Глобальная лицензия это

Глобальная лицензия: долгожданная свобода сети или «налог на Интернет»?

24 февраля Минкультуры России вынесло на общественное обсуждение законопроект 1 , который предусматривает взимание обязательной платы с провайдеров за каждого пользователя, которому они обеспечивают доступ в Интернет (далее – Законопроект). Эти деньги должны компенсировать потери правообладателей от незаконного использования контента.

Инициатором разработки документа является Российский союз правообладателей (РСП) – одна из аккредитованных государством организаций по коллективному управлению авторскими правами (ст. 1242 ГК РФ; далее – авторские общества). Именно они занимаются сбором и распределением денежных средств в пользу правообладателей и указывают на значительные финансовые потери последних из-за повального «пиратства».

Действительно, согласно исследованию маркетинговой компании Synovate Comcon, проведенному в августе 2014 года, подавляющее большинство активных интернет-пользователей в России скачивает или воспроизводит различный контент (95,1% – видео, 90,8% – музыку, 75,3% – книги и 68,2% – онлайн-игры). Однако только 31% из них делают это за плату (и то, покупаются в основном игры и приложения).

Между тем, реакция общественности на инициативу Минкультуры России резко отрицательная – пользователи сети прозвали ее «налогом на Интернет». Среди экспертов, части правообладателей и площадок по распространению контента отношение к Законопроекту также негативное. Против выступают и Минкомсвязь России, Минэкономразвития России, ФАС России. Почему никому не понравилась идея повсеместной легализации контента – рассмотрим ниже.

Суть глобальной лицензии

В основе предлагаемого Минкультуры России механизма лежит так называемая глобальная лицензия. По сути это лицензионный договор, который будет автоматически заключаться между авторским обществом и любым гражданином или юридическим лицом в момент оформления правоотношений с провайдером. В результате пользователи смогут свободно воспроизводить, скачивать, а также размещать в Интернете любую музыку, кино и книги. Оплачивать весь этот «банкет» согласно Законопроекту будут провайдеры. Пока РСП предлагает плату за глобальную лицензию в размере 25 руб. за каждого пользователя в месяц (300 руб. в год). Соответственно, из этих денег будут получать вознаграждение правообладатели в зависимости от степени популярности их контента.

Нельзя будет пользоваться на основании глобальной лицензии только теми произведениями, владельцы которых обратятся в авторское общество и откажутся от распространения своих произведений на предлагаемых Минкультуры России условиях. По оценкам экспертов, так поступит большая часть иностранных правообладателей, поскольку у них есть свои эффективные площадки распространения контента и прозрачные механизмы распределения вознаграждения. Также очевидно, что не все российские правообладатели захотят работать на условиях глобальной лицензии по тем же причинам. Соответственно, выведенные из-под глобальной лицензии произведения придется использовать, как и сейчас, на условиях, которые установит правообладатель (это может быть, например, использование контента платно, бесплатно или бесплатно, но с обязательным просмотром рекламы).

Как отмечает первый заместитель генерального директора РСП Андрей Кричевский, предложенный в Законопроекте подход обусловлен тем, что сегодня пользователь, приобретая легальный контент, получает лишь право использовать его в домашнем кругу. Возможность поделиться понравившимся произведением в Интернете законом не предусмотрена. Так пользователи, по его мнению, практически вынуждены становиться «пиратами». В понимании РСП, глобальная лицензия должна стать благом как для пользователей, которые получат свободу использования контента, так и для правообладателей – они гарантированно получат вознаграждение за каждый факт использования произведения. Сейчас, по данным РСП, это происходит только в 10-20 случаях из 100.

Цена глобальной лицензии

Если Законопроект будет одобрен в существующем виде, собирать вознаграждение с провайдеров должны будут авторские общества на основании специальных договоров. Провайдеры не смогут отказаться от заключения таких договоров. Всего авторских обществ в России четыре: Российское авторское общество, Российский союз правообладателей, Некоммерческое партнерство «УПРАВИС» и Всероссийская Организация Интеллектуальной Собственности. Сколько из них получат аккредитацию конкретно по работе с глобальной лицензией – неизвестно.

При этом стоит отметить, что к работе института коллективного управления в России уже сейчас много претензий, в том числе со стороны самих правообладателей. Многие эксперты сходятся на том, что прежде чем наделять авторские общества новыми полномочиями по сбору денежных средств (рынок глобальной лицензии, по разным прогнозам, оценивается в $600-860 млн в год 2 , что составляет 36,1 – 51,8, млрд руб. по текущему курсу Банка России), нужно обеспечить прозрачность их деятельности, подотчетность авторам и другим правообладателям, исключить возможность внедоговорного управления правами (п. 3 ст. 1244 ГК РФ). Тем более, что согласно закону авторские общества имеют право тратить часть собираемых средств на покрытие собственных расходов, причем размер таких расходов регулируется исключительно их уставами (абз. 2 п. 4 ст. 1243 ГК РФ).

