Хищение памятника

В Сыктывдине за хищение цепей с памятника участникам войны предстанет житель Сыктывкара

Заместитель прокурора Сыктывдинского района утвердил обвинительное заключение по уголовному делу в отношении 29-летнего жителя г. Сыктывкара. Как сообщили в республиканской прокуратуре, органом предварительного расследования он обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ (кража, то есть тайное хищение чужого имущества).

Из материалов уголовного дела следует, что в ночь с 23 на 24 июня ранее неоднократно судимый сыктывкарец в селе Палевицы Сыктывдинского района попытался похитить чугунные радиаторы, ранее демонтированные из законсервированного детского сада и переданные на баланс администрации Сыктывдинского района, а также металлические цепи, используемые в качестве ограждения памятнику воинам, погибшим в годы Великой Отечественной войны. Похищенное мужчина сдал в пункт приема металлолома.

Примечательно, что днем 23 июня эти же радиаторы пытались похитить двое других мужчин, однако бдительные сельчане попытку кражи пресекли. Расследование уголовного дела в отношении злоумышленников продолжается.

Уголовное дело в отношении сыктывкарца для рассмотрения по существу передано мировому судье Зеленецкого судебного участка. За совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 158 УК РФ, виновному лицу может быть назначено наказание в виде лишения свободы сроком до двух лет.

Расследование по делу осуществлено ОМВД России по Сыктывдинскому району.

  • Печаль 3
  • Радость 1
  • Гнев 0
  • Удивление 0
  • Восторг 0

Если вы заметили ошибку в этом тексте, просто выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Выделенный текст будет автоматически отправлен редактору

ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ХИЩЕНИЯ ПРЕДМЕТОВ, ИМЕЮЩИХ ОСОБУЮ ЦЕННОСТЬ

Основной непосредственный объект данного преступления — отношения собственности. Общественная опасность хищения предметов, имеющих особую ценность, определяется спецификой предмета посягательства.

Предметом преступления являются предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художественную или культурную ценность.

Согласно ст. 7 Закона «О вывозе и ввозе культурных ценностей», к пред­метам или документам, имеющим историческую ценность, относятся, в частно­сти, предметы или документы, связанные с историческими событиями в жизни народов, развитием общества и государства, историей науки и техники, а также относящиеся к жизни и деятельности выдающихся личностей (государствен­ных, политических, общественных деятелей, мыслителей, деятелей науки, ли­тературы, искусства).

Предметами, имеющими художественную ценность, являются:

— картины и рисунки целиком ручной работы на любой основе и из лю­бых материалов;

— оригинальные скульптурные произведения из любых материалов, в том числе рельефы;

— оригинальные художественные композиции и монтажи из любых мате­риалов;

— художественно оформленные предметы культового назначения, в част­ности иконы;

— гравюры, эстампы, литографии и их оригинальные печатные формы;

— произведения декоративно-прикладного искусства, в том числе художе­ственные изделия из стекла, керамики, дерева, металла, кости, ткани и других материалов;

— изделия традиционных народных художественных промыслов;

— составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художе­ственных памятников и памятников монументального искусства и др.

К предметам, имеющим научную ценность, можно отнести:

— редкие рукописи и документальные памятники;

— архивы, включая фото-, фоно-, кино-, видеоархивы;

— уникальные и редкие музыкальные инструменты;

— почтовые марки, иные филателистические материалы, отдельно или в коллекциях;

— старинные монеты, ордена, медали, печати и другие предметы коллек­ционирования;

— редкие коллекции и образцы флоры и фауны, предметы, представляю­щие интерес для таких отраслей науки, как минералогия, анатомия и палеонто­логия.

Необходимо акцентировать внимание на том, что предметом комменти­руемого преступления могут быть не просто предметы или документы, имею­щие историческую, научную, художественную или культурную ценность, а предметы или документы, имеющие особую историческую, научную, художе­ственную или культурную ценность. В соответствии с п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практи­ке по делам о краже, грабеже и разбое» особая историческая, научная, художе­ственная или культурная ценность похищенных предметов или документов должна определяться на основании экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, ис­кусства или культуры.

