Ликвидация последствий аварии на маяке

Приложение 5. Удостоверение участника ликвидации последствий аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча

Информация об изменениях:

Приказом МЧС РФ от 7 февраля 2012 г. N 46 в нумерационный заголовок настоящего приложения внесены изменения

Приложение N 5
к пункту 11 Положения,
утвержденного приказом МЧС РФ
от 24 апреля 2000 г. N 229
(с изм. от 7 февраля 2012 г.)

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Ликвидация последствий аварии на маяке

Социальные учреждения г. Зеленогорска

Общественные организации

Общественный совет

Участники ликвидации последствий аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча

1) граждане (в том числе временно направленные или командированные), включая военнослужащих и военнообязанных, призванных на специальные сборы, лиц начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, органов государственной безопасности, органов гражданской обороны, принимавших в 1957 — 1958 годах непосредственное участие в работах по ликвидации последствий аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк», а также граждане, включая военнослужащих и военнообязанных, призванных на специальные сборы, лица начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, органов государственной безопасности, органов гражданской обороны, занятых на работах по проведению защитных мероприятий и реабилитации радиоактивно загрязненных территорий вдоль реки Теча в 1949 — 1956 годах;

2) граждане (в том числе временно направленные или командированные), включая военнослужащих и военнообязанных, призванных на специальные сборы, лица начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, органов государственной безопасности, органов гражданской обороны, принимавших в 1959 — 1961 годах непосредственное участие в работах по ликвидации последствий аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк», а также граждане, включая военнослужащих и военнообязанных, призванных на специальные сборы, лица начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, органов государственной безопасности, органов гражданской обороны, занятых на работах по проведению защитных мероприятий и реабилитации радиоактивно загрязненных территорий вдоль реки Теча в 1957 — 1962 годах;

3) граждане, эвакуированные (переселенные), а также добровольно выехавшие из населенных пунктов (в том числе эвакуированные (переселенные) в пределах населенных пунктов, где эвакуация (переселение) производилась частично), подвергшиеся радиоактивному загрязнению вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, включая детей, в том числе детей, которые в момент эвакуации (переселения) находились в состоянии внутриутробного развития, а также военнослужащие, вольнонаемный состав войсковых частей и спецконтингент, эвакуированных в 1957 году из зоны радиоактивного загрязнения. К добровольно выехавшим гражданам относятся граждане, выехавшие с 29 сентября 1957 года по 31 декабря 1960 года включительно из населенных пунктов, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк», а также выехавшие с 1949 года по 1962 год включительно из населенных пунктов (в том числе переселившиеся в пределах населенных пунктов, где переселение производилось частично), подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие сбросов радиоактивных отходов в реку Теча;

4) граждане, проживающие в населенных пунктах, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, где средняя годовая эффективная доза облучения составляет в настоящее время свыше 1 мЗв (0,1 бэр) (дополнительно над уровнем естественного радиационного фона для данной местности);

5) граждане, проживавшие в 1949 — 1956 годах в населенных пунктах, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, и получившие накопленную эффективную дозу облучения свыше 35 сЗв (бэр);

6) граждане, проживавшие в 1949 — 1956 годах в населенных пунктах, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, и получившие накопленную эффективную дозу облучения свыше 7 сЗв (бэр), но не более 35 сЗв (бэр);

7) граждане, добровольно выехавших на новое место жительства из населенных пунктов, подвергшиеся радиоактивному загрязнению вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, где средняя годовая эффективная доза облучения составляет в настоящее время свыше 1 мЗв (0,1 бэр) (дополнительно над уровнем естественного радиационного фона для данной местности).

Правительство Российской Федерации определяет перечни населенных пунктов, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча, порядок отнесения граждан к категориям, указанным в части первой настоящей статьи, а также виды и продолжительность работ по ликвидации последствий аварии на производственном объединении «Маяк».

Меры социальной поддержки гражданам, получившим лучевую болезнь, другие заболевания, включенные в перечень заболеваний, возникновение или обострение которых обусловлены воздействием радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении «Маяк» и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча; гражданам, ставших инвалидами вследствие воздействия радиации:

1. Обеспечение нуждающихся в улучшении жилищных условий жилой площадью в размерах и в порядке, установленных Правительством Российской Федерации, один раз.

3. Доплата до размера прежнего заработка при переводе по медицинским показаниям на нижеоплачиваемую работу. Эта доплата осуществляется работодателем до восстановления трудоспособности или до установления инвалидности.

4. Использование ежегодного очередного оплачиваемого отпуска в удобное для них время, а также получение дополнительного оплачиваемого отпуска продолжительностью 14 календарных дней.

5. Выплата пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов среднего заработка, учитываемого при начислении страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в Фонд социального страхования Российской Федерации, независимо от продолжительности страхового стажа, в том числе при направлении на врачебную консультацию в другой населенный пункт.

6. Преимущественное право на оставление на работе при сокращении численности или штата независимо от времени работы на данном предприятии, в учреждении, организации и первоочередное трудоустройство при ликвидации или реорганизации предприятия, учреждения, организации.

7. Внеочередное вступление в жилищно-строительные кооперативы, внеочередное обеспечение земельными участками для индивидуального жилищного строительства (при условии признания их нуждающимися в улучшении жилищных условий), внеочередное вступление в гаражно-строительные кооперативы, садоводческие товарищества (кооперативы), внеочередное приобретение садовых домиков или материалов для их строительства, внеочередное обслуживание на предприятиях службы быта, технического обслуживания и ремонта транспортных средств, общественного питания, в учреждениях жилищно-коммунального хозяйства, организациях связи и междугородного транспорта.

8. Внеочередное обслуживание в лечебно-профилактических учреждениях и аптеках.

9. Обслуживание в поликлиниках, к которым они были прикреплены до выхода на пенсию.

10. Внеочередное обеспечение детей местами в дошкольных образовательных организациях, специализированных детских учреждениях лечебного и санаторного типа с выплатой ежемесячной денежной компенсации на питание ребенка в данной организации.

