131 фз о местном самоуправлении полномочия

Федеральный закон от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (с изменениями и дополнениями)

Статья 5. Полномочия федеральных органов государственной власти в области местного самоуправления

См. комментарии к статье 5 настоящего Федерального закона

1. К полномочиям федеральных органов государственной власти в области местного самоуправления относятся:

определение общих принципов организации местного самоуправления в Российской Федерации, устанавливаемых настоящим Федеральным законом;

правовое регулирование по предметам ведения Российской Федерации и в пределах полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации прав, обязанностей и ответственности федеральных органов государственной власти и их должностных лиц, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и их должностных лиц в области местного самоуправления;

правовое регулирование прав, обязанностей и ответственности граждан, органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления по решению вопросов местного значения;

правовое регулирование прав, обязанностей и ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления при осуществлении отдельных государственных полномочий, которыми органы местного самоуправления наделены федеральными законами в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.

2. Осуществление исполнительно-распорядительных и контрольных полномочий федеральными органами государственной власти в отношении муниципальных образований и органов местного самоуправления допускается только в случаях и порядке, установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами.

3. В случае противоречия федеральных законов и (или) иных нормативных правовых актов Российской Федерации, регулирующих вопросы местного самоуправления, Конституции Российской Федерации, настоящему Федеральному закону применяются Конституция Российской Федерации и настоящий Федеральный закон.

Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 06.10.2003 N 131-ФЗ ст 19 (ред. от 27.12.2018)

Статья 19. Порядок наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями

1. Полномочия органов местного самоуправления, установленные федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, по вопросам, не отнесенным в соответствии с настоящим Федеральным законом к вопросам местного значения, являются отдельными государственными полномочиями, передаваемыми для осуществления органам местного самоуправления.

2. Наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями Российской Федерации осуществляется федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, отдельными государственными полномочиями субъектов Российской Федерации — законами субъектов Российской Федерации. Наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями иными нормативными правовыми актами не допускается.

Наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации законами субъектов Российской Федерации допускается, если это не противоречит федеральным законам.

3. Отдельные государственные полномочия, передаваемые для осуществления органам местного самоуправления, осуществляются органами местного самоуправления муниципальных районов и органами местного самоуправления городских округов, если иное не установлено федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации.

4. Органы местного самоуправления могут наделяться отдельными государственными полномочиями на неограниченный срок либо, если данные полномочия имеют определенный срок действия, на срок действия этих полномочий.

5. Финансовое обеспечение отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления, осуществляется только за счет предоставляемых местным бюджетам субвенций из соответствующих бюджетов.

Органы местного самоуправления имеют право дополнительно использовать собственные материальные ресурсы и финансовые средства для осуществления переданных им отдельных государственных полномочий в случаях и порядке, предусмотренных уставом муниципального образования.

6. Федеральный закон, закон субъекта Российской Федерации, предусматривающие наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями, должны содержать:

1) вид или наименование муниципального образования, органы местного самоуправления которого наделяются соответствующими полномочиями;

2) перечень прав и обязанностей органов местного самоуправления, а также прав и обязанностей органов государственной власти при осуществлении соответствующих полномочий;

3) способ (методику) расчета нормативов для определения общего объема субвенций, предоставляемых местным бюджетам из федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации для осуществления соответствующих полномочий, включая федеральные или региональные государственные минимальные социальные стандарты;

4) перечень подлежащих передаче в пользование и (или) управление либо в муниципальную собственность материальных средств, необходимых для осуществления отдельных государственных полномочий, передаваемых органам местного самоуправления, или порядок определения данного перечня;

5) порядок отчетности органов местного самоуправления об осуществлении переданных им отдельных государственных полномочий;

6) порядок осуществления органами государственной власти контроля за осуществлением отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления, и наименования органов, осуществляющих указанный контроль;

7) условия и порядок прекращения осуществления органами местного самоуправления переданных им отдельных государственных полномочий.

6.1. Закон субъекта Российской Федерации, предусматривающий наделение органов местного самоуправления государственными полномочиями Российской Федерации, переданными для осуществления органам государственной власти субъекта Российской Федерации, также должен содержать положения, определяющие:

1) права и обязанности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), связанные с осуществлением органами местного самоуправления переданных государственных полномочий Российской Федерации, аналогичные правам и обязанностям федеральных органов исполнительной власти, предусмотренным федеральным законом, в соответствии с которым осуществление указанных полномочий передается органам государственной власти субъектов Российской Федерации, и связанным с осуществлением переданных полномочий, в случае, если закрепление таких прав и обязанностей не противоречит федеральным законам;

2) права и обязанности органов местного самоуправления, связанные с осуществлением переданных им государственных полномочий Российской Федерации, аналогичные правам и обязанностям высшего должностного лица субъекта Российской Федерации (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации), предусмотренным федеральным законом, в соответствии с которым осуществление указанных полномочий передается органам государственной власти субъектов Российской Федерации, и связанным с осуществлением переданных полномочий, в случае, если закрепление таких прав и обязанностей не противоречит федеральным законам.

