Какой налог платят нефтедобывающие компании

Минфин рассказал, сколько налогов платят нефтяные компании

Минфин сообщил, какую фискальную нагрузку несут нефтедобывающие организации. В письме от 19.10.2018 № 03-06-08-01/75354 отмечается, что в настоящее время организации нефтяного комплекса наряду с общими налогами (налог на прибыль организаций, налог на имущество организаций и т.д.) платят «нефтяные» платежи.

К ним относятся налог на добычу полезных ископаемых и вывозные таможенные пошлины на нефть и нефтепродукты.

По своему характеру нефтяные налоги являются фискальным инструментом изъятия природной и экономической ренты, величина этих налогов определяется уровнем мировых цен на нефть.

Вывозные таможенные пошлины на нефть и нефтепродукты также выполняют функцию защиты внутреннего рынка от увеличения цен на моторные топлива, которое происходит вследствие роста цен на нефть на мировых рынках, а также функцию обеспечения рентабельного функционирования российских нефтеперерабатывающих заводов.

При этом если рассматривать фискальную нагрузку на нефтедобывающие компании в целом, то она составляет 80 – 85% в выручке при цене на нефть 60 — 70 долларов США за баррель.

Как рассчитывается налог на нефть?

Ни для кого не секрет, что основные поступления в доходную часть бюджета идут от уплаты налогов, взимаемых с предприятий добычи полезных ископаемых и нефтяной и газовой переработки. Но если нефтепереработку облагают акцизами, то какие же налоги платят добывающие предприятия?

Налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ)

Это – основной налог на нефть, вернее, на её добычу. Поскольку все природные ресурсы находятся в государственной собственности, за право их добычи платится налог, называемый НДПИ. Начиная с 2016-го года, чтобы перенести налоговое бремя с экспортеров на добывающие предприятия, ставки экспортных пошлин начали снижать, а ставку этого налога – постепенно повышать.

Налогообложение нефтедобычи регламентировано статьей 334 Налогового Кодекса Российской Федерации, а порядок деятельности предприятий этой сферы регулируется Федеральным законом, называемым «О недрах».

Все физические и юридические лица, которые занимаются добычей природных ресурсов, должны иметь соответствующую лицензию.

Плательщики НДПИ

Плательщиками налога на добычу полезных ископаемых являются юридические лица и индивидуальные предприниматели, сфера деятельности которых – добыча ископаемых ресурсов (их называют еще пользователи недр).

Постановка на учет в налоговом органе таких предприятий и физических лиц отличается тем, что она происходит после получения ими лицензии (в течение 30-ти дней). Организации-плательщики НДПИ представляют в ФНС декларацию по этому налогу ежемесячно, срок сдачи такой декларации – последняя дата месяца, который следует за прошедшим периодом. Накопительного учета нет, все данные основаны на месячном периоде. Налоговый период, соответственно, составляет один календарный месяц.

Предприятия-недропользователи обязаны подавать сведения по этому налогу с того момента, как начинают добычу углеводородного сырья.

Подача отчетности по НДПИ индивидуальными предпринимателями и организациями осуществляется в ФНС по месту нахождения недр (если они действуют в рамках соглашения о разделе имущества). Крупные налогоплательщики такую декларацию подают по месту своего налогового учета.

Рассчитанная сумма месячного налога должна быть уплачена в бюджет не позже 25-го числа следующего за отчетным месяца.

НДПИ платится по каждому месторождению отдельно, согласно месту его расположения. Налог на нефть относится к федеральным налогам.

Объект налогообложения

Объектом налогообложения в данном случае выступает натуральный показатель, который выражается в тоннах.

Ископаемым ресурсом считается обезвоженная, обессоленная или стабилизированная нефть. К попадающим под действие этого закона полезным ископаемым относятся следующие ресурсы:

  • добытые на территории Российской Федерации;
  • добытые российскими компаниями вне ее пределов;
  • добытые путем переработки нефтяных отходов.

На добытую за рубежом нефть НДПИ рассчитывают в том же порядке, в каком производится расчет на ресурсы, полученные внутри страны.

Международными договорами прописана возможность предоставления в аренду площадей, находящихся на иностранной территории, с целью разработки шельфов. Качество сырья, добываемого за рубежом, проверяется по установленным в России стандартам. К полезным ископаемым и природным ресурсам не относится продукция, полученная путем обогащения. Также объектом налогообложения не считается получение материала из отходов, образовавшихся в процессе собственной переработки предприятия.