Саркис Дарбинян, адвокат Коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры», советник РАЕН по отделению проблем права:

«Правообладатели предпочитают сами принимать решения об условиях предоставления объектов авторских прав конечным пользователям. При этом они вольны выбирать любые способы доставки контента, которых сегодня в Интернете предлагается множество. Это могут быть как платные сервисы (в том числе на условиях безлимитной подписки), так и бесплатные, монетизация которых происходит за счет рекламы. Полагаю, многие правообладатели, которые уже имели дело с некоторыми печально известными авторскими обществами, прекрасно знают, что на деле они либо не получат ничего от реализации указанной концепции, либо получат крохи со стола. При этом система будет работать лишь для обогащения узкой группы бенефициаров, лоббирующих сегодня «глобальную лицензию».

Это не только противоречит общей логике правового регулирования указанной сферы, но и международным обязательствам России, так как Законопроект фактически предполагает бездоговорное управление авторскими правами зарубежных правообладателей. Протокол о присоединении к ВТО обязал Россию изменить модель коллективного управления авторскими и смежными правами [в течение пяти лет после вступления в силу части четвертой ГК РФ, то есть до 1 января 2013 года. – Ред.]. Минкультуры России не только не сделало этого, допустив очередную противоправную пролонгацию полномочий российских организаций в сфере коллективного управления правами, но и предлагает новые способы нарушения обязательств России по Соглашению по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС)».

Очевидно, что при предлагаемом подходе (взимание денег на оплату глобальной лицензии именно с провайдеров) операторы не станут заниматься благотворительностью и в ответ на введение сборов просто повысят тарифы на свои услуги. Таким образом, платить за контент все равно будут пользователи. Несмотря на то, что 25 руб. в месяц – это не так много, стоит иметь в виду, что у многих граждан имеется два и более договора с провайдерами (как минимум домашний и мобильный Интернет), и стоимость услуг вырастет в обоих случаях. Эта перспектива уже вызывала неодобрение ФАС России, так как с рынка могут уйти мелкие провайдеры, которые существуют за счет более низких по сравнению с крупными операторами тарифов, но сдержать рост цен на свои услуги не смогут.

Кроме того, финансовая нагрузка ляжет на всех подключенных к Интернету россиян, независимо от того пользуются они каким-либо мультимедийным контентом или же просто проверяют почту и читают новостные ресурсы. Одновременно пользователи тех ресурсов, которые не согласятся работать на новых условиях, будут платить за контент дважды – непосредственно при его покупке и ежемесячно в рамках глобальной лицензии. Таким образом, они не только должны будут платить больше, но и лишатся права поощрять только тех правообладателей, которых хотят. Ведь плата в 25 руб. будет платиться неким абстрактным правообладателям на основании данных авторского общества. Соответственно, законопослушных пользователей, которые не скачивают ничего либо скачивают контент только легально, за плату и на проверенных площадках, документ не обрадует.

Что касается любителей торрентов, то идея о неограниченном доступе к любому контенту за счет небольшой платы могла бы стать привлекательной для них, будь она предложена при другом раскладе сил. Если бы в России существовали реальные механизмы борьбы с «пиратством», то между потенциальными проблемами с законом и уплатой 25 руб. в месяц пользователи, очевидно, выбрали бы последнее. Однако сегодня нелегальный контент распространяется бесплатно и свободно, ответственности за его использование нет, а блокировки тех же торрентов – единичны и не доставляют абсолютно никаких неудобств.

Кстати, при этом отказаться от глобальной лицензии пользователь сможет только путем расторжения договора об оказании услуг доступа в Интернет с провайдером. В данной ситуации Минкультуры России фактически предлагает гражданам либо приобретать глобальную лицензию, либо отказываться от доступа в Интернет вовсе. Вдобавок Законопроект предусматривает положения об обратной силе – пользователи, подключенные к сети до вступления в силу закона на основе Законопроекта, будут автоматически присоединены к глобальной лицензии.

По мнению авторов Законопроекта, глобальная лицензия должна помочь правообладателям, так как лишит «пиратские» ресурсы основного преимущества в виде оперативности и бесплатности контента. Им придется конкурировать с легальными площадками на равных и вкладываться в развитие своих площадок и повышение качества услуг. Легальные же порталы сэкономят деньги на отчислениях правообладателям и юридическом оформлении отношений с ними (так называемая «очистка прав»), а также избавятся от необходимости оплачивать услуги посредников и агрегаторов.

Однако это, очевидно, ударит по тем правообладателям, которые не поддержат глобальные лицензии и будут распространять контент за отдельную плату или рекламу. Площадки, на которых будет размещен такой контент, не смогут конкурировать с другими ресурсами, которые перейдут на систему «все по 25 руб. в месяц». Фактически это вынудит таких правообладателей либо терпеть убытки, либо передавать права на произведения авторскому обществу.

Сергей Семенов, юридический советник Ассоциации продюсеров кино и телевидения и Гильдии продюсеров России:

«Все разговоры о глобальной лицензии сейчас сводятся к деньгам. Но любой, кто разбирается в авторском праве понимает, что деньги – это важная, но не первая вещь. Главное в авторском праве – это то, что правообладатель, автор или правопреемник должны иметь абсолютное право самим определять когда, как и кто может использовать их произведения. И основная проблема глобальной лицензии заключается в том, что подавляющее большинство правообладателей лишаются какой-либо возможности управлять своими правами. Это делает эту концепцию абсолютно неприемлемой для них.

