Экспертиза гостайна

КС РФ: гостайна не должна быть препятствием для ознакомления стороны по делу с материалами, являющимися основанием для отказа в возбуждении уголовного дела

КС РФ пришел к такому заключению, рассмотрев жалобу на несоответствие Конституции РФ ст. 21- 21.1 Закона РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-I «О государственной тайне» (Постановление КС РФ от 23 ноября 2017 г. № 32-П).

Суть жалобы заключалась в том, что в отношении заявителя, который являлся оперуполномоченным отделения по борьбе с экономическими преступлениями, началось дисциплинарное производство в связи с ненадлежащим ведением дел оперативного учета в процессе оперативно-розыскной деятельности. В результате проверки он был уволен, а позднее в отношении него было возбуждено уголовное дело по обвинению в заведомо ложном доносе (ч. 2. ст. 306 Уголовного кодекса), по которому был провозглашен обвинительный приговор.

В ходе производства по делу по ходатайству заявителя назначалась почерковедческая экспертиза, по результатам которой выяснилось, что в делах оперативного учета, за ненадлежащее ведение которых он был уволен, были подделаны его подписи. По результатам экспертизы по факту подделки подписей было возбуждено отдельное производство. Но впоследствии неоднократно выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии отменялись, о чем заявителя извещали, но не давали ознакомиться с их содержанием из-за наличия гостайны.

Рассматривая жалобу КС РФ указал, что в различных видах судопроизводства достаточно средств обеспечения гостайны, таких как:

  • проведение закрытого судебного заседания;
  • предупреждение участников процесса о неразглашении гостайны, ставшей им известной в связи с производством по делу;
  • их привлечение к уголовной ответственности в случае ее разглашения (Постановление КС РФ от 27 марта 1996 года № 8-П,Определение КС РФ от 10 ноября 2002 года № 293-О).

При этом лицо, чьи права и свободы непосредственно затрагиваются постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, заключил КС РФ, всегда должно иметь возможность ознакомиться с материалами к нему. Даже если для решения вопроса о возбуждении уголовного дела использовались относящиеся к гостайне результаты ОРД. При этом Суд указал, что все правоприменительные решения, принятые в отношении заявителя, подлежат пересмотру.

Сведения о лицензионной деятельности ФСТЭК России в области экспортного контроля

Особенности операций со сведениями, относящимися к государственной тайне

Прежде чем говорить об экспорте контролируемых товаров и технологий, содержащих «закрытую» информацию, необходимо ознакомиться с понятием, что такое государственная тайна, другими понятиями и ограничениями, имеющимися в данной сфере.

Закон о государственной тайне и его сфера действия

В основу действия Закона Российской Федерации от 21.07.1993 N 5485-1 «О государственной тайне» (посл.изм.01.12.2007) (далее здесь – Закон) заложен посыл, что все его положения обязательны для исполнения как на территории Российской Федерации, так и за её пределами, всеми органами государственной власти Российской Федерации, предприятиями, организациями независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности.

К государственной тайне (далее здесь – государственная тайна) в контексте рассматриваемой темы относятся защищаемые государством сведения в области его внешнеполитической, военной, экономической деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности страны. В Законе среди других сведений, относящихся к государственной тайне, обозначены темы, имеющие (прямое или косвенное) отношение к контролируемым товарам (выборочно):

1) сведения в военной области:

— о разработке, технологии, производстве, об объемах производства, о хранении, об утилизации ядерных боеприпасов, их составных частей, делящихся ядерных материалов, используемых в ядерных боеприпасах, о технических средствах и (или) методах защиты ядерных боеприпасов от несанкционированного применения, а также о ядерных энергетических и специальных физических установках оборонного значения;

— о свойствах, рецептурах или технологиях производства новых видов ракетного топлива или взрывчатых веществ военного назначения;

2) сведения в области экономики, науки и техники:

— об объемах, о планах государственного оборонного заказа, о выпуске и поставках вооружения, военной техники и другой оборонной продукции, о наличии и наращивании мощностей по их выпуску, о связях предприятий по кооперации, о разработчиках или об изготовителях указанных вооружения, военной техники и другой оборонной продукции;

— о достижениях науки и техники, о научно-исследовательских, об опытно-конструкторских, о проектных работах и технологиях, имеющих важное оборонное или экономическое значение, влияющих на безопасность государства.