11. Ежемесячная денежная компенсация им, а также проживающим с ними детям, не достигшим 14-летнего возраста, на приобретение продовольственных товаров.

12. Преимущественное обеспечение местами в организациях социального обслуживания, предоставляющих социальные услуги в стационарной форме.

13. Ежемесячная денежная компенсация в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.

15. Гражданам, ставшим инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, выплачивается единовременная компенсация за вред здоровью. В случае усиления инвалидности при переосвидетельствовании в федеральных учреждениях медико-социальной экспертизы единовременная компенсация выплачивается по вновь назначенной группе инвалидности с зачетом ранее выплаченной суммы единовременной компенсации.

16. Получение единой социальной карты Красноярского края для проезда на всех видах городского пассажирского транспорта и автомобильном транспорте общего пользования (кроме такси) пригородных маршрутов, а при их отсутствии — междугородных (внутрирайонных) маршрутов, водном транспорте пригородного сообщения по территории Красноярского края в порядке, установленном Правительством края.

Меры социальной поддержки гражданам, указанным в пункте 1:

2. Доплата до размера прежнего заработка при переводе по медицинским показаниям на нижеоплачиваемую работу. Эта доплата осуществляется работодателем до восстановления трудоспособности или до установления инвалидности.

3. Использование ежегодного очередного оплачиваемого отпуска в удобное для них время, а также получение дополнительного оплачиваемого отпуска продолжительностью 14 календарных дней.

4. Выплата пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов среднего заработка, учитываемого при начислении страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в Фонд социального страхования Российской Федерации, независимо от продолжительности страхового стажа, в том числе при направлении на врачебную консультацию в другой населенный пункт.

5. Преимущественное право на оставление на работе при сокращении численности или штата независимо от времени работы на данном предприятии, в учреждении, организации и первоочередное трудоустройство при ликвидации или реорганизации предприятия, учреждения, организации.

6. Внеочередное вступление в жилищно-строительные кооперативы, внеочередное обеспечение земельными участками для индивидуального жилищного строительства (при условии признания их нуждающимися в улучшении жилищных условий), внеочередное вступление в гаражно-строительные кооперативы, садоводческие товарищества (кооперативы), внеочередное приобретение садовых домиков или материалов для их строительства, внеочередное обслуживание на предприятиях службы быта, технического обслуживания и ремонта транспортных средств, общественного питания, в учреждениях жилищно-коммунального хозяйства, организациях связи и междугородного транспорта.

7. Внеочередное обслуживание в лечебно-профилактических учреждениях и аптеках.

8. Обслуживание в поликлиниках, к которым они были прикреплены до выхода на пенсию.

9. Внеочередное обеспечение детей местами в дошкольных учреждениях, специализированных детских учреждениях лечебного и санаторного типа с выплатой ежемесячной денежной компенсации на питание ребенка в данном учреждении.

10. Преимущественное обеспечение местами в организациях социального обслуживания, предоставляющих социальные услуги в стационарной форме.

11. Обеспечение нуждающихся в улучшении жилищных условий жилой площадью в размерах и в порядке, установленных Правительством Российской Федерации, один раз.

13. Ежемесячная денежная компенсация в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы и повлекшего утрату трудоспособности, независимо от степени утраты трудоспособности (без установления инвалидности).

16. Получение единой социальной карты Красноярского края для проезда на всех видах городского пассажирского транспорта и автомобильном транспорте общего пользования (кроме такси) пригородных маршрутов, а при их отсутствии — междугородных (внутрирайонных) маршрутов, водном транспорте пригородного сообщения по территории Красноярского края в порядке, установленном Правительством края.

Меры социальной поддержки гражданам, указанным в пункте 2:

1. Доплата до размера прежнего заработка при переводе по медицинским показаниям на нижеоплачиваемую работу. Эта доплата осуществляется работодателем до восстановления трудоспособности или до установления инвалидности.

2. Выплата пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов среднего заработка, учитываемого при начислении страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством в Фонд социального страхования Российской Федерации, независимо от продолжительности страхового стажа, в том числе при направлении на врачебную консультацию в другой населенный пункт.

3. Преимущественное право на оставление на работе при сокращении численности или штата независимо от времени работы на данном предприятии, в учреждении, организации и первоочередное трудоустройство при ликвидации или реорганизации предприятия, учреждения, организации.

4. Внеочередное обслуживание в лечебно-профилактических учреждениях и аптеках.

5. Обслуживание в поликлиниках, к которым они были прикреплены до выхода на пенсию.

6. Внеочередное обеспечение детей местами в дошкольных образовательных организациях, специализированных детских учреждениях лечебного и санаторного типа с выплатой ежемесячной денежной компенсации на питание ребенка в данной организации.

7. Преимущественное обеспечение местами в организациях социального обслуживания, предоставляющих социальные услуги в стационарной форме.

Смотрите так же:  Заявление на предоставление отпуска по уходу за ребенком до трех лет

8. Использование ежегодного очередного оплачиваемого отпуска в удобное для них время.

9. Преимущественное вступление в гаражно-строительные кооперативы и садоводческие товарищества (кооперативы).

10. Постановка на учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, в соответствии с жилищным законодательством Российской Федерации.

13. Получение единой социальной карты Красноярского края для проезда на всех видах городского пассажирского транспорта и автомобильном транспорте общего пользования (кроме такси) пригородных маршрутов, а при их отсутствии — междугородных (внутрирайонных) маршрутов, водном транспорте пригородного сообщения по территории Красноярского края в порядке, установленном Правительством края.

Ликвидация последствий аварии на маяке

Первая крупная радиационная катастрофа произошла в Челябинской области на ядерном комбинате «Маяк» 29 сентября 1957 г.

Выброс радиации при аварии 1957 года оценивается в 20 миллионов Кюри. Выброс Чернобыля — 50 миллионов Кюри. Источники радиации были разные: в Чернобыле — ядерный энергетический реактор, на Маяке — емкость с радиоактивными отходами. Но последствия этих двух катастроф схожи — сотни тысяч людей, подвергшихся воздействию радиации, десятки тысяч квадратных километров зараженной территории, страдания экологических беженцев, героизм ликвидаторов.