Смотрите так же:  Лицензия на осуществление банковских операций выдается банком россии на

Я знаю все доводы о том, что «это не совсем так, потому что правообладатель всегда может выйти из глобальной лицензии». Но если быть честным, то выход из этих лицензий химерный и практически не реализуем. Если конечные пользователи будут знать, что заплатив определенную сумму за подключение к Интернету они имеют неограниченное право на потребление контента, то никакие исключения, я уж не говорю о фактическом доведении до сведения пользователя о том, что те или иные каталоги и произведения исключены из сферы коллективного управления, не помогут».

Таким образом, в зоне риска оказываются как распространители контента (онлайн-кинотеатры и видеосервисы, провайдеры, платные телеканалы, кинотеатры), так и авторы и другие правообладатели (разработчики приложений, кинематографисты, музыканты). На серьезные риски для киноиндустрии, в частности, указывают в Минкомсвязи России. Согласно позиции министерства, после перехода к глобальной лицензии посещаемость кинотеатров снизится на 20-30%, что может привести к банкротству до 70% кинотеатров.

Получается, что в нынешних российских реалиях Законопроект не устроит ни пользователей, которых повально записывают в число потребителей нелегального контента и облагают «налогом на пиратство», ни наиболее продвинутую часть правообладателей, которая уже успешно продает свой контент через легальные площадки. Можно предположить, что в глобальной лицензии выиграют те правообладатели, которые не умеют или не хотят продвигать свой контент, и авторские общества, через которые и пойдут дополнительные финансовые потоки.

Между тем, представляется, что проблему распространения контента стоит решать рыночными способами – сами правообладатели должны искать привлекательные для пользователей форматы продажи произведений (и в этом уже преуспели ряд как зарубежных, так и российских ресурсов). Задача государства в данном случае создавать для этого условия – заниматься реальной борьбой с «пиратством» административными и уголовными методами и совершенствовать правоприменение и законодательство.

Например, в резолюции на Законопроект экспертной рабочей группы Общественной палаты РФ, в которую вошли в том числе, представители правообладателей, провайдеров, распространителей контента и ФАС России, отмечается, что прозрачный рыночный механизм распределения доходов может основываться только на процедуре, при которой каждый правообладатель самостоятельно размещает, монетизирует и отслеживает правомерность использования своего контента.

Система идентификации и учета произведений

В связи со спецификой Законопроекта возникает необходимость каким-то образом выделять произведения, которые распространяются на условиях глобальной лицензии из всего остального контента. Пользователь или площадка, выкладывающие контент, должны четко видеть, где заканчивается 25-рублевая глобальная лицензия и начинается незаконное использование объектов авторских прав. Особенно это актуально в связи со вступлением в силу с 1 мая расширенного «антипиратского» закона, который позволит правообладателям достаточно просто через суд блокировать площадки, на которых контент размещается с нарушением интеллектуальных прав.

Кроме того, разграничение понадобится для определения размеров выплат правообладателям, так как необходимо понимать, чьи произведения на каком основании и в каком количестве использовались. Такая же потребность возникнет при рассмотрении соответствующих гражданско-правовых споров и административных и уголовных дел в связи с незаконным использованием контента, который не попадет под глобальную лицензию.

В Законопроекте для этих целей предусматривается создание специальной системы идентификации и учета произведений. С учетом описанных выше нужд она должна работать как часы и предоставлять при необходимости достоверную и актуальную информацию о произведениях всех видов (кино, музыка, литературы) и условиях их распространения.

Планируется, что эта информационная система будет общедоступной. Ее созданием и наполнением займется одно из авторских обществ (какое – пока неизвестно). Также сведения о произведениях смогут вносить сами правообладатели. Технические условия для идентификации и учета используемых в Интернете произведений придется создавать провайдерам.

Расходы по созданию системы планируется возложить на авторское общество, которое должно обеспечить «разумно возможную» достоверность идентификации и учета произведений, распространяемых в сети. Однако с учетом огромных объемов информации и 122 млн абонентов услуг доступа в интернет 3 , возникает вопрос: насколько все это возможно реализовать технически? Ведь придется контролировать и распознавать значительные объемы трафика.

В Минкомсвязи России отмечают, что системы отслеживания контента, аналогичной той, которая требуется для выполнения положений Законопроекта, просто не существует нигде в мире. Так, по словам заместителя руководителя Департамента государственной политики в области средств массовой информации Арсения Недяка, на сегодняшний день, например, невозможно распознать шифрованный трафик (его доля в сети по различным оценкам составляет от 10% до 35%), а также понять, когда пользователь скачивает контент, а когда просто воспроизводит его со своего файлового хранилища. Кроме того, не получится избежать «накручивания» количества скачиваний контента с целью искусственного увеличения размеров вознаграждения правообладателей.

Саркис Дарбинян, адвокат Коллегии адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры», советник РАЕН по отделению проблем права:

«Набивание кошелька за счет отчислений провайдеров с каждого подключения в сеть – дело нехитрое. Наиболее сложным вопросом является дальнейшей справедливое распределение собранного вознаграждения между правообладателями всех создаваемых произведений по всему земному шару. Сделать это крайне сложно. Для этого авторы концепции предлагают установить на базе каждого интернет-провайдера дорогостоящее оборудование DPI и специальные фильтры, которые смогут распознавать цифровые отпечатки передаваемого по сетям контента. По оценкам некоторых экспертов, затраты на эти цели могут составить от $1 до $5 млрд [что составляет от 60 до до 301 млрд руб. по текущему курсу Банка России. – Ред.] .