7. Утратил силу. — Федеральный закон от 29.06.2015 N 187-ФЗ.

8. Федеральные законы, законы субъектов Российской Федерации, предусматривающие передачу отдельных государственных полномочий органам местного самоуправления, могут содержать положения, предусматривающие обязанность органов местного самоуправления использовать по определенному назначению передаваемые в муниципальную собственность материальные объекты, необходимые для осуществления соответствующих полномочий.

Уставный суд Санкт-Петербурга

Постановление Уставного суда Санкт-Петербурга от 19 декабря 2016 года № 002/16-П — 27.12.2016

УСТАВНЫЙ СУД САНКТ-ПЕТЕРБУРГА
ИМЕНЕМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА
ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 декабря 2016 года № 002/16-П по делу о соответствии Уставу Санкт-Петербург а отдельных положений абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а от 23 сентября 2009 года № 420-79
«Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербург е» по запросу Муниципального Совета внутригородского муниципального образования Санкт-Петербург а муниципальный округ Юнтолово

Уставный суд Санкт-Петербург а в составе председателя Н. Ф. Гуцан, судей О. В. Герасиной, М. А. Матвеевой, И. В. Тимофеева, А. В. Шевченко, с участием представителей заявителя Ж. Р. Горячкиной, Е. В. Костровой, представителей Губернатора Санкт-Петербург а В. А. Гучинского, А. В. Каменецкой,

руководствуясь положениями пункта 5 статьи 50 Устава Санкт-Петербург а, пункта «а» статьи 3, статей 30, 63, 72, 73 и 74 Закона Санкт-Петербург а «Об Уставном суде Санкт-Петербург а», рассмотрел в открытом судебном заседании дело о соответствии Уставу Санкт-Петербург а отдельных положений абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а от 23 сентября 2009 года № 420-79 «Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербург е».

Поводом к рассмотрению дела послужил запрос Муниципального Совета внутригородского муниципального образования Санкт-Петербург а муниципальный округ Юнтолово о соответствии Уставу Санкт-Петербург а отдельных положений абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а от 23 сентября 2009 года № 420-79 «Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербург е».

Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Уставу Санкт-Петербург а отдельные положения абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а от 23 сентября 2009 года № 420-79 «Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербург е».

Заслушав сообщение судьи-докладчика М. А. Матвеевой, выступления представителей заявителя Ж. Р. Горячкиной, Е. В. Костровой, представителей Губернатора Санкт-Петербург а В. А. Гучинского, А. В. Каменецкой, исследовав представленные документы и иные материалы дела, Уставный суд Санкт-Петербург а

1. Положениями подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а от 23 сентября 2009 года № 420-79 «Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербург е» (далее — Закон Санкт-Петербург а № 420-79) к вопросам местного значения отдельных внутригородских муниципальных образований Санкт-Петербург а, в том числе внутригородского муниципального образования Санкт-Петербург а муниципальный округ Юнтолово, отнесено осуществление благоустройства территории внутригородского муниципального образования Санкт-Петербург а, включающее участие в пределах своей компетенции в обеспечении чистоты и порядка на территории внутригородского муниципального образования Санкт-Петербург а, включая ликвидацию несанкционированных свалок бытовых отходов, мусора и уборку территорий, водных акваторий, тупиков и проездов, не включенных в адресные программы, утвержденные исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербург а.

Решением Приморского районного суда города Санкт-Петербург а от 20 мая 2013 года по делу № 2-7289/13, оставленным без изменения апелляционным определением Санкт-Петербург ского городского суда от 05 сентября 2013 года № 33-13203/2013, удовлетворены требования природоохранного прокурора Санкт-Петербург а к Местной Администрации внутригородского муниципального образования Санкт-Петербург а муниципальный округ Юнтолово об обязании утвердить адресную программу по уборке водных объектов на 2013 год: река Глухарка, река Каменка, пруд на Парашютно-Мартыновской, пруды буферные верхний и средний в Юнтоловском заказнике, Орловский карьер, и провести уборку их акваторий. Суд общей юрисдикции пришел к выводу, что поскольку спорные водные объекты расположены на территории внутригородского муниципального образования Санкт-Петербург а муниципальный округ Юнтолово (далее — муниципальное образование муниципальный округ Юнтолово) и не включены в адресную программу по уборке водных объектов от наплавных загрязнений и мусора, утвержденную Комитетом по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности, в силу положений подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а № 420-79 уборка акваторий указанных водных объектов должна осуществляться Местной Администрацией муниципального образования муниципальный округ Юнтолово.

