О признании утратившим права пользования жилым помещением судебная практика

Признание утратившим право пользования жилым помещением

Подборка наиболее важных документов по запросу Признание утратившим право пользования жилым помещением (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Нормативные акты: Признание утратившим право пользования жилым помещением

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Признание утратившим право пользования жилым помещением

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Формы документов: Признание утратившим право пользования жилым помещением

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

О признании утратившим права пользования жилым помещением судебная практика

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 июля 2012 г. по делу N 11-4310/2012

Судья: Панфилова Н.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:
председательствующего Кузнецовой Л.А.
судей Секериной С.П., Щербаковой Е.А.
при секретаре Г.
рассмотрела в открытом судебном заседании в зале суда в г. Челябинске 02 июля 2012 года гражданское дело по апелляционной жалобе Л. на решение Калининского районного суда г. Челябинска от 19 апреля 2012 года по иску Л. к Л.А. о признании утратившим право пользования жилым помещением.
Заслушав доклад судьи Кузнецовой Л.А. об обстоятельствах дела, доводах жалобы, судебная коллегия,

Л. обратилась в суд с иском к Л.А. о признании его утратившим право пользования жилым помещением — квартирой N *** в г. Челябинске, просила обязать УФМС по Калининскому району г. Челябинска снять Л.А. с регистрационного учета по указанному адресу.
Требования обоснованы тем, что Л. является собственником квартиры N *** в г. Челябинске на основании договора безвозмездной передачи жилого помещения в собственность от 21.12.2001 года, проживает в квартире с 1993 года, за свой счет осуществляет ремонт жилого помещения и оплачивает коммунальные услуги. С октября 1997 года в квартире зарегистрирован ее сын Л.А., который фактически в квартире никогда не проживал, от участия в приватизации он отказался, поскольку в квартиру не вселялся. Полагает, что Л.А. утратил право пользования жилым помещением. Добровольно сняться с регистрационного учета он не желает, чем препятствует осуществлению ее права, как собственника. Она намерена продать квартиру и приобрести жилой дом.
В судебном заседании Л. и ее представитель поддержали исковые требования в части признания Л.А. утратившим право пользования жилым помещением.
Л.А. исковые требования не признал, считает, что он не утратил право пользования квартирой, хочет, чтобы право пользования за ним было сохранено, пояснил, что с 1999 года вместе с семьей проживает по адресу: г. Челябинск, пер. ***. Дом является объектом незавершенного строительства, поэтому он не может в нем зарегистрироваться.
Третье лицо Л.С. в судебном заседании не участвовал.

Суд постановил решение об отказе в удовлетворении исковых требований Л..

В апелляционной жалобе Л. просит отменить судебное решение, указывая на его незаконность и необоснованность, на неправильное применение судом норм материального закона. Полагает, что в суде был установлен факт непроживания ответчика в жилом помещении с 1999 года, что ответчиком не было представлено доказательств вселения в квартиру, проживания в ней, несения расходов по оплате коммунальных платежей. Суд не учел, что Л.А. никогда не заявлял о намерении вселиться в квартиру, ключей от квартиры не требовал.

Участвующие в деле лица надлежащим образом извещены о времени и месте судебного заседания апелляционной инстанции, поэтому судебная коллегия признала возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.
Заслушав пояснения представителя истца Л. — Л.А.А., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия полагает решение суда подлежащим отмене в связи с неправильным определением судом обстоятельств, имеющих значение для дела, и неправильным применением норм материального права.

Отказывая Л. в удовлетворении заявленных исковых требований, суд первой инстанции установил следующие обстоятельства.
Л. является собственником квартиры *** в г. Челябинске на основании договора безвозмездной передачи жилого помещения в собственность от 21.12.2001 г. По условиям данного договора члены семьи, не принимавшие участие в приватизации, Л.С. и Л.А. имеют право пользования жилым помещением в соответствии со ст. 292 Гражданского кодекса РФ . На момент рассмотрения спора в квартире по указанному адресу зарегистрированы: истец Л., сын истца Л.С. с 12.12.1993 г и второй сын Л.А. (ответчик по делу) с 22.10.1997 г.
Суд пришел к выводу о том, что Л.А. имел равное с истцом право пользования квартирой *** в г. Челябинске, отказавшись от участия в приватизации данного жилого помещения, от права пользования жилым помещением он не отказывался, и это право носит бессрочный характер.