При этом надо понимать, что установленные фильтры не смогут расшифровывать весь https-трафик, BitTorrent-трафик и иные виды шифрованного трафика, которого в ближайшее время станет не менее 50%. Тем более, тренд на шифрование трафика уже наблюдается у всех крупных интернет-сервисов и операторов веб-приложений. Поэтому реализация концепции представляется чрезмерно дорогой и крайне неэффективной.

Помимо этого, круглосуточную перлюстрацию [тайный просмотр. – Ред.] всего передаваемого контента и контроль над частными коммуникациями граждан можно расценивать как серьезное ограничение прав человека на тайну личной жизни и тайну переписки, ведь авторскому обществу по глобальной лицензии будет доступен большой массив информации о соединениях пользователей. Никто не может гарантировать, что эта информация в ущерб правам и законам граждан не будет использоваться каким-либо иным образом».

В заключении проектной организации в области связи ОАО «Гипросвязь», которое было представлено на слушаниях 27 февраля 2015 года в Общественной палате РФ, также говорится, что на сегодняшний день на рынке отсутствует оборудование, которое позволит реализовать систему учета и идентификации произведений. По оценке организации, оно может появиться только через два-три года, однако его стоимость и сопутствующие затраты намного превысят размер вознаграждения, которое будет собираться в пользу правообладателей с помощью этой системы в течение первых двух-трех, а при неблагоприятном сценарии – 10 лет.

В связи с этим эксперты отметили целесообразность создания специализированной вторичной сети, в которой авторское общество само сможет достоверно производить учет и идентификацию произведений. При этом для пользователей, которые захотят получить доступ к вторичной сети и ее контенту, провайдеры могут разработать специальные тарифы. Абоненты, которые ничего не скачивают или не хотят скачивать на таких условиях, в эту сеть не будут заходить вовсе.

Как отмечается в заключении Общественной палаты РФ, направленном в Госдуму, разработчики Законопроекта исходят из того, что использование глобальной лицензии ограничено территорией России. Однако они не учитывают существование точек доступа в Интернет, находящихся за ее пределами и обслуживаемых операторами, не подчиняющимися российской юрисдикции. Аналогичное замечание высказывались и в Минэкономразвития России.

Какие есть альтернативы?

Несомненно, положения ГК РФ об авторском праве, основанные на Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г. устарели и не регулируют должным образом взаимоотношения по обмену произведениями в сети. В связи с этим необходимо кардинально реформировать многие положения гражданского законодательства в этой части. Тем не менее, желающих заниматься этим вопросом системно, а не просто заполнять пробелы запретами и ограничениями, в публичном пространстве не так много.

Уже не первый год свое видение распространения объектов авторских прав в Интернете представляет проект Ассоциации пользователей интернета «Время менять копирайт». В частности, предлагается пересмотреть срок охраны авторских прав, изначально переводить все произведения, созданные за счет бюджетных средств, в общественное достояние, расширить положения ГК РФ о свободном использовании произведений и доработать институт открытых лицензий. Также авторы проекта выступают и за перевод на исключительно договорную основу института управления коллективными правами и т. д.

Свой взгляд на решение проблемы «пиратства» готовы представить в Общественной палате РФ, где организована экспертная рабочая группа, которая разрабатывает концепцию авторского права в цифровой среде. На первом этапе предлагается создать общедоступную базу данных об объектах интеллектуальных прав, которая бы стала площадкой для взаимодействия пользователей и правообладателей, реформировать институт коллективного управления (в частности, исключив пресловутое внедоговорное представительство), ввести мораторий на изменения «антипиратского» законодательства минимум до конца 2015 года.

В любом случае очевидно, что проблему «пиратства» нужно решать постепенно и с учетом мнения как пользователей, так и правообладателей. И сделать это в один день принятием столь радикального и спорного законопроекта не получится. Тем более что государство, судя по всему, само не определилось, как оно хочет регулировать эти вопросы. Если раньше появлялось большое количество инициатив о блокировках и запретах, то теперь, напротив, – экстремальное предложение по тотальной легализации контента.

Несмотря на отрицательную реакцию общественности и экспертного сообщества, части правообладателей и некоторых государственных органов, Минкультуры России пока не спешит отзывать Законопроект. На данный момент он проходит общественное обсуждение на портале раскрытия информации, где тоже пока не пользуется популярностью (процедура обсуждения продлится до 25 апреля 2015 года).

Смотрите так же:  Сделать договор купли продажи в москве

Вероятность, что инициатива пройдет именно в таком виде, крайне мала. Однако с учетом того, что она формально реализуется во исполнение поручения первого заместителя Председателя Правительства РФ Игоря Шувалова, Законопроект вполне может трансформироваться во что-то похожее по сути, но не столь радикальное.

Количественные ограничения

В 30—40-е гг. XX в. в большинстве развитых стран были приняты законы, разрешавшие исполнительной власти при­менять прямое административное регулирование внешней торговли — количества и номенклатуры импорта/экспорта.

