции, отменяя в указанной части решение суда первой инстанции и принимая в этой части новое решение о признании за Николаевым Д.С., Шевчишиной М.Е., Николаевой В.Д. и Николаевой В.Д. по 1/4 доли в праве собственности на спорную квартиру за каждым, руководствовался положениями статьи 60 Семейного кодекса Российской Федерации и исходил из того, что спорная квартира приобретена с использованием средств единовременной социальной выплаты, выделенной Шевчишиной М.Е. с учётом членов семьи (4 человека, из которых двое несовершеннолетние), в связи с чем пришёл к выводу о том, что при отсутствии соглашения сторон об определении долей в силу положений статей 244, 245 Гражданского кодекса Российской Федерации доли супругов и двоих детей в праве общей собственности на квартиру являются равными.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Применяя к спорным правоотношениям сторон при разделе квартиры положения статей 244, 245 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции исходил из того, что в силу пункта 5 статьи 60 Семейного кодекса Российской Федерации в случае возникновения права общей собственности родителей и детей их права на владение, пользование и распоряжение общим имуществом определяются гражданским законодательством.

Вместе с тем указанная норма права регулирует определение имущественных прав детей при возникновении права общей собственности с родителями, но не регулирует порядок раздела общего имущества супругов.

В силу пункта 1 статьи 4 Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в редакции, действовавшей на момент предоставления истцу выплаты) сотрудник, имеющий стаж службы в органах внутренних дел не менее 10 лет в календарном исчислении, имеет право на единовременную социальную выплату для приобретения или строительства жилого помещения один раз за весь период службы в органах внутренних дел (далее — единовременная социальная выплата).

Единовременная социальная выплата предоставляется сотруднику с учётом совместно проживающих с ним членов его семьи (п. 4 ст. 4 Федерального закона N 247-ФЗ).

Правила предоставления единовременной социальной выплаты, порядок расчёта её размера и порядок исчисления стажа службы в органах внутренних дел для предоставления единовременной социальной выплаты определяются Правительством Российской Федерации (п. 5 ст. 4 Федерального закона N 247-ФЗ).

Однако положений о том, что приобретаемое за счёт единовременной социальной выплаты жилое помещение подлежит оформлению в общую долевую собственность родителей и детей, Федеральный закон от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и Правила предоставления единовременной социальной выплаты для приобретения или строительства жилого помещения сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации, утверждённые постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2011 г. N 1223, не содержат.

В силу статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретённые за счёт общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесённые в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Как следует из указанной нормы, доходы, полученные одним из супругов от трудовой деятельности, являются совместной собственностью супругов, причем закон не связывает возникновение режима общей собственности супругов на такой доход от того, в какой форме он может быть получен.

Это судом апелляционной инстанции учтено не было.

В соответствии с разъяснениями, данными в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п.п. 1 и 2 ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу статей 128, 129, пунктов 1 и 2 статьи 213 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или кем из супругов внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным статьями 38, 39 Семейного кодекса Российской Федерации и статьёй 254 Гражданского кодекса Российской Федерации.

По настоящему делу судом установлено, что спорная квартира была приобретена на имя Николаева Д.С. в период брака с Шевчишиной М.Е. на выделенные ей как сотруднику органов внутренних дел денежные средства по возмездной сделке (договор уступки прав требований от 7 марта 2013 г. N . по договору участия в долевом строительстве от 26 июня 2012 г. N 12/56). Передача квартиры, регистрация перехода права собственности на неё и оплата её стоимости состоялись также в период брака.

При таких обстоятельствах спорная квартира, приобретённая на полученную истцом и рассчитанную, в том числе исходя из общей продолжительности службы последней, в порядке положений Федерального закона от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» на основании акта органа государственной власти единовременную социальную выплату для приобретения жилого помещения, является совместным имуществом супругов.

Применённые судом положения статьи 245 Гражданского кодекса Российской Федерации, которые регулируют определение долей в праве общей долевой собственности, в соответствии с пунктом 1 статьи 34 Семейного кодекса Российской Федерации, устанавливающим режим совместной собственности супругов, не могут распространяться на последних при отсутствии между ними соответствующего соглашения (пункт 1 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации, пункт 5 статьи 244 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Обстоятельств, свидетельствующих об изменении Николаевым Д.С. и Шевчишиной М.Е. предусмотренного законом режима совместной собственности супругов, судом не установлено, в связи с чем положения статей 245-251 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которые сослался суд апелляционной инстанции, при разделе совместно нажитого имущества сторон не подлежали применению.