Смотрите так же:  Можно разорвать договор дарения

Согласно позиции Контрольно-счетной палаты Санкт-Петербург а мероприятия по уборке акваторий должны осуществляться с учетом положений Водного кодекса Российской Федерации, которыми, в частности, установлено, что осуществление мероприятий по охране водных объектов или их частей, находящихся в федеральной собственности и расположенных на территории субъектов Российской Федерации, а также находящихся в собственности субъектов Российской Федерации, входит в компетенцию органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации. В компетенцию органов местного самоуправления внутригородских муниципальных образований Санкт-Петербург а (далее — муниципальные образования Санкт-Петербург а) входят полномочия по осуществлению мероприятий по охране водных объектов только в отношении объектов, находящихся в муниципальной собственности. При этом Водным кодексом Российской Федерации не предусмотрена передача полномочий Российской Федерации по осуществлению мер по охране водных объектов или их частей, находящихся в федеральной собственности, органам местного самоуправления. Также не предусмотрена и передача органам местного самоуправления аналогичных полномочий субъектов Российской Федерации. Соответствующая позиция выражена Контрольно-счетной палатой Санкт-Петербург а в заключении от 03 декабря 2014 года, составленном на проект решения Муниципального Совета муниципального образования муниципальный округ Юнтолово «Об утверждении бюджета муниципального образования МО Юнтолово на 2015 год», а также в обзоре типичных нарушений, выявленных в результате экспертизы проектов местных бюджетов на 2016 и плановый период 2017 и 2018 годов, проведенной в отношении ста десяти муниципальных образований Санкт-Петербург а.

19 июля 2016 года Муниципальный Совет муниципального образования муниципальный округ Юнтолово обратился в Уставный суд Санкт-Петербург а с запросом о соответствии Уставу Санкт-Петербург а отдельных положений абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а № 420-79. В запросе указано на несоответствие данных положений Закона Санкт-Петербург а № 420-79 в части слов «уборка водных акваторий, не включенных в адресные программы, утвержденные исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербург а» Уставу Санкт-Петербург а, его положениям пункта 1 статьи 4, статьи 60, пункта 1 статьи 62, пунктов 2 и 3 статьи 63, статей 64 и 66.

По мнению заявителя, оспариваемые положения ограничивают самостоятельность местного самоуправления, нарушают права муниципального образования муниципальный округ Юнтолово, поскольку в силу своей неопределенности допускают возложение на органы местного самоуправления муниципального образования муниципальный округ Юнтолово обязанности производить уборку акваторий водных объектов, находящихся в федеральной собственности и собственности Санкт-Петербург а, при том, что органы местного самоуправления указанного муниципального образования не должны содержать эту собственность. В этой связи, представители заявителя пояснили, что органы местного самоуправления муниципального образования муниципальный округ Юнтолово вынуждены уменьшать расходы на финансирование иных вопросов местного значения. С 2015 года в муниципальном образовании муниципальный округ Юнтолово не утверждается адресная программа по уборке акваторий, поскольку включение в проект местного бюджета средств на уборку акваторий Контрольно-счетная палата Санкт-Петербург а рассматривает как нарушение законодательства.

Таким образом, заявитель фактически оспаривает установленное законодателем Санкт-Петербург а правовое регулирование, возлагающее на муниципальные образования Санкт-Петербург а уборку акваторий.

Оспариваемое заявителем правовое регулирование состоит из находящихся в нормативном единстве и подлежащих применению во взаимосвязи положений абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а № 420-79, согласно которым к вопросам местного значения муниципальных образований Санкт-Петербург а относится участие в пределах своей компетенции в уборке водных акваторий, не включенных в адресные программы, утвержденные исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербург а.

Согласно позиции представителя Законодательного Собрания Санкт-Петербург а А. Р. Уланова, выраженной в поступившем в Уставный суд Санкт-Петербург а ходатайстве от 10 октября 2016 года, Законодательное Собрание Санкт-Петербург а по существу требований, заявленных Муниципальным Советом муниципального образования муниципальный округ Юнтолово, возражений не имеет.