Также НДПИ не облагаются полезные ископаемые, не состоящие на государственном балансе (если они используются для личных нужд), а также ресурсы, которые Налоговый кодекс относит к палеонтологическим, коллекционным и прочим.

Все действия, связанные с разработкой полезных ископаемых, находятся под контролем Роснедр. Любое действие неправомерного характера, совершенное в отношении полезных ископаемых и разрабатываемых недр Российской Федерации, считается вредом, нанесенным государственной экономике.

Определение налоговой базы

Налоговая база при расчете НДПИ на нефть определяется либо на основании стоимости, либо на основании количества добытого сырья.

При исчислении количества полученного ресурса можно применять два метода:

  • прямой, который основывается на данных, полученных путем измерения;
  • косвенный, основанный на значении содержания нефти в общем объеме полученного сырья.

Второй способ расчета используют только тогда, когда расчет первым способом не представляется возможным. Используемый на предприятии метод расчета выбирается единожды и закрепляется учетной политикой организации.

Он не меняется с течением времени и показан к применению в течение всего срока эксплуатации месторождения. Изменение способа расчета возможно лишь после внесения изменений в технический проект или технологический процесс разработки.

Использование прямого расчетного метода для определения налоговой базы подразумевает использование следующих расходов:

  1. прямые материальные затраты;
  2. фонд оплаты труда наемного персонала;
  3. амортизационные отчисления.

Списание прямых расходов производится в таком же порядке, как и при учете прочих производственных процессов. Размер прямых затрат определяется из расчета сумм, которые относятся к конкретным доходам (в случае НДПИ это – нефтедобыча) определенного налогового периода. Незавершенное производство из расчета убирают. Расходы для налога на добычу полезных ископаемых определяют за период, равный одному месяцу.

  • косвенные показатели (ими считаются материальные затраты, которые не входят в состав прямых расходов):
  1. расходы на ремонт оборудования;
  2. покупка дополнительного технологического оборудования;
  3. прочие непрямые затраты.

Эти расходы подлежат списанию в полном объеме, который пропорционален текущей добыче и другим видам производственной деятельности. Выручку от реализации полезных ископаемых рассчитывают исходя из цена, уменьшенной на расходы по доставке продукции.

Она рассчитывается на основании установленной базовой ставки с учетом плавающих коэффициентов, которые определяют конкретные условия, характерные для места добычи и учитывают динамику нефтяных цен на основании мировых показателей. Базовую ставку определяет Налоговый Кодекс согласно постановлениям правительства РФ.

При корректировке налоговой ставки НДПИ применяют следующие коэффициенты:

  • Кц – этот коэффициент учитывает изменение мировых нефтяных цен;
  • Кдв – показывает степень выработки данного месторождения (при его применении округление показателя не используется); выработанность конкретного участка определяют в соответствии с данными госбаланса, утвержденными для этого участка до начала применения лицензии;
  • Кз – определяет уровень запасов разработки;
  • Кд – характеризует сложность нефтедобычи; уровень этой сложности прописан в проектной документации и находится в пределах от нуля до единицы.

Показатель коэффициента Кц (уровень мировых цен) в 15-х числах каждого следующего за расчетным месяца, публикуется в «Российской газете».

Эти данные также дублируются с помощью рассылки по всем региональным ФНС. Если такие данные – отсутствуют, налогоплательщик вынужден рассчитывать Кц самостоятельно. Для этого расчета берется среднерыночная мировая цена на нефть марки «Urals» и среднемесячный показатель курса доллара к рублю.

Льготы по этому налогу выражаются в применении нулевой ставки и устанавливаются законодательством. Такая ставка может быть установлена в случае получения в процессе разработки месторождения нормативных потерь или при добыче попутного газа.

Нормативные потери принимаются к учету в том месяце, когда был произведен замер добычи. Нормы таких потерь определяются в зависимости от конкретного места добычи, а их показатели утверждает Министерство энергетики, предварительно согласовав их с Роснедрами.

Если нет актуальных данных за конкретный месяц, которые публикуются для каждого месторождения, то налогоплательщик имеет право использовать сведения о показателях технических норм, которые приняты для конкретного вида ресурсоразработки.

Порядок применения нормативов, касающихся разработки недр, установлен Постановлением Правительства номер 921, принятом 29 декабря 2001-го года.