Правила определения долей супругов в общем имуществе при его разделе и порядок такого раздела, как указано в пункте 4 статьи 256 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливаются семейным законодательством.

Однако, определяя доли Николаева Д.С. и Шевчишиной М.Е. в праве общей собственности на спорную квартиру и включая в состав сособственников квартиры их детей Николаеву В.Д. и Николаеву В.Д., суд не применил нормы семейного законодательства, регулирующие раздел общего имущества супругов (статьи 38, 39 Семейного кодекса Российской Федерации).

Пунктом 3 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации установлено, что при разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.

При решении данного вопроса суд руководствуется соответствием предложенных супругами вариантов раздела их интересам, равноценностью передаваемого имущества.

В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

При этом суд определяет юридически значимые обстоятельства с учётом подлежащих применению норм материального права.

В силу пункта 1 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи (пункт 2 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации).

Одним из юридически значимых обстоятельств по данному делу являлось выяснение вопроса о наличии либо об отсутствии оснований для отступления от начала равенства долей супругов в общем имуществе, а также о наличии или отсутствии оснований для передачи спорного имущества одному из супругов с присуждением другому супругу соответствующей денежной компенсации.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 17 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», при разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, суд в соответствии с пунктом 2 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации может в отдельных случаях отступить от начала равенства долей супругов, учитывая интересы несовершеннолетних детей и (или) заслуживающие внимания интересы одного из супругов.

К таким интересам следует, в частности, отнести существенный интерес в использовании одним из супругов и несовершеннолетними детьми, проживающими с ним, подлежащего разделу имущества.

При этом отступление от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей не наделяет последних самостоятельным правом на имущество родителей, что согласуется с положениями пункта 4 статьи 60 Семейного кодекса Российской Федерации.

Как установлено судом, после регистрации права собственности на спорную квартиру за Николаевым Д.С. регистрация и место жительства последнего остались прежними на условиях социального найма по адресу: . (л.д. 34-35).

Спорной квартирой Николаев Д.С. не пользуется, квартира передана им для проживания знакомым третьим лицам без согласия Шевчишиной М.Е. (л.д. 92-93, 137-139).

Смотрите так же:  Минпромторг приказ 200

В свою очередь, Шевчишина М.Е. и несовершеннолетие дети сторон в отсутствие иного жилого помещения на праве собственности либо по договору найма проживают с матерью Шевчишиной М.Е. Будучи зарегистрированными в спорной квартире и при наличии воли на вселение в неё, в праве пользования этим имуществом они фактически ограничены ввиду отсутствия доступа в квартиру и проживания в ней лиц, вселённых Николаевым Д.С. (л.д. 46).

Между тем суд апелляционной инстанции указанные обстоятельства в нарушение вышеприведённых норм права не учёл, не определил их в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора и не дал им правовой оценки.

В силу изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14 марта 2016 г. в части отмены решения суда первой инстанции об удовлетворении иска Шевчишиной М.Е. к Николаеву Д.С. о признании права собственности на квартиру, отказе в удовлетворении встречного иска Николаева Д.С. к Шевчишиной М.Е. о разделе квартиры и принятия нового решения о разделе квартиры подлежит отмене с направлением дела в указанной части на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить дело в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 14 марта 2016 г. в части отмены решения Реутовского городского суда Московской области от 19 ноября 2015 г. об удовлетворении иска Шевчишиной М.Е. к Николаеву Д.С. о признании права собственности на квартиру, расположенную по адресу: . область, . отказе в удовлетворении встречного иска Николаева Д.С. к Шевчишиной М.Е. о разделе квартиры и принятия нового решения о разделе квартиры отменить, дело в указанной части направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Разделить и не отнять

Верховный суд России принял важное решение, которое может изменить судебную практику при разводах.