Судебная коллегия считает, что такой вывод сделан судом без учета установленных фактических обстоятельств. Кроме того, судом неправильно истолкованы и применены нормы материального права.
Суд обосновал свой вывод ссылкой на ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации , в силу которой в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения, право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Также суд сослался на ст. 19 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», согласно которой действие положений ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

При этом суд не учел, что жилые помещения, исходя из положения п. 2 ст. 288 Гражданского кодекса Российской Федерации, предназначены для проживания граждан.
Местом постоянного жительства гражданина РФ, согласно ст. 20 Гражданского кодекса Российской Федерации, признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.
В соответствии со ст. 2 Закона РФ от 25 июня 1993 года N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», под постоянным местом жительства также понимается жилой дом, квартира, иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Таким образом, из анализа указанных правовых норм в их совокупности и взаимосвязи следует, что сохранение бессрочного права пользования жилым помещением за членами семьи собственника, (в том числе при переходе права собственности на квартиру другому лицу) обусловлено необходимостью защиты прав граждан, которые проживали в жилом помещении на правах члена семьи нанимателя на момент заключения договора о приватизации, и продолжают проживать в этом жилом помещении.

В рассматриваемом случае после прекращения семейных отношений между Л., как собственником квартиры, и Л.А., как пользователем этой квартиры на основании п. 4 договора безвозмездной передачи жилого помещения в собственность, фактически имели отношения по найму жилого помещения. К таким отношениям по аналогии закона (ст. 7 Жилищного кодекса Российской Федерации) должны применяться нормы ст. 83 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Согласно п. 3 ст. 83 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

При этом суд установил, что Л.А. длительное время не проживает в квартире по адресу: г. Челябинск, ул. *** обязанностей по договору найма не исполняет, по существу, реализовал свое право выбора на постоянное проживание в другом месте жительства, поскольку с 1999 года постоянно с семьей проживает в доме N *** в г. Челябинске, принадлежащем ему на праве собственности. В квартиру с целью проживания ответчик не вселялся, только приходил, ключей от квартиры не имел и не просил, препятствий для проживания в квартире ему никто не чинил. Тем самым Л.А. фактически отказался от гарантированного ему законом права пользования спорным жилым помещением, но остался в нем зарегистрированным. Свое несогласие с исковыми требованиями объяснил тем, что возражает против продажи матерью указанной квартиры, а также тем, что дом, в котором он проживает, значится объектом незавершенного строительства и он не может в нем зарегистрироваться.

Перечисленные выше обстоятельства свидетельствуют о том, что непроживание Л.А. в квартире по адресу: г. Челябинск, ул. *** вызвано тем, что он сменил постоянное место жительства, в связи с чем утратил право пользования указанной квартирой.

При этом собственник жилого помещения может требовать устранения нарушений своих прав путем предъявления иска о признании ответчика утратившим право пользования спорным жилым помещением.

По приведенным выше мотивам с доводами апелляционной следует согласиться. Решение суда первой инстанции нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене с вынесением по делу нового решения об удовлетворении исковых требований Л. о признании Л.А. утратившим право пользования квартирой *** в г. Челябинске.

Руководствуясь ст. ст. 327 — 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Решение Калининского районного суда г. Челябинска от 19 апреля 2012 года отменить.
Вынести новое решение:
Исковые требования Л. удовлетворить. Признать Л.А. утратившим право пользования жилым помещением — квартирой *** в г. Челябинске.