Отнесение сведений к государственной тайне опирается на принципы законности, обоснованности и своевременности, где обоснованность заключается в экспертной оценке целесообразности засекречивания конкретных сведений, возможных экономических и других негативных последствий, а своевременность – в установлении ограничений на распространения этих сведений с момента их получения (разработки) или заблаговременно. Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с их отраслевой, ведомственной или программно-целевой принадлежностью (и в соответствии с Законом).

Обоснованием необходимости засекречивания (рассекречивания) сведений возлагается на госорганы, предприятия и организации, которыми эти сведения получены или разработаны.

Тема, затронутая в Законе о государственной тайне, нашла свое развитие в Указе Президента Российской Федерации от 30 ноября 1995 года N 1203 «Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне 1 » . Среди государственных органов и организаций, наделенных полномочиями по распоряжению сведениями, отнесенными к государственной тайне, упоминается ФСТЭК России.

Федеральная служба по техническому и экспортному контролю, среди прочих сведений, отнесенных к государственной тайне в области экономики, науки и техники, наделена полномочиями распоряжаться сведениями о достижениях науки и техники, о технологиях, которые могут быть использованы в создании принципиально новых изделий, технологических процессов в различных областях экономики; сведениями, раскрывающими направления развития средств, технологий двойного назначения, содержание, результаты целевых программ, научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ по созданию или модернизации этих средств, технологий; сведениями о применении в военных целях средств, технологий двойного назначения.

Передача сведений, составляющих государственную тайну, другим государствам или международным организациям

В соответствии с законодательством Правительство Российской Федерации заключает межправительственные соглашения, принимает меры по выполнению международных договоров Российской Федерации о совместном использовании и защите сведений, составляющих государственную тайну, принимает решения о возможности передачи их носителей другим государствам или международным организациям.

Такие межправительственные соглашения подписаны с рядом стран, куда входят не только бывшие союзные республики СССР, но и некоторые высокоразвитые и развивающиеся страны. Информацию о наличии такого соглашения со страной потенциального партнера по внешнеэкономическим операциям можно получить в государственном органе, уполномоченном представлять интересы России во внешнем мире – Министерстве иностранных дел Российской Федерации.

Решение о передаче сведений, составляющих государственную тайну, другим государствам или международным организациям принимается Правительством Российской Федерации при наличии экспертного заключения о возможности передачи таких сведений Межведомственной комиссии по защите государственной тайны.

Обязательства принимающей стороны по защите передаваемых ей сведений предусматриваются заключаемым с ней договором (соглашением).

Органы защиты государственной тайны

К органам защиты государственной тайны относятся:

— Межведомственная комиссия по защите государственной тайны;

— Федеральная служба безопасности России;

— Министерство обороны Российской Федерации;

— Служба внешней разведки России;

— ФСТЭК России, которые совместно со своими территориальными органами организуют и обеспечивают защиту государственной тайны в соответствии с возложенными на них функциями и в рамках своей компетенции.

Ответственность за нарушение законодательства о государственной тайне

Должностные лица и граждане, виновные в нарушении законодательства Российской Федерации о государственной тайне, несут уголовную, административную, гражданско-правовую или дисциплинарную ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Как уже было сказано выше, ФСТЭК России относится к органам защиты государственной тайны. В соответствии с Положением о Федеральной службе по техническому и экспортному контролю Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 16.08.2004 N 1085 «Вопросы Федеральной службы по техническому и экспортному контролю» (посл.изм.30.11.2006), ФСТЭК России является федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области противодействия техническим разведкам и технической защиты информации, а также специально уполномоченным в области экспортного контроля.

Этим же положением за ФСТЭК России закреплено осуществление нетарифного регулирования внешнеторговой деятельности (Управление экспортного контроля), в том числе выдача лицензий и других разрешительных документов на экспорт (импорт) контролируемых товаров.

При обращении экспортера во ФСТЭК России за получением такого разрешения (лицензии) им должны быть представлены документы, содержащие данные о том, является ли вывозимая или передаваемая иностранному лицу продукция носителем сведений, составляющих государственную тайну. Такие документы обязан представить экспортер независимо от того, является ли он владельцем (изготовителем) вывозимого (передаваемого) товара или нет.

На практике существуют различные варианты и формы таких документов. Если экспортер представляет собой фирму, которая не работает в области разработки, производства или применения контролируемых товаров и технологий, то он (экспортер) может ограничиться письмом на фирменном бланке за подписью руководителя с гербовой печатью, содержащим подтверждение, что экспортируемый товар не содержит сведений, относимых к государственной тайне.