Согласно позиции представителей Губернатора Санкт-Петербург а В. А. Гучинского, А. В. Каменецкой оспариваемые положения установлены законодателем Санкт-Петербург а в пределах его компетенции и соответствуют Уставу Санкт-Петербург а. Уборка акваторий, не включенных в адресные программы, утвержденные исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербург а, должна осуществляться органами местного самоуправления муниципальных образований Санкт-Петербург а в рамках полномочий органов местного самоуправления городских округов в области обращения с отходами производства и потребления. Соответствующие полномочия установлены положениями пункта 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июня 1998 года № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» и пункта 24 части 1 статьи 16 Федерального закона от 06 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 131-ФЗ) и предусмотрены оспариваемыми законоположениями в качестве вопроса местного значения муниципальных образований Санкт-Петербург а.

В судебном заседании представители Губернатора Санкт-Петербург а пояснили, что утверждение адресных программ по уборке акваторий (далее – адресные программы), а также уборка акваторий, вошедших в указанные адресные программы, возложены на Комитет по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности (далее – Комитет). Утверждение адресных программ и уборку акваторий Комитет осуществляет на основании предоставленных ему полномочий по охране водных объектов, тогда как уборка акваторий органами местного самоуправления муниципальных образований Санкт-Петербург а охраной водных объектов не является и относится к сфере благоустройства территории муниципального образования Санкт-Петербург а. При этом и Комитет, и органы местного самоуправления муниципальных образований Санкт-Петербург а должны руководствоваться Правилами уборки и очистки акваторий и водоохранных зон водотоков, водоемов и морского побережья Санкт-Петербург а от наплавных загрязнений, мусора и водорослей, утвержденными распоряжением Комитета от 01 июля 2004 года № 31-р «О содержании акватории и прибрежных защитных полос водоохранных зон на территории Санкт-Петербург а».

На основании изложенного Уставный суд Санкт-Петербург а приходит к выводу, что обнаруживается неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Уставу Санкт-Петербург а оспариваемые заявителем положения абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а № 420-79.

Согласно положениям пунктов 1 и 2 статьи 63 Закона Санкт-Петербург а «Об Уставном суде Санкт-Петербург а» Уставный суд Санкт-Петербург а принимает решение по делу, оценивая как буквальный смысл рассматриваемого акта, так и смысл, придаваемый ему официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из его места в системе правовых актов; только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, легитимность которой подвергается сомнению. Уставный суд Санкт-Петербург а при принятии решения не связан основаниями и доводами, изложенными в обращении.

2. В Российской Федерации как социальном государстве, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, земля и другие природные ресурсы используются и охраняются как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (часть 1 статьи 7, часть 1 статьи 9 Конституции Российской Федерации). Конституция Российской Федерации, провозглашая человека, его права и свободы высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защиту – обязанностью государства (статья 2), гарантирует реализацию в Российской Федерации прав и свобод человека и гражданина с учетом принципа равенства (часть 1 статьи 19).

Конституция Российской Федерации закрепляет право каждого на благоприятную окружающую среду (статья 42). Защита указанного права возложена Конституцией Российской Федерации как на Российскую Федерацию, так и на субъекты Российской Федерации (пункт «б» части 1 статьи 72). К совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации также относятся охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности; водное законодательство и законодательство об охране окружающей среды (пункты «д» и «к» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации).

Конституция Российской Федерации признает и гарантирует местное самоуправление, которое в пределах своих полномочий самостоятельно и органы которого не входят в систему органов государственной власти (статья 12). В соответствии с положениями статьи 130 Конституции Российской Федерации местное самоуправление обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения как непосредственно, так и через представительство в органах местного самоуправления. Устанавливая основы компетенции органов местного самоуправления (статья 132), Конституция Российской Федерации не предопределяет, однако, исчерпывающий перечень вопросов местного значения, нормативное наполнение которых возложено на законодателя (пункт «н» части 1 статьи 72, часть 2 статьи 76).

Законодатель, закрепляя в Федеральном законе № 131-ФЗ, правовые основы компетенции органов местного самоуправления, в том числе вопросы местного значения и полномочия органов местного самоуправления по их решению, предусмотрел возможность учета особенностей местного самоуправления в субъектах Российской Федерации – городах федерального значения. Согласно положениям части 3 статьи 79 Федерального закона № 131-ФЗ перечень вопросов местного значения, источники доходов местных бюджетов внутригородских муниципальных образований городов федерального значения определяются законами субъектов Российской Федерации — городов федерального значения исходя из необходимости сохранения единства городского хозяйства (абзац первый); предусмотренные федеральными законами полномочия органов местного самоуправления по решению вопросов местного значения осуществляются органами местного самоуправления внутригородских муниципальных образований городов федерального значения в том случае, если соответствующие вопросы определены как вопросы местного значения законами субъектов Российской Федерации — городов федерального значения (абзац второй).