Смотрите так же:  Как производится купля продажа земли

Дело N58-КГ17-6. О признании утратившими право пользования жилым помещением, выселении и снятии с регистрационного учета.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 27 июня 2017 г. N 58-КГ17-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Назаренко Т.Н.,

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Антошина В.Н. к Маеровой Е.В., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего Маерова М.К., о признании прекратившими право пользования жилым помещением, выселении, снятии с регистрационного учета, по встречному иску Маеровой Е.В., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего Маерова М.К., к Антошину В.Н. о признании права пользования жилым помещением, возложении обязанности не чинить препятствия в пользовании жилым помещением

по кассационной жалобе Антошина В.Н. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 14 октября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей кассационную жалобу подлежащей удовлетворению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Антошин В.Н. обратился в суд с иском к Маеровой Е.В., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего Маерова М.К., года рождения, о признании ответчиков прекратившими право пользования жилым помещением по адресу: , выселении и снятии с регистрационного учета.

В обоснование заявленных требований истец указал, что Маерова Е.В. и несовершеннолетний Маеров М.К. были вселены в спорное жилое помещение прежним собственником Антошиной Н.Н. в качестве членов ее семьи. По договору дарения от 13 октября 2015 г. Антошина Н.Н. подарила названную квартиру Антошину В.Н. и 15 февраля 2016 г. умерла. Поскольку ответчики не являются членами семьи нового собственника квартиры, их проживание в квартире нарушает право Антошина В.Н. на пользование и распоряжение своим имуществом.

Маерова Е.В., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетнего Маерова М.К., обратилась к Антошину В.Н. со встречным исковым заявлением о признании за ней и несовершеннолетним сыном права пользования спорной квартирой, об обязании не чинить препятствия в пользовании жилым помещением, ссылаясь на то, что ее мать по решению суда была лишена родительских прав, отец умер, в связи с чем до 2010 года Маерова Е.В. относилась к категории лиц из числа детей, оставшихся без попечения родителей, ее опекуном была назначена бабушка Антошина Н.Н., которая в 1997 году вселила Маерову Е.В. в спорную квартиру в качестве члена своей семьи. Другого жилого помещения в собственности либо на праве пользования Маерова Е.В. не имеет, в связи с чем считает, что при переходе права собственности на жилое помещение к истцу за Маеровой Е.В. и несовершеннолетним Маеровым М.К. должно быть сохранено право пользования квартирой. Антошин В.Н. имеет в собственности иное жилье, в спорной квартире не проживает и чинит Маеровой Е.В. препятствия в пользовании жилым помещением.

Решением Ленинского районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края от 21 июля 2016 г. первоначальные исковые требования удовлетворены, Маерова Е.В. и Маеров М.К. признаны прекратившими право пользования жилым помещением, выселены из него и сняты с регистрационного учета с сохранением права пользования квартирой на один месяц со дня вступления решения суда в законную силу.

В удовлетворении встречных исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 14 октября 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении первоначальных исковых требований отказано, встречный иск удовлетворен.

В кассационной жалобе Антошин В.Н. ставит вопрос об отмене апелляционного определения, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 31 мая 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшегося по делу апелляционного постановления.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, в 1997 году Маерова Е.В. была вселена своей бабушкой Антошиной Н.Н. в принадлежащее последней на праве собственности жилое помещение по адресу: , в качестве члена ее семьи и зарегистрирована в квартире по месту жительства (л.д. 8).

Согласно справке Министерства образования и науки Хабаровского края от 29 мая 2014 г. Маерова Е.В., года рождения, до 2010 года имела статус лица из числа детей, оставшихся без попечения родителей (л.д. 54).

Распоряжением главы администрации Ленинского района г. Комсомольска-на-Амуре от 12 февраля 1997 г. N 140 Антошина Н.Н. назначена опекуном над несовершеннолетней Антошиной (Маеровой) Е.В. (л.д. 58).

В 2010 году в качестве члена семьи собственника в названное жилое помещение вселен несовершеннолетний Маеров М.К., года рождения, являющийся сыном Маеровой Е.В., и зарегистрирован в квартире по месту жительства (л.д. 8, 49).

Между Антошиной Н.Н. (даритель) и ее сыном Антошиным В.Н. (одаряемый) 13 октября 2015 г. заключен договор дарения спорной квартиры. Переход к Антошину В.Н. права собственности на квартиру зарегистрирован в установленном порядке (л.д. 6, 9).