Смотрите так же:  Аккумуляторщик досрочная пенсия

Так же могут поступать небольшие частные компании, выпускающие или разрабатывающие однотипную продукцию и не имеющие в своей структуре Экспертной комиссии.

Некоторые компании, приобретшие в свое время независимость от своей «головной» структуры, могут обращаться в Экспертную комиссию «материнского» предприятия с просьбой дать заключение об отсутствии таких сведений. Можно порекомендовать решать эту проблему аналогичным путем экспортерам-посредникам, представляющим продукцию предприятия-изготовителя на внешнем рынке.

Предприятия, организации, выпускающие или разрабатывающие товары и технологии двойного назначения, имеющие намерение показать их на открытых или специализированных международных выставках, направить своих специалистов или разработчиков или представителей науки с докладом на международный симпозиум или конференцию, могут поручить проведение экспертизы товара (работ, услуг), информации, результатов интеллектуальной деятельности Экспертной комиссии предприятия.

Экспертная комиссия на своем заседании рассматривает эти материалы, заслушивает членов комиссии : начальника режимно-секретного органа (РСО) о наличии (отсутствии) в работе сведений, относимых к государственной тайне, ведущего специалиста по данному вопросу, и, после всестороннего обсуждения, выносит соответствующее решение.

Некоторые предприятия, осуществляющие регулярные экспортные поставки контролируемых товаров или являющиеся активными участниками международных научных форумов, соответствующим приказом по структуре преобразовали Экспертную комиссию предприятия в Экспортную комиссию с приданием ей дополнительных функций, в том числе рассмотрения вопроса возможного отнесения рассматриваемого объекта к товарам или информации, подпадающим под экспортный контроль. В ряде структур эти функции возложены на постоянно действующую техническую комиссию (ПДТК и ЭК) предприятия.

Решение Экспертной (Экспортной) комиссии оформляется в виде традиционного Акта экспертизы или Экспертного заключения. Здесь дело не в названии, а в содержании и правильности оформления документа, чтобы он был признан легитимным.

Экспертное заключение выдается на материалы (экспонаты), подготовленные к открытой публикации или к изданию (демонстрации на выставках) с грифом «Для служебного пользования».

Экспертная комиссия предприятия, организации в составе председателя (фамилия, имя, отчество, должность) и членов комиссии с аналогичными данными рассматривает представленный автором (Ф.И.О., должность) материал (полное название и объем), подготовленный по открытому 2 (закрытому, в порядке личной инициативы, по заказу и т.д.) плану, в котором дается краткая аннотация, новые элементы, практическое и теоретическое значение данной работы, а также результаты анализа возможного попадания рассматриваемой работы под экспортный контроль. Для упрощения идентификации рекомендуется наименование и основные технические параметры объекта (предмета экспорта) давать в форме, максимально приближенной к описанию аналогичной позиции в контрольных Списках.

В своем заключении Комиссия указывает, содержатся или не содержатся в рассмотренной работе сведения, запрещенные к опубликованию, были использованы или не использовались источники и документы, имеющие грифы секретности или «Для служебного пользования», а также служебные материалы других организаций.

В результате рассмотрения материала по существу его содержания Комиссия дает мотивированное заключение о возможности опубликования (демонстрации на выставке) материала (экспоната) в открытой печати или с грифом «Для служебного пользования».

Документ подписывает председатель Комиссии и члены (как обязательный минимум): начальник отдела РСО (ответственный на предприятии по отнесению сведений к государственной тайне и рассекречиванию материалов) и ведущий (квалифицированный) специалист в данном направлении науки и техники.

Документ утверждается Руководителем предприятия, организации, ставятся дата и гербовая печать. Рекомендуется на документе сделать пометку о согласовании вынесенного решения Комиссии с военным Представителем заказчика, если таковой имеется, за его подписью.

Вполне естественно, что информация, составляющая государственную, коммерческую и иную охраняемую законом тайну, не должна разглашаться должностными лицами экспертной организации в личных целях, а также передаваться третьим лицам, за исключением федеральных органов власти в случаях, связанных с деятельностью ФСТЭК и других структур, являющихся органами защиты государственной тайны.

К экспертизе товаров и технологий, являющихся носителями сведений, составляющих государственную тайну, должны привлекаться только эксперты из числа штатных работников экспертной организации, имеющих соответствующий допуск к работе с указанными сведениями.

Вывоз контролируемой продукции, содержащей сведения, относящиеся к государственной тайне, осуществляется при наличии соответствующего постановления Правительства Российской Федерации, которое должно быть получено заблаговременно.