Смотрите так же:  Приказ от 5 декабря 2019 г 801н

Коэффициент Кдв, учитывающий степень выработки недр, устанавливается законодательством. Он может иметь понижающее значение в случае, когда выработка превышает 80 процентов. Это – льгота для старых, давно разрабатываем месторождений.

Формула расчета

Для расчета размера НДПИ применяют:

  • объем выработки (Ов);
  • нормативные потери (НПот);
  • утвержденную на данный момент ставку;
  • плавающие корректирующие коэффициенты, устанавливаемые раз в месяц.

Этот расчет достаточно прост, если нет необходимости самостоятельно рассчитывать используемые коэффициенты.

Приведем конкретный пример.

Некая компания «А» за февраль 2014 года добыла 520 тонн нефти. Размер нормативных потерь составил 20 тонн.

Ставка налога в этом месяце была 493 руб/тонна. Пусть коэффициент мировых цен (Кц) в этом месяце составлял 1,2000 (четыре знака после обязательны)., а все остальные коэффициенты возьмем равными единице.

Сумма НДПИ = (Ов-НПот) * ставка * Кц * Кдв * Кз*Кд

Для конкретного примера НДПИ = (520 -20) * 493 * 1,2000 * 1 * 1 * 1 = 295 800 рублей.

Сумма этого налога отражается в декларации и уплачивается в бюджет в установленные законом сроки. В декларацию также включают все цифры, которые использовались при расчете НДПИ.

Изменения, произошедшие в 2014-ом году

В конце 2013-го году произошло повышение базовой ставки НДПИ с 470 до 493 руб., или на 4,9 процента. Одновременно с этим ряду туронских месторождений (Красноярский край) были предоставлены льготы, для некоторых – на срок 15-ть лет.

Изменение ставки НДПИ за последние годы

В последнее время Правительство РФ в рамках налогового маневра постоянно повышает базовую ставку этого налога. В 2016-ом она составила 559 руб/тонна. В дальнейшем предполагается провести перераспределение налоговой нагрузки с предприятий-экспортеров на предприятия нефтедобычи.

С этой целью производится снижение экспортных пошли, а базовую ставку НДПИ планируется поднять до 918 руб./тонна уже в 2017-ом году.

Целью данных мероприятий является повышение конкурентоспособности отечественной продукции на мировых рынках за счет снижения цена путем уменьшения размеров таможенных сборов. Однако увеличение налоговой нагрузки на добывающие компании может вызвать сворачивание проектов, которые требуют значительных капитальных вложений.

Налогообложение нефтяной отрасли

Налоговая нагрузка нефтяных компаний складывается из экспортных пошлин, налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), налогов на имущество и на прибыль.

Экспортные пошлины и НДПИ приносят существенную часть дохода в бюджет государства.

Налог на добычу полезных ископаемых был введен в действие 1 января 2002 года, заменив собой налог на воспроизводство минерально-сырьевой базы и акцизы на нефть. Базовая ставка НДПИ на 2015 год составляет 766 рублей за тонну. При этом окончательная ставка налогообложения рассчитывается с учетом ряда коэффициентов. В том числе коэффициента, характеризующего динамику мировых цен на нефть.

Экспортная пошлина на сырую нефть с 1 ноября 2015 года составит 97,1 доллара за тонну против 91,5 доллара в октябре.

С 1 января 2015 года вступили в силу изменения касательно налогообложения нефтяной отрасли (эти изменения еще называют налоговым маневром). Согласно этим изменениям в последующие три года предусмотрено сокращение вывозных таможенных пошлин на нефть в 1,7 раза, на нефтепродукты – в 1,7–5 раз с одновременным увеличением ставки НДПИ на нефть в 1,7 раза и на газовый конденсат в 6,5 раза.

Целью этого законопроекта является увеличение конкурентоспособности на мировом рынке, поскольку экспортная пошлина включается в стоимость продукта. Нефтяные компании выступают против повышения НДПИ на нефть, говоря о том, что им придется заморозить ряд новых проектов, требующих капиталовложений.

При рассмотрении бюджета на 2016 год положения налогового маневра решено было изменить. В сентябре 2015 года Минфину было поручено подготовить постановление о замораживании пошлины до сентября 2016 года. А с сентября, как и положено в рамках налогового маневра, снизить ее с 42% до 36%. Однако по состоянию на октябрь 2015 года проект бюджета на 2016 год предусматривает неизменность ставки экспортной пошлины на нефть (42%, на уровне 2015-го) на протяжении всего года.