На примере конкретного дела высшая судебная инстанция показала, как при разделе имущества надо защищать детей. При распаде семьи они самая пострадавшая сторона, им — лучший кусок.

Именно детские интересы надо учитывать, когда взрослые люди ведут себя как дети и не могут договориться.

Каждый год в нашей стране разводятся сотни тысяч людей, и далеко не всегда бывшие супруги находят в себе силы остаться друзьями. Часто развод становится настоящей войной, а раздел имущества — линией фронта.

Разводятся все, и богатые, и бедные. От краха любви не застрахован никто. Теоретически, если любовная лодка разбилась, все, что было в ней, надо делить поровну.

Однако человеческая жизнь часто не укладывается в простые схемы. Верховный суд страны, разобрав один такой развод-раздел, указал своим коллегам на местах, что от правила равного дележа семейной собственности вполне можно отступить, если это нарушает права детей. Но обязательно надо объяснить неравенство деления в судебном решении.

Все знают, что раздел совместно нажитого добра — самая болезненная и в прямом смысле слова дорогая часть любого бракоразводного процесса. Строго по закону, все, что было приобретено супругами в браке, при разводе надо поделить пополам, вне зависимости от того, кто и как зарабатывал семейное добро. Но всегда ли надо жестко соблюдать правила равного дележа?

Супружеская чета из столицы, прожив вместе полтора десятка лет, рассталась. Двое маленьких детей остались жить с матерью. Бывшим мужу и жене было что делить — семья владела несколькими земельными участками.

На некоторых из них даже началось строительство.

Районный суд, куда пошла экс-жена за разделом общей собственности, недолго думая, просто поделил все эти участки в Подмосковье пополам между супругами. Причем от некоторых земель женщина отказывалась, так как их содержание ей не под силу. Судья даже не стал слушать ее доводы. Больше того, суд, фактически навязав женщине некоторые участки, решил, что она получила слишком много и поэтому осталась должна своему бывшему. Районный суд своим вердиктом назначил женщине большую сумму долга.

Областной суд посчитал такой дележ правильным и решение районного суда оставил без изменений.

С просьбой пересмотреть раздел собственности мать двоих детей дошла до Верховного суда. А он посчитал, что права матери действительно нарушены неправильным применением норм закона.

Как делил имущество этой семьи Верховный суд? Он подчеркнул, что по Семейному кодексу (статья 39, пункт 2) суд имеет право отступить от равенства долей при разделе общего имущества, если ущемляются интересы несовершеннолетних детей.

Кстати, женщина с самого начала раздела говорила районному судье, что дети живут с ней и положенную ей долю при разделе надо увеличить. На эти доводы районный суд первой инстанции возразил гражданке — дескать, дети прописаны в Москве и спорное имущество в виде участков их интересов не затрагивает и к ним отношения не имеет.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда с такими доводами коллеги категорически не согласилась, заявив, что Семейный кодекс районный и областной суды истолковали неправильно.

Верховный суд напомнил, что гражданка в иске ставила перед судом вопрос не о выделении детям доли в общем имуществе супругов, а просила о другом. Так как дети остались с ней, ей надо содержать ребят на нормальном материальном уровне. При этом суд подчеркнул, что совершенно не важно, совпадает ли место проживания детей с местом нахождения общего имущества супругов или нет. Кстати, дети зарегистрированы в столице, впрочем, как и родители, но постоянно живут в области именно там, где и находится общее имущество.

Еще Верховный суд обратил внимание коллег на то, что было видно изначально, — женщина, которая живет с детьми на алименты и пособие, не может устроиться на работу по состоянию здоровья. И уж тем более не сможет выплатить бывшему мужу огромную сумму, которую ей насчитал районный судья за участок с недостроем. Этот долг, сказал Верховный суд, ущемит и ее права, и права общих детей, на которых также ляжет бремя выплаты компенсации.

Верховный суд вынес свой вердикт — отменить все принятые судами неправильные решения по разделу имущества и с учетом его указаний, заново разделить все, обращая внимание в первую очередь на интересы маленьких детей.

Такое решение важно не только для отдельной семьи, но и для тех, кому пришлось столкнуться с такой же нелегкой задачей семейного деления.