Следует признать, что хотя механизм осуществления контроля внешнеэкономических операций с товарами и технологиями, содержащими сведения, относящиеся к государственной тайне, не регламентирован в виде отдельного документа, на практике такой контроль осуществляется достаточно эффективно на всех уровнях от экспортера до специально уполномоченного федерального органа исполнительной власти в области экспортного контроля, которым в рамках действующей структуры правительства является ФСТЭК России.

1 В ред. Указов Президента РФ от 24.01.1998 N 61, от 06.06.2001 N 659, от 10.09.2001 N 1114, от 29.05.2002 N 518, от 03.03.2005 N 243, от 11.02.2006 N 90, от 24.12.2007 N 1745, от 08.04.2008 N 460, от 30.04.2008 N 654, от 28.07.2008 N 1129

КС РФ разъяснил порядок допуска к гостайне в судебном разбирательстве

Конституционный Суд РФ опубликовал постановление по делу о проверке конституционности ст. 21 и 21.1 Закона о государственной тайне, которые оспаривал бывший сотрудник ОБЭП Евгений Горовенко. Во время прохождения заявителем службы в правоохранительных органах в его отношении осуществлялось дисциплинарное производство в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей по ведению дел оперативного учета в процессе ОРД. За допущение этих нарушений он был уволен из органов, а затем в его отношении было возбуждено уголовное дело за заведомо ложный донос, которое завершилось постановлением обвинительного приговора.

В ходе производства по уголовному делу по ходатайству Евгения Горовенко проводилась почерковедческая экспертиза, выявившая факты подделки его подписей в делах оперативного учета, в связи с нарушениями при ведении которых он был уволен. Материалы, касающиеся подделки подписей, были выделены в отдельное производство для проверки наличия в действиях неизвестных лиц признаков преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ «Служебный подлог». По ее результатам неоднократно выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии отменялись.

Поскольку Горовенко извещался об этом без ознакомления с содержанием постановлений, он подал жалобу в порядке ст. 125 УПК РФ на бездействие должностных лиц следственного органа, выразившееся в непредоставлении ему информации, связанной с материалами проверки. Жалоба была частично удовлетворена: суд признал Евгения Горовенко лицом, чьи права и законные интересы затрагивает эта проверка и принятые по ее итогам решения.

Вместе с тем суд, руководствуясь п. 4 ст. 5 Закона о государственной тайне, согласно которому государственную тайну составляют в том числе сведения в области оперативно-розыскной деятельности, пришел к выводу, что Евгений Горовенко, не имея допуска к секретной информации, вправе ознакомиться лишь с той частью материалов проверки, которая не содержит секретных сведений, а также вправе получить копии вынесенных в ходе проверки постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

Во исполнение решения суда заявитель был ознакомлен с несколькими томами несекретных материалов, а с томами, содержащими секретные и совершенно секретные сведения, ознакомление не производилось. Ему также были вручены копии семи постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, за исключением последнего, которому был присвоен гриф секретности. Жалоба Горовенко на непредоставление ему данного постановления была оставлена судом без удовлетворения со ссылкой на то, что требуемая информация содержит государственную тайну, с чем согласился суд апелляционной инстанции.

В этой связи Евгений Горовенко обратился в КС РФ, указав, что ст. 21 и 21.1 Закона о гостайне не соответствуют основному закону, поскольку они, по его мнению, неполно определяют круг лиц, которым может быть разрешен допуск к материалам уголовного судопроизводства, содержащим сведения, составляющие государственную тайну. Тем самым оспариваемые нормы позволяют отказывать заинтересованному лицу, защищающему свои права, в ознакомлении с материалами проводимой на стадии возбуждения уголовного дела проверки сообщения о преступлении и с вынесенными на их основании решениями об отказе в возбуждении уголовного дела, если они содержат сведения, составляющие государственную тайну, а также в предоставлении копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которому присвоен гриф секретности, в связи с отсутствием у такого лица допуска к государственной тайне.

Конституционный Суд принял жалобу к рассмотрению, согласившись, что в поднятом заявителем вопросе обнаружилась правовая неопределенность. В итоге оспариваемые нормы были признаны соответствующими Конституции РФ, однако Суд разъяснил их конституционно-правовой смысл.