Смотрите так же:  Кодекс защита прав потребителей 2019

Так, Краснозерский районный суд Новосибирской области обоснованно исключил из обвинения подсудимого ст. 164 УК РФ, указав, что похищенная им икона, несомненно, имеет определенную историческую, научную, художе­ственную и культурную ценность, но особой ценности не представляет [345] .

Объективная сторона анализируемого состава преступления заключается в хищении указанных предметов или документов независимо от способа. Таким образом, преступление может быть совершено путем кражи, мошенничества, присвоения, растраты, грабежа или разбоя. Вымогательство предметов или до­кументов, имеющих особую ценность (поскольку оно не является хищением), должно квалифицироваться по ст. 163 УК РФ.

Момент окончания преступления зависит от способа хищения. При кра­же, мошенничестве и грабеже преступление следует считать оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению.

Присвоение считается оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенными лицу предметами или документами, имеющими особую ценность, стало противоправным и это лицо начало совершать дей­ствия, направленные на обращение указанных предметов в свою пользу (например, с момента, когда лицо путем подлога скрывает наличие у него вве­ренного имущества).

Растрату следует считать оконченным преступлением с момента проти­воправного издержания вверенных предметов или документов (их отчуждения).

Разбой считается оконченным с момента нападения в целях хищения предметов или документов, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 164 УК РФ, характеризуется прямым умыслом именно на хищение предметов или докумен­тов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культур­ную ценность. Таким образом, виновное лицо должно осознавать, что соверша­ет хищение указанных предметов, иначе комментируемый состав преступления отсутствует.

Однако из материалов изученных уголовных дел следует, что следовате­ли, принимая решение о квалификации деяния по ст. 164 УК РФ, зачастую ру­ководствуются только заключением экспертизы и не принимают во внимание фактических обстоятельств преступления.

Так, Т. и К., совершив кражу чужого имущества, наряду с самоваром, ковшиками и прочим имуществом из металла похитили и медный крест с наме­рением сдать все похищенное в пункт приема металлолома, что они и сделали. На предварительном следствии действия обвиняемых были квалифицированы по ст. 164 УК РФ. Ревдинский городской суд Свердловской области эту статью из обвинения подсудимых исключил, указав, что осознание подсудимыми осо­бой ценности похищенного креста побудило бы их иным путем распорядиться похищенным (продать ценителям, знатокам, коллекционерам и т. д.).

Однако можно привести пример противоположного характера, когда суд не принял во внимание все обстоятельства преступления и необоснованно ис­ключил из обвинения ст. 164 УК РФ. Из материалов уголовного дела, возбуж­денного Островским РОВД Костромской области, следует, что Г., Л. и П. по предварительному сговору проникли в церковь, откуда тайно похитили 26 икон, 9 предметов церковной утвари, книгу «Евангелие» и навесной замок XIX века. Эти предметы (согласно заключению судебной экспертизы представляю­щие особую историческую, художественную и культурную ценность) похити­тели намеревались продать, но были задержаны. Принимая решение об исклю­чении из обвинения ст. 164 УК РФ, суд указал, что не представлены доказа­тельства направленности умысла подсудимых на совершение хищения икон и предметов религиозного назначения, имеющих особую историческую, культур­ную и художественную ценность.

Между тем действия виновных, которые проникли в церковь, а не в квар­тиру или магазин, похищали не предметы хозяйственно-бытового назначения, а иконы и предметы религиозного назначения, внешний вид которых не мог не
свидетельствовать об их особой ценности, и намеревались дорого продать по­хищенное, но сделать этого не смогли по не зависящим от них обстоятельствам, свидетельствуют о направленности умысла виновных именно на хищение предметов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность 1 .

Смотрите так же:  Приказ прокурора 45 от

Субъектом комментируемого преступления может быть физическое вме­няемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В случае присвоения или растра­ты субъект — специальный: лицо, которому имущество вверено и которое в си­лу должностного или иного служебного положения, договора либо специально­го поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, до­ставке, пользованию или хранению в отношении данного имущества.