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

об отказе в передаче надзорной жалобы

для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции

г. Томск 18 июня 2010 г .

Судья Томского областного суда Шефер Л.В., рассмотрев надзорную жалобу А. на решение Октябрьского районного суда г. Томска от 12 февраля 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 06 апреля 2010 года по делу по иску А. к А. о разделе жилого помещения и встречному иску А. к А. о разделе бытового имущества с отступлением от равенства долей,

у с т а н о в и л а:

А. обратился в суд с иском к А. о разделе совместно нажитого имущества, в котором просил признать за ним право собственности на 1/2 долю жилого помещения по адресу: /__/. Пояснил, что с 2000 года состоял с ответчицей в браке. 25.03.2009 их брак расторгнут. В период брака в 2004 году ими была приобретена вышеуказанная двухкомнатная квартира стоимостью 670 000 рублей, из которых 350 000 рублей являлись семейными сбережениями, а 320 000 рублей были получены по кредитному договору № 47943 от 06.10.2004, по которому он с супругой являлись созаемщиками. По обоюдному согласию право собственности на квартиру было оформлено на А. В приобретении права собственности и в погашение кредита долговые обязательства не заключались. Кредит гасили вместе. Он неофициально работал, получал 15-20 тысяч рублей в месяц, с 2004 года занимался перепродажей машин, маркетинговыми услугами. Добровольно передать ему 1/2 долю квартиры ответчица отказывается.

Ответчица А. иск А. не признала. Пояснила, что спорная квартира является её личной собственностью. В семье денег на приобретение квартиры не было. 28.08.2004 муж её сестры подарил ей 680 000 рублей для приобретения квартиры. 30.08.2004 она с Н. заключила предварительный договор купли- продажи этой квартиры и передала ей 355 000 рублей по расписке, а 14.10.2004 был заключен договор купли- продажи квартиры и при сдаче документов на регистрацию передано Н. 325 000 рублей. В период брака 06.10.2004 был заключен кредитный договор на 320 000 рублей сроком на 15 лет, но получены эти деньги были после полной оплаты Н. за квартиру. Формально кредитные средства брались на покупку квартиры, т.к. этот кредит предоставлялся по выгодной процентной ставке за пользование кредитом. Однако деньги хотели потратить на ремонт квартиры. Поскольку А. вел иждивенческий образ жизни, пытался расходовать эти деньги на свое увлечение азартными играми, только часть денег была израсходована, а остальные она внесла в досрочное погашение кредита.

Ответчица А. предъявила встречный иск к А. о разделе с отступлением от равенства долей совместно нажитого бытового имущества на общую сумму 100 000 рублей, в пропорции 3/4 в её пользу и 1/4 в пользу А., который встречный иск признал.

Решением Октябрьского районного суда г. Томска от 29 сентября 2009 года иск А. был удовлетворен, за ним признано право собственности на 1/2 долю в праве собственности на спорную квартиру. Встречный иск удовлетворен, за А. признано право собственности на 3/4 доли в движимом имуществе, за А. — на 1/4 долю в этом имуществе.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 10 ноября 2009 года решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд, т.к. суд определил состав имущества, доли, а раздел имущества не произвел, не определил, какое имущество передается каждой из сторон. Отступив от равенства долей, суд увеличил долю А. до 3/4 только в части подлежащего разделу имущества, а не общего имущества, в которое входит и двухкомнатная квартира.

При новом рассмотрении дела истец А. свой иск поддержал, согласился разделить имущество, указанное ответчицей во встречном иске по предложенному ею варианту. Пояснил, что квартира была приобретена на совместные средства за 670 000 рублей, из которых 320 000 рублей — кредитные средства, 170 000 рублей совместные семейные средства и 180 000 рублей переданы ему его матерью. В период совместной жизни он работал, не всегда по договору, достаток в семье был. Сестра ответчицы давала денежные средства на случай, если не будет выдан кредит. Кредит был погашен досрочно, чтобы не переплачивать проценты. Возможность погасить кредит была, так как он имел доход. Квартира была в идеальном состоянии, ремонт не требовался. Отношения с ребенком у него хорошие, алименты на содержание дочери он выплачивает ежемесячно в размере 1000 рублей, заработная плата составляет 4200 рублей. Казино он посещал, но там просто общался.