КС РФ напомнил, что в своем Постановлении от 23 марта 1999 г. № 5-П он признал неконституционным ограничение права на судебное обжалование действий и решений, затрагивающих права и законные интересы граждан, на том лишь основании, что они не были признаны в установленном законом порядке участниками производства по уголовному делу. А по смыслу же правовой позиции, изложенной в Постановлении КС РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П и других его решениях, обеспечение гарантируемых Конституцией РФ прав и свобод в уголовном судопроизводстве обусловлено не формальным признанием лица тем или иным его участником, а «наличием определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права».

Смотрите так же:  Заявление на предоставление отпуска по уходу за ребенком до трех лет

КС РФ указал, что право обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела предполагает обязанность государства обеспечить возможность его реализации, которая прямо зависит от доступа к обжалуемому решению и материалам соответствующей проверки, поскольку это необходимо для реализации возможности мотивированно оспорить законность и обоснованность такого постановления. В противном случае сообщившее о преступлении лицо, хотя и не признанное в официальном порядке потерпевшим, но полагающее себя пострадавшим от преступления, будет ущемлено в праве на судебную защиту.

Как пояснил Конституционный Суд, использование уполномоченными должностными лицами для решения вопроса о возбуждении уголовного дела результатов ОРД, хотя и включенных в перечень сведений, составляющих государственную тайну, но содержащих лишь информацию о наличии или отсутствии признаков преступления и о других обстоятельствах, имеющих значение для принятия процессуальных решений на стадии возбуждения уголовного дела, не может служить препятствием для ознакомления сообщившего о преступлении лица с процессуальным решением об отказе в возбуждении уголовного дела и материалами, дающими основание для его вынесения.

Лишение возможности ознакомиться с таким постановлением фактически обессмысливает право на судебную защиту лица, чьи права и свободы непосредственно затрагиваются им, подчеркнул Конституционный Суд.

Также КС РФ сослался на Постановление от 27 марта 1996 г. № 8-П, согласно которому закрепленный ст. 21 Закона о государственной тайне порядок допуска к ней с целью выявления обстоятельств, которые могут служить основанием для отказа в допуске, носит характер общего правила, не исключающего использование иных способов доступа к государственным секретам и защиты государственной тайны. В частности, ст. 21.1 данного закона предусматривает особый порядок допуска к государственной тайне перечисленных в ней лиц – без проведения предусмотренных его ст. 21 проверочных мероприятий, что предопределяется спецификой занимаемой этими лицами должности или осуществляемой ими профессиональной деятельности.

Также КС РФ указал, что статус участников уголовного судопроизводства определяется не только отраслевыми нормами, но и требованиями Конституции РФ. Следовательно, их процессуальное положение, наполняемое в том числе конституционно-правовым содержанием, не исключает доступа к конкретным сведениям, составляющим государственную тайну, способами, не связанными с оформлением допуска к таким сведениям, притом что защита государственной тайны будет обеспечена предусмотренными законом средствами. «Иное приводило бы к тому, что лица, не имеющие допуска к государственной тайне, ограничивались бы в праве на судебную защиту в случаях, когда сведения об оспариваемых решениях (действиях, бездействии) нашли отражение в материалах, которым присвоен гриф секретности», – пояснил Суд.

Соответственно, распространение действия ст. 21 и 21.1 Закона о государственной тайне на лиц, которые наделены правом обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и которые не осуществляют в уголовном процессе служебную или профессиональную деятельность, и лишение их тем самым возможности ознакомиться с этим процессуальным решением и материалами, послужившими основанием для его вынесения, со ссылкой на отсутствие у них допуска к государственной тайне противоречили бы Конституции РФ.

Конституционный Суд также подчеркнул, что, исходя из принципа равенства перед законом и судом, участники уголовного судопроизводства, относящиеся к одной категории, наделены равными процессуальными правами. «Действие названного принципа и баланс между защитой прав лиц, заинтересованных в получении информации, и соблюдением правового режима государственной тайны должны обеспечиваться и при реализации этими лицами права на обжалование в суд решений органов государственной власти и должностных лиц и права на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими их права и свободы», – говорится в постановлении КС РФ.

Суд указал, что лицо, чьи права и свободы непосредственно затрагиваются постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, должно быть ознакомлено с данным процессуальным решением и положенными в его основу материалами, содержащими составляющие государственную тайну сведения в области ОРД, которые отражают фактические обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии или о наличии оснований для возбуждения уголовного дела. При этом отмечается, что средствами обеспечения государственной тайны в различных видах судопроизводства могут, кроме прочего, выступать проведение закрытого судебного заседания, предупреждение участников процесса о неразглашении государственной тайны, ставшей им известной в связи с производством по делу, их привлечение к уголовной ответственности в случае ее разглашения.