Об аварии 1957 года говорят меньше и реже, чем о Чернобыльской катастрофе. Долгое время авария была засекречена, да и произошла она за 29 лет до Чернобыля, 50 лет назад. Для современных школьников это далекое прошлое. Но забывать о ней нельзя. Болеют и гибнут ликвидаторы, последствия той аварии и теперь сказываются на здоровье их детей и внуков. Все еще опасен Восточно-уральский радиоактивный след. Еще не все жители переселены с зараженных территорий. И главное-комбинат «Маяк» продолжает работать, продолжает принимать отходы с атомных электростанций, продолжает сбрасывать отходы в окружающую среду.

Если бы не произошло Чернобыльской катастрофы, люди никогда бы не узнали, что в центре России, у подножья Уральских гор, там, где Европа встречается с Азией, уже была раньше такая авария, аналогичная по масштабам Чернобыльской.

Место, где произошла эта первая крупная ядерная катастрофа, долгое время было засекречено, у него не было официального названия. Поэтому многим она известна как «Кыштымская авария», по названию небольшого старинного уральского городка Кыштым, расположенного недалеко от секретного города Челябинск-65 (сегодня — г. Озерск), где на ядерном заводе Маяк и произошла эта страшная радиационная катастрофа.

Задолго до того, как было решено применять атомную энергию для производства электроэнергии, ее ужасающая разрушительная сила была использована, чтобы делать оружие. Ядерное оружие. Оружие, которое может уничтожить жизнь на Земле. И прежде чем Советский Союз сделал свою первую атомную бомбу, на Урале был построен завод, чтобы сделать для нее начинку. Этот завод назвали «Маяк».

В процессе изготовления материалов для атомной бомбы не заботились об окружающей среде и здоровье людей. Важно было выполнить задание государства. Чтобы получить заряд для атомной бомбы, пришлось не только запустить военные ядерные реакторы, но и создать сложное химическое производство, в результате работы которого получали не только уран и плутоний, но и огромное количество твердых и жидких радиоактивных отходов. В этих отходах содержалось большое количество остатков урана, стронция, цезия и плутония, а также других радиоактивных элементов.

Сначала радиоактивные отходы сливали прямо в реку Теча, на которой стоит завод. Потом, когда в деревнях на берегах реки стали болеть и умирать люди, решили выливать в реку только низкоактивные отходы.

Среднеактивные отходы стали сливать в озеро Карачай. Высокоактивные отходы стали хранить в специальных емкостях из нержавеющей стали — «банках», которые стояли в подземных бетонных хранилищах. Эти «банки» очень сильно разогревались из-за активности содержащихся в них радиоактивных материалов. Для того чтобы не произошло перегрева и взрыва, их нужно было охлаждать водой. У каждой «банки» была своя система охлаждения и система контроля за состоянием содержимого.

Катастрофа 1957 года

К осени 1957 года измерительные приборы, которые были позаимствованы у химической промышленности, пришли в неудовлетворительное состояние. Из-за высокой радиоактивности кабельных коридоров в хранилище их ремонт вовремя не проводился.

В конце сентября 1957 года на одной из «банок» произошла серьезная поломка в системе охлаждения и одновременный сбой в системе контроля. Работники, которые в тот день производили проверку, обнаружили, что одна «банка» сильно разогрелась. Но они не успели сообщить об этом руководству. «Банка» взорвалась. Взрыв был страшен и привел к тому, что почти все содержимое емкости с отходами оказалось выброшено в окружающую среду.

Сухим языком отчета это описывается так:

«Нарушение системы охлаждения вследствие коррозии и выхода из строя средств контроля в одной из емкостей хранилища радиоактивных отходов, объемом 300 кубических метров, обусловило саморазогрев хранившихся там 70-80 тонн высокоактивных отходов преимущественно в форме нитратно-ацетатных соединений. Испарение воды, осушение остатка и разогрев его до температуры 330 — 350 градусов привели 29 сентября 1957 года в 16 часов по местному времени к взрыву содержимого емкости. Мощность взрыва, подобного взрыву порохового заряда, оценена в 70 — 100 т. тринитротолуола».

Комплекс, в который входила взорвавшаяся емкость, представлял собой заглубленное бетонное сооружение с ячейками — каньонами для 20 подобных емкостей. Взрыв полностью разрушил емкость из нержавеющей стали, находившуюся в бетонном каньоне на глубине 8,2 м. Сорвал и отбросил на 25 м бетонную плиту перекрытия каньона.

В воздух было выброшено около 20 миллионов кюри радиоактивных веществ. Около 90% радиации осело прямо на территории комбината Маяк. Радиоактивные вещества были подняты взрывом на высоту 1-2 км и образовали радиоактивное облако, состоящее из жидких и твердых аэрозолей. Юго-западный ветер, который дул в тот день со скоростью около 10 м/с, разнес аэрозоли. Через 4 часа после взрыва радиоактивное облако проделало путь в 100 км, а через 10-11 часов радиоактивный след полностью оформился. 2 миллиона кюри, осевшие на землю, образовали загрязненную территорию, которая примерно на 300 -350 км протянулась в северо-восточном направлении от комбината «Маяк». Граница зоны загрязнения была проведена по изолинии с плотностью загрязнения 0,1 Ки/кв.км и охватила территорию, площадью 23 тыс. кв.км.

Со временем происходило «размывание» этих границ за счет переноса радионуклидов ветром. Впоследствии эта территория получила название: «Восточно-уральский радиоактивный след» (ВУРС), а головная, наиболее загрязненная ее часть, занимающая 700 квадратных километров, получила статус Восточно-уральского государственного заповедника. Максимальная длина ВУРСа составила 350 км. Радиация совсем немного не дошла до одного из крупнейших городов Сибири — Тюмени. Ширина следа местами достигала 30 — 50 км. В границах изолинии 2 ки/кв.км по стронцию-90 оказалась территория площадью более 1000 кв.км — более 100 км длиной и 8 — 9 км шириной.