Антошина Н.Н. 15 февраля 2016 г. умерла (л.д. 7).

После смены собственника жилого помещения и смерти Антошиной Н.Н. в квартире остались проживать и зарегистрированы по месту жительства Маерова Е.В. и Маеров М.К.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Антошина В.Н., суд первой инстанции исходил из того, что в связи с прекращением права собственности Антошиной Н.Н. на спорное жилое помещение ответчики утратили право пользования им, а их регистрация в квартире нарушает имущественные права истца, являющегося собственником спорного жилого помещения.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований Антошина В.Н., исходил из того, что при жизни Антошина Н.Н., являясь опекуном Маеровой Е.В., не ставила вопрос о ее обеспечении иным жилым помещением государственного жилищного фонда как лица из числа детей, оставшихся без попечения родителей, против проживания Маеровой Е.В. и несовершеннолетнего Маерова М.К. в качестве членов своей семьи не возражала, в связи с чем пришел к выводу о том, что между Антошиной Н.Н. и ответчиками было достигнуто соглашение о праве проживания в спорной квартире после его приобретения Антошиным В.Н.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Согласно пункту 1 статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности прекращается при отчуждении собственником своего имущества другим лицам, отказе собственника от права собственности, гибели или уничтожении имущества и при утрате права собственности на имущество, в иных случаях, предусмотренных законом.

Таким образом, переход права собственности на жилое помещение к новому собственнику является основанием для прекращения права пользования прежнего собственника.

Подарив жилое помещение Антошину В.Н., Антошина Н.Н. совершила действия, направленные согласно пункту 1 статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации на прекращение своего права собственности в отношении этого имущества. Последствием прекращения права собственности является прекращение права пользования данным имуществом.

Как установлено судом и следует из материалов дела, на момент заключения договора дарения в спорной квартире в качестве членов семьи Антошиной Н.Н. проживали и были зарегистрированы по месту жительства Маерова Е.В. и Маеров М.К. (л.д. 8).

Согласно пункту 1 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации члены семьи собственника, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении, имеют право пользования этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством.

Переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом ( пункт 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу части 1 статьи 35 Жилищного кодекса Российской Федерации в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным указанным кодексом , другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Как установлено судами, Маерова Е.В. и Маеров М.К. членами семьи нового собственника жилого помещения не являются, какого-либо соглашения с ними о пользовании жилым помещением истцом не заключалось.

Смотрите так же:  Где получить социальное пособие на погребение

Согласно пункту 4 договора дарения квартиры, заключенного между Антошиной Н.Н. и Антошиным В.Н., даритель гарантирует, что до подписания договора квартира не заложена, в споре или под арестом не состоит, не обременена правами третьих лиц (л.д. 6).

Сведений о достижении между сторонами договора дарения соглашения о сохранении за ответчиками права пользования спорной квартирой или об обременении квартиры правами проживающих в ней лиц материалы дела не содержат.

Таким образом, предусмотренные законом или договором основания для сохранения за ответчиками права пользования спорной квартирой отсутствуют, к категории лиц, которые не могут быть выселены из жилого помещения при смене собственника, ответчики не относятся.

Суд апелляционной инстанции не учел, что переход к истцу права собственности на жилое помещение является основанием для прекращения права пользования квартирой членами семьи прежнего собственника.

С учетом изложенного, вывод суда апелляционной инстанции о том, что проживание ответчиков с согласия прежнего собственника в спорном жилом помещении на момент его дарения истцу и регистрация в жилом помещении по месту жительства свидетельствуют об обременении квартиры правами Маеровой Е.В. и Маерова М.К. в виде сохранения за ними права пользования жилым помещением, не основан на законе и противоречит материалам дела.

В настоящее время у ответчиков отсутствуют правовые основания для дальнейшего пользования жилым помещением вопреки воле собственника.

Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и дал толкование норм материального права, подлежащих применению к отношениям сторон, на основании чего пришел к правильному выводу о том, что в силу статьи 35 Жилищного кодекса Российской Федерации Маерова Е.В. и Маеров М.К. подлежат выселению из спорного жилого помещения.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований Антошина В.Н. у суда апелляционной инстанции не имелось.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Антошина В.Н., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 14 октября 2016 г. подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции, разрешившего спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 14 октября 2016 г. отменить, решение Ленинского районного суда г. Комсомольска-на-Амуре Хабаровского края от 21 июля 2016 г. оставить в силе.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 октября 2013 г. N 5-КГ13-93 Суд отменил ранее принятые по делу судебные решения и направил дело о признании ответчика утратившим право пользования жилым помещением и снятии его с регистрационного учета на новое рассмотрение, поскольку не установлен факт неприязненных отношений между истцом и ответчиком и чинения препятствий ответчику в проживании в спорной квартире на момент вынесения обжалуемого решения

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В., судей Пчелинцевой Л.M. и Момотова В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 29 октября 2013 г. гражданское дело по иску Рубцовой Л.П. к Рубцову Н.В., действующему в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего Рубцова М.Н. о признании утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета

по кассационной жалобе представителя Рубцовой Л.П. — Суханова М.А. на решение Перовского районного суда г. Москвы от 5 декабря 2012 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 марта 2013 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.M., объяснения Рубцовой Л.П. и ее представителя Суханова М.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения Рубцова Н.В., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, объяснения представителя УФМС по г. Москве Тюленевой В.Г., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Рубцова Л.П. обратилась в суд с иском к Рубцову Н.В. действующему в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего Рубцова М.Н. о признании ответчика утратившим право пользования жилым помещением, находящимся по адресу: г. . снятии ответчика с регистрационного учета. В обоснование иска Рубцова Л.П. указала, что данное жилое помещение было предоставлено 19 января 1988 г. на семью из трех человек: Рубцова Н.В., Рубцову Л.П. и ее дочь Савину Т.С., являющуюся инвалидом I группы с детства. Брак с Рубцовым Н.В. расторгнут 3 сентября 1994 г. В 1996 году Рубцов Н.В. вывез свои вещи из квартиры и больше в ней не проживал, вселиться в нее не пытался, коммунальные платежи и квартплату не оплачивал. В 2000 году Рубцов Н.В. зарегистрировал в квартире своего ребенка от другого брака — Рубцова М.Н., . года рождения. Однако в квартиру несовершеннолетний Рубцов М.Н. никогда не вселялся и в ней не проживал. Рубцов Н.В. является собственником квартиры, находящейся по адресу: г. .

Решением Перовского районного суда г. Москвы от 5 декабря 2012 г. в удовлетворении иска Рубцовой Л.П. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 марта 2013 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Представитель Рубцовой Л.П. — Суханов М.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой ставит вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены вынесенных судебных постановлений, как незаконных, и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы представителя Рубцовой Л.П. — Суханова М.А. судьей Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М. 28 мая 2013 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 20 сентября 2013 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены вынесенных судебных постановлений в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (ст. 387 ГПК РФ).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций, которые выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, двухкомнатная квартира, расположенная по адресу: г. . была предоставлена Рубцову Н.В. на основании решения исполнительного комитета Бауманского райсовета народных депутатов г. Москвы от 6 января 1988 г. на семью из трех человек: он, жена Рубцова Л.П. и дочь жены Савина Т.С., являющаяся инвалидом I группы с детства. 19 января 1988 г. Рубцову Н.В. на указанный выше состав семьи выдан ордер на вселение в спорную квартиру, в соответствии с которым Рубцов Н.В., Рубцова Л.П. и Савина Т.С. были зарегистрированы в данном жилом помещении. 3 сентября 1994 г. брак между Рубцовой Л.П. и Рубцовым Н.В. расторгнут.

Решением Перовского районного суда г. Москвы от 26 ноября 1996 г. в удовлетворении исковых требований Рубцова Н.В. к Рубцовой Л.П., Савиной Т.С. об изменении договора найма спорного жилого помещения отказано.

Решением Перовского районного суда г. Москвы от 23 декабря 1997 г. на Рубцову Л.П. возложена обязанность не чинить препятствий в проживании Рубцову Н.В. в спорном жилом помещении; в удовлетворении встречного иска Рубцовой Л.П. о выселении Рубцова Н.В. отказано.