Заморозка налогового маневра на восемь месяцев позволила бы властям получить в бюджет дополнительные 150 млрд рублей, а на год, по оценкам Министерства финансов, – еще на 50 млрд рублей больше.

Какой налог платят нефтедобывающие компании

Нефтегазовый локомотив

Еще один вывод исследования, достаточно очевидный для российской экономики, подтверждает сохранение высокой степени доминирования нефтегазового сектора в налоговых сборах.

Пятьдесят крупнейших российских налогоплательщиков платят 47% всего объема корпоративных налогов в России. Десять крупнейших налогоплательщиков, из которых семь представляют сектор нефтегазодобычи, перечисляют в казну 37,8% всех корпоративных налогов. Три крупнейших налогоплательщика — 27,2%, а одна «Роснефть» — 12%. Это минимум, который нужно знать о концентрации капитала в России, нефтегазовой составляющей в государственных доходах и практически незаметной роли малого и среднего бизнеса, при том что во многих развитых странах он является основным плательщиком налогов.

Больше всего налогов в 2016 году — 1,362 трлн руб. — заплатила «Роснефть», вторым с 1,168 трлн руб. идет «Газпром», за ними с серьезным отставанием и суммой 564 млрд руб. — ЛУКОЙЛ.

Заметно, что нефтегазовый сектор «оккупировал» только верхние строчки рейтинга. Во многом это связано с концентрацией капитала — она такова, что в России почти нет нефтегазового бизнеса, который можно назвать средним или даже просто крупным — остались только супергиганты. Впрочем, есть и еще одна причина почти полного отсутствия нефтяников в середине списка, за исключением Независимой нефтегазовой компании, это дефицит актуальной отчетности у целого ряда игроков. «Сахалин Энерджи», «Томскнефть», ТАИФ, «Форте Инвест», «Северэнергия» вполне могли бы войти в топ-50. Но на запросы РБК в указанных компаниях не ответили.

Лидерство предприятий нефтегазового сектора в налоговых платежах отнюдь не является особенностью только ресурсно ориентированных экономик типа российской. Из-за высокой степени закрытости отношений между налогоплательщиком и государством исследования, аналогичные этому, в других странах выходят редко и нерегулярно, но там, где рэнкинги иногда публикуются, чаще всего в них лидируют именно углеводородные компании — даже в странах, бедных полезными ископаемыми. На Украине это «Нафтогаз» (2015), в США — ExxonMobil (2011), в Белоруссии — «Газпром Трансгаз Беларусь» (2015), в Мексике — Pemex (2014).

В относительно бедных развивающихся экономиках крупнейшими налогоплательщиками часто являются компании с иностранным участием. В Армении, например, больше всего платил в казну контролируемый немецкими акционерами Зангезурский медно-молибденовый комбинат, а в Греции до 2011 года крупнейшим налогоплательщиком называли Coca-Cola Hellenic, что в итоге обернулось большими потерями для бюджета, когда компания перерегистрировалась в Швейцарии.

Впрочем, транснациональные корпорации активно пользуются своей разветвленной мировой сетью, чтобы оптимизировать налоги, и потому среди налогоплательщиков лидируют не очень часто. В связи с этим можно вспомнить скандал с Apple, которую сенат США в 2013 году обвинил в неуплате налогов на миллиарды долларов с полученной от продаж iPhone выручки в $74 млрд, или прошлогодние обыски в парижских штаб-квартирах Google и McDonalds, заподозренных в том же.

В России проблемы ухода крупнейших налогоплательщиков нет: все они контролируются государством, и бежать если и смогут, то только в Санкт-Петербург, как это сделали «Газпром» и ВТБ.

«Роснефть» удерживает первое место среди налогоплательщиков уже четыре года: она впервые обошла «Газпром» в 2013 году с показателем 1,105 трлн руб. против 950 млрд руб. у газовой монополии. Это удалось за счет впечатляющего скачка: «Роснефть» тогда увеличила налоговые отчисления почти на 350 млрд руб. — как раз в марте 2013 года она приобрела 100% ТНК-BP, что позволило ей стать крупнейшей публичной нефтегазовой компанией в мире.

Но в 2016 году разрыв в налоговых платежах между двумя лидерами сократился — с 248 млрд до 194 млрд руб.