Восточно-уральский радиоактивный след

В зоне радиационного загрязнения оказалась территория трех областей — Челябинской, Свердловской и Тюменской с населением 272 тысячи человек, которые проживали в 217 населенных пунктах. При другом направлении ветра в момент аварии могла сложиться ситуация, при которой серьезному заражению мог бы подвергнуться Челябинск или Свердловск (Екатеринбург). Но след лег на сельскую местность.

В результате аварии 23 сельских населенных пункта были выселены и уничтожены, фактически стерты с лица земли. Скот убивали, одежду сжигали, продукты и разрушенные строения закапывали в землю. Десятки тысяч людей, в одночасье лишившиеся всего, были оставлены в чистом поле и стали экологическими беженцами. Все происходило так же, как будет происходить спустя 29 лет в зоне Чернобыльской аварии. Переселение жителей с зараженных территорий, дезактивация, привлечение военных и гражданского населения к работам в опасной зоне, отсутствие информации, секретность, запрет рассказывать о случившемся несчастье.

В результате расследования, проведенного силами атомной промышленности после аварии, был сделан вывод, что наиболее вероятной причиной был взрыв сухих солей нитрата и ацетата натрия, образовавшихся в результате выпаривания раствора в емкости из-за его саморазогрева при нарушении условий охлаждения.

Однако независимого расследования не было до сих пор, и многие ученые считают, что на Маяке произошел ядерный взрыв, то есть в баке с отходами произошла самопроизвольная ядерная реакция. До сих пор, спустя 50 лет, не опубликованы технический и химический отчеты об аварии.

29 сентября 1957 года стал черным днем в истории Урала и всей России. Это день, когда жизнь людей на Урале поделилась на 2 половины — до аварии и после, как потом нормальную жизнь Украины, Беларуси, Европейской части России поделит другая черная дата — 26 апреля 1986 года.

Для того чтобы ликвидировать последствия аварии — фактически отмыть водой территорию промышленной площадки Маяка и прекратить любую хозяйственную деятельность в зоне загрязнения, потребовались сотни тысяч человек. Из ближайших городов Челябинска и Екатеринбурга на ликвидацию мобилизовывали юношей, не предупреждая их об опасности. Привозили целые воинские части, чтобы оцеплять зараженную местность. Потом солдатам запрещали говорить, где они были. Малолетних детей 7-13 лет из деревень посылали закапывать радиоактивный урожай (на дворе была осень). Комбинат «Маяк» использовал для работ по ликвидации даже беременных женщин. В Челябинской области и городе атомщиков после аварии смертность возросла — люди умирали прямо на работе, рождались уроды, вымирали целые семьи.

Надежда Кутепова, дочь ликвидатора, г. Озерск
Моему отцу было 17 лет и он учился в техническом училище в Свердловске (теперь Екатеринбург). 30 сентября 1957 года его и других его сокурсников погрузили прямо с занятий в грузовики и привезли на «Маяк» ликвидировать последствия аварии. Им ничего не сказали о серьезности опасности радиации. Они работали сутками. Им давали индивидуальные дозиметры, но за превышение дозы наказывали, поэтому многие люди оставляли дозиметры в своих ящиках для одежды, чтобы «не перебрать дозу». В 1983 году он заболел раком, его прооперировали в Москве, но у него начались метастазы по всему организму, и через 3 года он умер. Нам сказали тогда, что это не от аварии, но потом это заболевание официально было признано последствием аварии на «Маяке». Моя бабушка тоже участвовали в ликвидации аварии и официально получила большую дозу. Я никогда ее не видела, потому что она умерла от рака лимфатической системы задолго до моего рождения, через 8 лет после аварии.

Гульшара Исмагилова, жительница села Татарская Караболка
Мне было 9 лет, и мы учились в школе. Однажды нас собрали и сказали, что мы будем убирать урожай. Нам было странно, что вместо того, чтобы собирать урожай, нас заставляли его закапывать. А вокруг стояли милиционеры, они сторожили нас, чтобы никто не убежал. В нашем классе большинство учеников потом умерли от рака, а те, что остались, очень больны, женщины страдают бесплодием.

Наталья Смирнова, жительница Озерска
Я помню, что тогда в городе была жуткая паника. По всем улицам ездили машины и мыли дороги. Нам объявляли по радио, чтобы мы выбросили все, что было в тот день у нас в домах, и постоянно мыли пол. Много людей, работников Маяка тогда заболело острой лучевой болезнью, все боялись что-то высказать или спросить под угрозой увольнения или даже ареста.

П. Усатый
В закрытой зоне Челябинск-40 я служил солдатом. На третью смену службы заболел земляк из Ейска, прибыли со службы — он умер. При транспортировке грузов в вагонах стояли на посту по часу пока не пойдет носом кровь (признак острого облучения — прим. авт.) и не заболит голова. На объектах стояли за 2-х метровой свинцовой стеной, но даже и она не спасала. А при демобилизации с нас взяли подписку о неразглашении. Из всех призванных нас осталось трое — все инвалиды.

Ризван Хабибуллин, житель села Татарская Караболка
(Цитата по книге Ф. Байрамовой «Ядерный архипелаг», Казань, 2005.)
29 сентября 1957 года, мы, учащиеся Карабольской средней школы, убирали корнеплоды на полях колхоза им. Жданова. Около 16-и часов все услышали грохот откуда-то с запада и почувствовали порыв ветра. Под вечер на поле опустился странный туман. Мы, конечно, ничего не подозревали и продолжали работать. Работа продолжалась и в последующие дни. Через несколько дней нас почему-то заставили уничтожать не вывезенные еще к тому времени корнеплоды.
К зиме у меня начались страшные головные боли. Помню, как я катался в изнеможении по полу, как обручем стягивало виски, было кровотечение из носа, я практически потерял зрение.