6 декабря 2000 г. в спорной квартире был зарегистрирован сын Рубцова Н.В. от другого брака — Рубцов М., . года рождения.

На момент рассмотрения дела в суде в спорной квартире зарегистрированы: Рубцова Л.П., Рубцов Н.В., Савина Т.С. и несовершеннолетний Рубцов М.Н.

Решением Перовского районного суда г. Москвы от 4 сентября 2007 г. в удовлетворении заявления Рубцовой Л.П. о признании безвестно отсутствующими Рубцова Н.В. и его несовершеннолетнего сына Рубцова М.Н. было отказано.

Судом также установлено, что Рубцов Н.В. и его несовершеннолетний сын Рубцов М.Н. в квартире не проживают. Указанные обстоятельства не отрицались сторонами в судебном заседании.

Рубцов Н.В. на основании договора купли-продажи от 4 августа 2011 г. имеет в собственности отдельную квартиру, расположенную по адресу: г. .

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении заявленных Рубцовой Л.П. требований, суд исходил из того, что оснований для прекращения жилищных прав Рубцова Н.В. и его несовершеннолетнего сына Рубцова М.Н. на спорное жилое помещение не имеется, поскольку Рубцов Н.В. был вселен в жилое помещение в установленном законом порядке и зарегистрирован в нем по месту жительства, соответственно, приобрел право пользования спорным жилым помещением. Выезд Рубцова Н.В. из жилого помещения, по мнению суда, носил вынужденный характер, поскольку между сторонами сложились конфликтные отношения, Рубцову Н.В. чинились препятствия в проживании в спорном жилом помещении. Рубцов Н.В. предпринимал меры, направленные на сохранение права на жилое помещение, путем предъявления иска об изменении договора найма жилого помещения и о нечинении препятствий в пользовании жилым помещением. При этом суд сослался на то, что решением Перовского районного суда г. Москвы от 23 декабря 1997 г. установлено, что в семье Рубцовой Л.П. и Рубцова Н.В. сложились неприязненные отношения и Рубцова Л.П. чинит Рубцову Н.В. препятствия в проживании в спорной квартире, поэтому данные обстоятельства не доказываются вновь и обязательны для суда, разрешающего спор между теми же сторонами. Суд также указал на то, что в настоящее время между сторонами сохраняются конфликтные отношения, препятствующие проживанию ответчика в спорной квартире.

Смотрите так же:  Алименты на жену беларусь

Отказ в удовлетворении требований Рубцовой Л.П. о признании утратившим право пользования спорным жилым помещением несовершеннолетнего Рубцова М.Н. суд обосновал ссылкой на то, что проживание ребенка и его родителей в другом жилом помещении не может служить основанием для признания его утратившим право пользования жилым помещением, в котором имеет право на жилую площадь один из его родителей (отец Рубцов Н.В.), и фактического вселения ребенка в спорное жилое помещение в данном случае не требуется.

С выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что выводы суда первой и апелляционной инстанций основаны на неправильном толковании и применении норм материального права к отношениям сторон и сделаны с нарушением норм процессуального права.

Согласно ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

Разъяснения по применению ч. 3 ст. 83 ЖК РФ даны в п. 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», где, в частности, разъяснено следующее.

При временном отсутствии нанимателя жилого помещения и (или) членов его семьи, включая бывших членов семьи, за ними сохраняются все права и обязанности по договору социального найма жилого помещения (статья 71 ЖК РФ). Если отсутствие в жилом помещении указанных лиц не носит временного характера, то заинтересованные лица (наймодатель, наниматель, члены семьи нанимателя) вправе потребовать в судебном порядке признания их утратившими право на жилое помещение на основании части 3 статьи 83 ЖК РФ в связи с выездом в другое место жительства и расторжения тем самым договора социального найма.

Разрешая спор о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него, суду надлежит выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака), или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.), или постоянный характер (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещении со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчика из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также о его отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма, иск о признании его утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению на основании части 3 статьи 83 ЖК РФ в связи с расторжением ответчиком в отношении себя договора социального найма.