Высокая степень концентрации капитала, заинтересованность в создании вертикально интегрированных производств с полным циклом переработки, а также бюджетная политика государства, при которой налоговая нагрузка на углеводородный сектор является одной из самых высоких в мире, предопределили доминирование нефтегазовых компаний в топ-10. Состязаться в объеме налоговых платежей с нефтегазодобычей по силам только традиционным отечественным монополиям в лице Сбербанка, РЖД и «Росатома».

Молчание табачников

Есть еще отрасль, чьи представители за счет акцизов могли бы побороться за высокие места. Это крупнейшие мировые табачные компании, представленные в России рядом производств и дистрибьюторами. В рамках борьбы с курением государство в последние годы активно повышало акцизы на сигареты, что сделало табачные компании одними из крупнейших налогоплательщиков. Но в рейтинге они не представлены, так как табачные компании в России не публикуют свою отчетность, а на соответствующие запросы большинство из них не ответили. Только «Бритиш Американ Табакко» (БАТ) и «Дж.Т.И. Россия» подтвердили РБК величину уплаченных налогов: БАТ в 2016 году заплатили в России налогов на сумму 130,5 млрд руб, «Дж.Т.И. Россия» — 206,2 млрд.

Смотрите так же:  Лицензия на конструирование оборудования

Кто, если не нефтегаз?

В топ-50 крупнейших налогоплательщиков верхние строчки оккупировали нефтяники и газовики. Но, зная изменчивость конъюнктуры, интересно посмотреть, кто подставит плечо в случае возможного падения цен на углеводороды.

Вторым по объему собираемых налогов стал финансовый сектор, крупнейшие представители которого заплатили в бюджет в 2016 году 330,7 млрд руб. Здесь учитывались результаты не только банков, но и небанковских организаций, в частности страховых компаний. Но основным донором являются все-таки банки, среди которых Сбербанк является крупнейшим «неуглеводородным» участником топ-10 с суммой налогов 245,4 млрд руб.

Доля Сбербанка в уплаченных налогах финансового сектора, рассчитываемых ФНС, составляет 38,5%. Это заметно выше его доли в активах финансового сектора — 30%, по данным ЦБ на начало 2016 года (более свежих регулятор не публиковал). И это подтверждает правило, что госкомпаниям приходится больше платить не только дивидендов.

Статистика ФНС по начислению и поступлению налогов и сборов в консолидированный бюджет (форма 1-НОМ) за 2016 год тоже отдает твердое второе место финансовому сектору, который заплатил 636,8 млрд руб. за вычетом НДФЛ и социальных взносов. Для сравнения: не представленные в рейтинге производители и дистрибьюторы табачных изделий заплатили 576,5 млрд руб.

Сектор металлов и горной добычи стал третьим: в топ-50 попали десять его представителей, которые перечислили в прошлом году 279,7 млрд руб. налогов. Крупнейший в этой группе налогоплательщиков — «Норникель» — обогатил бюджет на 66,5 млрд руб. налогов.

Четвертым сектором по объему налоговых платежей оказался транспорт (254,4 млрд руб.), главным образом благодаря РЖД и «Транснефти». Еще один транспортный участник рейтинга, «Аэрофлот», может похвастаться только тем, что стал едва ли не единственным авиаперевозчиком, который обеспечил положительный баланс налоговых платежей. В целом же, как следует из данных ФНС, налоговая нагрузка на авиакомпании в прошлом году была отрицательной — результат убыточности отрасли. Иными словами, компании больше получали налоговых возмещений, чем платили в бюджет. Не в последнюю очередь это стало возможным из-за антикризисного снижения НДС на внутренние перевозки до 10% (с 18%).

Расширенный сектор энергетики, в который РБК включил и атомную отрасль, занял пятое место — во многом благодаря «Росатому», заплатившему в 2016 году 125,3 млрд руб. налогов. Крупнейшие «осколки» РАО «ЕЭС» — «РусГидро», «Интер РАО», «Россети» и частная энергетическая компания «Т Плюс» — совокупно принесли в бюджет гораздо меньше, 94 млрд руб.

Высокотехнологичные секторы связи, химии и машиностроения заняли скромные места, что довольно точно характеризует «сырьевой» уклон российской экономики. Интересно, что «Ростех», который собрал лучшие активы российской машиностроительной промышленности и ОПК, смог занять по налоговым отчислениям только 13-е место.