Смотрите так же:  Патент на варшавском шоссе

Земфира Абдуллина, жительница села Татарская Караболка
(Цитата по книге Ф. Байрамовой «Ядерный архипелаг», Казань, 2005.)
Во время атомного взрыва я работала в колхозе. На зараженном радиацией поле собирала картофель и другие овощи, участвовала в сжигании верхнего слоя снимаемой со стогов соломы и захоронении пепла в ямы. В 1958-м году участвовала в очистке зараженных радиацией кирпичей и захоронении кирпичного щебня. Целые кирпичи, по распоряжению свыше, загружали в грузовики и отвозили в свою деревню.
Оказалась, что я уже в те дни получила большую дозу облучения. Сейчас у меня злокачественная опухоль.

Гульсайра Галиуллина, жительница села Татарская Караболка
(Цитата по книге Ф. Байрамовой «Ядерный архипелаг», Казань, 2005.)
Когда прогремел взрыв, мне было 23 года и я была беременна вторым ребенком. Несмотря на это, меня тоже выгнали на зараженное поле и вынудили копаться там. Я чудом выжила, но теперь и я, и мои дети тяжело больны.

Гульфира Хаятова, жительница села Муслюмово
(Цитата по книге Ф. Байрамовой «Ядерный архипелаг», Казань, 2005.)
Первое воспоминание из детства, связанное с рекой (Течей) — это колючая проволока. Реку мы видели через нее и с моста, тогда еще старенького, деревянного. Мои родители старались не пускать нас на речку, не объясняя почему, видимо, сами ничего не знали. Мы любили подниматься на мост, любовались цветами, которые росли на небольшом островке. Вода была прозрачная и очень чистая. Но родители говорили, что река «атомная». Родители редко говорили про аварию в 1957 году, а если говорили, то шепотом.
Пожалуй, впервые осознанно я поняла, что с нашей рекой что-то не то, когда поехала с матерью в другую деревню и увидела другую реку. Я очень удивилась, что та река без колючей проволоки, что к ней можно подойти.
В те годы (60-70-е) не знали, что такое лучевая болезнь, говорили, умер от «речной» болезни. Врезалось в память, как мы всем классом переживали за одну девушку, у которой было белокровие, т.е. лейкемия. Девушка знала, что умрет и умерла в 18 лет. Нас тогда потрясла ее смерть.

Эта была страшная катастрофа. Но ее скрыли. Только после Чернобыльской аварии многие в Челябинской области поняли, что теперь можно сказать и об аварии на «Маяке». И в начале 90-х годов, спустя более чем 30 лет после аварии, впервые был опубликован отчет о ней. Чтобы хоть как-то компенсировать людям нанесенный вред, появился закон о социальной защите тех, кто пострадал от этой аварии. Но никто и никогда не узнает, сколько именно человек погибло. До сих пор на Восточно-уральском радиоактивном следе осталась деревня Татарская Караболка, в которой 7 (!) кладбищ на 400 человек, до сих пор не переселено село Муслюмово, стоящее на берегу радиоактивной речки Теча. Радиация наносит генетический ущерб и потомки 3-го, и 4-го, и 5-го поколений людей, подвергшихся облучению, будут страдать, будут болеть.

С момента аварии прошло 50 лет. «Маяк» работает, принимает отходы, отработавшее ядерное топливо со многих АЭС России. Люди, работающие на нем и живущие возле него, подвергаются воздействию радиации, накапливают в своем теле плутоний, цезий, стронций. По-прежнему, ежесекундно, ежеминутно, и даже в этот момент, когда вы читаете эти строки, комбинат производит тонны радиоактивных отходов, которые образуются в результате переработки топлива с атомных станций. И все это по-прежнему он выливает в воду, теперь не в реку Теча, а в озеро Карачай. А, значит, все может повториться вновь. Ведь самое страшное не то, что подобные аварии случаются, а то, что из произошедшего не делаются выводы, не извлекаются уроки.

В одной из деревень, оставшихся на загрязненной земле после взрыва, дети написали такие стихи.

Посылает Маяк не спасенья лучи:
Стронций, цезий, плутоний — его палачи.

Из брошюры «Чернобыльские уроки», глава «Другие Чернобыли».

Ликвидация последствий аварии на ПО «Маяк» продолжается

Первый завод по производству оружейного плутония был построен в Челябинской области. Вскоре здесь же произошла и первая в Советском Союзе тяжелая радиационная авария.

Она случилась 19 июня 1948 года, на следующий же день после выхода атомного реактора по наработке оружейного плутония (объект «А» комбината «Маяк») на проектную мощность. Случались здесь и другие происшествия меньшего масштаба. После того, как на ПО Маяк авария произошла в очередной раз, о ней заговорили, хотя все данные были засекречены. Выброс 20 млн Кюри радиации невозможно было скрыть.

Правда, полные данные о происшествии открыто появились в 1989 году. Тогда же стали приниматься более активные меры по ликвидации последствий радиоактивного загрязнения более 10 тысяч кв. км территории области. Сейчас «Росатом», к которому «Маяк» относится теперь, совместно с властями области успешно реализует программу по достижению нормального уровня экологической безопасности в этом регионе.

Зона радиоактивного загрязнения постепенно уменьшается. И хотя о полной безопасности говорить не приходится, положительные тенденции в этом аспекте заметны, и это отмечают как отечественные, так и зарубежные специалисты.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Авария на «Маяке» всплывает 60 лет спустя

Когда речь заходит о ядерной аварии, на ум сразу приходят Чернобыль, Фукусима или, реже, Три-Майл-Айленд. Мало кто вспомнит о Кыштымской аварии, которая затронула ядерный комплекс «Маяк». Как бы то ни было, она была одной из самых серьезных в своем роде. Этот инцидент 1957 года (широкой общественности о нем сообщили лишь 20 лет спустя) сегодня вновь всплывает на поверхность: место выброса дошедшего до Европы облака рутения-106, судя по всему, находится где-то там, на юге России.

Многие черты этой истории напоминают шпионский роман. Ядерный комплекс «Маяк» (первый в СССР) тайно возник посреди сибирских лесов в 1948 году, в начале холодной войны. Этот стратегический объект не был обозначен ни на одной из карт. То же самое относилось и к окружавшим его городам, например, известному тогда под названием Челябинск-65 Озерску (80 000 человек). Были приняты все меры для сохранения секретности объекта, ближайшим обозначенным населенным пунктом для которого был Кыштым. Его бывшая жительница недавно рассказала газете Le Parisien о наставлении родителей: «Если ты кому-то об этом расскажешь, нас посадят».