Таким образом, Конституционный Суд постановил, что правоприменительные решения, принятые в отношении Евгения Горовенко в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в данном постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Владимира Максим Никонов считает, что данные КС РФ разъяснения будут полезны заявителям – потенциальным потерпевшим по уголовным делам.

«Вместе с тем сходные положения, касающиеся прав адвоката – представителя заявителя знакомиться с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела и обосновывающими его материалами ОРД, составляющими государственную тайну, были ранее высказаны в Постановлении КС РФ от 6 ноября 2014 г. № 27-П по жалобе О.А. Лаптева (докладчиком по обоим делам выступал судья КС РФ А.И. Бойцов). И в том, и в другом случае КС РФ разграничил собственно результаты ОРМ и организационно-технические сведения, предоставив заявителю и его адвокату возможность знакомиться только с первыми», – отметил Максим Никонов.

Партнер АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры» Михаил Кириенко указал, что постановление в очередной раз показывает порочную практику правоприменителей, которые игнорируют конституционные гарантии и принципы. «На практике суды и правоохранители полностью игнорируют положения Конституции РФ, буквально толкуя и применяя уголовно-процессуальный закон, порой очевидно лишая заинтересованных лиц права на доступ к информации и на обжалование решений. Решение Конституционного Суда является позитивным и позволит обеспечить данные права граждан в рамках уголовного процесса при его сопряженности со сведениями, содержащими государственную тайну», – уверен эксперт.

Он также обратил внимание на то, что КС РФ сделал дополнительный акцент на важности положений ст. 24 Конституции РФ, которые имеют общий характер и не связываются с конкретным статусом участника уголовного судопроизводства, а предполагают учет сферы негативного влияния и затрагивания интересов гражданина в его рамках.

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов назвал решение Конституционного Суда убедительным, а подход к поднятой проблеме – взвешенным. «Полагаю, что это решение, с учетом его обязательности для исполнения всеми должностными лицами, должно стать достаточным запретительным инструментом в отношении нарушения прав. Позиция КС РФ о том, что любые интересы государства, связанные с государственной тайной, не могут быть выше личных интересов лиц, чьи права ущемляются, созвучна моей собственной правовой позиции по этому поводу», – отметил он.

Вместе с тем Андрей Гривцов добавил, что теперь необходимо принятие судебного или законодательного акта, позволяющего подвергать объективному сомнению и обжаловать произвольное присвоение документу статуса секретного: «В настоящее время подобное обжалование, по сути, сводится к формальности».

По словам адвоката КА «Лапинский и партнеры» Константина Кузьминых, в своем постановлении КС РФ указал на недопустимость ситуаций, когда из-за одного листа секретных сведений, не имеющих важности для дела, все его материалы засекречиваются. Суд акцентировал внимание на том, что задачей руководителей оперативно-розыскных подразделений и надзирающих органов является недопущение ситуаций необоснованного засекречивания производств, к которым могут быть допущены лица, не имеющие допуска к государственной тайне.

«Строго говоря, необоснованное засекречивание материалов уголовных производств может граничить с провокацией преступления, предусмотренного ст. 283 УК РФ. На мой взгляд, разъяснения КС РФ понятны: “секретить” уголовное судопроизводство можно только в исключительных случаях, когда без секретных материалов процедура доказывания невозможна», – заключил Константин Кузьминых.

Два месяца назад Петербургский городской суд оставил в силе решение районного суда по поводу отказа «Смольнинское» в регистрации заявления о проведении общественной экологической экспертизы. Наконец, Беллона получила текст решения кассационной инстанции.

Определение суда вышестоящей инстанции дублирует решение районного суда, который утверждает что материалы обоснования лицензии ЛАЭС-2 являются предметом государственной тайны, а муниципальное образование «Смольнинское» не наделено полномочиями по регистрации подобного рода заявлений. Фактически судебное решение ставит запрет на осуществление общественной организацией своей уставной деятельности в части проведения общественных экспертиз на территории муниципального образования «Смольнинское», в частности, в отношении ЛАЭС.

Несмотря на то, что российское законодательство и так сузило сферу общественного экологического контроля, общественников лишают того малого, в отношении которого экологическая экспертиза еще проводится.

Общественная экспертиза и муниципальные органы

Согласно ст. 12 Федерального закона «Об охране окружающей среды», общественные организации имеют право организовывать и проводить общественную экологическую экспертизу.