Самой скромной по величине уплаченных налогов оказалась сфера торговли (34,7 млрд руб.), представленная всего тремя компаниями («Магнит», X5 и «Лента»). Здесь сыграла свою роль особенность отрасли, в которой многие компании являются «дочками» нерезидентов — их российские показатели просто не выделяются в составе консолидированной отчетности глобальной группы. По этой причине в рейтинг не вошли такие крупные представители ретейла, как «Метро Кэш энд Керри», или дилерские подразделения автопроизводителей — «Тойота Мотор», «Фольксваген Груп Рус», «Мерседес Груп Рус».

Очень интимные отношения

Для налоговиков показатель налоговой нагрузки является скорее статистическим инструментом, а не реальным ориентиром в работе. Специалисты ФБК в аналитической оценке налоговой нагрузки в российской экономике 2015 года указывали, что она «так до сих пор и не стала важнейшим механизмом обеспечения эффективности налоговой политики через установление оптимального налогового бремени». Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев тем не менее уверен, что государство «не может совсем уж игнорировать очень значительно различающиеся показатели по налоговой нагрузке» — поэтому ФНС России использует показатель при планировании своих камеральных проверок.

Сами участники рейтинга отнеслись к идее публикации индивидуальных показателей весьма чувствительно. Комментировать их никто не захотел. Неофициально же представители финансовых департаментов нескольких компаний сообщили РБК, что нагрузка на их бизнес слишком высока, однако они оставят свое мнение при себе, чтобы не привлекать ненужного внимания налоговиков. «Общение с налоговиками — очень интимный процесс, поэтому любая публичность может отразиться негативно на дальнейших отношениях с государством», — пояснила нежелание давать комментарии представитель одной из металлургических компаний.

Что же касается лидеров рейтинга — нефтяников, то их консолидированное мнение, пожалуй, выразил год назад глава «Роснефти» Игорь Сечин в интервью «Вести 24»: «Снижать надо налоги. Нам НДПИ подняли в два раза, экспортные пошлины обещали снизить — не снизили, а цены упали при этом. Надо просто объективно относиться к этим процессам ко всем и не допускать провалов в инвестиционных процессах. Если начнутся интервалы по инвестициям, к сожалению, это может привести потом к тяжелым последствиям, к необходимости восстанавливать добычу, восстанавливать переработку».

Но заменить нефтяников налоговикам некем: мода на предпринимательство давно прошла, и количество субъектов малого бизнеса снижается, налоговая база не растет, а социальные расходы уменьшать нельзя — даже несмотря на объявленную трехлетку бюджетной экономии.

Для государства между тем потребительский подход к экономическим субъектам несет только краткосрочную выгоду. «Возможности взять больше налогов есть всегда. Будут ли при этом отрицательные последствия — зависит от того, в каком состоянии находится экономика в целом и та или иная компания в отдельности», — отмечает Игорь Николаев.

В ФНС от комментариев и каких-либо оценок рейтинга воздержались.

Как мы считали

Рейтинг составлен на основании анализа консолидированной отчетности 100 крупнейших компаний России по объему выручки (по версии РБК 500 за 2016 год). Исследование исходит из добросовестности крупнейших налоговых резидентов в части уплаты обязательных платежей. Были отобраны и ранжированы компании, раскрывающие налоговые платежи за отчетный период (без учета социальных платежей во внебюджетные фонды и НДФЛ).

Социальные взносы исключены из исследования по причине того, что некоторые компании самостоятельно «очищают» налоговые данные в своей бухгалтерской отчетности от социальных платежей и НДФЛ, не называя объем последних. Соответственно, даже если кто-то и показывает такие платежи, в целях сопоставимости их пришлось исключить.

Именно раскрытие отчетности и повышение налоговой прозрачности сделали возможным составление этого рейтинга, хотя еще несколько лет назад для этого, скорее всего, не хватило бы данных. С другой стороны, рейтинги налогоплательщиков очень редки даже в развитых странах из-за налоговой тайны. Например, в Германии все строго придерживаются этого постулата, из-за чего консолидированные данные с платежами конкретных налогоплательщиков не публикуются. Тем не менее интерес к таким исследованиям высок. Как отметила в комментарии РБК Татьяна Сафонова, доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга в РАНХиГС, советник налоговой службы I ранга, «с одной стороны, существует расхожее мнение о чрезмерной налоговой нагрузке в России, что неверно, а с другой стороны, широкая общественность не представляет, сколько бизнес реально платит налогов в доходную часть бюджета».