Эти люди были сотрудниками «Маяка», где было налажено производство плутония. Это вещество необходимо для производства ядерного оружия, и СССР сделал все, чтобы его выпуск был как можно более быстрым и массовым. Экологические и санитарные вопросы были задвинуты в сторону по небрежности или из-за непонимания последствий. Поначалу жидкие радиоактивные отходы секретно сливали в реку Течу, на которой стояло предприятие. Катастрофические санитарные и экологические последствия вынудили власти заняться поиском иного решения.


Почти 300 000 человек под радиоактивным облаком

Эти отходы одно время содержались в хранилище на расположенном поблизости небольшом озере Карачай, которое стало одним из самых загрязненных мест в мире. Чтобы воспрепятствовать загрязнению воды, резервуары были построены в 1953 году так, чтобы избежать контакта отходов с озером, писал в сентябре журнал Sciences et Vie. Окруженные бетоном хранилища были снабжены охлаждающим контуром, чтобы воспрепятствовать подъему температуры выделяющих тепло жидкостей. Как бы то ни было, обслуживание установок весьма трудоемко, а необходимый ремонт не проводился.

Пробелы в техобслуживании повлекли за собой серьезную аварию. Все подробности случившегося до сих пор неизвестны, однако с общим сценарием все ясно: неисправленная неполадка в системе охлаждения привела к повышению температуры до 300 с лишним градусов с испарением жидкости. Давление в емкостях резко возросло, что вызвало взрыв 29 сентября 1957 года.

«Было воскресенье. Около пяти часов. Я шел к брату. Я услышал взрыв и увидел облако», — рассказал в 1990 году газете l’Humanité бывший начальник лаборатории дозиметрии «Маяка». Объем выброса составил от 70 до 80 тонн отходов. Большая часть упала прямо на место аварии, однако часть сформировала радиоактивное облако, которое двинулось на северо-восток. Под его воздействием оказались около 270 000 человек на территории в несколько тысяч квадратных километров. Особенно сильное загрязнение было зарегистрировано на территории в 1 000 км2. Сейчас этот путь облака иногда называют «восточно-уральским радиоактивным следом».

Население начали эвакуировать лишь через шесть-десять дней после аварии. Этого времени было более чем достаточно, чтобы люди получили серьезную дозу радиации. Sciences et Vie пишет о зоне в 20 км2 вокруг места взрыва, где погибли все сосны. Несколько месяцев спустя было вывезено население двух десятков деревень, порядка 10 000 человек. В документах отмечается 200 случаев гибели людей в связи с радиацией в течение нескольких месяцев. Однако точных данных, как это часто бывает, нет. Воздействие на окружающую среду и население сохранилось в дальнейшем, на что наложились также последствия загрязнения реки в результате выбросов.

Полная секретность

Как бы то ни было, авария была окружена абсолютной секретностью. В 1960-х годах в ЦРУ, разумеется, слышали об объекте и инциденте. Пилот самолета-шпиона Гэри Пауэрс (Gary Powers) был сбит во время полета в регионе. Как бы то ни было, о случившемся решили промолчать, чтобы не обострять и без того росшее недоверие к ядерной отрасли в Северной Америке и Европе после аварии в Великобритании.

Три вопроса о ядерном инциденте в России

Россия признает факт радиоактивной утечки

Ядерная пыль над Европой

Борьба с последствиями ядерной аварии на примере Чернобыля

Откровения 20 лет спустя

О произошедшем стало известно лишь в 1976 году. Бежавший в Великобританию русский биолог Жорес Медведев написал в газете New Scientist статью о многих факторах, которые указывали на вероятность ядерного взрыва 20 годами ранее в районе Кыштыма. Авария в результаты была названа именно в честь этого города, который тогда был единственным обозначенным на карте. Ученый дополнил исследования выпущенной в 1979 году книгой. Официальные данные были распространены МАГАТЭ в 1989 году.

Появившиеся с тех пор в доступе рассекреченные документы позволили подтвердить факт происшествия. Авария была отнесена к шестому (из семи) уровню международной шкалы ядерных событий, что делает ее лишь на один шаг менее серьезной, чем Чернобыль и Фукусима. Близкие жертв, в том числе основавшая за границей собственное НКО Надежда Кутепова продолжают бороться за признание аварии и выплату финансовой помощи. Проживающая сегодня во Франции женщина одержала победу в нескольких десятках судебных разбирательств в России.

Предприятие все еще работает

Несмотря на это происшествие и множество связанных с объектом инцидентов (речь идет в частности о сливе отходов в воду и иссушении озера Карачай, которое ведет к выбросам радиоактивной пыли), он продолжает работу. Сегодня «Маяк» занимается утилизацией отработанного ядерного топлива, немалая часть которого поступает из соседних стран.

В окрестных городах до сих пор живут люди. Ближайший к предприятию Озерск (переименован в 1994 году) по-прежнему закрыт для приезжих. По официальным данным, люди были вывезены из зон риска, где были проведены очистные работы. Тем не менее, если верить докладу, выпущенному Greenpeace по случаю 60-летней годовщины аварии, в Течу все еще сбрасываются немалые объемы отходов, а замеры свидетельствуют о высоком уровне радиации в соседних деревнях. То же самое касается и некоторых городов, из которых так и не вывезли людей. «Нас в семье было пять детей. Все остальные умерли. Рак», — рассказал в 1990 году газете L’Express житель поселка Муслюмово, расположенного в 30 километрах от предприятия.

Смотрите так же:  Как оформить ип на салон красоты

20 ноября Россия подтвердила, что поблизости от объекта в сентябре были зарегистрированы «чрезвычайно высокие» показатели рутения-106. Ранее несколько европейских наблюдательных центров выявили присутствие в атмосфере этого радиоактивного газа (в естественном виде он не встречается). Во вторник «Росатом» заверил всех в отсутствии каких-либо инцидентов на его объектах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Радиационная авария на химкомбинате «Маяк»: первая атомная катастрофа СССР

29 сентября 1957 года произошла серьезная авария на химкомбинате «Маяк», который находился в закрытом городе «Челябинск-40». С 1954 года город назывался Озерск, но его название в советское время употреблялось только в секретной переписке, поэтому авария и получила название «кыштымской» по ближайшему к Озёрску городу Кыштым, который был обозначен на картах.