Учитывая это, в ГАТТ были включены положения, касаю­щиеся количественного регулирования (ст. XI—XIV): госу­дарства должны были отказаться от применения количест­венных ограничений; допускались они только в целях «обес­печения внешнего финансового положения и равновесия платежного баланса» (т.е. когда налицо был платежный дис­баланс), а также при некоторых других обстоятельствах.

Наиболее распространенная форма количественных огра­ничений – ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ. Лицензия может быть индивидуальной. Это, как правило, разовое, ограниченное во времени, разрешение на импорт/экспорт товара примени­тельно к определенному государству, регламентирующее все стороны сделки.

Генеральная лицензия — это постоянно действующее раз­решение, которое предоставляет право любому лицу или фирме импортировать перечисленные в ней товары без каких-либо ограничений по стоимости и количеству из любой страны или только из определенных указанных в ли­цензии стран. Часто в генеральной лицензии перечисляются лишь товары, запрещенные к ввозу, имея в виду, что непо­именованные, т. е. все остальные, товары подпадают под общий режим генеральной лицензии.

Автоматическая лицензия выдается по заявке импортера без формальностей или с упрощением их до минимума. При­менение лицензирования, даже в автоматическом варианте, ухудшает условия для конкуренции иностранных товаров с национальными товарами, вызывает дополнительные расхо­ды, сохраняет наготове карательную мощь государства, явля­ется, по сути, дискриминационным ограничением.

Еще одной формой количественных ограничений являет­ся КОНТИНГЕНТИРОВАНИЕ, т. е. ограничение импорта товара определенным количественным объемом. Обычно оно используется как глобальное или индивидуальное КВОТИ­РОВАНИЕ.

Глобальная квота устанавливает размер импорта товара в стоимостных или натуральных единицах на период времени без распределения долей по странам. Экономическая функ­ция глобального квотирования — защита интересов нацио­нальных монополий, удерживание внутренних цен от по­нижений. Внешнеэкономическая функция — воздействие на экспортирующую страну.

При индивидуальной квоте общий размер квоты распреде­ляется по странам либо пропорционально их доле в импорте за предыдущий период, либо на основе двусторонних согла­шений. Очевидна дискриминационная направленность этого вида нетарифных ограничений.

В настоящее время в международной торговой системе распространяется применение так называемых ТАРИФ­НЫХ КОНТИНГЕНТОВ, в рамках которых ввоз определен­ного количества товаров осуществляется по сниженным ставкам таможенных пошлин или беспошлинно. Товары, ввозимые сверх тарифного контингента, облагаются обычны­ми пошлинами.

Эксперты: Глобальная лицензия сделает легальный Интернет-контент дешевле

Организатором круглого стола выступило некоммерческое партнерство «Объединение правообладателей». Глобальная лицензия — это новый инструмент управления правами в цифровой среде. С ее помощью обеспечивается доступ к огромному количеству легального контента за чисто символическую плату. За возможность свободного обмена музыкой, кино и видеоклипами, а также книгами с каждого пользователя интернета предполагается взимать небольшую сумму — ориентировочно 300 рублей в год.

Руководитель рабочей группы по международному сотрудничеству в сфере защиты интеллектуальной собственности в цифровой среде Комитета по интеллектуальной собственности ТПП России Павел Катков рассказал на круглом столе, что внедрение института глобальных лицензий будет выгодно всем. Новый правовой институт освободит обычных пользователей от ответственности за пиратство, снимет проблемы трансграничного хостинга, снизит нагрузку на органы государственной власти, а главное — увеличит количество участников экономического оборота контента в интернете.

Глобальная лицензия — это решение извечной проблемы пиратства. Не секрет, что сейчас пиратские ресурсы зарабатывают на рекламе колоссальные деньги. Нелегально загружают интернет-контент примерно 68% населения Европы , а в России эта цифра, по оценке Павла Каткова , достигает 80%. Люди слушают музыку, смотрят фильмы и читают электронные книги, не платя за это ни копейки. Причем многие платить не отказываются, но не представляют, кому и как это можно сделать. Глобальное лицензирование снимет эти вопросы автоматически.

В настоящее время основным средством борьбы против распространителей нелегального контента являются судебные иски. Несмотря на то, что многие процессы выигрываются, здесь много подводных камней. Во-первых, любой судебный процесс требует определенных финансовых затрат. Во-вторых, судьи сегодня и так слишком загружены. В-третьих, зачастую совершенно невозможно определить владельцев сайтов с пиратскими материалами, особенно, если домен расположен за границей.

Механизмы сбора и распределения денег за глобальное лицензирование на данный момент отработаны достаточно хорошо. Аккредитованная организация при содействии операторов связи будет подсчитывать доли скачанных материалов и определять сумму вознаграждения. При этом стоимость прав на контент должна быть адекватна выплатам. Сборы должны распределяться только среди тех правообладателей, которые захотели воспользоваться возможностями «Глобального лицензирования». Никто не принуждает пользоваться этой системой, и те или иные правообладатели могут отказаться от нее в любой момент, например, на время премьеры фильма.