Смотрите так же:  Залог работа новосибирск

Уставом Санкт-Петербург а установлено, что в совместном ведении Российской Федерации и Санкт-Петербург а находятся защита прав и свобод человека и гражданина (подпункт 2 пункта 1 статьи 11); охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности (подпункт 5 пункта 1 статьи 11); водное законодательство и законодательство об охране окружающей среды (подпункт 10 пункта 1 статьи 11).

В соответствии с положениями пункта 2 статьи 11 Устава Санкт-Петербург а по предметам совместного ведения Российской Федерации и Санкт-Петербург а принимаются законы Санкт-Петербург а в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

Из положений подпункта 2 пункта 1 статьи 11 Устава Санкт-Петербург а в их взаимосвязи с преамбулой следует, что Уставом Санкт-Петербург а гарантируется конституционное право каждого на благоприятную окружающую среду.

Положениями Устава Санкт-Петербург а, отражающими и развивающими конституционное понимание местного самоуправления, в частности предусмотрено, что местное самоуправление в Санкт-Петербург е осуществляется в границах муниципальных образований Санкт-Петербург а исходя из интересов населения соответствующих муниципальных образований Санкт-Петербург а (пункт 1 статьи 59); муниципальным образованием Санкт-Петербург а является часть территории Санкт-Петербург а, в границах которой местное самоуправление в Санкт-Петербург е осуществляется населением муниципального образования Санкт-Петербург а непосредственно и(или) через выборные и иные органы местного самоуправления в Санкт-Петербург е (пункт 2 статьи 59); органы местного самоуправления в Санкт-Петербург е — избираемые непосредственно населением муниципального образования Санкт-Петербург а и(или) образуемые представительным органом муниципального образования Санкт-Петербург а органы, наделенные собственными полномочиями по решению вопросов местного значения (пункт 1 статьи 62).

Из приведенных нормативных положений следует, что Уставом Санкт-Петербург а гарантируется осуществление местного самоуправления как публично-территориальной самоорганизации населения по месту жительства, призванной обеспечивать ему самостоятельное и под свою ответственность решение вопросов местного значения, в том числе реализацию конституционных прав и свобод человека и гражданина.

В соответствии с положениями пункта 2 статьи 63 Устава Санкт-Петербург а определение перечня вопросов местного значения для каждого муниципального образования Санкт-Петербург а относится к полномочиям законодателя Санкт-Петербург а.

Осуществляя соответствующее правовое регулирование, законодатель Санкт-Петербург а не может, однако, действовать произвольно. Руководствуясь вытекающим из гарантируемого Уставом Санкт-Петербург а (преамбула, подпункт 2 пункта 1 статьи 11) конституционного принципа равенства всех перед законом требованием формальной определенности правовых норм, законодатель Санкт-Петербург а должен стремиться к тому, чтобы компетенция муниципальных образований Санкт-Петербург а была определена ясным, четким и непротиворечивым образом, в том числе с точки зрения используемой законодателем юридической терминологии, а правовое регулирование позволяло бы разграничить вопросы местного значения, решение которых возложено на органы местного самоуправления муниципальных образований Санкт-Петербург а, и вопросы государственного значения, решение которых возложено на органы государственной власти Санкт-Петербург а. Такое понимание принципа юридического равенства согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, содержащейся в том числе в постановлениях от 29 марта 2011 года № 2-П по делу о проверке конституционности положения пункта 4 части 1 статьи 16 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в связи с жалобой муниципального образования – городского округа «Город Чита» и от 26 апреля 2016 года № 13-П по делу о проверке конституционности пункта 18 части 1 статьи 14 и пункта 14 части 1 статьи 15 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в связи с жалобой администрации муниципального образования «Нерюнгринский район».

3. Согласно оспариваемым заявителем положениям абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а № 420-79 к вопросам местного значения муниципальных образований Санкт-Петербург а относится участие в пределах своей компетенции в уборке водных акваторий, не включенных в адресные программы, утвержденные исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербург а.

Законодатель Санкт-Петербург а в указанных положениях использовал понятие «уборка водных акваторий». Содержание данного понятия в законодательстве Санкт-Петербург а не раскрывается.