Это была первая в СССР радиационная авария. Произошел взрыв емкости с радиоактивными отходами, которая представляла собой цилиндр из нержавеющей стали в бетонной рубашке. Во взорвавшейся емкости содержалось около 80 м³ высокорадиоактивных ядерных отходов. Взрывом, оцениваемым в десятки тонн в тротиловом эквиваленте, ёмкость была разрушена, бетонное перекрытие толщиной 1 метр весом 160 тонн отброшено в сторону, в атмосферу было выброшено около 20 млн кюри радиоактивных веществ (для сравнения, в Чернобыле — 50 миллионов). Часть радиоактивных веществ были подняты взрывом на высоту 1—2 км и образовали облако, состоящее из жидких и твёрдых аэрозолей. В течение 10—11 часов радиоактивные вещества выпали на протяжении 300—350 км в северо-восточном направлении от места взрыва (по направлению ветра). В зоне радиационного загрязнения оказалась территория нескольких предприятий комбината «Маяк», военный городок, пожарная часть, колония заключённых и далее территория площадью 23 000 км² с населением 270 000 человек в 217 населённых пунктах трёх областей: Челябинской, Свердловской и Тюменской. Сам Челябинск-40 не пострадал. 90 % радиационных загрязнений выпали на территории химкомбината «Маяк», а остальная часть рассеялась дальше.

«Характерно, что различные технические инциденты, неполадки, порой отнюдь не безопасные, происходили на основном производстве, — пишет В. Толстиков в книге «Ядерная катастрофа 1957 года на Урале», — Отсюда, естественно, и ждали неприятностей. Но в сентябре 1957 года беда неожиданно пришла с другой стороны — с хранилища радиоактивных отходов. Надо признать, что их хранению и переработке руководство комбината уделяло меньше внимания, чем основному производству».

Комплекс хранения отходов представлял собой зарытый в землю бетонный «гроб» с ячейками для 20 контейнеров из нержавеющей стали, их называли «банками». Они охлаждались водой, которая циркулировала между стенками контейнера и бетоном. Все емкости были оборудованы вентиляционной системой, а также всевозможными датчиками — тепла, уровня жидкости и т. д. Правда, проверки потом покажут, что эти приборы, позаимствованные с химического производства, вышли из строя почти сразу же после постройки хранилища в 1953 году: не выдержали суровых условий. В итоге, уровень жидкости в системе охлаждения никто не контролировал.

«Банка» №14 содержала 256 кубометров жидких высокоактивных растворов, ее заполняли отходами производства с марта по апрель 1957 года. Утром 29 сентября, за несколько часов до взрыва, дежурный техник хранилища заметил, что комплекс С-3 дымит. О клубах желтого дыма доложили начальству, и вскоре на исследование «банок» направили четверых техников, экипированных по последнему слову противорадиационной техники: фонарями и противогазами. Из-за плотного дыма в техническом коридоре хранилища они почти ничего не увидели. В итоге, на ощупь проверили электропроводку, включили вентиляцию и поднялись наверх. Все они запомнили «страшную жару» в хранилище.

По официальной версии, в оставшейся без охлаждения «банке» повысилась температура, раствор испарился, оставив около 80 тонн смеси сухих нитратно-ацетатных солей. Позже, в Академии химзащиты установят, что при нагревании такая смесь взрывается не хуже черного пороха.

В 16 часов 22 минуты она и взорвалась. С 14-й «банки» снесло и отбросило на 25 метров бетонную плиту весом 160 тонн, сорвало крышки с двух соседних емкостей. В зданиях, расположенных в 200 метрах от точки взрыва, выбило стекла, частично разрушило стены, искорежило железные ворота. Мощность взрыва составила 50 тонн тротила. При этом, никто не пострадал. Убирать свидетелей аварии советский атом начал позднее.

В воскресенье 29 сентября 1957 года в «Сороковке» (закрытый город Челябинск-40, позже Челябинск-65, ныне Озерск) было тепло и солнечно, на стадионе проходил футбольный матч между командами двух секретных заводов. Дул ровный юго-западный ветер. Это обстоятельство после будет иметь немаловажное значение. Зрители на трибунах и не обратили бы внимания на гулкий звук со стороны завода, если бы через несколько секунд оттуда не показался столб пыли и дыма, по форме напоминающий факел. В наступивших позже сумерках дым стал светиться. Через несколько дней газета «Известия» опубликовала заметку о необычном природном явлении на Среднем Урале, похожем на полярное сияние.

Это «сияние», а по сути — облако радиоактивной пыли, подгоняемое тем самым юго-западным ветром, со скоростью асфальтоукладочного катка — 30 километров в час — двинулось через промплощадку, строящийся радиохимический завод, пожарную часть, военный городок и лагерь для заключенных в сторону города Каменска-Уральского. Территория, которую оно тогда накрыло, получила название ВУРС (Восточно-уральский радиоактивный след). Он занимает площадь 200 тысяч квадратных километров, и на карте выглядит так, будто на бумагу уронили стакан с киселем: каплеобразное пятно, сужающееся к северо-востоку. В длину «пятно» достигает 105 километров, а в ширину 8-10. На этой территории было 23 населенных пункта.

В первые часы после аварии люди, оказавшиеся недалеко от эпицентра, стали свидетелями еще одного странного явления: пошел снег, с неба сыпались белесые хлопья и не тая устилали землю, крыши, липли к стенам, оседали на лица. Радиоактивный снегопад продолжался целые сутки. Затемно прибыли дозиметристы химкомбината, объявили срочную эвакуацию части персонала и солдат-строителей, работавших на возведении промышленных объектов.