Генеральный директор Первого музыкального Издательства Максим Дмитриев заявил, что в условиях глобального лицензирования производители музыки смогут зарабатывать достойные деньги. Не секрет, что сейчас производство СD катастрофически снизилось, и альбомы на физических носителях продаются, главным образом, как коллекционные артефакты. Цифровые продажи музыки растут, но и они в нынешних условиях даже не покрывают затрат на запись и производство. С Дмитриевым согласился режиссер Эдуард Пальмов, который, выпустив более двадцати фильмов разных жанров, получал за них деньги только в момент производства. Пальмов признался, что ему немного досадно, когда он видит, что, например, в YouTube его ленту посмотрело 500 000 человек, но он за это не имеет ни копейки.

Исполнительный директор «Ассоциации DVD издателей» Владислав Дядченко оценил современное состояние рынка цифровых продаж как плачевное. Многие ресурсы, которые занимались цифровыми продажами легально, закрылись. Четыре крупных игрока цифрового рынка медиаконтента недавно заявили о своем слиянии в одну компанию. Аналогичное состояние и с сотовыми операторами: «Мегафон» прекратил работать с видеоконтентом, МТС существенно сократил объемы музыкального контента.

На днях крупные интернет-компании обратились к президенту Владимиру Путину с критикой глобального лицензирования. Павел Катков заявил, что, во-первых, некоторые из этих компаний широко известны как распространители пиратского контента, а, во-вторых, сами компании толком не разобрались в сути вопроса, потому что при введении глобальных лицензий нелегальный контент сайтов автоматически «очищается». Подлили масла в огонь и журналисты, которые, вместо того, чтобы разъяснять читателям смысл концепции глобальной лицензии, делают кричащие заголовки с нелепыми выражениями — «налог на интернет» и т.п. По мнению Каткова, крайне непрофессиональным является поведение некоторых СМИ, которые стали спекулировать на подобных нелепостях и заниматься практически подстрекательством к волнениям. Павел Катков пообещал, что в ближайшее время на эту тему пройдет еще ряд круглых столов, которые развеют последние сомнения в том, что глобальные лицензии выгодны всем.

Сенатор Арашуков вложил в дизайнерский бизнес супруги миллионы, чтобы она стала светской львицей

Через два года после основания бренда на ее показы стала приходить вся светская тусовка Москвы

глобальная лицензия

Универсальный русско-английский словарь . Академик.ру . 2011 .

Смотреть что такое «глобальная лицензия» в других словарях:

Международная торговля — (World trade) Определение международная торговля, развитие международной торговли, формы международной торговли Современные теории международной торговли, роль международной торговли, международная торговля России, показатели международной… … Энциклопедия инвестора

Ruby — Класс языка: мультипарадигмальный: динамический, объектно ориентиров … Википедия

Финансовый регулятор — (Financial regulator) Финансовый регулятор это орган, осуществляющий надзор, регулирование и контроль над оборотом финансовых инструментов Регуляторы финансового рынка – понятие, цели деятельности и роль финансовых регуляторов, самые известные… … Энциклопедия инвестора

Руби IDE — Ruby Семантика: мультипарадигмальный Тип исполнения: интерпретатор Появился в: 1995 г. Автор(ы): Юкихиро Мацумото Последняя версия: 1.9.1 … Википедия

Рубин (язык программирования) — Ruby Семантика: мультипарадигмальный Тип исполнения: интерпретатор Появился в: 1995 г. Автор(ы): Юкихиро Мацумото Последняя версия: 1.9.1 … Википедия

Язык программирования Рубин — Ruby Семантика: мультипарадигмальный Тип исполнения: интерпретатор Появился в: 1995 г. Автор(ы): Юкихиро Мацумото Последняя версия: 1.9.1 … Википедия

разрешение — 4.11 разрешение (resolution): Число элементов изображения (точек) на единицу длины собственно радужной оболочки или ее изображения, определяемое числом точек на миллиметр данного изображения. Источник … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

CryEngine 3 — Игровой движок (Список) Официальный логотип CryEngine 3 … Википедия

Python — У этого термина существуют и другие значения, см. Python (значения). Python Класс языка: му … Википедия

Первый Инвестиционный Банк — Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка. Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии … Википедия

1: — Терминология 1: : dw Номер дня недели. «1» соответствует понедельнику Определения термина из разных документов: dw DUT Разность между московским и всемирным координированным временем, выраженная целым количеством часов Определения термина из… … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

Глобальная лицензия: хаос или порядок?

Не успели отгреметь споры в связи с обновлением антипиратского закона, поправки к которому вступают в силу уже 1 мая, как общественность снова заволновалась по похожему поводу — инициации еще одного нововведения со стороны организаций по охране авторских прав.

В октябре 2014 года Российский союз правообладателей (РСП) во главе с режиссером Никитой Михалковым предложил ввести ежемесячный сбор с операторов — по 25 руб. с каждого канала доступа, итого 300 руб. в год. Инициативу немедленно назвали «налогом на интернет» и «антипиратским сбором». Вслед за этим Министерство культуры дополнило инициативу, предложив ввести глобальную лицензию, которая будет распространяться на музыкальные произведения и фонограммы, аудиовизуальные произведения и книги. По словам заместителя министра культуры России Григория Ивлиева, Минкульт по поручению президента уже начал разработку законопроекта о глобальной лицензии. В проекте закона «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части совершенствования оборота результатов интеллектуальной деятельности в информационно-телекоммуникационных сетях», окончание обсуждений по которому запланировано на 21 апреля, даже указаны сроки ввода лицензии — третий квартал 2015 года.