Рубцова Л.П. в исковом заявлении и при рассмотрении дела в суде указывала на то, что Рубцов Н.В. добровольно более 15 лет назад выехал из спорной квартиры и, имея реальную возможность пользоваться данным жилым помещением, своим правом не воспользовался, прекратил выполнять обязательства по договору социального найма жилого помещения, сохранив лишь регистрацию в жилом помещении. Каких-либо попыток вселения в спорную квартиру Рубцов Н.В. не предпринимал.

Согласно ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По данному делу юридически значимым и подлежащим доказыванию являлось, исходя из заявленных Рубцовой Л.П. исковых требований и их обоснования, с учетом норм ч. 2 ст. 56 ГПК РФ и разъяснений, данных в п. 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14, выяснение обстоятельств выезда Рубцова Н.В. из спорной квартиры, причин и длительности его отсутствия в данном жилом помещении, а также того, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер, или добровольный, временный, или постоянный характер, не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещении со стороны Рубцовой Л.П., проживающей в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг.

От выяснения данных обстоятельств и их надлежащей правовой оценки зависело правильное разрешение судом спора по требованиям Рубцовой Л.П. к Рубцову Н.В. о признании его утратившим право пользования жилым помещением, снятии ответчика с регистрационного учета.

Разрешая спор, суд установил, что Рубцов Н.В. и его несовершеннолетний сын Рубцов М.Н. в квартире не проживают, а также что Рубцов Н.В. на основании договора купли-продажи от 4 августа 2011 г. имеет в собственности отдельную квартиру, расположенную по адресу: г. .

Однако эти обстоятельства применительно к настоящему делу не получили правовой оценки суда при разрешении исковых требований Рубцовой Л.П., что является следствием неприменения судом к отношениям сторон положений ч. 3 ст. 83 ЖК РФ и разъяснений, данных в п. 32 постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14. Суд, процитировав названные разъяснения в решении, не применил их при разрешении спора.

В соответствии с п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов.

В обоснование иска Рубцова Л.П. ссылалась на то, что мать несовершеннолетнего Рубцова М.Н. в спорной квартире никогда не проживала, его отец Рубцов Н.В. добровольно в 1996 году из нее выехал, несовершеннолетний Рубцов М.Н. в спорную квартиру никогда не вселялся и в ней не проживал.

Данные доводы истца были оставлены без правовой оценки суда в контексте ст. 10 ГК РФ о пределах осуществления гражданских прав, на что обоснованно указывает заявитель кассационной жалобы.

Суд в обоснование отказа Рубцовой Л.П. в иске ограничился ссылкой на решение Перовского районного суда г. Москвы от 23 декабря 1997 г., которым установлен факт неприязненных отношений между Рубцовой Л.П. и Рубцовым Н.В. и чинения Рубцовой Л.П. препятствий Рубцову Н.В. в проживании в спорной квартире, полагая, что эти обстоятельства в силу ст. 61 ГПК РФ имеют преюдициальное значение для настоящего спора.

Судебная коллегия находит данный вывод суда основанным на неправильном толковании и применении норм ст. 61 ГПК РФ, согласно которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда; указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Между тем факты неприязненных отношений между Рубцовой Л.П. и Рубцовым Н.В. и чинения Рубцовой Л.П. препятствий Рубцову Н.В. в проживании в спорной квартире были установлены судом на момент вынесения решения, то есть на декабрь 1997 года, следовательно, данное решение не может подтверждать наличие этих же фактов в течение последующих 15 лет (до момента вынесения обжалуемого решения) и их наличие или отсутствие подлежало установлению в настоящем деле.

Таким образом, решение суда первой инстанции и определение суда апелляционной инстанции, оставившее его без изменения, нельзя признать законными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов Рубцовой Л.П., что согласно ст. 387 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует разрешить спор в соответствии с законом и установленными обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, определила:

решение Перовского районного суда г. Москвы от 5 декабря 2012 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 4 марта 2013 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Перовский районный суд г. Москвы.