В федеральном законодательстве применительно к водным объектам понятие «уборка водных акваторий» не используется. Положениями Водного кодекса Российской Федерации закреплено понятие «акватория», под которым понимается водное пространство в пределах естественных, искусственных или условных границ (пункт 1 статьи 1); также определено понятие «водный объект», согласно которому это — природный или искусственный водоем, водоток либо иной объект, постоянное или временное сосредоточение вод в котором имеет характерные формы и признаки водного режима (пункт 4 статьи 1). Правовое регулирование отношений, связанных с ликвидацией последствий загрязнения и засорения поверхностных водных объектов, осуществляется водным законодательством Российской Федерации и охватывается понятием «охрана водных объектов» (глава 6). При этом под «охраной водных объектов» – понимается система мероприятий, направленных на сохранение и восстановление водных объектов (пункт 17 статьи 1).

Состав мероприятий по охране поверхностных водных объектов определен Правилами охраны поверхностных водных объектов, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 05 февраля 2016 года № 79 (далее – Правила охраны) в соответствии с положениями статьи 55 Водного кодекса Российской Федерации.

Из положений подпунктов «б» и «з» пункта 4 указанных Правил следует, что перечень мероприятий по охране поверхностных водных объектов содержит в том числе ликвидацию их засорения и загрязнения, извлечение объектов механического засорения, и не является исчерпывающим.

Следовательно, правовой режим охраны водных объектов, установленный федеральным законодательством, не исключает осуществление иных помимо перечисленных в Правилах охраны мероприятий, направленных на сохранение и восстановление водных объектов.

Уставным судом Санкт-Петербург а установлено, что предусмотренные оспариваемыми законоположениями адресные программы по уборке акваторий утверждаются Комитетом на основании пунктов 3.9 и 3.33-30 Положения о Комитете, утвержденного постановлением Правительства Санкт-Петербург а от 06 апреля 2004 года № 530, предусматривающих полномочия Комитета разрабатывать и реализовывать региональные программы в области охраны окружающей среды, в том числе разрабатывать и реализовывать в установленном порядке программы по использованию и охране водных объектов или их частей, расположенных на территории Санкт-Петербург а, и полномочия участвовать в осуществлении мер по охране водных объектов, находящихся в собственности Санкт-Петербург а. Указанные нормативные положения являются основанием для уборки Комитетом акваторий, вошедших в утвержденные им адресные программы.

Распоряжением Комитета от 10 июля 2004 года № 31-р утверждены Правила уборки и очистки акваторий и водоохранных зон водотоков, водоемов и морского побережья Санкт-Петербург а от наплавных загрязнений, мусора и водорослей (далее — Правила уборки и очистки акваторий), имеющие рекомендательный характер как для органов исполнительной власти Санкт-Петербург а, так и для органов местного самоуправления муниципальных образований Санкт-Петербург а (пункт 1.2). Указанные Правила были разработаны Комитетом в соответствии с положениями Водного кодекса Российской Федерации от 16 ноября 1995 года № 167-ФЗ, которыми предусматривалось проведение водоохранных мероприятий, включая ликвидацию загрязнения и засорения водных объектов.

Учитывая изложенное, Уставный суд Санкт-Петербург а приходит к выводу о том, что в системе действующего правового регулирования с учетом установленных Водным кодексом Российской Федерации понятий «акватория», «водный объект», «охрана водных объектов», мероприятия по уборке акваторий охватываются правовым режимом охраны водных объектов.

Положения Федерального закона от 24 июня 1998 года № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления», закрепляющие полномочия органов местного самоуправления в области обращения с отходами производства и потребления, не предопределяют характера и пределов полномочий органов местного самоуправления муниципальных образований Санкт-Петербург а в области уборки акваторий водных объектов. Закон Санкт-Петербург а от 23 декабря 2015 года № 891-180 «О благоустройстве в Санкт-Петербург е» не относит водные объекты к объектам или элементам благоустройства.

Следовательно, нормативное содержание положений абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а № 420-79, согласно которым уборка акваторий возлагается на муниципальные образования Санкт-Петербург а в пределах их компетенции, подлежит уяснению во взаимосвязи с положениями водоохранного законодательства.

3.1. В соответствии с положениями Водного кодекса Российской Федерации компетенция муниципальных образований в сфере охраны водных объектов определяется на основе единообразного, не дифференцированного по видам муниципальных образований подхода, согласно которому к полномочиям органов местного самоуправления относится осуществление мероприятий по охране водных объектов, находящихся в собственности соответствующих муниципальных образований (часть 1 статьи 7.1, часть 1 статьи 27, часть 1 статьи 55). Осуществление мероприятий по охране водных объектов, находящихся в федеральной собственности и собственности субъектов Российской Федерации, Водным кодексом Российской Федерации возложено на органы государственной власти субъектов Российской Федерации, за исключением случаев, когда соответствующие полномочия Российской Федерации не передаются для осуществления органам государственной власти субъектов Российской Федерации (пункт 11 статьи 25, части 1 и 2 статьи 26, часть 1 статьи 55). При этом ни Водный кодекс Российской Федерации, ни законодательство в области охраны окружающей среды не связывают решение вопроса о характере и объеме полномочий органов местного самоуправления в сфере охраны водных объектов с принадлежностью отходов, загрязняющих водные объекты, к производным жизнедеятельности данного местного сообщества.