В случае совершения хищения лицом в возрасте от 14 до 16 лет содеянное квалифицируется по общим нормам, предусматривающим ответственность за хищения (ст. 158-162 УК РФ).

Часть 2 ст 164 УК РФ предусматривает ответственность за хище­ние предметов или документов, имеющих особую историческую, научную, художественную или культурную ценность, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а»), а также по­влекшее уничтожение, порчу или разрушение указанных предметов или до­кументов (п. «в»).

Уничтожение, порча или разрушение предметов или документов, имею­щих особую ценность, образуют квалифицирующий признак ст. 164 УК РФ, ко­гда эти последствия наступают в результате хищения. Если же изъятие этих предметов или документов производится с целью их уничтожения, разрушения, то вменение ст. 164 УК РФ исключается. В последнем случае ответственность может наступить за умышленное или неосторожное уничтожение или повре­ждение имущества (ст. 167, 168 УК РФ) либо за уничтожение или повреждение памятников истории и культуры (ст. 243 УК РФ) [346] [347] .

В Кузбассе пресечено хищение бюджетных средств, выделяемых на памятники военнослужащим

Кемерово, 19 октября 2005, 17:30 — REGNUM Правоохранительными органами Кемеровской области пресечена деятельность организованной преступной группы (ОПГ), занимавшейся хищением федеральных бюджетных средств, выделяемых на изготовление и установку мраморных памятников погибшим (умершим) военнослужащим, лицам, уволенным в запас или отставку, а также участникам Великой Отечественной войны. Об этом корреспонденту ИА REGNUM 19 октября рассказали в пресс-службе администрации Кемеровской области.

В период с мая 2002 года по сентябрь 2003 года преступная группа, возглавляемая заместителем генерального директора ОАО «Кузбассмраморгранит» (Кемерово) Н.А. Митрофановым подконтрольная криминальному лидеру Е.А.Чернышеву, в результате различных махинаций необоснованно получала из Кемеровского военного комиссариата бюджетные средства. Так, ОАО «Кузбассмраморгранит» изготавливали памятники меньших размеров. При этом в квитанциях, подтверждающих выполнение заказов и содержащих расчет стоимости услуг, проставлялись требуемые размеры памятников, не соответствующие фактическим. В случае, если родственники погребенных сами устанавливали памятники, оформлялись документы, в соответствии с которыми, установка памятников производилась силами ОАО «Кузбассмраморгранит». Кроме того, в Прокопьевске изготавливали поддельные документы, подтверждающие установку памятников якобы умершим ветеранам войны, в которых в качестве заказчиков указывались вымышленные лица.

Возбуждено уголовное дело, в процессе расследования которого установлено, что всего за период с мая 2002 года по сентябрь 2003 года на расчетный счет ОАО «Кузбассмраморгранит» необоснованно поступили бюджетные денежные средства в сумме свыше 4,5 млн рублей.

Митрофанову предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст.159 ч. 4 УК РФ (хищение чужого имущества путем обмана (мошенничество), лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере), сейчас время материалы уголовного дела переданы в суд.

Параллельно была пресечена деятельность по хищению бюджетных средств ряда других организаций, занимавшихся изготовлением и установкой мраморных памятников, в частности — ООО «Военно-мемориальная компания», ЗАО «Алзас», МК «Мрамор», ООО «Инструмент-сервис» г.Кемерово, АНО «Кузбасский мемориальный центр», работавших по аналогичной схеме.

СК начал проверку по факту хищения денег, выделенных на ремонт памятника героям-панфиловцам

Следственный комитет РФ начал проверку по факту хищения денег, выделенных на реставрацию монумента героям-панфиловцам, который установлен в Волоколамском районе Подмосковья. После ремонта памятник находится в удручающем состоянии, хотя на его восстановление была выделена весьма приличная сумма – 203 миллиона рублей из бюджета Московской области.

Полковник в отставке Клим Пак приехал к мемориалу героям-панфиловцам со своей большой семьей. Пока внуки беззаботно играли, старшие оценили недавнюю реконструкцию монумента стоимостью более двухсот миллионов рублей. Подняться по лестнице с детской коляской — непросто. Для людей с ограниченным возможностями ступеньки станут непреодолимым препятствием.