Смотрите так же:  Имущественный налог 2012

В заявлении «Интерфаксу» господин Ивлиев подчеркнул, что термин «налог на интернет» не соответствует действительности. В самом деле, целью законопроекта является в первую очередь защита прав авторов и обеспечение «баланса интересов пользователей, правообладателей и операторов связи». Сделать это собираются с помощью создания реестра интеллектуальной собственности, ведение которого будет поручено специальной организации по коллективному управлению авторскими правами. Авторы смогут по собственному усмотрению либо вносить в реестр свои произведения, либо, наоборот, исключать их из него. Все интернет-операторы будут обязаны получить глобальную лицензию, а обычные пользователи ежемесячно станут выплачивать по 25 руб. интернет-операторам для возмещения выплат теми отчислений правообладателям.

«Действующий антипиратский закон по-прежнему не решает проблемы защиты авторских прав. Мы же хотим, чтобы деятели культуры имели возможность получать вознаграждение, достойное их таланта, труда и значимости создаваемых произведений»,— процитировали слова господина Ивлиева в пресс-службе Минкульта России по итогам заседания общественного совета 18 февраля.

Это уже не первая попытка создать единый реестр контента: в 2011 году с подачи Министерства связи и массовых коммуникаций аналогичный сервис брался создать muz.ru. Однако этот довольно дорогостоящий проект, несмотря на разработанное техническое задание, до сих пор остается неиспользованным. Вот и теперь техническая сторона дела — очередной камень преткновения наравне с общим несогласием с инициативой большинства сторон.

Глава Министерства связи Николай Никифоров высказал сомнения не только по поводу алгоритма подсчета трафика и распределения отчислений авторам, но и поделился соображениями по поводу возникновения технических проблем при распределении «авторских денег»: обязанность по подсчету приведет к значительной технической нагрузке на ИТ-компании.

«По сути, если предложения Минкультуры по корректировке антипиратского закона будут приняты, то компаниям придется вложить в дополнительное оборудование для подсчета сотни миллионов долларов. Им нужно будет закупать оборудование за рубежом за доллары, так как нашего оборудования для этого нет».

Подвезти с ветерком

Похожие аргументы привели и сами операторы. «Реализовать этот принцип невозможно: нет аппаратно-технических средств для массового анализа контента, потребляемого в интернете. Согласно выводам проектной организации «Гипросвязь», создание такой системы в России обойдется в миллиарды долларов США. Более того, такое решение не гарантирует достоверного учета использования абонентами контента в интернете, так как современные технологии не позволяют анализировать зашифрованный трафик, объемы которого в сети из года в год растут: сейчас на него приходится порядка трети всего трафика»,— сообщил “Ъ” Дмитрий Солодовников из департамента по связям с общественностью ОАО «Мобильные телесистемы».

Пресс-секретарь «Вымпелкома» Анна Айбашева так прокомментировала позицию компании: «На реализацию этих идей уйдут годы, и цена системы контроля трафика, которая нужна под эти идеи, существенно превышает все мыслимые платежи за контент. Не существует простых способов на сетевом уровне определять пользование объектом авторских прав. Важно также не допускать нарушения права граждан на тайну связи, гарантированного Конституцией Российской Федерации».

Идея брать деньги с операторов связи за доступ к авторскому контенту, добавила Анна Айбашева, сравнима с идеей брать сбор с таксистов, подвозящих на концерт артиста, который будет в ресторане нелегально исполнять песню, защищенную авторскими правами.

Впрочем, тот факт, что операторы сопротивляются введению новых законопроектов, которые вынудят их закупать дорогое оборудование, выглядит достаточно логичным. И хотя инициаторы «налога на интернет» предлагают пользователям платить по 300 руб. в год за легальный доступ к кино- и музыкальному контенту, эти деньги планируется полностью переводить на авторские отчисления. Большинство же чиновников и экспертов высказываются в том духе, что траты, связанные с расшифровкой трафика, нельзя перекладывать на плечи пользователей.

«Я поддерживаю борьбу с пиратством, но я против бездумного подхода к реализации любых инициатив, связанных с финансами, потому что это порождает коррупцию,— выражает свою позицию президент Ассоциации кабельного телевидения России Юрий Припачкин.— Я против защиты интересов правообладателей за счет интересов операторов и абонентов. Идея обязать операторов платить лицензионные сборы за контент абсурдна, так как оператор связи только доставляет информацию по своей «трубе» — сети. А за содержание контента должны нести ответственность владельцы интернет-ресурсов и они же должны платить правообладателям».

Реализация законопроекта, как считают в пресс-службе «Акадо Телеком», повлечет огромные затраты операторов. Расходы придется зашивать в тариф. В ответ рынок, скорее всего, получит недовольство клиентов и переток абонентов. «Сегодня невозможно спрогнозировать, насколько повысится тариф, но эксперты говорят, что для пользователей процесс будет таким же болезненным, как и для операторов. Провайдерам потребуется специальное оборудование для отслеживания посещаемости интернет-ресурсов. С большой абонентской базой будет сложно сделать так, чтобы это не влияло на качественные характеристики предоставления услуг доступа в интернет. А небольшие интернет-провайдеры вряд ли смогут позволить себе оборудование стоимостью несколько сотен тысяч долларов».