Смотрите так же:  Как оканчивают алименты

Таким образом, с одной стороны, из положений абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а № 420-79 во взаимосвязи с действующим законодательством следует, что вопрос о пределах компетенции муниципальных образований Санкт-Петербург а в сфере уборки акваторий должен решаться на основе определения правообладателя водного объекта, расположенного на территории соответствующего муниципального образования Санкт-Петербург а. С другой стороны, формулируя оспариваемые правовые предписания, законодатель Санкт-Петербург а не только указал на необходимость соблюдения пределов компетенции муниципальных образований Санкт-Петербург а в сфере уборки водных объектов, но также предусмотрел, что органы местного самоуправления муниципальных образований Санкт-Петербург а осуществляют уборку тех акваторий, которые не включены в адресные программы, утвержденные исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербург а.

Из пояснений представителей Губернатора Санкт-Петербург а В. А. Гучинского и А. В. Каменецкой следует, что критерием для включения водных объектов в адресную программу, утверждаемую Комитетом, является их размер. Водные объекты, не вошедшие в указанную адресную программу, подлежат включению в адресные программы по уборке акваторий от наплавного мусора, которые утверждаются органами местного самоуправления муниципальных образований Санкт-Петербург а во исполнение положений абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а № 420-79. Компетенция муниципальных образований Санкт-Петербург а в сфере уборки акваторий зависит от содержания адресной программы, утвержденной Комитетом, которая в то же время фактически выступает основанием для формирования бюджетов муниципальных образований Санкт-Петербург а в части, касающейся финансового обеспечения уборки акваторий. Если к моменту утверждения бюджета муниципального образования Санкт-Петербург а адресная программа Комитетом не утверждена, то уборка всех акваторий должна включаться в соответствующую муниципальную адресную программу.

Уставным судом Санкт-Петербург а исследованы представленные В. А. Гучинским адресные программы, на которых отсутствует дата их утверждения и регистрационный номер. Правовые акты об утверждении соответствующих адресных программ не издавались. Адресные программы подписаны председателем Комитета.

В. А. Гучинский пояснил, что каких-либо сроков утверждения Комитетом адресной программы на очередной год не предусмотрено. Несмотря на то, что адресные программы не утверждаются правовым актом Комитета, они являются обязательными к исполнению и доводятся до сведения муниципальных образований Санкт-Петербург а путем их размещения на официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет». Адресная программа по уборке акваторий на 2016 год была размещена на указанном сайте в марте 2016 года. По мнению А. В. Каменецкой, адресные программы не являются правовыми актами, в то же время их издание следует рассматривать как юридически значимое действие органа исполнительной власти Санкт-Петербург а.

Таким образом, оспариваемые заявителем законоположения по существу наделяют исполнительный орган государственной власти Санкт-Петербург а полномочием определять компетенцию муниципальных образований Санкт-Петербург а в сфере охраны водных объектов, разграничивая на основе адресных программ акватории, уборка которых относится к вопросам государственного значения, и акватории, подлежащие уборке органами местного самоуправления муниципальных образований Санкт-Петербург а за счет собственных сил и средств, при том, что формирование указанных адресных программ не связано с решением вопроса о правообладателе того или иного водного объекта.

Из изложенного следует, что положения абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а № 420-79 содержат неопределенность, порождаемую внутренней рассогласованностью обращенного к муниципальным образованиям Санкт-Петербург а нормативного предписания осуществлять уборку акваторий, не включенных в адресные программы, утвержденные исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербург а, действуя вместе с тем в пределах своей компетенции, содержание которой в системе действующего правового регулирования определяется водоохранным законодательством.

3.2. Положениями Федерального закона от 10 января 2002 года № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» предусмотрено, что охрана водного объекта направлена на его сохранение как природного ресурса, а также на обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения (абзацы четвертый, пятый и девятый статьи 1, пункты 5 и 6 статьи 2, статьи 4, 16, 40, 42, 43 и 51). Согласно положениям Федерального закона от 30 марта 1999 года № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» требования, которые предъявляются к водным объектам санитарно-эпидемиологическим законодательством, призваны предотвратить превращение водных объектов в источники биологических, химических и физических факторов вредного воздействия на человека (пункты 1, 4 статьи 18).