Смотрите так же:  Лицензия на игорную деятельность

С высоты птичьего полета видно, что газон в плачевном состоянии. Бордюры и плитка повреждены. Рядом с музеем глубокая траншея, которую рабочие почему-то не засыпали. Это не полный список замечаний со стороны участников Общероссийского народного фронта. Эксперты уверены: подрядчик использовал некачественные материалы, а работы выполнял откровенно плохо. Убедиться в этом можно, в том числе благодаря видеоролику, снятому в разгар процедуры благоустройства. Действия строителей не поддаются объяснению. В минусовую температуру они укладывают газон прямо на снег.

Доводами активистов заинтересовались в Следственном комитете и уже начали проверку.

Стоя здесь, кажется, что работы до сих пор продолжаются: на земле лежит строительный мусор, перчатки, камни. Но нет, все акты уже подписаны. А деньги – 203 миллиона рублей – выплачены.

Вот только руководитель компании, которая занималась благоустройством, заявляет, что к фирме претензий быть не может, а сумма, полученная по контракту, якобы, даже не полностью покрыла все расходы.

В администрации города Волоколамск о проблеме главной местной достопримечательности, конечно, знают. По словам властей, так произошло из-за того, что вместе с подрядчиком они торопились завершить все работы к очередной годовщине обороны Москвы.

Однако почему до сих территория памятника героям-панфиловцам не радует глаз местных жителей и туристов — чиновники не ответить не смогли.

За хищение табличек с надгробных памятников осуждены граждане в Амурской области

В дежурную часть ОВД Мазановского района поступило большое количество заявлений от жителей села Новокиевский Увал по фактам хищения табличек с надгробных памятников умерших родственников. Предварительным следствием и судом было установлено, что данное преступление совершили проживающие в том же селе граждане ШУЛЬГИНА Н.В. и САВИН И.Ю., ведущие аморальный образ жизни, нигде не работающие и систематические употребляющие спиртные напитки.

Не найдя другого способа для приобретения средств на спиртное, они совершали неоднократные набеги на территорию кладбища, где не гнушаясь таким промыслом, снимали металлические таблички с надгробий усопших, с целью последующей сдачи металла, для приобретения спиртного.

Приговором федерального суда Мазановского района Амурской области осуждены по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу чужого имущества по предварительному сговору группой лиц ШУЛЬГИНА — к 2 годам лишения свободы, условно, с испытательным сроком 2 года и САВИН — к 3 годам лишения свободы, условно, с испытательным сроком 2 года.

Дела о хищении 107 млн руб. на памятники ветеранам в Самаре направлены в суд

САМАРА, 3 июня. /ИТАР-ТАСС/. Военный прокурор Самарского гарнизона утвердил обвинительные заключения по уголовным делам в отношении бизнесмена Александра Головина и бывших работников Центра социального обеспечения военного комиссариата Сергея Алексеева и Ольги Солдатовой, которые обвиняются в мошенничестве, совершенном в особо крупном размере. Об этом ИТАР-ТАСС сообщили в Военной прокуратуре Центрального военного округа.

Алексеев уже отбывает наказание за аналогичное преступление. В отношении Головина и Солдатовой уголовные дела выделены в отдельное производство, в связи с подписанием ими досудебного соглашения.

Военная прокуратура при проверке в областном военном комиссариате выявила, что работники Центра соцобеспечения комиссариата использовали поддельные документы о якобы установленных надгробных памятниках умершим ветеранам Великой Отечественной войны, деньги, предназначенные для компенсации этих расходов, присваивали себе. Фиктивные платежные поручения предоставляли в военкомат области к оплате.

В итоге на счет Головина было перечислено более 107 млн рублей, 20 из которых возвращено в казну в ходе прокурорской проверки и следствия. Для возврата оставшейся суммы ущерба военным прокурором заявлен иск.

После утверждения обвинительных заключений материалы уголовных дел направлены в суд для рассмотрения по существу.