В соответствии с нормами закона к субъектам, инициирующим процедуру и проведение общественной экологической экспертизы ст. 20 Федерального закона «Об экологической экспертизе» относит общественные организации, основным направлением деятельности которых в соответствии с их уставами, является охрана окружающей природной среды, в том числе организация и проведение экологической экспертизы, которые зарегистрированы в порядке, установленном законодательством.

Смотрите так же:  Мировой суд 3 белгород

На основании ст. ст. 23, 24 того же закона общественная экологическая экспертиза осуществляется при условии государственной регистрации заявления общественных организаций в органе местного самоуправления.

Поэтому не совсем ясна позиция суда, согласившегося с тем, что полномочия по регистрации заявлений подобного рода отсутствуют у соответствующего органа местного самоуправления.

Исполнительный директор ЭПЦ «Беллона» Николай Рыбаков (глава администрации муниципального образования «Гражданка» в 2006-2008г), так прокомментировал ситуацию: «Функции по регистрации общественных экспертиз переданы петербургским муниципалам не городским законом, а напрямую федеральным законодательством. Такое прямое наделение сделано по многим вопросам, а не только по регистрации общественных экспертиз. Законодатель предусмотрел это для большей публичности и прозрачности процессов на местном уровне. И данные функции выполняются городскими муниципалитетами. Так, например, в 2007 году я как глава администрации муниципалитета зарегистрировал общественную экспертизу центра ЭКОМ, в рамках которой оценивался проект строительства ресторана быстрого питания в одном из скверов на территории нашего округа (разрешение на строительство дали городские власти). И данная процедура прошла полный цикл вплоть до общественных слушаний. Я уверен, что в данном случае отказ в регистрации связан исключительно с нежеланием властей допустить участия общественности в проекте ЛАЭС-2» .

Закрепленное законодательством участие общественности в процессе государственной экологической экспертизы позволяет предупредить негативное воздействие хозяйственной и иной деятельности на среду жизнедеятельности граждан, является одной из форм реализации права на благоприятную окружающую среду.

Судебное решение противоречит таким основополагающим нормам закона, как: проведение общественной экологической экспертизы, учет общественного мнения при проведении экологической экспертизы.

Несмотря на то, что в соответствии со ст. 24 Закона об экологической экспертизе должностные лица несут ответственность за незаконный отказ от официальной регистрации общественной экологической экспертизы, а ст. 8.4. Кодекса РФ об административных правонарушениях предусматривает наложение административного штрафа на должностных лиц от пяти до десяти тысяч рублей., как показывает практика, нормы законов носят весьма формальный характер и не работают.

Общественная экспертиза и гостайна

Частью 4 статьи 29 Конституции России установлено, что перечень ведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

В соответствии со ст. 7 ФЗ «О государственной тайне» и указа Президента РФ «О перечне сведений, отнесенных к государственной тайне», из текста которых следует, что «не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию сведения о состоянии экологии», поскольку, в соответствии со ст. 1 Закона об экологической экспертизе, «экологическая экспертиза – установление соответствия документов и (или) документации, обосновывающих намечаемую в связи с реализацией объекта экологической экспертизы хозяйственную и иную деятельность, экологическим требованиям, установленным техническими регламентами и законодательством в области охраны окружающей среды, в целях предотвращения негативного воздействия такой деятельности на окружающую среду».

В соответствии с п. 4 ст. 8 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» не может быть ограничен доступ к информации о состоянии окружающей среды.

На вопрос автора статьи «Насколько обоснован отказ суда на том основании, что документация «Материалов обоснования лицензии на сооружение ЛАЭС-2», в части производства общественной экспертизы является государственной тайной», Председатель Правления ЭПЦ «Беллона» Александр Никитин, так прокомментировал ситуацию:

« Считаю, что решение суда абсолютно не обосновано и не законно по следующим причинам:

Во-первых, в соответствие с законом «О государственной тайне» все документы, составляющие государственную тайну, имеют соответствующий гриф секретности. Материалы ОВОС и другие документы «Материалов обоснования лицензии на сооружение ЛАЭС-2» по АЭС грифа не имеют, поскольку они уже представлялись общественности и были в свободном доступе в библиотеке Соснового Бора. Если вдруг произошли изменения степени секретности, то суд должен был затребовать подтверждение этого факта и сослаться на него в своем решении.

Во-вторых, если кем-то было принято решение о засекречивании этих материалов (в том числе и судом), то в соответствии с вышеупомянутым законом материалы должны пройти процедуру засекречивания, которая изложена в Законе. Просто так, без процедуры, какие-то документы отнести к сведениям, составляющим государственную тайну не возможно и нельзя, даже если такое решение принято судом или другими органами власти (муниципальной, городской и т.д.).