Следовательно, уборка акваторий, возложенная оспариваемыми законоположениями на муниципальные образования Санкт-Петербург а, имеет своей целью создание благоприятных экологических и санитарно-эпидемиологических условий жизнедеятельности населения по месту жительства, и тем самым обеспечение в Санкт-Петербург е права каждого на благоприятную окружающую среду.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что надлежащее исполнение органами местного самоуправления обязанностей по решению вопросов обеспечения жизнедеятельности населения конкретного муниципального образования является императивом демократического правового государства в сфере организации муниципальной публичной власти (в частности, постановления от 02 апреля 2002 года № 7-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Закона Красноярского края «О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления» и Закона Корякского автономного округа «О порядке отзыва депутата представительного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления в Корякском автономном округе» в связи с жалобами заявителей А. Г. Злобина и Ю. А. Хнаева и от 26 апреля 2016 года № 13-П по делу о проверке конституционности пункта 18 части 1 статьи 14 и пункта 14 части 1 статьи 15 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» в связи с жалобой администрации муниципального образования «Нерюнгринский район»). В силу неопределенности оспариваемых заявителем положений абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а № 420-79 механизм их действия не может быть понят ясным и не противоречивым образом, что не обеспечивает соблюдение принципа равенства всех перед законом и в этой связи не гарантирует реализацию в Санкт-Петербург е права населения на осуществление местного самоуправления и права каждого на благоприятную окружающую среду.

Поскольку неопределенность правового регулирования происходит из буквального понимания оспариваемых законоположений, которое определяется, в том числе, смысловым единством их содержания, она не может быть преодолена Уставным судом Санкт-Петербург а путем придания правовому регулированию значения, соответствующего Уставу Санкт-Петербург а.

На основании изложенного, Уставный суд Санкт-Петербург а приходит к выводу, что оспариваемые заявителем положения абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а № 420-79 не соответствуют Уставу Санкт-Петербург а, его положениям преамбулы, подпункта 2 пункта 1 статьи 11, пункта 1 статьи 59, пункта 1 статьи 62.

Руководствуясь положениями статьи 5, пункта 1 статьи 61, статей 62, 63, 64, 67, 68 и 75 Закона Санкт-Петербург а «Об Уставном суде Санкт-Петербург а», Уставный суд Санкт-Петербург а

1. Признать положения абзаца одиннадцатого подпункта 9 пункта 2 статьи 10 Закона Санкт-Петербург а от 23 сентября 2009 года № 420-79 «Об организации местного самоуправления в Санкт-Петербург е», в той части, в которой к вопросам местного значения внутригородских муниципальных образований Санкт-Петербург а отнесено участие в пределах своей компетенции в уборке водных акваторий, не включенных в адресные программы, утвержденные исполнительными органами государственной власти Санкт-Петербург а, не соответствующими Уставу Санкт-Петербург а, его положениям преамбулы, подпункта 2 пункта 1 статьи 11, пункта 1 статьи 59, пункта 1 статьи 62.

2. Согласно пункту 1 статьи 68 Закона Санкт-Петербург а «Об Уставном суде Санкт-Петербург а» настоящее постановление окончательно, обжалованию не подлежит и вступает в законную силу немедленно после его провозглашения.

3. Согласно статье 5 Закона Санкт-Петербург а «Об Уставном суде Санкт-Петербург а» решение Уставного суда Санкт-Петербург а, вступившее в законную силу, обязательно для органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, должностных лиц и граждан и подлежит неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Законы Санкт-Петербург а и иные нормативные правовые акты либо отдельные их части, признанные Уставным судом Санкт-Петербург а противоречащими Уставу Санкт-Петербург а, считаются недействительными со дня провозглашения решения Уставного суда Санкт-Петербург а.

4. Согласно статье 75 Закона Санкт-Петербург а «Об Уставном суде Санкт-Петербург а» признание нормативного правового акта либо отдельного его положения (положений) не соответствующими Уставу Санкт-Петербург а является основанием для отмены в установленном порядке положений других нормативных правовых актов, основанных на нормативном правовом акте, признанном не соответствующим Уставу Санкт-Петербург а, либо воспроизводящих его.

5. Согласно статье 67 Закона Санкт-Петербург а «Об Уставном суде Санкт-Петербург а» настоящее постановление подлежит официальному опубликованию в газете « Санкт-Петербург ские ведомости» в течение 14 дней после его провозглашения.

Председатель
Уставного суда Санкт-Петербург а Н. Ф. Гуцан

Судьи
Уставного суда Санкт-Петербург а О. В. Герасина

М. А. Матвеева
И. В. Тимофеев
А. В. Шевченко