Смотрите так же:  Приказ 760 фст

Ответчица А. иск А. о разделе квартиры и признании за ним права собственности на 1/2 долю квартиры не признала, т.к. квартира является её собственностью, приобретенной на подаренные лично ей средства. Свой встречный иск поддержала, уточнила перечень имущества, подлежащего разделу, на сумму 89 000 рублей. Просила разделить его, отступив от равенства долей в пропорции 3/4 в её пользу на сумму 66 750 рублей, и 1/4 в пользу А. на сумму 22 250 рублей, передав ей: стиральную машину марки «Аристон АВСЛ129» стоимостью 20 000 руб., плазменную панель марки Саньо ПДП-42ХСИ стоимостью 40000 руб., музыкальный центр марки Панасоник СА-ВК-550 стоимостью 6 000 руб., всего на сумму — 66 000 рублей; Абдугазизову И.Д. передать холодильник Стинол 120ЕР(В380) стоимостью 9 000 руб., ДВД-плеер марки ДВП3142 стоимостью 2 000 руб., мягкую мебель (угловой диван с креслом) стоимостью 12 000 руб., всего на сумму — 23 000 рублей, без присуждения денежной компенсации превышения стоимости присужденного имущества установленной доле. Пояснила, что только это имущество является совместным имуществом супругов и подлежит разделу. После расторжения брака их дочь А., /__/, проживает с ней, при этом она самостоятельно содержит ее. Истец материальной помощи не оказывает, обязанности по содержанию ребенка не исполняет. Исходя из интересов ребенка, а также учитывая, что в период брака А. без уважительных причин нигде не работал, свой случайный заработок расходовал на себя и свое увлечение азартными играми, в том числе совместные кредитные средства, просила отступить от равенства долей при разделе совместно нажитого имущества в ее пользу.

Решением Октябрьского районного суда г. Томска от 12 февраля 2010 года в удовлетворении иска А. к А. отказано, встречный иск А. к А. удовлетворен в полном объеме, с А. в пользу А. взысканы расходы по оплате государственной пошлины в размере — 1935 руб., в пользу федерального бюджета довзыскана госпошлина по первоначальному иску в размере — 150 рублей.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 06 апреля 2010 года указанное решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении иска А. к А. о разделе совместного имущества — жилого помещения по адресу: /___/, признании за ним права собственности на 1/2 долю в праве собственности на это жилое помещение отменено, по делу принято новое решение, которым иск А. к А. о разделе совместного имущества — жилого помещения по адресу: /___/ удовлетворен частично, постановлено: «Разделить совместно нажитое имущество — жилое помещение по адресу: /___/, отступив от равенства долей, признать за А. право собственности на 1/4 долю в праве собственности на жилое помещение по указанному адресу, признать за А. право собственности на 3/4 доли в праве собственности на жилое помещение по адресу: /___/, в остальной части иска А. отказать». Решение суда в остальной части оставлено без изменения, кассационная жалоба истца (ответчика по встречному иску) А. в остальной части оставлена без удовлетворения.

В надзорной жалобе, поданной 18 мая 2010 года, А. указывает на существенные нарушения норм процессуального и материального права, допущенные при вынесении судебных постановлений, и просит состоявшееся по делу кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 06 апреля 2010 года отменить, оставить в силе решение Октябрьского районного суда г. Томска от 12 февраля 2010 года. Давая собственную оценку представленным доказательствам, считает доказанным факт приобретения спорного жилого помещения на её личные денежные средства. Считает, что суд необоснованно отошел от равенства долей. Указывает, что при рассмотрении дела судом кассационной инстанции нарушены положения ст. 17 ГПК РФ.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (в ред. Федерального закона от 04.12.2007 № 330-ФЗ).

Таких оснований по делу не установлено.

Согласно положениям ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью (п.1); к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие); общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства (п.2).

Согласно п.2 ст. 36 СК РФ имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

При рассмотрении дела судом второй инстанции было установлено, что в период брака сторон 14 октября 2004 года была приобретена двухкомнатная квартира /___/ в г. Томске, право собственности на которую было зарегистрировано на имя супруги А.