Решение суда, это пример неправильного применения нормативных документов. Когда вышел указ Президента РФ, где в перечне сведений отнесенных к государственной тайне появился пункт об АЭС, я прогнозировал, что случаи некорректной трактовки этого пункта будут иметь место. И сейчас мы имеем наглядный пример. Теперь никто и никогда не получит никакой информации об АЭС, в том числе и информации о воздействии АЭС на окружающую среду ».

Такое судебное решение ограничивает право общественной организации на получение экологической информации и участие в принятии решений в области охраны окружающей среды, и это уже угроза конституционным правам граждан.

Судебное решение, особенно подчеркивает последние инициативы властей, нацелившихся совершенствовать систему засекречивания сведений, составляющих государственную тайну.

Законодатель собирается не только усилить максимальное наказание за разглашение государственной тайны, но и предусмотреть ответственность за умышленное причинение тяжких последствий ее разглашения. Предлагается даже рассмотреть целесообразность установления административной ответственности за разглашение сведений, полученных по случайности или ошибке.

Так что возможно не ровен час, когда право организации на проведение общественной экологической экспертизы в отношении объекта ядерного комплекса, будет расцениваться правоохранительными органами, как «попытка международной организацией получения сведений, составляющих государственную тайну», и вообще, как «враждебные намерения».

Несмотря ни на что, Беллона уверена в собственной правоте и готовит документы для обжалования решения в вышестоящей судебной инстанции.

Защита информации, содержащей сведения, отнесённые к государственной тайне

При защите государственной тайны объектами защиты являются сведения, составляющие государственную тайну, и носители этих сведений независимо от их физической природы.

ООО «Славсервис-Связь» оказывает следующие услуги по защите государственной тайны:
— Подготовка объектов информатизации к аттестационным испытаниям.
— Проведение специальных исследований и инструментального контроля технических средств, обрабатывающих сведения, составляющие государственную тайну.
— Установка программных и программно-аппаратных средств защиты информации.
— Разработка организационно-распорядительной документации.
— Контроль эффективности установленных средств защиты
— Аттестация объектов информатизации.

Возможность работы с информацией, отнесенной к государственной тайне, обязывает организации и учреждения соблюдать следующие требования:
— иметь аттестованные автоматизированные системы (АС) для обработки сведений, составляющих государственную тайну;
— иметь аттестованные помещения и оборудование, отвечающие действующим требованиям;
— иметь аттестованные выделенные помещения (ВП) для проведения секретных переговоров;
— иметь подготовленных специалистов в области защиты государственной тайны.

ООО «Славсервис-Связь» предлагает квалифицированные услуги по аттестации указанных объектов информатизации.
Аттестация объектов информации состоит из нескольких этапов.

1. Предварительная экспертиза объектов информатизации:
— анализ организационной структуры, информационных потоков, состава технических и программных средств, системы защиты информации и документации;
— определение правильности категорирования объекта и классификации АС;
— оценка уровня подготовки кадров и распределения ответственности по выполнению требований по защите информации;
— подготовка и согласование программы аттестационных испытаний.

2. Аттестационные испытания объектов информатизации:
— комплексные аттестационные испытания объекта информатизации в реальных условиях эксплуатации;
— специальные проверки оборудования, иностранного производства на обнаружение закладных средств негласного съема информации;
— специальные исследования ПЭВМ на соответствие требованиям по защите информации от утечки по каналам ПЭМИН;
— специальные исследования оборудования на соответствие требованиям по защите информации от утечки по каналам электроакустических преобразований;
— испытание несертифицированных средств и систем защиты информации, используемых на аттестуемом объекте (при необходимости);
— испытания на соответствие требованиям по защите информации от несанкционированного доступа;
— оформление протоколов испытаний и рекомендаций по приведению системы защиты в соответствие с установленными требованиями;
— оформление Заключения о соответствии СЗИ требованиям регуляторов и выдача «Аттестата соответствия требованиям информационной безопасности».

В процессе аттестационных испытаний компания «Славсервис-Связь» предлагает услуги по установке необходимых средств защиты аттестуемых объектов:
— системы защиты объекта информатизации от несанкционированного доступа к информации;
— системы виброакустической защиты;
— системы защиты информации от утечек по сетям электропитания и заземления;
— системы защиты информации от утечки за счет побочных электромагнитных излучений (ПЭМИН).