Больше всего вопросов у участников рейтинга вызвал расчет налоговой нагрузки по выручке. РБК руководствовался методологией ФНС, по которой ведется расчет секторальных нагрузок (приложение №3 к приказу ФНС России от 30.05.07 №ММ-3-06/333@). При этом ввиду разницы в профилях бизнеса было бы неправильно линейно сравнивать между собой нагрузку даже компаний одного сектора. ​«Компании работают с разной прибыльностью, обладают разным имуществом, работают в отличающихся по налоговым условиям регионах и т.п. Следовательно, они уплачивают разные по объему налоги», — поясняет Игорь Николаев. Поэтому нужно держать в уме еще и различия компаний, например по затратам на производство и реализацию продукции, которые «сидят» в знаменателе коэффициента. «Получается, что компании вроде как схожие, ставки налогов одни и те же, а налоговая нагрузка у них различная», — говорит эксперт.

Смотрите так же:  Русстройбанк заявление

Полученные данные сверялись с компаниями и при необходимости корректировались. В расчет брались только налоги, уплаченные в России. В том случае, если налоговые платежи компании, которая могла бы потенциально войти в рейтинг, входят в состав консолидированных показателей группы, учитывались показатели группы. Именно по этой причине, например, в рейтинг отдельно не вошла компания МТС, но показаны налоги ее материнского холдинга АФК «Система».

При анализе исключались компании, у которых нет публичной годовой отчетности (консолидированной по МСФО или бухгалтерской по РСБУ), а также те, что не указывают произведенные расходы по налогу на прибыль и прочим налогам. При наличии обоих вариантов предпочтение отдавалось отчетности по МСФО. Итоговые суммы налоговых платежей включают НДПИ, НДС (в том числе полученное возмещение), налог на имущество, прочие налоги и отчисления и исключают социальные платежи и НДФЛ. При указании суммы выручки, использовавшейся для расчета налоговой нагрузки, обращалось внимание на необходимость очищения итоговых цифр от экспортных пошлин.​

Сколько денег в бюджет идёт с одного барреля нефти?

На Луркоморье сделали статью про «нефтяное проклятье папуасов». Там, если вкратце, утверждается, будто нефть — это не наше богатство, а наше горе. И что лучше бы мы сидели не на нефтяной игле, а на какой-нибудь другой: на картофельной, как белорусы, на банковской, как швейцарцы, или хотя бы на кредитной, как прибалты.

Сама по себе идея достаточно спорная. Лишние деньги ещё никому не вредили: особенно если учесть, что добывать нефть на нашей суровой планете не так уж и легко. Пример Ирака и Ливии ясно показал: если пренебрегать высокотехнологичной техникой безопасности (в виде современных зенитно-ракетных комплексов и тому подобного), через какое-то время прилетают злые американцы и забирают всю нефть себе.

Впрочем, сейчас я собираюсь поправить Лурочку сугубо с фактической стороны. Там есть вот такой агитационный постер:

Откуда растут ноги у этого смелого заявления про 34% налогов с нефти?

Небольшое исследование привёло меня к боевому листку ЛДПР от 2011 года, в котором была размещена статья некой Ирины Симоновой. Доверие внушает уже название статьи: «Соединённые Штаты Сибири».

В статье нам интересен следующий абзац:

Есть интересные сведения: сколько
идёт в бюджет государства с каждых 100
долларов, вырученных от продажи нефти:
в ОАЭ — 88-91, в Нигерии — 82-90, в Анголе — 82-88, в Норвегии — 82, в США —
63-70, в Китае — 59-62, в Колумбии — 47—
58. В России — всего 34!

Судя по всему, эти фантазии параноика и стали тем надёжным источником, на основе которого был склёпан наш демотиватор.

Заслушаем теперь представителей нефтяных компаний:

При текущих высоких ценах российские нефтяники получают всего $22-24 с барреля, сказал вице-президент «Лукойла» Андрей Гайдамака на конференции IHS CERAWeek. Это сопоставимо с уровнем производственных издержек крупнейших игроков. Так, согласно отчетности ExxonMobil, издержки по добыче нефти в Канаде и Южной Америке в прошлом году составляли $26,94 за баррель, в Азии — $3,74. При цене барреля нефти в $100 общие налоги составляют $71 за баррель, согласен главный исполнительный директор RusPetro Plc Дональд Уолкотт.