Также судом было установлено, что 06 октября 2004 года между СБ РФ (ОАО)и А. и А. — созаемщиками на условиях солидарной ответственности был заключен кредитный договор № 47943, по которому созаемщик А. получила кредит 320 000 рублей на приобретение квартиры в г. Томске на срок до 05 октября 2019 года под 18 % годовых. В качестве обеспечения возврата кредита и уплаты процентов за пользование им созаемщики предоставили поручительство М., К., Т. Кредит предоставлялся при представлении документов о внесении средств в счет предварительной оплаты стоимости объекта недвижимости в размере не менее 10 % от стоимости приобретаемого объекта недвижимости. Денежные средства были выданы 14 октября 2004 года.

Указанные обстоятельства подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами, дав оценку которым в полном соответствии со ст. 67 ГПК РФ, судебные инстанции обоснованно пришли к выводу о том, что спорное жилое помещение было приобретено в период брака истца и ответчицы, на приобретение данной квартиры супруги получили целевой кредит в сумме 320 000 руб., кредитные средства были погашены в период брака.

В соответствии с п. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

При этом ст. 67 ГПК РФ установлено, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Результат оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором должны быть приведены мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

В полном соответствии с указанными нормами процессуального закона суд дал всестороннюю оценку всем доказательствам, представленным сторонами спора, в связи с чем обоснованно пришел к выводу о том, что квартира является общим имуществом супругов.

Доводы жалобы о неправильной оценке судом представленных доказательств не могут служить основанием к отмене судебных постановлений, поскольку действующим законодательством надзорной инстанции не предоставлено право давать переоценку доказательств, представленных сторонами при рассмотрении дела по существу, которым уже дана оценка судом первой либо второй инстанции.

Что касается довода надзорной жалобы о том, что судебная коллегия, определяя доли супругов в общем имуществе, необоснованно отступила от равенства долей, определив истцу 1/4 доли, а ответчице — 3/4 доли в праве собственности на квартиру, то данный довод также оставлен без внимания.

Согласно положениям п.2 ст. 39 СК РФ суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи.

Исходя из того, что законодатель предусмотрел право суда при установлении указанных в законе обстоятельств отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе, в состав которого входит и спорное жилое помещение, определение судом доли супруга 1/4 , а супруги — 3/4 в общем имуществе (в том числе и праве собственности на квартиру) следует признать правильным.

Изложенное соответствует позиции суда кассационной инстанции в определении от 10 ноября 2009 года, в связи с чем ссылка в надзорной жалобе на то, что в кассационном определении от 10 ноября 2009 года не было указания, что при новом рассмотрении дела суд первой инстанции должен определить доли супругов в общем имуществе именно в таком размере, является несостоятельной.

Также без внимания оставлена и ссылка суда надзорной инстанции на то, что один из судей Томского областного суда повторно принимал участие при рассмотрении данного дела в суде кассационной инстанции, поскольку согласно ч. 3 ст. 17 ГПК Российской Федерации судья, принимавший участие в рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, не может участвовать в рассмотрении этого дела в судах первой и надзорной инстанций.

Таким образом, участие указанного судьи в рассмотрении дела в суде второй инстанции 10 ноября 2009 года не препятствует ему принимать участие в рассмотрении того же дела в кассационной инстанции после повторного рассмотрения дела в суде первой инстанции.

Согласно п. 1 ч. 2 ст. 381 ГПК РФ по результатам изучения надзорной жалобы судья выносит определение об отказе в передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в порядке надзора (в ред. Федерального закона от 04.12.2007 № 330-ФЗ).

Поскольку основания, указанные в ст. 387 ГПК РФ для передачи дела в президиум Томского областного суда, отсутствуют, оспариваемые судебные акты не могут быть пересмотрены в порядке надзора.

На основании изложенного, руководствуясь п.1ч.2 ст.381 ГПК РФ, ст. 383 ГПК РФ,

о п р е д е л и л а:

в передаче надзорной жалобы А. на решение Октябрьского районного суда г. Томска от 12 февраля 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 06 апреля 2010 года по делу по иску А. к А. о разделе жилого помещения и встречному иску А. к А. о разделе бытового имущества с отступлением от равенства долей для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции отказать.