Впрочем, некоторые эксперты в связи с инициативой все равно пророчат повышение тарифов на услуги интернет-связи для обычных пользователей на 5–10%. Таким образом, если пользователь платит за один канал доступа, к примеру, 400 руб. в месяц, то в случае утверждения законопроекта и оправдания пессимистичных прогнозов плата возрастет до 465 руб. в месяц, или на 780 руб. в год. С учетом того что у многих пользователей обычно несколько каналов доступа (компьютер, планшет, телефон), статьи затрат на пользование сетью у большей части интернетизированного населения страны к началу 2016 года могут значительно возрасти. Соня Соколова, создатель музыкального ресурса Звуки.ру, высказывается об этом в самом резком ключе: «Общий месседж таков, что “все воруют”, поэтому давайте обложим поборами всех разом».

Возникнут и другие проблемы. Во-первых, не все пользователи будут использовать объекты авторского и смежных прав, выложенные в сети по глобальной лицензии, а платить будут обязаны все. Это означает навязывание дополнительной услуги и прямо нарушает ч. 2 ст. 16 закона РФ «О защите прав потребителей». Во-вторых, с точки зрения развития бизнеса инициатива негативно скажется на развитии платного контента, а значит, и на борьбе с пиратством.

«Реализация законопроекта, скорее всего, приведет к нерентабельности широкого круга проектов, бизнес которых основан на реализации прав на легальный контент: от кинотеатров до онлайн-магазинов»,— прогнозирует аналитик РАЭК Карен Казарян. Как следствие, правообладатели и авторы также лишатся возможности получать большие, чем им предложит РСП, доходы.

Глобальная лицензия, по мнению господина Казаряна, вступает в противоречие с существующими принципами охраны интеллектуальной собственности, не соответствует международным обязательствам Российской Федерации, внутренне противоречива и недостаточно проработана. Это касается и прав иностранных правообладателей, и учета потребления контента в некоторых нетиповых случаях, «например при частичной или неуспешной загрузке пользователем цифрового контента, содержащего в себе множество объектов авторских прав (например, просмотр части фильма в режиме онлайн), или при многократной загрузке одного и того же экземпляра цифрового контента (например, при хранении пользователем контента на так называемом сетевом диске в сети Интернет)».

С ним согласен и Юрий Припачкин: «Механизм исполнения инициативы РСП непонятен. Неясно, например, каким образом провайдер сможет определить, что один абонент смотрит пиратский фильм, а другой — нет. Но даже если будет разработано специальное оборудование для отслеживания посещаемости интернет-ресурсов, это не решит вопрос маршрутизации трафика. При наличии большой абонентской базы определить, кто на какие сайты заходил и как часто, будет практически невозможно».

Большинство авторов, чьи права в конечном итоге призван охранять РСП, также достаточно негативно воспринимают предложенную союзом и Минкультом инициативу.

«В предлагаемом законопроекте есть откровенное нарушение прав потребителей. И если вдруг этот закон примут, нам, авторам, будет грустно и неприятно. Но самое интересное, что этот закон даст абсолютную свободу пиратству, так как пользователи будут считать, что дополнительно покупать музыку или фильмы уже не надо: за все уплочено»,— считает директор группы «Аукцыон» Сергей Васильев.

Впрочем, встречаются среди исполнителей и оптимистичные настроения. «Подобная одиозная инициатива,— мечтает Константин Максимюк, лидер группы “Где мое лето”,— сможет подготовить почву для создания и внедрения чего-то более адекватного желаниям автора и возможностям его аудитории. Предположим, благодаря ей появится техническая возможность устанавливать, какому ресурсу давать права бесплатного доступа к контенту, а с какого брать деньги и в каком объеме. Это создаст дополнительную ценность и для меня как автора». Впрочем, такие размышления скорее повод задуматься тем, кто сейчас находится в поиске идей новых сервисов, для создания которых совсем необязательно менять существующие правовые нормы.

В целом и Григорий Ивлиев, и представители коммерческих структур на данном этапе говорят о том, что законопроект в том виде, в каком он вынесен сейчас на обсуждение, еще недостаточно проработан.

«Важно дополнительно оценить возможные риски и исключить негативное воздействие концепции глобального лицензирования на борьбу с пиратством и дальнейшее развитие доступных лицензионных сервисов, которые осуществляют свою деятельность на основании прямых договоров с правообладателями»,— считает пресс-секретарь «Ростелекома» Андрей Поляков.

Несколько дней назад в эфире радиостанции «Вести FM» основной инициатор законопроекта Никита Михалков предложил во избежание домыслов провести публичное обсуждение инициативы. Глобальная лицензия, добавил он, поможет упорядочить возможность человека пользоваться чужой интеллектуальной собственностью. Однако, судя по количеству препятствий, которые придется преодолеть всем сторонам, так или иначе имеющим отношение к нововведению, пока что этот законопроект, напротив, вносит некоторый в хаос в систему, которая только-только начинает подстраиваться под новые реалии, связанные с легализацией потребления интернет-контента.