После эвакуации провели санитарную обработку, всех переодели в чистую одежду, вспоминают очевидцы. Но как правильно это делать, толком не разъяснили. Стараясь смыть с тела «невидимую грязь», люди терли себя мочалками в жарко натопленных банях, загоняя глубоко под кожу радиоактивную пыль. Еще больше рисковали люди, которые ели или курили в зоне заражения. По официальным данным, в результате аварии пострадали более тысячи военнослужащих, из них 63 солдата получили облучение от 10 до 50 рентген.

Тем временем, утром 30 сентября персонал завода приступил к своим обычным обязанностям: производство не должно было останавливаться ни на секунду. Второй по важности задачей было не допустить перегрев отходов в остальных замурованных «банках». Пришлось бурить в бетоне 15-метровые проходки для подачи шлангов с водой — для охлаждения. Одновременно началась очистка территории, где мощность облучения от «фонящего» мусора колебалась от 19 тысяч до нескольких сотен микрорентген в секунду. Причем опыта подобной работы ни на заводе, ни во всем СССР не было.

«Тут мы натолкнулись на то, что должно было произойти. Рабочие-солдаты не идут к месту уборки. Они стоят и молчат, команду не выполняют, тем более, что их командиры и не стараются командовать, как положено, сами боятся. Видя эту ситуацию, мы с Лызловым (инженер-дозиметрист) проходя мимо группы солдат, небрежно сказали: «Пошли, ребята», вышли на опасную площадку, остановились, закурили и принялись спокойно разговаривать, не обращая внимания на рабочих. Это помогло, они начали подходить к нам, принялись за работу. Трудно в первый раз преодолеть страх, а потом становится проще. Начали чистить дорогу от грязи и мусора, стены зданий отмывали, сбивали штукатурку. Мусор и верхний слой земли увозили в яму-могильник» — пишет в своей книге «Плутоний для атомной бомбы» Михаил Гладышев, бывший директор плутониевого завода под «сороковкой», которому лично пришлось принимать участие в ликвидации последствий взрыва.

Последствия аварии для близлежащих населенных пунктов оказались очень серьезными. Однако эвакуация деревень началась только через 7-14 дней. За это время жители получили среднюю дозу — около 50 бэр.

«Эвакуаторы не останавливались ни перед чем, — вспоминает очевидец событий, председатель общества «Кыштым-57» Борис Бессонов — «Приезжали в башкирские деревни на грузовиках, спрашивали людей, во сколько они оценивают свои дома. Названные суммы отдавали наличными. Людей увозили немедленно, заставляя бросать вещи, скот расстреливали. Люди молча подчинялись».

В ходе ликвидации последствий аварии 23 деревни из наиболее загрязнённых районов с населением от 10 до 12 тысяч человек были отселены, а строения, имущество и скот уничтожены. Для предотвращения разноса радиации в 1959 году решением правительства была образована санитарно-защитная зона на наиболее загрязнённой части радиоактивного следа, где всякая хозяйственная деятельность была запрещена, а с 1968 года на этой территории образован Восточно-Уральский государственный заповедник. Для ликвидации последствий аварии привлекались сотни тысяч военнослужащих и гражданских лиц, получивших значительные дозы облучения.

Правительственная комиссия, образованная в ноябре 1957 года, провела обследования и установила, что населённые пункты Русская Караболка, Юго-Конёво, Алабуга и посёлок Коневского вольфрамового рудника находятся в районе интенсивного загрязнения. Принято решение об отселении более 4 тысяч жителей загрязнённой зоны и запашке расположенных в полосе загрязнения 25 тыс. га пахотных земель.

В 1958—1959 годах в населённых пунктах, подвергшихся радиационному загрязнению, специальные механизированные отряды произвели ликвидацию и захоронение строений, продовольствия, фуража и имущества жителей. После аварии на всей территории ВУРСа ввели временный запрет на хозяйственное использование территории.

Социально-экологические последствия аварии оказались очень серьёзными. Тысячи людей были вынуждены покинуть места своего проживания, многие другие остались жить на загрязнённой радионуклидами территории в условиях долговременного ограничения хозяйственной деятельности. Положение значительно осложнялось тем, что в результате аварии радиоактивному загрязнению подверглись водоёмы, пастбища, леса и пашни.

В течение длительного времени в Советском Союзе об этой крупной аварии ничего не сообщалось. Сведения скрывались официальными властями от населения страны и от жителей Уральского региона, оказавшегося в зоне радиоактивного загрязнения. За рубежом факт аварии 1957 года на Урале стал известен скоро. Впервые об аварии в СССР сообщила 13 апреля 1958 года копенгагенская газета «Берлингске Туденде». Но это сообщение оказалось неточным. В нём утверждалось, что произошла какая-то авария во время советских ядерных испытаний в марте 1958 года. Природа аварии не была известной, но она, как сообщалось в этой газете, вызвала радиоактивные выпадения в СССР и близлежащих государствах. Несколько позже в докладе Национальной лаборатории США, расположенной в Лос-Аламосе, появилось предположение, что в Советском Союзе якобы произошёл ядерный взрыв во время больших военных учений. Спустя 20 лет в 1976 году учёный-биолог Жорес Медведев сделал первое краткое сообщение об аварии на Урале в английском журнале «Нью-Сайентист», вызвавшее на Западе большой резонанс. В 1979 году Медведев издал в США книгу под названием «Ядерная катастрофа на Урале», в которой приводились некоторые подлинные факты, касающиеся аварии 1957 года.

В СССР факт взрыва на химкомбинате «Маяк» впервые подтвердили в июле 1989 года на сессии Верховного Совета СССР. Затем были проведены слушания по этому вопросу на совместном заседании комитета по экологии и комитета по здравоохранению Верховного Совета СССР с обобщённым докладом первого заместителя министра атомной энергетики и промышленности СССР Бориса Никипелова. В ноябре 1989 года международная научная общественность была ознакомлена с данными о причинах, характеристиках, радиоэкологических последствиях аварии на симпозиуме МАГАТЭ. На этом симпозиуме с основными докладами об аварии выступали специалисты и учёные химкомбината «Маяк».