Как видите, с каждого барреля нефти, который сейчас как раз стоит около 100 долларов, нефтяники платят не менее 71 доллара налогов. Эта сумма складывается из разных обыкновенных налогов и так называемого НДПИ — налога на добычу полезных ископаемых.

С января 2013 года ставка НДПИ составляет 470 рублей рублей за тонну нефти. Эта ставка умножается:

* на коэффициент, характеризующий динамику мировых цен на нефть (Кц);
* на коэффициент, характеризующий степень выработанности конкретного участка недр (Кв);
* на коэффициент, характеризующий величину запасов конкретного участка недр (Кз).

Коэффициенты рассчитаны таким образом, что для нефтяников нет разницы, стоит нефть 29 долларов за баррель или 290 долларов за баррель: все деньги выше 29 долларов по-любому отбирает государство.

Так что, коллеги, мотиватор из статьи на Лурке надо удалить. Как сказано в правилах этого сайта, «факты важнее лулзов».

Отмечу напоследок, что до знаменитого дела ЮКОСа нефтяные компании платили в бюджет столько денег, сколько требовала от них совесть, а совесть у них была достаточно неприхотливой.

После того как Ходорковский был посажен за свои манипуляции со «скважинной жидкостью», нефтяники поняли, что халява закончилась. Теперь львиная доля доходов от продажи нефти поступает туда, куда она и должна поступать. В российский бюджет.

От перемены слагаемых

О том, что согласие есть, накануне заявил первый замминистра энергетики Алексей Текслер. «Есть еще cпорные моменты, но основные подходы согласованы. Есть спорные моменты по деталям. Но я чувствую, что есть потенциал договориться», — отметил он, добавив, что закон вполне реально принять до начала зимы.

Разночтения действительно были. Так, например, минэнерго считало, что налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) необходимо заменить налогом на финансовый результат. И применить это для тех месторождений, которые уже практически выработаны. В этой ситуации добыча стоит серьезных денег, и, соответственно, рентабельность процесса низкая. В министерстве считали, что сначала надо посмотреть, как такой налог будет действовать на нескольких тестовых проектах, а уже потом решать, стоит или нет распространять его на всю отрасль.

Минфин в свою очередь предложил собственный налог — на добавленный доход. При этом финансовое ведомство считает, что надо распространять новую налоговую систему на всю нефтяную отрасль сразу, без всяких тестовых месторождений.

Начиналось все с того, что налогом облагался не результат деятельности, а фактически общее финансирование того или иного проекта, напомнил ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников Рустам Танкаев.

«Идея нового налога состояла в том, чтобы изменить саму систему, оперев ее на результат деятельности, а не на общие затраты по достижению этого результата. Предложение исходило от нефтяных компаний, его долго обсуждали, и я такой вариант считают одним из самых разумных», — уверен эксперт.

При этом, продолжает он, минэкономразвития должно было подогнать все таким образом, чтобы бюджет ничего не терял.

«Безусловно, для тех, кто развивает производство и запускает новые проекты, налогообложение снизится. Для тех, кто находится в состоянии стагнации, налоги возрастут. Но в целом по отрасли объем собираемого нового налога сильно измениться не должен», — уверен Рустам Танкаев.

Обычному россиянину изменения в этой сфере ничего не принесут, считает он, но при одном условии.

«Если в новую систему не заложены избыточные налоги, если общая сумма собираемых налогов не вырастет по сравнению с тем, что было при прежнем варианте налогообложения, то для россиян ничего не изменится. Однако если налог вырастет, то население будет расплачиваться за это наравне с нефтяниками, но на своем этаже. И этим этажом могут стать цены на бензин на АЗС», — считает он. Хотя, конечно, резюмирует эксперт, «стоимость топлива сегодня в целом все-таки меняется, потому что у нас цена литра ниже, чем у всех наших соседей. В результате на рынке периодически возникает дефицит, и это приводит к росту стоимости бензина и солярки на АЗС».

На этом фоне мировой опыт однозначно не подтверждает факта, что объемы налоговых поступлений изменились из-за тех или иных реформ. С одной стороны, например, в Великобритании отменили роялти в 2004 году, и уже в 2005 году налоговые поступления увеличились на 9 миллиардов фунтов. В США ускоренное списание затрат на бурение по сути привело к сланцевой революции. Однако за это время ведь выросли и цены на нефть, влияние могли оказать и другие факторы.